А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Цвета ее тайны" (страница 11)

   Дракон издал хриплый рык и спикировал на них, выставив ужасные когти. Яне не поняла ни слова, но догадалась, что он сердится. Не иначе как злится на нее за побег из его хранилища Окра выхватила из кармана шляпку бледной поганки, нахлобучила на темечко и тут же побледнела от злости. А когда Драгоман попытался схватить Яне, огрела, его кулаком по лапе, да так, что она бессильно обвисла.
   – Здорово! – воскликнула Мела. – Если кто и годится против дракона, так это разъяренный огр.
   Однако дракон, видимо, еще не уразумел, что одна из трех спутниц не девица, а огрица. Сделав круг, он атаковал снова.
   Окра на сей раз избрала другую тактику: одной рукой схватила его за шкирку и потянула на себя, а другой нанесла встречный удар кулачищем в рыло.
   – Будешь знать, как прятать девиц в стекляшки, головешка горелая! – прорычала она.
   Дракон сорвался в штопор, однако это встряхнуло ему мозги и помогло уразуметь, с кем он имеет дело.
   Выйдя из штопора, Драгоман описал круг, готовясь к новой атаке. Полученный отпор не обескуражил его: даже самый тупой, безобразный и сильный огр не очень-то обескуражит дракона, а Окра была отнюдь не такова. Однако Драгоман имел такой вид, словно задумал не обычное нападение, а что-то особенное.
   Дракон распахнул пасть.
   – Ооой! – завизжала Яне. – Он хочет крисТаллизировать нас. Выдохнет облако, и та, кого оно коснется, окажется в кристалле. Не дайте ему дыхнуть на нас!
   Вообще-то у нее не было ни малейшего представления о том, каким образом можно помешать дракону дыхнуть, однако не зря же Окра велела ей на нее положиться?
   Оказалось, что и вправду не зря. Как только Драгоман выдохнул свое облако, огрица надула щеки и дыхнула ему навстречу. Остановленное встречным потоком воздуха облако зависло между ними, образовало взвесь довольно гадких с виду (а какие еще могли образоваться при столкновении драконьих и огрских выхлопов?) кристаллов, которая рухнула вниз и разлетелась в хрустальное крошево, в свою очередь истаявшее вонючим дымом.
   Дракон посмотрел вниз, пожал плечами и улетел прочь. Будучи существом разумным, он разумно решил не связываться с теми, на кого не действует самое действенное его оружие, и доказал тем самым, что вовсе не все драконы являются безмозглыми тварями, у которых на уме одни драки.
   Но тут Окра обернулась к спутницам. Ее бледная физиономия была обезображена злобой, дыхание обдавало зловонием.
   – Шляпу сними! – закричали в один голос Яне и Мела.
   Огрица сердито взревела, однако смахнула шляпу с головы. И тут же обрела свой обычный облик. Сейчас Окра выглядела растерянной, и Яне прекрасно понимала, какие чувства она испытывает.
   – Ты молодчина! – пылко воскликнула она. – Без тебя мы все превратились бы в экспонаты.
   – Похоже на то, – согласилась Окра. – Видишь, шляпка все-таки пригодилась. Вообще-то для нас, огров, всякого рода поганство в порядке вещей, но мне до сих пор ничего подобного делать не приходилось. И хотя я чувствую себя довольно погано, то что мне удалось испоганить этому поганцу его поганую затею, совсем даже не плохо.
   – Просто здорово! – горячо подхватила Мела.
   Они продолжили восхождение. Карабкаясь вверх, Яне размышляла о случившемся: по ее разумению, Окра едва ли не осуществила свою заветную мечту. Ведь в эпизоде с драконом Главным Действующим Лицом являлась несомненно она.

   Глава 6. ДЖЕННИ

   То, что она совершенно неожиданно для себя оказалась посвященной в самую жгучую из Тайн Взрослой Жизни, ошеломило Дженни, однако времени размышлять о случившемся у нее не было. Путь открылся, и ей следовало поспешить со своим Вопросом к Доброму Волшебнику, тем паче что кот Сэмми уже мчался скачками в глубь замка.
   Хотя девочке уже доводилось бывать здесь, прошлое посещение вспоминалось ею, как сон, да и замок в тот раз выглядел иначе. Для нее все окружающее было внове, так же как и для Че с Гвенни.
   Но вот появившуюся в холле молодую женщину, светлые волосы которой имели зеленоватый оттенок, Дженни встречала на свадьбе Электры и принца Дольфа.
   Обняв всех прибывших, принцесса Айви проводила их в Приемную, где их встретил волшебник Грей Мэрфи.
   – Вы пришли как раз к завтраку. Прошу к столу, – радушно сказала Айви.
   Дженни хотела было отказаться, но тут поняла, что проголодалась, да и остальные наверняка тоже. Котик Сэмми уже успел найти блюдечко с молоком, несомненно, выставленное специально для него. Гости уселись за стол с волшебником Мэрфи, внешне ничем не примечательным молодым человеком. Он совсем не соответствовал представлению Дженни об обыкновенах, хотя, конечно, не побывав в унылой Обыкновении, трудно судить о тамошнем народе.
   – Не встречались ли мы с тобой раньше? – спросил Грей у Дженни.
   – Было дело, – ответила она со смущенным смешком. – Это случилось на Портретный день, так что здесь находились все пять с половиной жен Доброго Волшебника, одна другой краше. Я приходила спросить, как мне вернуться в Двухлунию, но передумала и решила погостить в Ксанфе подольше.
   – Конечно, ведь у тебя здесь друзья, – заметила Айви.
   – Да, – только и ответила Дженни. Это и вправду многое объясняло.
   Служанка принесла и разложила по тарелкам суфле.
   Блюдо это отличалось отменным вкусом, но съесть его стоило поскорее из-за досадной привычки этого кушанья беспрестанно подсказывать гостям, что говорить за столом.
   – Мы ожидали трех испытаний, – сказала Гвенни, – а то, что случилось, нас удивило – Можно сказать, даже напугало, – добавил Че.
   – Здесь, в Ксанфе, Взрослые Тайны имеют такое большое значение… – дополнила Дженни.
   Гости ожидали, что скажет волшебник, но вместо него заговорила Айви.
   – Мы сами были удивлены, но Доброму Волшебнику Хамфри виднее. Он сказал, что вас необходимо посвятить в Тайну, иначе он не сможет вам помочь.
   – Но ведь мой вопрос проще простого Вообще-то он не мой, я задам его за Гвенни, но это неважно. Он не имеет никакого отношения к Заговорам и Тайнам.
   – Хамфри сказал, что его Ответ не сможет помочь, если вы не вступите в Заговор. Мне и самому это показалось странным в Обыкновении всякой путаницы куда больше, чем в Ксанфе, но с этими Тайнами там так не носятся По правде, я отношусь к Заговору так же как вы.
   Должен сказать, что вообще-то вступить в Заговор следовало одной только Гвенни, а остальных посвятили в Тайну по необходимости, ввиду неотложности дела. Хамфри очень не хотел идти на это, но был вынужден, потому что иначе Гвендолин не смогла бы стать гоблинатором Гоблинова Горба.
   – Наверное, трудно быть вождем, не зная таких вещей, – сказала Гвенни, с подозрением покосившись на новый поднос Служанка подала нахально таращившуюся на гостей, моргавшую длинными ресницами и норовившую заговорщически подмигнуть глазунью.
   – А какая жена нынче живет с волшебником Хамфри? – сменила тему Дженни.
   – А вы еще не поняли! – рассмеялась Айви.
   Котик Сэмми терся о служанкину ногу.
   – Служанка! – сообразил Че.
   В тот же миг служанка преобразилась: из неприглядной особы в тускло-коричневом платье превратилась в великолепно одетую красавицу. Вообще-то ей ничего не стоило сделаться настолько прекрасной, насколько хотелось – Дженни подумала, что для семейной жизни эта способность весьма полезна.
   – Демонесса Дана! Я не узнала тебя в образе служанки.
   – Ты не узнала меня и в образе Взрослой, – фыркнула демонесса.
   – Да, это уж точно.
   – Скажи, – промолвила Гвенни, глядя на демонессу с прищуром, – как может Хамфри доверять тебе, если у тебя нет души?
   – Демонам вполне можно доверять в тех случаях, когда они делают то, что им подходит. Мой муж прекрасно знает, что когда у меня имелась душа, я любила его, а когда потеряла душу – покинула. Мне стало скучно.
   Сейчас мне снова интересно, и пока не станет скучно, я буду вести себя так, будто у меня есть душа. А если нарушу правила и поведу себя бездушно, то тут же уступлю место следующей по списку жене.
   – А что с твоим сыном? – поинтересовался Че.
   – Сынишка мой, полудемон Дафри родился аж в 954 году, сто тридцать семь лет назад. Он вырос, женился на обычный человеческий манер, завел собственного сынишку, а потом передал свою душу своему отпрыску и бззззз.., исчез. С тех пор я потеряла с ним связь.
   – 954 год – это что, дата? – спросила Дженни.
   – Конечно, – сказал Че. – Разве ты забыла уроки истории? Нынче у нас 1091 год с Первой Волны.
   – Наверное, я забыла, – вздохнула Дженни, – должна признаться, что я всегда путалась с цифрами и числами.
   – Ничего, – усмехнулась Дана. – Когда тебе придется отбывать годичную службу моему мужу, ты живо научишься считать дни.
   – Может, и научусь, – вздохнула Дженни, которая, предпочла бы остаться с Гвенни, Че и кентаврами. Но деваться было некуда, тем паче что она сама напросилась задать Вопрос за подружку.
   – Ну что ж, – сказала Айви, – ты можешь предстать перед Добрым Волшебником.
   – А остальные? Им можно пойти со мной?
   – Можно. Но права задавать Вопросы у них нет.
   По винтовой лестнице Айви отвела их в маленькую, битком набитую всякой волшебной всячиной комнатушку, где перед ужасающих размеров книженцией сидел маленький, похожий на гнома человечек. На вид ему было лет сто, хотя Дженни знала, что в действительности он старше, а будучи обладателем эликсира молодости, может находиться в том возрасте, в каком пожелает. Видимо, вековой рубеж его устраивал: ветер в голове уже не гуляет, а песок еще не сыплется.
   – Итак? – сердито буркнул Хамфри, оторвав взгляд от фолианта.
   – Спрашивай, – шепнула Айви.
   – Г-где мы можем раздобыть пару контактных линз для Гвендолин, чтобы она…
   Ей показалось, будто волшебник нахмурился, хотя физиономия его была столь морщинистой, что судить об этом с уверенностью было трудно.
   – В настоящий момент в наличии имеется всего одна пара, но и с той могут возникнуть существенные проблемы.
   – Но если она их не добудет, тоже могут возникнуть существенные проблемы.
   – Во-первых, попытка раздобыть их сопряжена с опасностью…
   – Если она их не получит, ей тоже будет грозить опасность.
   – Во-вторых, они находятся Сонном Царстве.
   – В тыкве? Но…
   – Они предназначены для использования ночными кобылицами со слабым зрением. Отсюда вытекает третья проблема. Надевший их видит сны так, как видят их кобылки-страшилки – Ну, какая тут пробле… – начала было Дженни, но тут же осеклась. – И дурные тоже?
   – Все. Включая нарушающие Заговор взрослых.
   – Ой! – пискнула стоявшая позади Гвенни.
   Теперь многое прояснилось. Гвенни не могла пользоваться этими линзами, не будучи посвященной в Тайны Взрослой Жизни. Предвидя это, Добрый Волшебник организовал встречу со Взрослой: он вынужден был пойти на хитрость, поскольку не имел права просто взять и рассказать всю правду, нарушив тем самым Заговор. Что же до его жены-демонессы, то та тоже ничего не рассказала напрямую, однако бессовестно подтолкнула детей к запретному знанию. Что не составило для нее труда по причине отсутствия совести.
   – Я дам вам наставления, необходимые для того, чтобы проникнуть в Сонное Царство и найти линзы, – сказал Хамфри. – Но дело все равно будет нелегким. В тыкве крылатые чудовища не смогут вас защитить.
   – Мы сделаем то, что должны, – промолвила Гвенни. – Спасибо тебе, Добрый Волшебник.
   – Жаль, что мне нельзя пойти с вами, – печально вздохнула Дженни. – Но что поделаешь, я должна служить Доброму Волшебнику.
   – Сначала поможешь раздобыть линзы, – заявил Хамфри. – Вернешься, тогда и отслужишь.
   – Ой! Спасибо тебе! – воскликнула девочка, подскочив от радости.
   – Путь до линзового куста будет отмечен фальшивыми линзами, – продолжил Хамфри. – Вам следует быть очень внимательными, потому что, как только вы пройдете мимо, они растворятся. Кроме того, вы должны будете проделать все за один день: по его истечении мы должны будем вас разбудить.
   – Разбудить? – не поняла Дженни.
   – Мы не отправимся в тыкву во плоти, – пояснил Че, – а просто заглянем в глазки. А как только кто-нибудь прервет связь между нашими глазами и тыквой, мы вернемся.
   – Но почему всего один день? – спросила Гвенни. – На это может потребоваться больше времени.
   – Потому что мы так договорились с твоей мамой. И с мамой Че, которая беспокоится не только о своем сыне, но и о Дженни.
   Все трое обменялись долгими взглядами. Выходило, что родители были в курсе всего происходящего. Однако теперь это уже не имело значения.
   – Пойдем, я отведу вас к тыквам, – предложила Айви.
   Дженни посмотрела на Доброго Волшебника, но тот уже уставился в свою книгу.
   Чтобы было удобнее лежать, Айви положила перед каждой из четырех зеленоватых, с заклеенными липкой лентой глазками тыкв по подушке. Дженни крепко взяла Сэмми за лапу: они не должны были разлучаться при входе, иначе, попав внутрь, рисковали оказаться в разных местах. Точнее сказать, в разных снах.
   – Готовы? – спросила Айви, удостоверившись, что глаза каждого находятся точно перед глазком.
   Все кивнули, хотя Дженни вовсе не чувствовала себя готовой. Конечно, она была рада возможности отправиться в Сонное Царство с друзьями, однако робела. Прежде всего потому, что плохо понимала, как можно отправиться внутрь тыквы, оставив тело снаружи.
   Айви сняла ленту с тыквы Гвенни, и та мгновенно оцепенела. Затем то же самое с Че. В тот миг, когда Айви приблизилась к тыкве Дженни, девочка неожиданно подумала: «Каким вообще образом линза из мира снов может помочь Гвенни в реальном мире? Вдруг они просто останутся во сне, и все пойдет прахом?»
   Она уже собралась спросить об этом, но не успела.
   Айви открыла глазок.
   В тот же миг Дженни обнаружила себя на гладком полу какого-то помещения. Отшатнувшись от неожиданности, она чуть не налетела на Че. В это время рядом с ней материализовался Сэмми.
   – Все в сборе, – с облегчением проговорила Гвенни. – Я перетрусила, когда оказалась здесь одна. Мне показалось, что до вашего появления прошла целая вечность.
   Дженни решила оставить свои сомнения при себе, в настоящий момент это все равно не имело смысла. Возможно, Добрый Волшебник все предусмотрел, и в реальном мире линзы будут работать так же как и в тыкве. В конце концов, ночным кобылицам случается, во избежание накладок, просматривать доставленные ими сны и вне тыквы.
   – Хорошо, что мы вместе, все трое, – сказал Че тоже с явным облегчением, напомнившем Дженни о том, что при всей его взрослой рассудительности ему было всего-навсего семь лет.
   Неожиданно в комнате появилась уйма народу. Воззрившись на новоприбывших, Дженни оторопела. Да и как было не оторопеть, увидев трех Гвенни, троих Че и трех котов. Да что там коты – здесь находилось три Дженни.
   – Ой, меня стало две… – начала одна из Гвенни, и тут же осеклась. Потому что рядом с третьей гоблиншей появилась четвертая.
   – А меня… – начала было Дженни, но не закончила.
   – Молчи! – воскликнул Че. – Это не просто пол, а таблица. Таблица умножения!
   Дженни прикусила язык. Она не доверяла ни таблицам, ни умножению, ни всякой там цифири-арифметике, однако ей всегда казалось, что таблица умножения умножает числа, а не живых существ.
   – Ты посмотри под ноги! – настаивал Че. – И туда, где пол обрывается.
   Три Дженни так и поступили. И убедились, что стоят на неком подобии стола, который подошел бы по размеру давешней Взрослой. Стол этот расчерчен клеточками, а в клеточки, и по краям и в центре, вписаны цифры. Довольно быстро до них (или до нее) дошло, что цифры в центре представляют собой результат перемножения цифр по краям, но ни одна из Дженни не помнила, как этот результат называется: то ли сума, то ли несчастное, то ли выведение. Нет, кажется все-таки произведение, хотя тем же словом некоторые называют книжку. Но в любом случае ясно, что если цифры умножать, то их будет больше. А от этого радости мало, потому что чем больше цифр, тем больше путаницы. Таблица умножения – это такое место, где девочке делать нечего.
   – А вдруг, – пришло Дженни в голову, – это всегото-навсего дурной сон. Разве они не в Сонном Царстве?
   – Стоит нам назвать число, как таблица нас на него и умножает, – заявил Че. – Гвенни сказала, сколько ее, и ее стало во столько раз больше. А я сказал, сколько нас вместе, с тем же результатом. Боюсь, мы попали в затруднительное положение.
   Четыре Гвенни и три Дженни кивнули, боясь сказать лишнее слово.
   – Думаю, – осторожно промолвил один Че, – все мы считаем себя настоящими.
   – И ни один из нас не хочет лишиться своей индивидуальности, – добавил другой. Он не боялся назвать число «один», поскольку, как всякий образованный кентавр, знал: при умножении любого множителя на единицу произведение остается равным этому множителю.
   Семь девочек снова кивнули: они такими познаниями не обладали и опасались ляпнуть не то.
   – А не можем ли мы произвести деление? – промолвил один из Че.
   – Но ведь это таблица умножения, – осмелилась возразить одна из Гвенни.
   – Эти математические действия родственны, – указал другой Че. – Одно из них обратно другому. Да, делить эта таблица ничего не станет, но мы можем умножить дробь на дробь.
   – А так можно? – спросила Дженни (уже не вполне уверенная, какая из них она сама).
   – Думаю, да, – кивнул третий Че. – Наверное, лучше всего будет сначала уменьшить число Гвенни до числа остальных, а потом проделать то же самое со всеми нами.
   – А это не больно? – заволновались все четыре Гвенни.
   – Ни капельки, – заверил их второй Че. – Вы ведь уже умножались. А сейчас я умножаю вас на три четвертых.
   Одна Гвенни исчезла. Три оставшиеся испуганно переглянулись.
   – Ну как, не больно? – спросила одна из Дженни.
   – Не знаю, – откликнулась одна из Гвенни. – Исчезла-то не я.
   – Не думаю, чтобы умножаться на дробь было больнее, чем на целое число, – сказал третий Че.
   – Наверное, без этого не обойтись, – промолвила одна из Дженни, смиряясь с неизбежностью.
   – Наверное, – неохотно согласилась одна из Гвенни.
   – В таком случае я умножаю нас на одну треть, – промолвил первый Че.
   В то же мгновение всех оказалось по одному. Включая кота. Переглянувшись, они подошли к краю стола и увидели, что он стоит посреди то ли луга, то ли газона, поросшего цветами. Когда Дженни наклонилась, желтая чашечка одного из них качнулась к ней и раскрылась, обнажив острые клыки.
   – Осторожно, – предостерег Че. – Это львиный зев.
   Зевает, зевает, а потом как цапнет.
   Отшатнувшись, девочка отошла к другому краю стола и увидела мелодично жужжавшую среди цветов пчелу.
   Только вот вместо того чтобы собирать пыльцу и нектар, она то и дело выпускала устрашающего размера жало.
   – Пчела-жалейка, – пояснил кентавр – Жужжит жалобно, но беда не в этом, а в том, что ей всех жалко. И из жалости она всех подряд жалит, чтоб, стало быть, не мучались.
   Все, не сговариваясь, перебежали на другой край.
   – Как же нам отсюда выбраться"? – воскликнула Гвенни.
   – А по этому стеблю нельзя спуститься? – спросила Дженни, указывая на высокое растение с прозрачными листьями, как раз напротив которого уселся Сэмми.
   – Похоже, что можно, – обрадованно сказал Че. – Смотри, там ведь линзы. Наверняка те самые ложные линзы, о которых говорил Добрый Волшебник.
   И действительно, капельки росы на листьях улавливали свет, образуя маленькие линзочки. Которые, как им объяснили, должны отмечать их путь.
   Дженни посадила кота себе на плечо, а потом, после того как все трое взялись за руки, коснулась одного из листьев. В то же мгновение все вокруг изменилось.
   Компания оказалась в совершенно другом месте, по правде сказать, тоже не слишком радовавшем взгляд.
   Вокруг торчали увядающие кусты и деревья, у подножий которых валялись опавшие гнилые плоды. В наполненном тошнотворным смрадом воздухе вились тучи мошкары.
   – Мушки-гнилушки, – сморщил нос Че. – Ускоряют реакцию гниения.
   Все поспешили дальше, спеша оставить гнилушек позади. Однако стоило им отойти, как впереди замаячила странная фигура. Издали ее можно было принять за человеческую, но по приближении стало ясно, что это вовсе не так. Неизвестное существо имело две ноги и две руки, но ничего, похожего на голову. Туловище и шея составляли единое целое, представляя собой трубку из серебристого металла.
   – Что за диво? – недоуменно спросила Дженни.
   В этот момент существо опустилось на четвереньки и наставило трубку прямо на девочку. Послышался зловещий щелчок.
   – Ложись! – крикнул Че и бросился на землю, увлекая Дженни за собой. Трубка громыхнула не хуже Тучной Королевы, над головами упавших что-то пронеслось, и позади снова раздался грохот. Воздух наполнился едким запахом, похожим на запах серы. Из шеи непонятного существа валил дым.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация