А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цвета ее тайны" (страница 29)

   И кому могло прийти в голову, сделать такое несуразное существо Главным Действующим Лицом?
   – Та, с палочкой, должно быть, гоблинша Гвендолин, – сказала Мела. – Мне доводилось слышать, будто у гоблинов имеется волшебная палочка, позволяющая поднимать предметы в воздух и перемещать их. Наверное, эта Гвендолин удерживает птицу подвешенной, чтобы та ее не склевала.
   – А двух остальных птица сцапала и посадила в клетку про запас, – согласилась Яне. – Может быть, нам стоит сперва освободить их? Выпустим кентавра с эльфессой, а когда и они, и гоблинша уберутся из этого зала через дырку в полу, отдадим семечко птице.
   Мела нашла это предложение весьма разумным. Окра, по правде сказать, сомневалась в целесообразности освобождения Дженни, но благоразумно оставила свои сомнения при себе Ей, как и всем прочим, хотелось выполнить задание и вернуться к Налдо за обещанными ответами.
   Вся троица направилась к клеткам Хотя они находились довольно высоко над полом, добраться до них по стене не составило проблемы. Залезшая наверх первой Окра увидела на дверце клетки вместо замка путаный узел. Развязать его ей не удалось, и огрица, не долго думая, вонзила в него зубы. Узел заверещал, но Окра не обратила на это внимания: надо было сразу развязываться.
   Когда дверца открылась, огрица взяла перекушенную веревку, обвязала ею кентавра и осторожно спустила его на пол: не ронять же бедолагу с такой высоты. Яне и Мела приняли его снизу. Даже зная, что это лишь видимость, обусловленная воздействием семени, они не могли не удивляться тому, как медленно осуществлялся спуск.
   Веревку они отвязали, и Окра выбрала ее вверх, чтобы спустить эльфессу. Конечно, эту никчемную девчонку лучше было бы просто швырнуть на пол, однако огрица опасалась, что подруги такого поступка не одобрят. Другое дело, если завязать узелок небрежно: он развяжется, Дженни брякнется, но никто не сможет доказать, что это не простая случайность.
   Однако как она ни старалась, пальцы, вопреки ее воле, завязывали узел надежно. Сначала Окра не могла понять, в чем тут дело, но потом сообразила: гадкая Дженни и сейчас оставалась Главным Действующим Лицом, а с такими лицами, как известно, ничего дурного не случается. Если они и попадают в затруднительное положение, то непременно ухитряются выпутаться. Вот и сейчас она, Окра, по иронии судьбы вынуждена помогать похитительнице ее роли. Противно, но никуда не денешься!
   Преодолевая отвращение, Окра осторожно спустила эльфессу на пол следом за кентавром. Конечно, избавляться от нее все равно придется, но всему свое время.
   Спрыгнув вниз, Окра перенесла Дженни и Че к отверстию в потолке. Яне спустилась в нижнее помещение, чтобы снять петлю, и огрица переправила недавних пленников туда. Последней они удалили из зала гоблиншу.
   Внизу все находились в безопасности, поскольку птица рок была слишком велика, чтобы пролезть в дырку. Яне осталась со спасенными пленниками замка, а Мела и Окра собрались с духом, чтобы заняться гигантской птицей. Вздумай она напасть, Окра сумела бы ее замедлить, однако, чтобы выполнить поручение Симург, им следовало пообщаться, а это возможно, лишь когда время течет для всех одинаково.
   – Верни нам нормальную скорость! – велела огрица, держа семя на ладони.
   Увы, она не учла того, что освободившаяся от воздействия волшебной палочки птица уже начала медленно опускаться вниз. Когда магия замедления исчезла, Роксана рухнула на пол, как скала Недаром птицы рок называются и по-другому – птицами рух.
   В полу образовалась здоровенная вмятина, а взъерошенная Роксана растерянно заморгала. И то сказать – только что она видела перед собой гоблиншу с палочкой, и вдруг на ее месте оказалась огрица. Птица вполне могла решить, что одна превратилась в другую.
   Так, видимо, она и решила. А потому прыгнула прямо на Окру.
   – Замедли ее! – велела огрица семечку, и Роксана снова зависла в воздухе. Обойдя вокруг птицы, Окра остановилась позади нее.
   – Дело за тобой, – сказала ей Мела, укрывшаяся под ведущей к запертым дверям лестницей. – Держись позади нее и постарайся втолковать ей, зачем мы явились.
   – А если она меня не поймет?
   – Тогда не знаю. Может быть, нам придется оставить птицу замедленной, а семя просто положить на пол. Надо думать, рано или поздно его сила ослабнет, но мы к тому времени уже смоемся из замка.
   – Сейчас посмотрим, – сказала Окра и опустила семечко на пол В тот же миг Роксана рванулась вперед. Огрица едва успела подхватить семя, после чего птица снова зависла. Стало ясно, что семя повинуется тому, кто держит его в руке, а будучи предоставленным самому себе, не оказывает никакого воздействия. Если они оставят его, Роксана обретет обычную подвижность и склюет их всех, прежде чем они успеют убраться с облака.
   – Похоже, мы влипли, – сказала Мела.
   Но тут Окру посетила новая идея.
   – Семя, ускорь птицу до трех четвертей нормальной быстроты, – сказала она. Вообще-то огры дробных чисел не знают, но Окра, к стыду своему, была недостаточно тупа.
   Роксана закончила прыжок, проехала юзом по полу, царапая его когтями и, поняв, что упустила добычу, огляделась по сторонам. Движения ее были скоординированными, но слишком медленными для хищника.
   – Роксана, – позвала Окра. – Нам надо поговорить.
   Птица развернулась на голос и прыгнула, выставив вперед когти. Действуй она с обычной прытью, огрице пришел бы конец, но при нынешнем раскладе Окра могла уворачиваться без особого труда.
   – Нам нужно поговорить, – повторила она, но Роксана в ответ лишь повторила неудачное нападение. Ей казалось, что уж в следующий-то раз она наверняка закогтит добычу.
   – Ускорься! – крикнула Окре Мела. – И попроси тех, кого мы выручили снова подвесить птицу с помощью палочки. Тогда с ней можно будет поговорить без помех.
   – Дело, – согласилась огрица и ускорилась. Птица снова замерла, а Окра и Мела спустились в дыру.
   – Долго же вы там торчали, я тут уже заждалась, – сказала Яне.
   – Это тебе показалось, из-за ускоренности, – пояснила Мела. – Нам пришлось замедлиться до нормального темпа, чтобы поговорить с птицей, но ничего не вышло.
   Она не желает нас слушать, а желает скушать. Так что нам придется посоветоваться с этой троицей: быть может, они подскажут выход.
   – Ускорь их, – приказала Окра, встав с семенем в руке перед недавними пленниками.
   Те зашевелились и захлопали глазами.
   – Ой, где это мы? – пролепетала эльфийская девчонка. Оказалось, что она держит на руках кота, которого Окра, разглядывая соперницу в упор, как-то проглядела.
   Возможно, по части огровой тупости она не так уж безнадежна?
   – Как я сюда попала? – спросила гоблинша.
   – Кто вы такие? – поинтересовался детеныш крылатого кентавра. Все трое пребывали в некоторой растерянности, впрочем, вполне извинительной. Ведь на своей памяти двое из них только что находились в клетке, а одна – лицом к лицу (то есть к клюву) с птицей рок.
   – Я Окра, – ответила огрица. – Это морская русалка Мела и Яне из человечьего племени. Мы явились сюда, чтобы спасти вас и передать Роксане семечко временники.
   Но глупая птица ни в какую не хочет нас слушать.
   Девочки ошарашенно заморгали, но Че соображал быстро.
   – А из верхнего зала вы нас убрали с помощью магии? – спросил он.
   – Да. Семя, о котором шла речь, имеет свойство ускорять или замедлять ход времени для отдельных существ или предметов. Мы ускорились, и птица не смогла помешать нам забрать вас оттуда. Но вот потолковать с ней у нас не вышло.
   – Думаю, Дженни сможет с ней поговорить, – сказал кентавр. – Не знаю только, как вы собираетесь убедить ее отпустить нас. А без ее дозволения нам из замка не уйти.
   – Возможно, она отпустит всех в обмен на семя, – предположила Мела. – Симург хотела, чтобы Роксана ни в коем случае не причинила тебе вреда. И семя нам вручила, чтобы мы передали его ей. Но не думаю, чтобы мы должны были что-то кому-то отдавать до того, как окажемся в безопасности.
   – Да, – сказал Че. – Я сам крылатое чудовище, и все крылатые чудовища обязались не причинять мне вреда. Только Роксана ничего об этом обязательстве не знала, потому как уже не одно столетие просидела здесь на яйце.
   Хорошо, что вы явились: нам и вправду требовалась помощь.
   – Но уйти – это еще полдела, – встряла Гвенни. – Нам нужно забрать с собой яйцо.
   – Причем не мешкая, – дополнила Дженни. – Потому что Гвенни должна явиться с яйцом в Гоблинов Горб не далее чем завтра. Или… – она неуверенно покачала головой, – или сегодня: мы ведь не знаем, сколько прошло времени.
   Окра нахмурилась: не хватало ей еще помогать всяким противным девчонкам.
   – Мы явились сюда не яйца воровать, а вызволить кентавра и отдать птице семя, – сказала она.
   – Но я спутник Гвендолин и прибыл с ней сюда, чтобы помочь ей получить яйцо, – возразил Че. – Вот и выходит, что для моего спасения необходимо помочь ей.
   – Не очень-то это походит на кентаврскую логику, – сердито сказала Мела.
   – Может быть, но я ведь не взрослый кентавр, а только детеныш. И логика у меня соответствующая.
   – А Дженни моя подружка, к тому же из-за того, что она помогла мне в моем деле, ей придется отслужить год Доброму Волшебнику. Не можете же вы допустить, чтобы она нарушила свое обязательство.
   – Сомневаюсь, что Симург послала нас сюда, чтобы мы вызволяли да выручали всех подряд, – буркнула Окра.
   – Но раз уж так вышло, тебе нужна Дженни, – сказал Че.
   – Вот еще! – чуть не поперхнулась огрица. – Я только о том и думаю, как от нее избавиться.
   – Она права, – промолвила Дженни. – Мне досталась ее роль, а такое никому не понравится.
   Окра уставилась на нее.
   – Так ты знаешь"?
   – Узнала. Должна сказать, что я к этой роли вовсе не стремилась, просто побежала за своим котиком и вдруг, неведомо как, оказалась в Ксанфе. Вероятно, мне нужно вернуться, но сначала необходимо отслужить год у Доброго Волшебника.
   Неприязнь Окры не то чтобы сошла на нет, но несколько поубавилась.
   – Но с чего ты взял, что мне нужна эльфийская девочка? – спросила она кентавра.
   – С того, что ее кот может найти все, что тебе нужно, а сама она способна поговорить с Роксаной с помощью творимых ею снов.
   Окра не могла не признать эти доводы основательными.
   – Ладно, – сказала она. – Мы освобождаем вас троих, вы помогаете нам столковаться с Роксаной, и уносим отсюда ноги.
   – Но ты должна помочь нам вовремя поспеть на Гоблинов Горб, – дополнил Че. – Не сомневаюсь, Симург, посылая вас, имела в виду и это.
   – Да, в его словах есть смысл, – поддержала кентавра Яне.
   Окра хотела было возразить, но возражений, как ни искала, не нашла. А потому нехотя согласилась.
   – Хорошо, давайте покончим с этой историей.
   В результате Дженни поднялась в залу птицы рок вместе с нею и принялась издавать какие-то дурацкие звуки, мурлыканье-курлыканье или что-то в этом роде.
   Видимо, она воображала, будто поет. Окра, естественно, быстро перестала обращать на этот писк какое-либо внимание и , неожиданно оказалась в совершенно ином мире. По огрским понятиям, он был довольно приятным: с твердыми серыми скалами, вихрящимися грозовыми тучами и росшим на переднем плане железным деревом.
   Она решительно не могла понять, как это ей удалось попасть в это славное местечко. Семя оставалось при ней, так что замедлить ее и переместить никто не мог. Да и перемещать было бы далековато: замок находился на облаке, а она явно попала на землю. Приглядевшись, огрица даже приметила замок на одном из висевших над головой облаков. Но кто же спустил ее с небес на землю?
   – Как я здесь оказалась? – спросила она Дженни, находившуюся там же со своим котом.
   – Я поместила тебя сюда. Это мой талант, – ответила та.
   – О, так ты волшебница!
   – Нет, я простая эльфийская девочка. Просто я умею воображать всякие славные места, а если при этом пою, а тот кто слышит, не обращает внимание на мое пение, могу завлечь его в этот воображаемый мир.
   – Наверное, это неплохо, но мне-то что тут делать? – спросила Окра. – Я вроде бы собиралась потолковать с птицей.
   – Вот именно, – подтвердила материализовавшаяся рядом с ними Мела. – Мы с Окрой здесь, но дело наше не движется.
   – Вот попадет Роксана сюда, тогда с ней и поговорите, – сказала Дженни.
   – Что-то ее не видно, – проворчала Окра, озираясь по сторонам.
   – Наверное, еще не успела отвлечься, – пожала плечами Дженни. – Хотя странно, что ее нет до сих пор. Но она уже бывала в моей песне.
   – Кажется, я сообразила! – воскликнула Мела. – Роксана остается замедленной, а мы ускоренными: видимо, это различие сохраняется не только наяву. Этак она сюда и за век не доберется.
   – Возможно, я смогла бы ее ускорить, – сказала Окра, бросив взгляд на семя. – Вопрос в том, не съест ли она нас прямо в этом сне?
   – Не знаю, – покачала головой Дженни.
   – Сейчас выясним, – сказала Окра, донельзя довольная тем, что поставила Главное Действующее Лицо в затруднительное положение. – Эй, семя. Прибавь Роксане быстроты, чтобы она сравнялась с нами.
   – Но… – Мела и Дженни хотели что-то возразить, но тут рядом с ними появилась птица рок.
   – Наконец-то я снова здесь! – вскричала она, расправила огромные крылья и взмыла в небо.
   – Эй, Роксана, – позвала Дженни. – Нам нужно с тобой поговорить.
   – Кому это «нам»? – спросила птица, делая в воздухе петлю.
   – Ну, вообще-то, огрице Окре, – сказала Дженни.
   Окра почувствовала, что оказывается в центре внимания, и это ей не понравилось. Может, они и во сне, но почему-то казалось, что птица рок может склевать ее здесь по-настоящему.
   – Огрице так огрице, – сказала Роксана, – ей, значит, и быть съеденной первой. Не знаю, как тут некоторым удалось выбраться из клетки, но больше такого не произойдет. Потому что съеденная еда уже никуда не выберется.
   С этими словами птица спикировала вниз.
   – Замедли на три четверти! – выкрикнула Окра, подняв семя.
   Скорость полета снизилась, взмахи крыльев замедлились, и Роксана, потеряв высоту и промахнувшись мимо добычи, врезалась в землю.
   – Что такое, – медленно пробормотала она, с трудом выговаривая слова. – Что ты со мной сделала?
   – Замедлила тебя семечком времяники, – пояснила Окра. – Пока на три четверти нормы, но будешь бузить – замедлю еще больше.
   Рок прыгнула на огрицу, но поскольку бросок был замедленным, увернуться от него не составило труда.
   – Что это за семя такое? – спросила птица, смешно растягивая звуки.
   – Симург велела мне передать его тебе. Но ты должна отпустить пленников и не пытаться никого из нас съесть.
   – И отдать яйцо, – напомнила Дженни.
   – Еще чего! – фыркнула Роксана. – Симург приказала мне его высидеть.
   – Но оно нам нужно! – воскликнула Дженни.
   – Мало ли что кому нужно! Не отдам. Без прямого приказа Симург вы его не получите.
   «А ведь птица рассуждает разумно, – подумала Окра. – Вряд ли Симург стала бы заставлять ее веками высиживать яйцо, чтобы потом вот так запросто…»
   – А что вы так носитесь с этим яйцом? – спросила она Дженни. – Зачем оно вам?
   – Дело в том, что Гвенни получила задание принести то, что пребывает меж роком и твердью, – пояснила девочка. – Иначе ей не бывать вождем. А яйцо находится как раз между птицей рок и твердым каменным гнездом.
   – Клювом вам в темечко, а не яйцо! – крикнула Роксана.
   – Погоди, – сказала Окра. – А больше в этом гнезде, «меж роком и твердью», ничего нет?
   – Мы больше ничего не видели, – ответила Дженни.
   – Конечно, ничего, – сказала Роксана. – Неужто я позволила бы подкладывать к такому важному яйцу всякую всячину?
   – А как насчет оброненных перьев? – спросила огрица.
   Дженни раскрыла рот от удивления.
   – Надо же, об этом мы и не подумали. Может быть, никакого яйца нам не требуется.
   – Требуется, не требуется, а украсть его вы пытались, – заявила птица Рок. – А потому подлежите съедению.
   – Но ты не можешь съесть Че, – сказала Окра. – Крылатым чудовищам это строго-настрого запрещено.
   – Это я только с твоих слов знаю, а ты мне не указ. А яйцо воровать он явился с прочими, и такой же съедобный, как другие.
   – Ну, Роксана, – взмолилась Дженни. – Чего тебе стоит отдать нам одно-единственное перышко и отпустить восвояси?
   – Злоумышление должно быть наказано. Покушавшимся на яйцо пощады не будет.
   – А если мы дадим тебе семя? – спросила Окра.
   – Что мне за радость замедляться на три четверти?
   – Так ведь времяника способна не только на это, – сказала Окра. – Штуковина мощная и, скажу я тебе, весьма полезная. Именно с помощью семечка я меняю твою скорость и не даю тебе меня сцапать. Будь он у тебя, ты могла бы… – Окра сделала паузу, осознав сопоставимое по величине с птицей Рок значение того, что только что пришло ей на ум… – ты могла бы ускорить свое яйцо и высидеть его быстро-быстро. А значит, покончить с заземлением и обрести свободу.
   – Свободу? – охнула Роксана.
   – Именно. И все, что для этого нужно, это отпустить нас с перышком, – сказала Окра. – Ты согласна?
   Ясное дело, что упустить возможность высидеть-таки ставшее для нее роковым яйцо птица рок не могла.
   – Если это все, то согласна.
   – Тогда выбираемся из сна и забираем перышко, – сказала Дженни.
   Однако Окра проявляла осторожность.
   – Перемирие? – спросила она птицу.
   – Перемирие, – согласилась та. – Но если попробуете украсть яйцо – всех съем!
   Дженни хлопнула в ладоши и разрушила свой сон.
   Они снова оказались в зале замка. Разговаривать здесь Роксана не могла, но этого больше не требовалось. Все уже поняли друг друга.
   – Я за пером, – сказала Мела. – А ты, Окра, пока будь начеку. На всякий случай.
   Это было разумно: осторожность еще никому не вредила. Мела подошла к яйцу, Роксана двинулась в том же направлении. Правда, она оставалась замедленной на три четверти, что упрощало дело.
   – Ой, тут нет никакого пера! – воскликнула русалка, заглянув в гнездо.
   – Не может быть! – в голосе Дженни прозвучало отчаяние.
   – А что там есть? – деловито поинтересовалась Окра.
   – Только старый сброшенный коготь, – ответила Мела.
   – Сойдет, раз он находится «меж роком и твердью», – казала Окра.
   Мела вытащила здоровенный, длиной в ее рост, коготь. В руках русалки он походил на огромный двуручный меч.
   – Если подумать, так эта штуковина соответствует условиям лучше чего-либо другого, – сказала она. – Ведь он оказывался «меж роком и твердью» даже до того, как упал в гнездо: всякий раз, когда Роксана садилась на что-то твердое или что-то твердое поднимала, – она взглянула на птицу:
   – Можно нам его взять?
   Та кивнула. Похоже, когти у нее отрастали быстро и недостатка в них она не испытывала.
   – Так ты отпустишь нас, получив семя? – спросила Окра.
   Птица неохотно кивнула снова.
   – И ты понимаешь, что в случае нарушения договоренности тебя ждут неприятности со стороны Симург? – уточнила огрица.
   Роксана подскочила. Возможно, у нее была мысль не выполнять соглашение, но теперь, подумав о том, что это и впрямь могло бы рассердить Симург, она решила не рисковать. Возможность получить свободу стоила самого сытного обеда.
   В результате Мела, с трудом справляясь с его тяжестью, оттащила коготь от гнезда, а Окра положила туда семя. В то же мгновение магия семени перестала действовать, и время для всех присутствующих пошло нормально. И одинаково.
   – Все, что тебе нужно, это взять семечко под крыло или в когти и сказать, что ты хочешь замедлить или ускорить, – объяснила огрица. – Если хочешь, проведи испытание и удостоверься, что мы тебя не надули.
   Роксана подошла к гнезду, взяв семечко клювом положила его себе под крыло и что-то хрипло прокаркала. В тот же миг она закружилась в стремительном вихре, превратившись в расплывчатое пятно. Возможно, Роксана ускорила себя, а возможно, замедлила всех остальных Правда, продолжалось это недолго: птица вернула времени обычный ход.
   Все замерли, поскольку теперь всецело находились в ее власти. Роксане ничего не стоило склевать всю компанию, но нарушать соглашение птица не стала.
   – Ну что, мы пошли? – спросила Окра.
   Роксана ответила кивком.
   Спустившись через дыру в потолке, спасители и спасенные направились к выходу, благо все двери оказались открытыми. Окра тащила коготь, для Мелы эта ноша была слишком тяжела. Вскоре они добрались до распахнутых парадных ворот и перешли мост по опущенному подъемному мосту. Замок больше никого не удерживал.
   Размышляя о том, что ей пришлось помочь Дженни, Окра не переставала удивляться себе и этому глупому, но глупому совсем не на огрский манер, поступку. Хорошо еще, если не придется пожалеть о содеянном, но в любом случае к осуществлению своей мечты она не приблизилась. Все произошедшее никоим образом не превращало ее в Главное Действующее Лицо.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация