А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цвета ее тайны" (страница 16)

   – Спасибо тебе, Стэнли, – сказала Гвенни, когда пришло время расставаться, а потом, неожиданно для самой себя, встала на цыпочки и, как некогда Айви, поцеловала его в ухо. Дракон зарделся: зеленые чешуйки приобрели красноватый оттенок, и даже пар сделался розоватым. Но вид у него при этом был вовсе не сердитый.
   Начался подъем. Первым, поскольку ему было ведено найти безопасный путь, шел Сэмми, за ним Дженни, следом Гвенни и позади, как и в прошлый раз, Че. Он объяснял это тем, что у кентавров тыл крепче. В том смысле, что у него сзади не только хвост, но и копыта, тогда как у девочек нет ни того, ни другого. А то, что у них имеется, копыт никоим образом не заменит.
   Ну а кроме того, случись одной из них оступиться, Че смог бы удержать ее и сделать легкой, не дав свалиться в пропасть. Сам кентавр сохранял большую часть своего природного веса, поскольку это обеспечивало ему лучшее сцепление с тропой, которая пыталась их надуть, постоянно подсовывая никуда не ведущие (а то и ведущие к обрыву) ответвления. Некоторые из них выглядели более чем заманчиво, но сбить с толку Сэмми им, разумеется, не удавалось.
   Несмотря на то что да каждой площадке Че хлестал девочек хвостом, делая их легче, подъем все равно оставался тяжелым. А когда на небе появилась туча, они перепугались.
   – Ох! – выдохнула Гвенни, – Надеюсь, это не…
   – Тучная Королева, – закончила за нее Дженни.
   – Нет, – успокоил их Че. – Это так, тучка молодая. Вон какая кучерявенькая. Тут неподалеку есть утес-великан – обычно она ночует у него на груди.
   Нрав у нее спокойный, не грозовой, так что гроза нам не светит. Просто ей любопытно, что происходит на земле. Главное, держитесь бодро, чтобы она не прониклась к вам жалостью.
   – А проникнется, что тут плохого?
   – От жалости ее слеза прошибает. Вы же не хотите попасть здесь под дождик.
   Этого они и впрямь не хотели: вздумай тучка прослезиться, тропа стала бы скользкой, а то, не ровен час, их и вовсе могло бы смыть вниз.
   От этой мысли у Гвенни опять стали подгибаться колени.
   – Эй! – окликнула ее оглянувшаяся Дженни. – Не распускай нюни!
   Гвенни собрала волю в кулак, зажала ее там, чтобы не вырвалась, прибрала к рукам совсем было распустившиеся нюни и бодро, стараясь не подать тучке повода для слез, зашагала вперед Подъем занял почти весь день. Когда он подходил к концу, солнце не закатилось, но внизу, в Провале, тени сгустились так, что уже не позволяли увидеть дно Гвенни даже порадовалась тому, что они поднимаются ж свету, а не спускаются во мрак, хотя и знала, что внизу им ничто не грозит.
   Наконец они перевалили через край, отошли на безопасное расстояние от пугающего обрыва и повалились на землю, лишившись сил от облегчения.
   – Хорошо, что я не взрослый, – сказал Че. – А не то мне следовало бы смотреть в лицо опасности без страха.
   – Ну, вообще-то нас можно считать взрослыми, – напомнила ему Гвенни. – В Тайну-то нас посвятили.
   – Эта Тайна похожа на дно Провала, – заметила Дженни. – Скрыта во тьме, добираться туда долго, пока добираешься, навоображаешь себе невесть чего, а на поверку выходит, что ничего особенного там нет.
   Все рассмеялись, но смеялись недолго. Слишком уж сказанное походило на правду.
   Немножко передохнув, спутники попросили Сэмми найти подходящее место для ночлега, и он быстро отыскал им прекрасный шелковый шатер, оказавшийся тут, поскольку его соткали из шелковых нитей гусеницы тутового шелкопряда А с ветвей росшего рядом тутового дерева свисали не только всяческие фрукты, но и удобные шелковые гамаки. Ну а поскольку долгий и трудный путь основательно всех вымотал, Гвенни не смогла полюбоваться сновидениями своих друзей. Она заснула так же быстро, как и они, мгновенно провалившись в сон, пожалуй, столь же глубокий, как и Провал. И столь же темный – во всяком случае, она никаких снов не видела.

   ***

   Поутру оказалось, что рядом с их стоянкой находится деревушка.
   – Это Проваловка, – припомнил Че. – По-моему, дальше к востоку будет поселение гоблинов, так что, если хочешь…
   – Спасибо тебе, но я не хочу, – торопливо произнесла Гвенни. – В здешнем гоблинате наверняка заправляют мужчины, а ты сам знаешь, каков их нрав и обычаи.
   – К сожалению, не в обиду будет сказано.
   – Ничего, – бодро заявила Дженни. – Вот сделается Гвенни вождем, и все у них переменится. Гоблинам просто недостает надлежащего руководства, а сами по себе они не такие уж плохие Взять хотя бы Придурка, Недоумка и Идиота – они ведь славные ребята. Помнишь, как они принесли нам шипучки, и мы устроили чудесный бой с прыскалками.
   – Еще бы! – радостно воскликнула Гвенни. – Ведь только познакомившись с вами, я научилась по-настоящему радоваться жизни. Честно признаюсь, стоит подумать о возвращении в Горб, и мне становится не по себе.
   – Мы для того с тобой и пошли, чтобы тебе было по тебе.., или по себе.., короче, мы пытаемся поднять твое настроение.
   – И вам это прекрасно удается! – воскликнула Гвенни. – Дайте я вас обниму. И она крепко обняла обоих, радуясь, что они вместе с ней.
   – Мяу! – возмутился кот.
   – И тебя тоже, Сэмми! – девочка с чувством расцеловала кота.
   Дальнейший их путь пролегал через Проваловку, захолустную деревеньку, населенную не слишком любознательным народом На путников не обратили внимание, а ведь не каждый день доводится встретить эльфессу, гоблиншу и крылатого кентавра, путешествующих вместе.
   Не говоря уж о коте От деревенской площади начиналась тропа, ведущая на север, прямо к Гоблинову Горбу. Однако идея прогуляться по ней не очень приглянулась Гвенни.
   – Этот путь пролегает прямиком через Драконию, – заметила она. – Конечно, тропа зачарованная и должна быть безопасной, но кто может поручиться в том, что она отчего-нибудь не разочаровалась.
   – Тут есть река, – сказал Че. – Можно сделать плот и спуститься к Горбу по течению.
   – Прошлое плавание на плоту вышло у нас не очень-то удачным, – промолвила Гвенни, наморщив носик.
   – Раз на раз не приходится, – махнула рукой Дженни. – Зато ногами топать не придется.
   Гвенни посмотрела на свои ноги. В настоящий момент колени у нее не подгибались, но мысль о том, чтобы дать ногам отдых, звучала заманчиво.
   Порешив на этом, спутники свернули по боковой тропе на восток и ко второй половине дня вышли к большой реке, столь широкой и полноводной, что казалось решительно невозможным, чтобы ее исток мог находиться где-то недалеко, на северной стороне провала. Однако Че объяснил девочкам эту странность.
   – Как я понимаю, она берет начало где-то за Провалом и пересекает его. Падает вниз с южного склона, а потом взбирается вверх по северному. Конечно, реке не так-то просто течь вверх по отвесному склону и без магии тут не обошлось, но как иначе она могла бы попасть к морю?
   А реки в большинстве своем очень упрямы и прокладывают путь к морям, невзирая ни на какие препятствия.
   И все они, хоть им никто и не рассказывал, знают, в какой стороне эти моря находятся. Еще ни одна ни разу не ошиблась. Надо думать, тут тоже действует магия.
   На берегу нашлось достаточно валежника и лиан, чтобы связать неказистый, но прочный плот. Друзья не стали очищать бревна от ветвей, решив, что так будет надежнее. Едва ли какой-нибудь водяной дракон попытается схрумкать такое сооружение, рискуя забить пасть торчащими во все стороны ветками. Ему потом за год не отплеваться. Конечно, огнедышащему дракону ничего не стоило бы поджечь плот вместе с пассажирами, но вероятность встречи с таким хищником на реке была невелика. Правда, памятуя о том, что осторожность еще никому не вредила, они не только загрузили плот подушками да всяческой снедью, но припасли маски против дыма и пара.
   Че, припомнив уроки географии, заверил девочек в том, что порогов и водопадов на реке нет, а если плот зацепится за ветви склонившихся над водой деревьев, это грозит им лишь небольшой задержкой. Течение здесь не быстрое, и путь будет долгим, зато река понесет их сама, и им не придется делать привал на ночь. Отплыли они в вечерних сумерках.
   Ночь прошла спокойно. К утру плот уже изрядно приблизился к Гоблинову Горбу, а когда Гвенни, проснувшись, подняла голову, ей на глаза попался круживший над речной долиной виверн. Крылатые чудовища не выпускали Че из поля зрения и, скорее всего, посоветовали своим водяным сородичам не трогать плот и тех, кто на нем плывет. Без Че плавание могло оказаться далеко не столь безмятежным.
   По прошествии двух дней река приблизилась к Горбу настолько, насколько осмелилась. Даже она предпочитала держаться подальше от обиталища гоблинов, и Гвенни, надо сказать, прекрасно ее понимала. Друзья пристали к берегу, не без сожаления оставили плот и продолжили путь пешком.
   Теперь они шли на запад, прямиком выраставшей с каждым шагом горе. То был родной дом Гвенни, но ей нечасто доводилось смотреть на Горб снаружи. Конечно, она навещала гору, но кентавры доставляли девочку туда и обратно по воздуху, к тому же ей приходилось снимать очки. Сейчас она впервые видела Гоблинов Горб с земли.
   Видела, благодаря линзам, отчетливо, и увиденное ей совсем не понравилось.
   Однако она прекрасно понимала, что как ни безобразен Горб с виду, худшее, и несравненно худшее, творится внутри. Теперь ей придется вплотную столкнуться с самыми неприглядными сторонами гоблинской жизни, а Годива уже не сможет ограждать дочку от невзгод и опасностей. Гвенни оставалось надеяться на себя и друзей. На то, что они помогут ей не увязнуть в этой трясине.
   У подножия горы их заметил караульный. Он, как и положено гоблину, дрых на посту самым бессовестным образом, но по приближении посторонних проснулся, схватился за дубину и приветствовал новоприбывших в учтивой гоблинской манере:
   – Куда прете, уроды?
   – Протри глаза, Гаркалло-харкалло. Беги, доложи госпоже Годиве, что явилась ее дочь.
   Гаркалло-харкалло так и сделал. Протер глаза, кивнул и скрылся в тоннеле.
   Вскоре из створа пещеры появилась окруженная царственной мантией роскошных волос Годива.
   – Как ты вовремя, Гвенни! – воскликнула она, заключая дочку в объятия. – Не знаю только, к добру ли. У нас тут беда.
   – В чем дело, мама? – упавшим голосов спросила Гвенни.
   – Не в чем, а в ком. В твоем братце. Со смертью твоего отца он совсем отбился от рук и теперь стал хуже, чем когда-либо.
   – Сомневаюсь, чтобы это было возможно, – серьезно сказала Гвенни. – Он и так всегда был отпетым мерзавцем.
   – Так-то оно так, но все его пакости были не слишком опасны. А вот теперь дело обстоит иначе. Тут замешана Взрослая тайна.
   – Как? – воскликнула охваченная ужасом девочка, – ты хочешь сказать, что он знает?!
   – Не только сам знает, но и грозит раскрыть Тайну всем детям Гоблинова Горба, если к завтрашнему полудню его не провозгласят вождем.
   Теперь Гвенни поняла, в какой сложной ситуации она сказалась. Брат по отцу являлся единственным ее конкурентом в борьбе за власть. Правда, будучи всего двенадцати лет от роду, он мог удостоиться сана гоблинатора лишь по особому дозволению старейшин, но столь страшная угроза позволяла ему этого дозволения добиться.
   Гвенни, будучи старшей и законной дочерью покойного вождя, имела двойное преимущество, которое, впрочем, сводилось на нет ее принадлежностью к женскому полу.
   Точно так же как наличие линз уравновесило такой ее недостаток, как слабое зрение. Но теперь все ее старания могли оказаться напрасными. Если гнусный шантаж удастся, то гоблины получат не просто очередного вождя мужского пола, но худшего вождя из всех возможных. А стало быть, не только не исправятся, но станут еще хуже, чем прежде.
   Задача Гвенни заключалась в том, чтобы предотвратить это несчастье. Она знала, что кроме нее, этого не сможет сделать никто.
   Однако о том, как добиться успеха, не имела ни малейшего представления.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация