А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цвета ее тайны" (страница 3)

   Глава 2. ГВЕННИ

   Денек выдался в самый раз для пикника, и вся компания с радостью предвкушала возможность нюхать цветы, лакомиться красными, желтыми и голубыми ягодами и греться на солнышке. Если повезет, то можно встретить дракона, грифона или другое крылатое чудовище. С тех пор как Гвенни подружилась с Че, ей больше не приходилось опасаться крылатых чудовищ.
   Последние два года, проведенные юной гоблиншей Гвендолин в семье крылатых кентавров, стали, без преувеличения, самыми счастливыми в ее жизни. Дома, в Гоблиновом Горбу, она была окружена заботой матери, однако ее почти не выпускали из личных покоев, потому что… потому что на то имелась серьезная причина. А потом ей повезло: она не только обрела друзей – маленького крылатого кентавра Че и свою ровесницу эльфессу Дженни – но и смогла познакомиться с великолепным и разнообразным внешним миром. Конечно, она знала, что рано или поздно должна будет вернуться в недра горы, но пока безмятежно наслаждалась свободой.
   Но даже в такой счастливой жизни имелись свои теневые стороны. Родители Че, Черион и Чеке, как и все кентавры, были прямо-таки помешаны на образовании.
   Мало того, что они буквально пичкали знаниями своего семилетнего сыночка, так не давали поблажки и бедным девочкам. Им пришлось выучиться чтению, письму и счету, познакомиться с географией и историей Ксанфа, затвердить, какие бывают виды магии и в чем сходство и отличие между обычаями различных населяющих Ксанф народов. Тоска зеленая! Порой, лишь бы только избавиться от занятий, Гвенни и Дженни нарочно теряли свои очки, однако это не помогало: Черион или Чеке находили их или доставали новые. Кентавры всем хороши, однако их всезнайство и педантизм бывают просто несносны. Из всех взрослых, носящихся как с писаной торбой со своими Взрослыми Тайнами, кентавры самые наивзрослейшие, и уж они-то всегда знают, что детям можно, а чего нельзя. Естественно, что к тому, чего нельзя, по большей части относится все самое интересное.
   Однако даже учеба не могла омрачить радостные дни, которые Гвенни проводила в безопасности, окруженная заботой и друзьями. Разве можно сравнить это с жизнью взаперти, без какой-либо компании, только со своей матушкой Годивой! Конечно, жена гоблинатора Гоблинова Горба любила свою дочурку, но, если уж быть до конца честным, по части взрослого занудства мало уступала даже кентаврам. Ну а в остальном Гоблинов Горб представлял собой местечко отнюдь не веселое – темное, мрачное и битком набитое гоблинами. Ну кому в здравом уме захочется торчать в темнотище под землей, да еще и среди гоблинов?
   Что же до скучных уроков, то они рано или поздно заканчивались, и тогда можно было от души поиграть и повеселиться.
   Вот и сейчас вся троица вприпрыжку припустила по тропе. Че, как всегда, держался рядом с Гвенни, чтобы та ненароком не оступилась. Кентавры свозили девочку к целебному источнику, и это избавило ее от хромоты, однако зрение осталось прежним. Проблема заключалась в том, что Живая Вода восстанавливала природное состояние организма, а зрение этой девочки изначально было иным, чем у большинства ее сородичей. То же самое относилось и к Дженни.
   Едва беззаботная компания успела добраться до первой цветочной лужайки, как в небе показалась крылатая фигура. Нацепив на нос очки, Гвенни мигом узнала Чеке, матушку Че Легко приземлившись на все четыре копыта, кентаврица сложила крылья и сказала:
   – Гвенни, боюсь, у меня для тебя плохая новость.
   Явилась твоя мама.
   После минутного замешательства дети покатились со смеху, решив, что услышали забавную шутку. Все они любили Годиву, несмотря на ее скучную взрослую серьезность.
   Однако отсмеявшись, они сообразили, что дело, скорее всего, нешуточное. Годива не покинула бы Горб без веской причины, и причина эта едва ли могла быть радостной.
   – А она сказала?..
   – Нет. Но тебе нужно поговорить с ней незамедлительно.
   – Хорошо, я возвращаюсь.
   – Я тебя отнесу.
   – А как же Дженни и Че?
   – Мы вернемся сами, – сказал маленький кентавр.
   Гвенни взобралась на спину Чеке. Взмахнув хвостом, Чеке сделала себя легкой как перышко, расправила крылья и поднялась в небо.
   Гвенни уже случалось летать, но она никак не могла привыкнуть к восхитительному чувству полета. Всякий раз ей хотелось кричать от восторга.
   Пока Чеке, набирая высоту, делала круг над поляной, Гвенни смотрела вниз на махавшего ей Че и Дженни, державшую на руках своего рыжего кота Сэмми. Потом Чеке развернулась и полетела к дому над расстилавшимся внизу, как зеленый травяной ковер, лесом.
   Когда кентаврица приземлилась, Годива, чьи струящиеся черные волосы скрывали тело словно шелковистая мантия, нетерпеливо устремилась навстречу дочери.
   Гвенни спрыгнула с Чеке и – надо же ей было забыть, что хвост кентаврицы сделал невесомой и ее! – взлетела в воздух. Чтобы Гвенни не снесло ветром, Чеке пришлось ухватить девочку за лодыжку и бережно опустить на землю. Требовалось некоторое время, чтобы чары невесомости выветрились.
   Осторожно, теперь уже не подскакивая, Гвенни подошла к маме и повисла у нее на шее.
   – Крошка моя, да ты совсем ничего не весишь, – сказала Годива, – наверное, у тебя совсем нет аппетита.
   Конечно, это была шутка: гоблинша прекрасно знала, в чем суть магии крылатых кентавров, тем паче что живя с ними, Гвенни не только подросла, но и несколько округлилась. Что не удивительно, девочке минуло четырнадцать, так что по гоблинским меркам она уже входила в подходящий возраст. Правда, для чего этот возраст подходит, ни один взрослый – гоблин или кто другой – не сказал бы ей ни за что в Ксанфе. С этими взрослыми одна морока.
   – Ты почему здесь, мама? – спросила Гвенни. – Что-нибудь случилось?
   Лицо Годивы сделалось чрезвычайно серьезным.
   – Да. Твой папа умер. Ты понимаешь, что это значит?
   Годива не сочла нужным изображать скорбь: гоблинатор Грыжа был при жизни типичным гоблином, то бишь существом, едва ли способным вызвать у кого-либо нежные чувства, не говоря уж о пламенной страсти. Однако бедняжка Гвенни похолодела, причем не от горя, а от испуга. Она действительно понимала, что смерть отца означала конец ее беззаботной жизни в семье крылатых кентавров, ибо она, будучи единственной наследницей не имевшего сыновей покойного гоблинатора, становилась претенденткой на высшую власть в Гоблиновом Горбу. Впервые в истории гоблинского народа у женщины появилась хоть и зыбкая, но все же реальная возможность возглавить свое племя.
   – Мама, но я еще не готова стать вождем!
   – Знаю, доченька, еще как знаю. Я так надеялась, что твой отец протянет хотя бы несколько лет, пока ты повзрослеешь и выучишься всему необходимому для правления. Но он и тут поступил по-гоблински: устроил нам подлянку. Так что выбора у нас нет: теперь или никогда!
   – Но, мама, я ведь не могу заявиться в гору в очках и слишком плохо вижу, чтобы обходиться без них. Меня мигом разоблачат.
   – Доченька, это я тоже знаю. Придется что-нибудь придумать. Существуют ведь кусты с магическими контактными линзами.
   – Существовать-то существуют, – вмешалась в разговор Чеке, – но ты напрасно считаешь, что мы об этом не подумали. Все эти два года я и Черион пытались найти подходящий куст, однако, увы – все они ни на что не годятся. Крапчатый линзоед повыел все линзы.
   – Не везет, так уж не везет, – вздохнула Годива. – Боюсь, у нас нет другого выхода, кроме как отвести Гвенни к Доброму Волшебнику. Только он может подсказать выход.
   – Нет, мама, – неожиданно возразила Гвенни. – Ты не должна этого делать.
   – Но, дорогая моя, время не терпит. Через месяц племя должно обрести нового вождя, а никто, кроме Доброго Волшебника, не подскажет тебе, где найти контактные линзы.
   – Не о том речь, мама. Спору нет, к волшебнику идти нужно, но мне следует сделать это самой. Подумай, если я не смогу сделать без помощи взрослых даже такой малости, какой из меня вождь?
   – Она права, Годива, – сказала Чеке. – Такого рода испытание станет для Гвенни хорошей подготовкой к самостоятельному правлению. Даже если все пойдет как задумано, в Гоблиновом Горбе ты не сможешь водить гоблинатора за ручку, пусть даже гоблинатор и твоя дочка.
   Времени у вас и верно негусто, так пусть девочка использует его с толком.
   Гоблинша угрюмо молчала. Да и что она могла сказать: логика рассуждений кентавров всегда была несокрушимой.
   – Но, – продолжила между тем кентаврица, – ничто не мешает Че сопровождать ее в этом путешествии. Он не взрослый, а стало быть, его общество не умалит ее самостоятельности.
   – Вот именно, что не взрослый, – попыталась возразить Годива, – он и вовсе ребенок, а в пути их подстерегают нешуточные опасности…
   – Тем более ей нужен Че. Крылатые чудовища будут защищать его, а вместе с ним и ее.
   – Да, – кивнула Годива, – под их защитой можно чувствовать себя спокойно.
   Гвенни почувствовала, что сопротивление матери слабеет – похоже, доводы дочери и крылатой кентаврицы показались ей убедительными. А значит, ей – впервые в жизни! – предстояло самостоятельное, без всяких там взрослых, путешествие. Бояться нечего: в случае серьезной угрозы обязавшиеся охранять Че крылатые чудовища не преминут вмешаться, а каково может быть их вмешательство, она знала не понаслышке. В свое время, чтобы вызволить Че из Гоблинова Горба, они едва не сровняли гору с землей.
   – Отправимся завтра, – заявила Гвенни. – Пойдем зачарованными тропами, а чтобы не сбиться, будем сверяться с картами бабушки Чем.
   Карты кентаврицы Чем отличались исключительной точностью. Конечно, Гвенни имела в виду копии: подлинные карты проявлялись в воздухе.
   Порешили на том, что Годива переночует у кентавров, а поутру каждый пойдет своим путем. Мать вернется в Горб приглядывать за делами до провозглашения нового вождя, которым, если повезет, станет Гвенни, а дочка отправится к Доброму Волшебнику.
   Тем временем вернулись с лужайки и Че с Дженни.
   Гвенни рассказала маленькому кентавру в чем дело, но тот, услышав, что они пойдут к Доброму Волшебнику вдвоем, спросил:
   – А как же Дженни?
   Надо же, за всеми разговорами Гвенни совсем забыла о подружке, а между тем эльфийская девочка подружилась с Че еще до того, как он попал в Гоблинов Горб, да и сама юная гоблинша совсем не хотела с ней расставаться.
   – Дженни, ты тоже можешь пойти с нами. Если хочешь, конечно.
   – Хочу, еще как хочу. Замок посмотрю и все такое.
   – Кстати, – заметила Гвенни, – он может подсказать тебе способ вернуться в Двухлунию.
   – Наверное, может, – кивнула Дженни. Но особой заинтересованности не выказала.

   ***

   Поутру все распрощались, после чего Годива двинулась по тропе, ведущей на восток, к Гоблиновому Горбу, а Гвенни со спутниками пошли на юг, к Провалу и замку Доброго Волшебника В соответствии с копией карты Чем тропа должна была вывести их прямиком к Невидимому мосту, а дальше, за пропастью, лежала дорога к замку Доброго Волшебника. Там Гвенни получит Ответ и…
   – Ой! – спохватилась девочка. – Но ведь за Ответ мне придется прослужить в замке целый год, тогда как вождя Гоблинова Горба должны провозгласить уже через месяц.
   – Но вместо тебя к волшебнику могу обратиться я, – промолвил Че. – Получим Ответ, ты отправишься в свою гору, а я останусь служить Доброму Волшебнику.
   – Нет, – возразила Дженни, в заплечном мешке которой мирно дремал кот Сэмми. – Вам двоим лучше держаться вместе, а вот я…
   – Но почему… – начала было Гвенни, однако осеклась, осознав, что эльфийская девочка дальновиднее и ее, и юного кентавра. Вне зависимости от исхода ее визита к волшебнику, им с Дженни все равно предстояла разлука.
   При удачном повороте событий Гвенни будет слишком обременена заботами правителя, а при неудачном – просто погибнет. Что так, что эдак, но выходило, что Дженни права. Что же до службы Доброму Волшебнику, то многие говорили, что эта служба идет на пользу в первую очередь тем, кто ее отбывает.
   – Спасибо, Дженни, – только и сказала гоблинская принцесса. Ей очень хотелось выразить свою благодарность полнее, но у нее не нашлось нужных слов.

   ***

   Друзья шагали не торопясь: путь предстоял неблизкий, так что стоило поберечь силы. Кроме того, они понимали, что пора беспечных игр подошла к концу, и вскоре после прибытия в замок им придется расстаться. Приближать этот миг никому не хотелось.
   Крылатые кентавры жили не так уж далеко от Провала, так что во второй половине дня тропа оборвалась у края бездонной пропасти.
   – Невидимый мост должен находиться прямо здесь, – заявил Че, взглянув на карту.
   – Может, и находится, – с улыбкой промолвила Дженни, – только я ничего не вижу.
   – На то он и невидимый, – сказал Че, со смехом хлестнул хвостом по ее волосам, и они, сделавшись невесомыми, заплескались вокруг девичьей головки.
   – Правильно. Нам осталось лишь убедиться, что мост на месте, удостовериться, что никто не подсматривает снизу.
   – А какое имеет значение, есть кто-нибудь внизу или нет? – не поняла Дженни. – Мы же не собираемся швырять в Провал камни.
   – Но ведь Гвенни одета в платье.
   Дженни рассмеялась, а вот Гвенни почувствовала, как ее смуглое личико заливается краской. Платье она натянула, решив, что оно лучше чем легкомысленные джинсы подходит особе, претендующей на пост вождя, а вот теперь жалела, что не последовала примеру Дженни. Та вот надела джинсы, и теперь может не бояться, что кто-то, случайно оказавшийся на дне Провала, увидит ее трусики. Никто, ни один мужчина не должен знать, что они черного, типично гоблинского цвета.
   Конечно, для Дженни цвет трусиков подружки секретом не являлся, но для Че, неразлучного спутника Гвенни, оставался тайной. Во всяком случае она на это надеялась.
   – По-моему, – сказала Дженни, – прежде всего нам нужно проверить, не подевался ли куда-нибудь мост. Не знаю, как вам, а мне боязно взять да и ступить в пропасть.
   По всей видимости, в Двухлунии, том мире, из которого явилась Дженни, таких штуковин, как Невидимые мосты, не существовало, и ее сознание с трудом приспосабливалось к волшебной действительности. Поэтому, не полагаясь на карты и магию, она подобрала с земли ветку и стала тыкать ей в бездну.
   Результат оказался обескураживающим: шест ни во что не упирался. Нигде поблизости от оборвавшейся тропы никаких признаков моста обнаружить не удалось.
   Найдя другую палку, Че проделал ту же самую процедуру с тем же самым неутешительным итогом и вынужден был признать, что мостом тут и не пахнет.
   – Наверное, кто-то перенаправил тропу, – сказал кентавр.
   – Но кто мог это сделать? – спросила Дженни.
   – Да мало ли в Ксанфе всяческих злыдней? Взять того же Конпутера: с тех пор как провалилась его затея поработить Грея Мэрфи, он прямо-таки исходит злобой.
   – Но как же нам найти мост, если увидеть его мы не можем, а где он находится, не знаем? – промолвила Дженни. Кот в мешке шевельнулся, и девочка тут же добавила:
   – Нет, Сэмми, тебя я на поиски не пошлю. Мне боязно, вдруг ты свалишься в пропасть.
   Кот муркнул и сделал вид, будто спит.
   Че покачал головой.
   – Я боюсь, что поиски Невидимого моста займут слишком много времени, а его у нас вовсе не избыток.
   Куда лучше двинуться вдоль обрыва к Главному мосту.
   Он видимый и, судя по карте, находится не так уж далеко.
   Ну а чтобы идти быстрее и уставать поменьше, я могу сделать нас всех полегче.
   Возражений не последовало, и вся компания зашагала вдоль края пропасти, благо ни кусты, ни деревья, словно опасаясь свалиться, там не росли. Девочки шли быстро, потому как после прикосновения хвоста Че сделались легкими как перышки. День, к счастью, стоял безветренный, и они могли не бояться, что их сдует в Провал.
   Путь к Главному мосту и вправду оказался недолгим, но, подойдя к нему, друзья остолбенели от страха. Прямо посередь моста, загораживая дорогу, расселся здоровенный, ростом не меньше огра, рогатый и клыкастый демон со столь свирепым взглядом, что даже воздух перед его горящими зенками дымился и дрожал от ужаса.
   – Ой! – пискнула Дженни. – Мне кажется, мы ему не понравимся.
   – Но как могло такое чудовище попасть на зачарованный мост? – удивилась Гвенни, поправив очки, чтобы рассмотреть неожиданную преграду. – Все ведь знают, что волшебные тропы для того и зачаровывают, чтобы путники могли не опасаться всяких страшилищ.
   – Кто знает? – пожал плечами Че. – Может быть, эти чары хороши только против существ из плоти и крови, а па демонов действуют слабо, но, возможно, что магия моста просто поизносилась. Надо будет рассказать об этом волшебнику, чтобы он подправил заклятия.
   – Прежде чем что-то ему рассказывать, нам надо попасть в его замок, – сказала Дженни. – А мне сдается, что этот путь не для нас.
   – Есть еще и третий мост, – промолвил Че, снова заглянув в карту. – Думаю разумнее всего будет пойти к нему.
   – Наверное, – со вздохом отозвалась Гвенни. – Жаль только, что путь затягивается, и мы рискуем задержаться в дороге.
   Че еще раз хлестнул всех, не исключая и себя самого, хвостом, и они поспешили дальше с еще большей легкостью. До третьего моста – с виду хоть и узкого, но вполне надежного – добрались быстро и без помех. Перед тем как ступить на дощатый настил, кентавр ткнул в него палкой – и огорченно вздохнул.
   – Ну вот. Этого только не хватало!
   – Что случилось? – спросила Дженни.
   – Смотри, палка протыкает доски насквозь. По ним не пройдешь.
   – Но этот мост есть на карте! – воскликнула Гвенни. – Значит, он настоящий, а вовсе не иллюзия.
   – Настоящий-то настоящий, только односторонний.
   По нему можно пройти только в одну сторону – и вовсе не в ту, в какую надо нам.
   – Как это может быть?
   – Ну.., я еще не изучил принципы действия односторонних троп и мостов, но мне кажется, что, пропустив кого-либо в одном направлении, этот мост сам собой перенастраивается на противоположное, может быть, для того чтобы путник мог по нему вернуться назад. Видимо, кто-то прошел перед нами в нужную нам сторону, и теперь мост ждет, когда он пойдет назад. Нам не повезло.
   Гвенни в раздражении топнула ножкой, заявив, что, не будь она знатной особой, непременно сказала бы этому дурацкому мосту пару ласковых. Дженни знатной особой не была, и у нее нашлась пара таких «ласковых», что мост задрожал над пропастью, однако проблемы это никоим образом не решало. Ни один из трех мостов для переправы не годился, а день между тем клонился к вечеру.
   – Может быть, сделаемся еще легче и попробуем спуститься с обрыва? – предложил Че.
   – Если стать совсем легонькими, можно не карабкаться, а просто взять да и сигануть вниз, – сказала Дженни.
   – Да, пожалуй, что другого пути нет, – поразмыслив, согласилась Гвенни.
   Они подошли к обрыву, но тут, как нарочно, поднялся ветер.
   – Дует, – заметила Дженни. – Если мы сделаемся почти невесомыми, не сможет ли ветерок подхватить нас и унести неведомо куда?
   – Не исключено, – вынужден был согласиться Че. – Похоже, нам опять не повезло.
   – Но должен же быть какой-то выход! – вскричала Дженни. – Мы должны попасть в замок Доброго Волшебника! Должны во что бы то ни стало!
   – Может, попробуем обойти Провал? – сказал Че. – Судя по карте, он заканчивается у воды.
   – А через эту самую воду как переправимся? – спросила Дженни.
   – Придется соорудить плот или что-нибудь в этом роде. С этим можно справиться за день, лишь бы нашлись подходящие материалы.
   – Ну почему, почему нам так не везет?! – Гвенни готова была расплакаться.
   – В крайнем случае я могу попросить кого-нибудь из крылатых чудовищ… – начал было Че, но юная гоблинша не дала ему договорить.
   – Жаль, конечно, но я должна справиться с испытанием сама, иначе будет не в счет. Я хочу сказать, что могу принять помощь от тебя или Дженни, но не от взрослых и не от чудовищ. Если мне не удастся обойтись без них, получится, будто я неспособна действовать самостоятельно, а стало быть, никак не гожусь в правители.
   – Ты годишься, – заверила ее Дженни. – Мы справимся безо всяких там взрослых чудовищ или чудовищных взрослых.
   Друзья продолжили путь и, шагая на запад, добрались до моря как раз к тому времени, когда закатное солнце вознамерилось в него окунуться. Деревьев на берегу росло немного, так что на ужин пришлось довольствоваться перезрелым вишневым пирогом и сыроватым шоколадным кексом. Кентавру удалось разыскать заброшенную лачугу и нарвать пожелтевших подушек. Хижина, хотя и заброшенная, по всей видимости, была окружена чарами, защищавшими от жучков – во всяком случае, внутри ими и не пахло. Что и к лучшему – хотя особых секретов у друзей не было, кому понравится, чтобы его подслушивали? А жучки, как известно, доки по этой части.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация