А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Игры богов" (страница 18)

   – Кто-то придумал новую позу? – спросил с иронией Бродяга.
   – В этом случае не нужно было все привязывать к празднику. Что-то произойдет именно в последний день, но такое, чего не ожидает никто. Что-то такое, что сделает понятным, для чего ты здесь. И что-то такое, что сделает тебя полезным для заказчика. Остались пустяки – узнать, что произойдет в последний день праздника. – Бес встал со стола и прошелся по комнате. – Так что, говоришь, произойдет с богом, если его растереть в порошок? Или, скажем, разорвать его на клочки? Умрет и оживет? Интересное бессмертие получается. Очень интересное. Ты не находишь? И как тут все закручено вокруг тебя. С ума можно сойти!

   Глава 7

   – Ты бы спрятался куда-нибудь, – сказал Бес Бродяге.
   – Это еще зачем? – спросил Бродяга.
   Они стояли на плоской крыше заведения Злодея и смотрели на Вечный город.
   Стояли молча и долго. Бродяга снова попал под очарование самого красивого города из построенных смертными. Самку можно было обвинять в глупости или пошлости, но свою основную резиденцию она смогла наполнить неким своеобразным приторным уютом. Город был похож ва развратницу, бесстыдно демонстрирующую свои прелести. Все, до мельчайшей складочки. И тем не менее развратница была так прекрасна, что ей можно было простить все.
   И даже нынешнее фальшиво поблескивающее солнце не могло испортить общего впечатления. Даже наоборот: и неестественная голубизна небосвода, и бронзовый оттенок солнца – все это придавало Вечному городу вид игрушки, необычайно тонкой поделки, вышедшей из рук гениального ювелира.
   Бродяга стоял неподвижно, а Бес время от времени переминался с ноги на ногу. И когда нижний край солнца лег на вытянутую вверх руку статуи Самки, расположенной на Священном острове, Бес почесал щеку и сказал:
   – Ты бы спрятался куда-нибудь…
   Заявление это настолько не гармонировало с обстановкой, что Бродяга вздрогнул, как от фальшивого звука в священном гимне, и оглянулся:
   – Это еще зачем?
   – А за мной скоро придут, – сказал Бес. – Полагаю, что солнце еще не успеет сесть, как в дверь притончика начнет ломиться храмовая стража. А нам еще нужно будет договориться о планах на эту ночь, если все сложится нормально, и на следующие дни, если все пойдет не так, как хотелось.
   Бродяга еще раз оглянулся на Вечный город. Оглянулся с сожалением. Вздохнул и стал спускаться во двор по лестнице вслед за Бесом. Здесь, в городской суете, Бес ориентировался куда лучше Бродяги, и тот разрешал Бесу лидировать. Оставляя за собой при этом право последнего слова.
   – Подробнее можно? – спросил Бродяга, когда они спустились в сад во внутреннем дворе заведения Злодея. – Кто за тобой придет? И как они тебя найдут? Ты что, кого-то уже предупредил?
   – Никогда! – помотал головой Бес. – Но не следует упускать из виду, что Самка – богиня жадная. И что начальник храмовой стражи хоть и человек, но нюх имеет совершенно нечеловеческий.
   – Нюх на что?
   – На чужую божественную деятельность. – Бес сорвал с дерева инжир и с видимым удовольствием съел. – Самка обещала ему вечную молодость, если он будет отслеживать появление в Вечном городе чужих аватар, ипостасей и даже просто предметов, наделенных Силой.
   – Понятно, – сказал Бродяга. – Понятно, зачем это Самке. Но как они найдут тебя? Ты же не светишься Силой.
   – Не свечусь. Но у покойного лекаря был переносной алтарь, да? – Бес подпрыгнул, чтобы сорвать инжир покрупнее. – И этот алтарь я оставил на месте нашей с ним потасовки, в «Радости Змея». Не с собой же его тащить, чтобы засветить наш притон?
   – Но… – начал Бродяга.
   – Какие вы все… – осуждающе покачал головой Бес, сунув инжирину в рот целиком. – Вшо вам Шила да Шила…
   – Вынь фрукт изо рта, – посоветовал Бродяга. Бес прожевал и проглотил.
   – Все вам Сила да Сила, – повторил Бес. – Прикинь, вот если бы такое дерево было – съел фигу и все знаешь, все понимаешь, все постиг… И никакого бессмертия не нужно. И люди, между прочим, прекрасно обходятся мозгами. А у начальника храмовой стражи этих мозгов хватит на, извини, десяток богов. И если ему сообщат, что…

   Старший патруля, подобрав странный теплый камешек на месте потасовки, отправился в храм. Таскаться по жаре туда-сюда старшему патруля очень не хотелось, но драка произошла возле самого Нижнего храма и сопровождалась странными обстоятельствами. В таких случаях лучше всего доложить. Тем более что время от времени сам начальник храмовой стражи, Непоколебимый защитник Любви, увенчанный Знаком преданности и страсти самой богини, любил устраивать проверки. Подбросить артефакт. Или прислать бродячего проповедника. На памяти старшего патруля несколько стражников лишились хлебных должностей, а двоих так даже проводили на площадку для казней.
   Камешек на цепочке был предъявлен дежурному жрецу храмовой стражи. Жрец поводил правой рукой над камешком, зажмурился, взял цепочку в руку и поднес ее почти к самому своему лицу.
   – Пахнет, – сказал тихо жрец. Старший патруля промолчал.
   – Остаточек Силы имеет место быть, – протянул жрец в лиловом балахоне и открыл глаза. – Бери сей артефакт, господин старший патруля, и бегом к Самому. И чем скорее ты у него окажешься, тем для тебя лучше.
   Сам начальник храмовой стражи сидел, как обычно, в малом зале, возле бассейна. На вошедшего в помещение патрульного он не оглянулся, продолжая рассматривать рыбок. Старший патруля посмотрел на гладко выбритую голову начальника, на его неподражаемые хрящеватые уши необъятного размаха, и как мог доложил о своем деле.
   Дослушав, начальник не оборачиваясь протянул через плечо руку. Посмотрел на камешек:
   – Что сказал дежурный жрец?
   – Остаточек… э-э… Силы… – патрульный даже зажмурился, вспоминая заковыристые слова, – бытие… имеют…
   – Бытие, говоришь… – Начальник наконец обернулся, и его кошачьи глаза воззрились на собеседника.
   – Место… быть…
   – Понятно. Остаточек. Теперь подробно обо всем.
   История, услышанная от хозяина «Радости Змея», была изложена со всеми возможными подробностями.
   – …по имени Бес. – Когда старший патруля дошел до этого имени, начальник уточнил, не путает ли чего рассказчик.
   Рассказчик поклялся, что нет, не путает, что так все ему и было рассказано.
   – Значит, Бес…

   – И какого рожна ты сообщил всем свое имя? – немного раздраженно поинтересовался Бродяга.
   Он никак не мог понять, что и как происходит вокруг него самого, а тут еще намечалось вмешательство храмовой стражи. А так и до Самки все могло дойти.
   – А как бы еще я заставил лекаря ко мне обратиться? – резонно возразил Бес. – Я ведь его в лицо не знал. А до Самки все действительно дойдет.
   До Самки действительно дошло – и дошло быстро. Во всех смыслах. Начальник храмовой стражи зажег жертвенную ароматную палочку перед малым алтарем сразу, не теряя времени. Как только отдал приказ доставить в храм хозяина постоялого двора и собрать всех свидетелей потасовки.
   Поначалу богиня выразила свое неудовольствие тем, что ее оторвали от важного дела. Со всей возможной почтительностью ей были доложены обстоятельства. Самка размышляла всего пару мгновений.
   – Это кто же ко мне в город полез? – спросила богиня у начальника стражи.
   Ее небольшое светящееся изображение над алтарем качнулось и налилось зеленым светом.
   – Разбираемся, – сказал Непоколебимый защитник Любви.
   – Когда закончите? – спросила богиня.
   – До захода солнца, думаю.
   – Камень – ко мне, – приказала Самка.
   – Уже отправил, – чуть улыбнулся Непоколебимый. – И послал за свидетелями.
   – Если эту штуковину притащил Бес… – сказала Самка…
   – Не он, – уверенно ответил начальник стражи. В разговорах с богиней он предпочитал именно этот уверенный тон, который обычно нравился женщинам. Богине – тоже.
   – Если это и вправду Бес, – изображение Самки снова дрогнуло, – то я хочу поболтать с ним лично.

   – Она наверняка захочет со мной поболтать лично, – усмехнулся Бес. – Меня найдут, схватят и тайно отведут к ней в храм. Тайно. Так, что никто не узнает.
   – И там ты ей все расскажешь. – Бродяга постучал себя по лбу пальцем. – Думать надо. Она тебя выпотрошит, вытащит из тебя все, в том числе и обо мне…
   – Ты боишься, бог? – вскричал Бес, заламывая в отчаянии руки. – Как мог я испугать тебя…
   – Ты слишком далеко зашел в своем пренебрежении к богам, – сказал Бродяга. – Даже самый мизерный из них…
   – Из вас, – поправил Бес.
   – Из нас. Самый мизерный из нас может сделать с тобой все что угодно.
   В саду потемнело – солнце наконец скрылось за домами. От реки потянуло сыростью.
   – Значит, так, – сказал Бес. – Знак выполненного долга я тебе отдал… В жизни бы не подумал, что буду покупать этот Знак, вместо того чтобы отработать. Теперь дальше…
   Бродяга поднял голову и взглянул на звезды, которые зажглись сразу же после исчезновения солнца. Покачал головой.
   – Дом они обыскивать не будут. Силы в тебе нет. Так что ты совершенно спокойно можешь помогать Злодею на кухне. – Бес довольно улыбнулся. – Ну, там, полы помыть, рыбу почистить… А я тем временем пообщаюсь с Самкой. Надеюсь, меня насиловать не будут.
   – Тебя завяжут в узел и не развяжут, пока ты всего не расскажешь. И она как богиня сразу расколет тебя, если ты попытаешься ей соврать.
   – Очень может быть, – сказал Бес. – Очень. Может. Быть. Только я думаю, что будет не так. Мы поговорим о нашем, о личном. Обменяемся информацией…
   Бродяга нахмурился. Бес не врал. Он не смог бы обмануть Бродягу. И сейчас было совершенно отчетливо видно, что Бес говорит правду и абсолютно уверен в себе.
   – В зависимости от ситуации и нашей договоренности, – невозмутимо продолжил Бес, – я либо вернусь сам, либо пришлю за тобой. Спокойно!
   Бес поднял руку, увидев, как изменилось выражение лица Бродяги.
   – Спокойно. Если ты не будешь размахивать руками, отрывать прохожим руки и ноги, а также не станешь болтать на тему Того, Кто Должен Вернуться, то спокойно сойдешь за человека.
   – Самка…
   – Все будет нормально, – пообещал Бес. Во двор выглянул Злодей:
   – Стучат храмовые стражники.
   – Как я и предполагал, – довольно заключи. Бес. – Пойду сдаваться.
   Как и предполагал начальник храмовой стражи Беса нашли легко и взяли без проблем. Бес всегда селился у Злодея и предпочитал не связываться с людьми из храмовой стражи.
   К этому моменту Непоколебимый знал, что цепочка принадлежала лекарю, что Бес не был с ним раньше знаком и что ссора произошла из-за какой-то посылки и неудавшейся попытки лекаря убить Беса. Услышав от перепуганных свидетелей, что Бес очень нервничал и кричал, начальник храмовой стражи своего удивления не выдал. Но такое странное поведение Беса взял на заметку.
   Начальник храмовой стражи был, как верно заметил Бес, человеком умным. В первую очередь умным, а во вторую исполнительным. И с Бесом был знаком лично. Более того, Бес начальнику храмовой стражи пару-тройку раз оказывал услуги, что, конечно, не помешало бы Непоколебимому защитнику отправить Беса, в случае необходимости, на казнь.
   Богиня приказала доставить к ней Беса немедленно. Но она не указала маршрут и не запретила поболтать с задержанным по дороге. А путь был избран окольный, по реке в личной лодке начальника храмовой стражи.
   – Здравствуй, Бес, – сказал Неколебимый.
   – Привет, Страж, – ответил Бес.
   – Присаживайся, – предложил Непоколебимый, указывая на скамью, застеленную ковром. – Поговорим.
   – Поговорим, – согласился Бес.
   Некоторое время они молчали. Поскрипывали весла в уключинах. Негромко постукивал жезл, отбивая ритм.
   Что-то закричал кормчий на палубе, протопали босые ноги матросов. Лодка качнулась.
   – Оживленное у вас движение на реках, – сказал Бес.
   – На прошлой неделе столкнулись баржа и лодка стражи. Два человека утонули, – сказал Страж, расположившийся в кресле у стола.
   – Пешком бы мы добрались быстрее, – сказал Бес.
   – Мне приказано тебя доставить. И так, чтобы никто не видел. А как и когда – на мое усмотрение. Думаю, мы успеем кое-что обсудить.
   Лодку снова качнуло. Звякнула о кувшин хрустальная ваза с фруктами, стоящая на столе.
   – Не думал, что ты вернешься, – помолчав, сказал Страж. – Все разумные люди сейчас норовят держаться от Вечного города подальше. А ты мне казался разумным.
   – Встреча, – пожал плечами Бес. – Деловая встреча.
   – Ну да, – кивнул Страж. – Деловая встреча с переходом в деловую потасовку. Ты куда лекаря заезжего дел?
   – А он что – пропал? – Бес даже изобразил удивление.
   – А ты не знал? – удивился в свою очередь Страж.
   – Когда он… вышел из зала, я остался, чтобы допить вино. И успокоиться.
   – Успокоиться, – повторил Страж. – Когда я услышал, что Бес нервничал и психовал, честно, подумал, что это кто-то присвоил твое имя. Чтобы ты – и психовал…
   – Старею…
   Начальник храмовой стражи засмеялся. Бес не обиделся. Он подождал, когда смех прекратится, и продолжил:
   – Душой старею. Все эти годы, человеческая неблагодарность…
   – И божественная неблагодарность, – подхватил Страж. – С кем это ты пересекся?
   – В смысле?
   – Кто из богов попытался тебя обмануть? Ты же в кабаке кричал, что тебя попытались убить, что теперь ты посылку не отдашь без оплаты… Что, кстати, за посылка?
   Бес взял из вазы персик. Надкусил. Брызнул сок.
   – Думаешь, вечная молодость тебя защитит от пыток? – спокойно спросил Страж.
   – Думаю, что смогу прямо сейчас разнести это судно и уйти. Даже не знаю, сколько стражников по надобится, чтобы меня остановить… – лениво протянул Бес, доев персик.
   – Меньше, чем ты думаешь. У нас ведь нововведение – после захода солнца начинает работать Печать Запрета. Из города можно выйти только через двое ворот. И стражникам нужно будет лишь найти и указать на тебя богине. Что за посылка? И какой бог?
   Бес вытер руки о шитую золотом скатерть.
   – Колись, Бес, – сказал начальник храмовой стражи. – Тебе Самка простит все, что угодно, кроме работы здесь, в ее городе, на другого бога. Ловцы здесь не работают.
   – Какая работа… В самом деле… – Бес махнул рукой. – Меня попросили доставить немного сомы… Знаешь, что такое сома?
   Непоколебимый кивнул. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Он прекрасно знал, что это такое. И знал цену.
   – Сколько сомы? – спросил он.
   – Флягу. Всего лишь флягу. – Бес улыбнулся. – Очень выгодное предложение. Сам понимаешь, капля сомы туда, капля сюда… При таком количестве кто их там, эти капли, считает.
   Начальник стражи смотрел в лицо Беса не отрываясь. Фляга сомы… Странно, что Бес вообще доехал до города. Если бы кто-то узнал о таком количестве напитка богов…
   – И ты решил не отдавать флягу?
   – Что значит – не отдавать, – возмутился Бес. – Я все честно вез, но меня подставили. Потом этот идиот на постоялом дворе… Я ни о каком боге ничего не знал. Разговариваю с ним как с козлом, он другого и не стоит… А он вдруг хватается за алтарь. Цепочку я с него сорвал на всякий случай, дал раз в морду… Он и сбежал. А теперь я остался с сомой. И даже не знаю, что мне теперь с ней делать. Не назад же везти. Сам понимаешь, некоторые вещи отрывают с руками, а эту флягу непременно оторвут с головой. Ты у меня не купишь?
   Непоколебимый шутку не поддержал. Весь Вечный город не стоил фляги сомы. С одной стороны. С другой стороны, для истинной владелицы Вечного города эта жалкая фляга… – начальник храмовой стражи заставил себя мысленно повторить эту неестественную фразу, – жалкая фляга божественного напитка не стоила ничего.
   – Ты, значит, не знал, что человечек в «Радости Змея» пришел к тебе от бога?
   – Гадом буду, – засмеялся Бес. – Сам прикинь – на хрена богу фляга сомы?
   Лодка с грохотом причалила.
   – Вот и приехали, – сказал начальник храмовой стражи.
   Бес встал со скамьи, подошел к двери на палубу.
   – Тебя проводят, – сказал начальник стражи. – Я подойду потом.
   Бес остановился. Вернулся к столу.
   – Давно хотел тебя спросить… – Бес хмыкнул даже как-то смущенно. – Ты ведь не пользуешься сомой?
   – Нет, – коротко ответил Страж.
   – Но ведь имеешь возможность… Самка ведь тебе бы не отказала…
   – Наверное…
   – Но ты не пользуешься. И что-то мне подсказывает, что и по поводу обещанной тебе вечной молодости…
   – Тебе правильно подсказывает это «что-то», – кивнул Страж.
   – Почему?
   В дверь каюты постучали.
   – Я сейчас, – не повышая голоса, ответил Страж.
   – Почему? – повторил свой вопрос Бес.
   – Наша любимая богиня, наша Самка – набитая дура. Абсолютная, – сказал начальник храмовой стражи, Непоколебимый защитник Любви, увенчанный Знаком преданности и страсти. – Взбалмошная, помешанная на половых вопросах, извращенная и развратная…
   – Ласково, – оценил Бес.
   – Она никогда не станет умнее или чище, она будет коллекционировать мужиков и девок, затаскивать к себе в постель всех подряд и заставлять всех вокруг совершать такие же непотребства… – Начальник храмовой стражи говорил ровно, не понижая голоса. – У нее есть одно достоинство. Она жадная. Она не захотела делиться ни с одним из богов нашим городом. И что бы ни происходило, богиня Танца не будет строить козни богине Нижней позиции, потому что обе эти идиотские богини – ипостаси Самки. Я твердо знаю, что не произойдет какой-нибудь кровавой глупости на почве ссоры богов, как это случилось в Заливе. И я знаю, что только наша взбалмошная идиотка может обеспечить Вечному городу нынешнюю стабильность. И я буду до конца дней выслеживать алтари и талисманы, буду до самой смерти жечь приблудных проповедников и аскетов… Пусть уж лучше людей тошнит от беспрерывного траханья, чем они будут пьянеть от кровавых разборок по поводу высоконравственных проблем. В этом смысле наша божественная дура – лучший вариант.
   – Не боишься, что она услышит? – спросил Бес.
   – А что она мне сделает? Отберет у меня несколько оставшихся лет жизни?
   Бес хотел что-то сказать, набрал воздуха, но передумал.
   – Я ответил на твой вопрос? – спросил начальник храмовой стражи.
   – Более чем, – сказал Бес.
   – Тогда, – развел руками Страж, – иди отвечать на вопросы богини. И постарайся не врать.
   – Угу. – Бес снова двинулся к двери и снова остановился: – Праздник в этом году не складывается?
   Страж промолчал.
   – И что будете делать?
   – У нас еще двадцать четыре дня, – сказал Страж.
   Бес вышел из каюты. И через двадцать четыре дня, хотел сказать Бес, никого в этом городе не спасет ни сома, ни вечная молодость. Самка охраняет свой город от других богов, сжимая его в объятиях. В этих объятьях город и умрет.
   А начальник храмовой стражи знал, что именно это хотел сказать, но не сказал ему Бес. Начальник храмовой стражи был человеком умным. И еще начальник храмовой стражи знал, что Бес ничего не делает случайно. И это внушало надежду.

   А вот царю Семивратья надежду внушало то, что Хитрец сдержал все свои обещанья. Он выделил для перевозки в Семивратье раненых и покалеченных пять своих кораблей вдобавок к пяти уцелевшим кораблям Семивратца. Заодно кормчим Заскочья было приказано перевезти пополнение для войска Семивратья. Кроме того, Хитрец вдруг на глазах у всех предводителей союзного войска закашлялся, схватился за грудь и принялся биться в судорогах, разбрасывая в стороны клочья пены и разбрызгивая слюну.
   Заболел Хитрец, зашептались в союзном лагере. Злорадно зашептались. Не любили Хитреца за хитрость его и странные привычки. За то, что ни с кем он не ругался открыто, царя Заскочья тоже не любили.
   – Решил сопляк откосить от осады, – заявил на специально созванном совете Северянин. – Думает, что его кто-то отсюда отпустит.
   Никто не отпустит, одобрительно зашептались вожди; некоторые из них и сами прикидывали, чем сподручнее внезапно заболеть.
   – Вот сейчас выберем троих, пусть они сходят к Хитрецу и предупредят его… – Северянин собрался грохнуть своей дубиной по котлу, но тут в шатер вошел бледный Хитрец.
   Если бы Семивратец не знал, что все это игра, поверил бы наверняка. Синие с желтым круги под глазами, запекшиеся губы и надсадный кашель время от времени.
   – Приношу свои извинения за опоздание, – сказал Хитрец. – И прошу сразу предоставить мне слово. Если совет не возражает…
   Совет не возражал. Совету даже было интересно, что именно станет плести хитроумный царь Заскочья.
   Голос у Хитреца был слабым и хриплым. Рука все время была прижата к груди.
   – Вожди! – тихо сказал Хитрец. – Я заболел…
   Северянин обвел выразительным взглядом всех собравшихся. Вот сейчас начнется, говорил взгляд.
   – Я мог бы просить отпустить меня домой…
   Ага, отразилось на лицах вождей, прямо сейчас. Домой, как же!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация