А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Горбун лорда Кромвеля" (страница 39)

   Я поднял бровь. Вот так всегда: стоит людям узнать, что я собираюсь нанести визит Кромвелю, у них сразу появляется ко мне какая-нибудь просьба.
   Это только на тот случай, если у вас будет такая возможность, – продолжал рассыпаться в любезностях он. – Не будете ли вы так добры попросить его посылать мне поменьше бумажной работы? Всю эту неделю я просиживаю до позднего вечера, составляя отчеты по изготовлению оружия. А между тем мне доподлинно известно, что у них в ведомстве уже имеются все необходимые сведения на этот счет.
   – Я постараюсь для вас что-нибудь сделать, – улыбнулся я. – Хотя вы должны понимать, что без отчетов в наши дни никак не обойтись. Это своего рода знамение нашего времени. И невозможно идти против течения.
   – Однако этот бумажный поток в конечном счете нас потопит, – горько заметил он.

   Дом лорда Кромвеля, который он построил несколько лет назад, представлял собой внушительный замок из красного кирпича. В нем проживали не только его сын и жена, но десятки юных сынов его подопечных, которых он взял к себе на обучение. Мне уже доводилось там бывать прежде. Дом напоминал в миниатюре королевский двор со множеством слуг учителей, чиновников и бесконечных посетителей. Когда я приблизился к нему, то заметил толпящихся у входа оборванцев. Слепой босоногий старик, протягивая руку, беспрестанно повторял:
   – Подайте на пропитание. Подайте на пропитание.
   Я слыхал, что Кромвель, желая завоевать авторитет среди бедного населения Лондона, велел своим слугам раздавать милостыню через боковые ворота. Однако увиденная мною сцена вызвала у меня неприятное впечатление, ибо напомнила о дне подаяний в монастыре.
   Оставив лошадь в конюшне, я в сопровождении управляющего, добродушного человека по имени Блитмен, вошел в дом. Сообщив, что лорд Кромвель немного задерживается, он предложил мне вина.
   – С удовольствием, – ответил я.
   – Скажите, сэр, не желаете ли вы взглянуть на леопарда лорда Кромвеля? Господин обожает, когда посетители смотрят на его питомца. Он в клетке на заднем дворе.
   – Да, я слыхал о том, что он недавно приобрел подобного зверя. Покорно благодарю за предложение.
   И он повел меня через деловую часть дома на задний двор. Никогда прежде мне не доводилось видеть леопарда, несмотря на то что я неоднократно слышал об этих легендарных пятнистых существах, которые могут перегнать ветер. Едва Блитмен с довольной улыбкой на устах вывел меня из дома, как в нос мне ударил сильный запах зверя, и почти одновременно с этим я оказался перед металлической клеткой площадью около двадцати квадратных футов. На ее каменном полу были разбросаны куски мяса, меж которых сновала туда-сюда огромная кошка. Ее тощая, но весьма мощная мускулатура, покрытая блестящей, с золотыми и черными пятнами, шкурой, свидетельствовала об огромной и жестокой силе. Как только леопард меня учуял, он сразу же обернулся и зарычал обнажив свои огромные желтые клыки.
   – Страшный зверь, – сказал я.
   – Моему господину он обошелся в пятнадцать фунтов стерлингов.
   Большая кошка села и уставилась на нас, время от времени издавая грозный рык.
   – Как его зовут? – осведомился я.
   – О, никак. Было бы не по-божески давать такому монстру христианское имя.
   – Бедняга. Ему, должно быть, холодно.
   Из дома вышел мальчик в ливрее и, приблизившись к Блитмену, что-то шепнул ему на ухо.
   – Лорд Кромвель вернулся, – сообщил тот. – Пройдемте. Он ждет вас в своем кабинете.
   Бросив на леопарда прощальный взгляд, я вслед за Блитменом пошел в дом, отметив про себя, что господин Кромвель тоже пользуется репутацией человека страшного и беспощадного. Интересно, не преследовал ли он в приобретении данного зверя некий преднамеренный умысел?

   Рабочая комната лорда Кромвеля с заваленными всякими документами столами представляла собой уменьшенную копию его кабинета в Вестминстере. Обыкновенно у нее был весьма унылый вид, но в этот день обстановку скрашивали солнечные блики, переливавшиеся на снегу раскинувшегося за окном сада. Проникая внутрь, они падали на лицо сидевшего за столом Кромвеля, еще сильнее подчеркивая его и без того грубую лепку. Когда я вошел, он бросил на меня весьма враждебный взгляд, который не предвещал мне ничего хорошего. Это было понятно и по его плотно сжатому рту и грозно выдвинутому вперед подбородку.
   – Я ждал от вас вестей гораздо раньше, – холодно произнес он, не предложив мне даже сесть. – девять дней. А дело, судя по вашему виду, до сих пор не сдвинулось с места. – Его взгляд упал на мой меч. – Господи помилуй, да как вы осмелились войти ко мне с оружием?
   – О нет, милорд, – стал объяснять я, поспешно вытаскивая его из ножен. – Это улика. Я должен был ее вам представить.
   Я положил меч на стол рядом с иллюстрированной Библией, переведенной на английский язык, которая была открыта как раз на той странице, где были изображены объятые пламенем Содом и Гоморра.
   Вслед за этим я поведал ему все, что мне удалось узнать за последние несколько дней, проведенных в Скарнси. Я рассказал ему о смерти Саймона и Габриеля, о найденном в пруду трупе девушки по имени Орфан Стоунгарден, о предложении аббата сдаться, о моих подозрениях относительно земельных сделок и наконец о письме Джерома, которое я в знак доказательства в конце своего доклада протянул Кромвелю. На протяжении всего времени, за исключением нескольких минут, пока он читал письмо, я находился под прицелом его испытующего взгляда. Когда я закончил говорить, он презрительно фыркнул:
   – Господи Иисусе, да там у вас такое творится, что почище Бедлама будет. Надеюсь, к вашему возвращению ваш юный помощник еще не отправится к праотцам, – грубо добавил он. – Сколько мне пришлось потратить времени, чтобы правдами и неправдами отозвать Рича, и все впустую!
   – Я счел необходимым сообщить вам о случившемся, милорд. В особенности после того, как обнаружил это письмо.
   Он что-то про себя буркнул.
   – Надо было Грею напомнить мне об этом картезианце О том, что он находится там, в монастыре. Впрочем с братом Джеромом мы еще разберемся. Что же касается писем, адресованных Эдварду Сеймуру, то они меня не слишком заботят. Теперь, когда королева мертва, семейство Сеймуров ищет моего покровительства. – Он подался вперед. – Больше всего меня тревожат неразгаданные смерти. Им надлежит положить конец. Я не хочу, чтобы были нарушены мои дальнейшие переговоры. Монастырь в Льюисе собирается добровольно сложить свои полномочия.
   – Неужели?
   – Я получил эти сведения только вчера. Документы об официальном его закрытии будут подписаны на ближайшей неделе. Именно по поводу данного дела я имел сегодня встречу с герцогом Норфолкским. Мы договорились с ним поделить земли между собой. По данным вопросам король не имеет никаких возражений.
   – Надеюсь, вам удастся заключить выгодную сделку.
   – Непременно. Имения в Сассексе перейдут ко мне, а в Норфолке – герцогу. Недалек тот час, когда жажда владения землей заставит заклятых врагов сесть за стол переговоров. – Он усмехнулся. – Лично я собираюсь поселить моего сына Грегори в прекрасном доме аббата. И сделать его владельцем аббатской земли. – Запнувшись, он вновь метнул в меня холодный взгляд. – Очевидно, вы, Мэтью, полагали, что повергнете меня в беспокойство. А на самом деле привели в еще лучшее расположение духа.
   – Нет, сэр. Я знаю, что дела у меня продвигаются чрезвычайно медленно. Но более трудной и опасной загадки мне еще не доводилось встречать.
   – Зачем вам понадобилось притаскивать сюда этот меч?
   Я рассказал ему о своем открытии и о состоявшемся ранее разговоре с Олдноллом.
   – Марк Смитон, – насупил он брови. – Не думаю что он может представлять опасность, находясь в могиле. – Лорд Кромвель обошел свой стол и взял в руки меч. – Добротное оружие. Не отказался бы такое иметь во времена своей юности, когда воевал в Италии.
   – Между смертями в монастыре и Марком Смитоном должна быть какая-то связь.
   – Я вижу только одну, – ответил он. – Связь Смитона со смертью Синглтона. А именно – месть.
   Он ненадолго задумался, потом обернулся и, бросив на меня тяжелый взгляд, произнес:
   – Этого не должна знать ни одна живая душа.
   – Клянусь честью.
   Сложив руки за спиной, он принялся ходить взад-вперед, так что полы его черной мантии развевались вокруг коленей.
   – Когда в прошлом году Анна Болейн окончательно впала в немилость короля, мне надлежало действовать решительно и быстро. Поскольку поначалу я был на ее стороне, сторонники Папы стали пророчествовать и мое падение. И надо сказать, небезуспешно, ибо король начал прислушиваться к ним. Поэтому мне пришлось помочь ему изыскать способ, как отделаться от супруги. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю?
   – Да, да, разумеется, понимаю.
   – Мне удалось убедить его в том, что она повинна в прелюбодеянии. Это означало, что ей можно было вменить в вину измену и приговорить к смертной казни, не затрагивая вопросов религии. Однако для этого нужно было представить необходимые доказательства и произвести публичный суд.
   Я слушал его молча, не сводя с него глаз.
   – Тогда я взял наиболее верных мне людей и каждого прикрепил к одному из выбранных мною друзей королевы: Норрису, Уэстону, Бреретону, ее брату Рочфорду и… – Смитону. В их задачу входило заставить каждого из приближенных Анны предоставить признание, или нечто в этом роде, что могло служить доказательством их любовной связи. Синглтон был тем самым человеком, которого я приставил к Марку Смитону.
   – Ему пришлось выдумать какую-то историю против Смитона?
   – Что касается Смитона, то склонить его к даче ложных показаний против королевы оказалось гораздо легче, чем остальных. В душе он был совсем ребенок. И признался в прелюбодеянии после первой пытки в Тауэре. Такой же, какую я применил к картезианцу, который, должно быть, и вправду видел в тюрьме этого парня. Ибо все, что он пишет в своем послании о Смитоне, является истинной правдой.
   По мере продолжения рассказа его голос становился все более задумчивым..
   – Одним из посетителей Смитона был не кто иной, как Синглтон. Полагаю, картезианец видел, как тот заходил в камеру Смитона. Я намеренно послал его к осужденному в ночь перед казнью, дабы удостовериться, что в своей последней речи на плахе – между прочим, с этой традицией уже пора кончать – мальчишка не откажется от своего признания. Для этого ему лишний раз напомнили о том, что, если он скажет что-нибудь лишнее, его отцу будет несдобровать.
   Я потрясенно уставился на своего господина.
   – Выходит, люди говорили правду? Королева Анна и все эти люди были невиновны?
   Он обернулся ко мне, и яркий луч света, выхватив его лицо, навсегда запечатлел в моей памяти его страшные беспощадные глаза.
   – Разумеется, они были невиновны, – сказал он. – Хотя никто этого не осмеливается произнести вслух, об этом знает весь мир. Равно как знали и судьи. Это было, пожалуй, известно и самому королю, хотя он не мог себе в этом признаться, дабы не омрачать свою благочестивую совесть. Господи, Мэтью, вы слишком наивны для своей должности. Вы свято верите в реформы, однако вам не хватает пылу. Лучше б вам быть таким, как я: лишенным предрассудков, но исполненным большей страсти.
   – Да, я свято верил в справедливость приговора. И много раз подтверждал это словами.
   Лучше поступать так, как поступает в таких случаях большинство людей. Но при этом держать язык за зубами.
   – Возможно, я об этом смутно догадывался. В глубине души, – тихо произнес я. – Очевидно, некоторой части моего естества Бог еще не достиг.
   Кромвель бросил на меня острый взгляд, лицо его выражало крайнее недовольство.
   – Значит, Синглтон был убит из мести, – проговорил я. – Кто-то лишил его жизни тем же способом, каким была казнена Анна Болейн. Но кто бы это мог быть? – Мне тотчас пришла в голову одна мысль. – Кто посещал Смитона в камере? Помимо священника, приходившего исповедовать Смитона, Джером упоминал еще двоих.
   – Я предоставлю вам все имеющиеся у нас документы Синглтона. Вы сами найдете в них необходимые сведения о семье Смитона. Обещаю прислать их вам домой в ближайшие два часа. А пока отправляйтесь в мастерскую, некогда принадлежавшую старику Смитону. Думаю, это будет правильней всего. Вы когда собираетесь возвращаться в Скарнси? Завтра?
   – Да. Лодка отправляется на рассвете.
   – Если до отъезда что-нибудь выясните, дайте мне знать. И еще, Мэтью…
   – Да, милорд.
   Он переместился из полосы солнечного света, и его глаза вновь вспыхнули яростью и силой.
   – Твердо удостоверьтесь в том, что вы нашли убийцу. Стишком долго я держу в неведении короля. Поэтому, когда мне придется ставить его в известность о случившемся, я должен буду назвать имя преступника И наконец поставить печать на деле закрытия данного монастыря. Надеюсь, что хоть в этом вопросе вы кое-чего достигли.
   – Да, милорд, – сказал я и, слегка поколебавшись, добавил: – Скажите, а что происходит с теми, кто добровольно складывает свои полномочия?
   Он мрачно улыбнулся.
   – То же самое, что со всеми другими. Аббат с монахами получат денежное содержание. Служкам придется позаботиться о себе самим. Что же касается храмов и прочих монастырских зданий, могу поделиться с вами тем, что я задумал произвести с Льюисом. Я собираюсь направить туда одного мастера, который имеет опыт по части разрушения домов, чтобы он сровнял все церковные сооружения с землей. А когда монастырские земли окончательно перейдут в руки короля, мы начнем сдавать их в аренду. В каждый договор я собираюсь включить пункт, который будет обязывать арендатора убирать с лица земли находящиеся на его территории церковные здания. Для этого им будет достаточно просто снести крыши и позволить местным жителям растащить все остальное для собственных нужд. Вскоре от нелепого векового ритуала не останется и следа. Разве что несколько развалин в память о могуществе короля.
   – Но среди монастырских строений некоторые являют собой прекрасные образцы архитектуры.
   – Ни один уважающий себя джентльмен не сможет жить в церкви, – раздраженно проговорил Кромвель. – Надеюсь, вы не собираетесь обратить меня в паписта, Мэтью?
   – Никоим образом, милорд.
   – Тогда ступайте. И не обманите на сей раз моих ожиданий. Не забывайте, что в моей власти не только построить карьеру служителя закона, но также и разрушить ее.
   Он вновь посмотрел на меня испытующе.
   – Обещаю, что больше вас не подведу, милорд.
   Взяв со стола меч, я вышел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация