А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дьявол в раю" (страница 4)

   Изначально товар шел мелкими партиями и давно хоженными тропами. Белевич не был настырен, но действительно головаст, вскоре начал тянуть новые тропочки и тропиночки. Порой они рвались; людишки гибли или садились. Но о таких досадных мелочах Виктору Борисовичу и не докладывали. Естественные издержки!
   Еще с младых ногтей, когда, если помните, нынешний Виктор Борисович был Витуном, усвоил он золотое правило, коему следовал с той поры неукоснительно, – не высовываться, не стремиться быть первым. В банке, который практически принадлежал ему, занимал должность третьего зама. Открыл филиал в Цюрихе. Так, крохотный филиальчик, не доходы, а убытки и слезы. Но зато прилетал в Цюрих совершенно официально, имел открытую визу. Не гнушался мелкими делами. И вскоре его уже знали и там. Не воротила, но, в отличие от соплеменников, точный, обязательный бизнесмен и не рвется ворочать дутыми миллионами.
   Никто не догадывался, что филиал ему был не нужен, золотые опилки – тем более. Что же нужно? «Крыша»! Таковой и являлась штаб-квартира в Цюрихе, откуда российский господин Белевич руководил своим истинным делом. В Мюнхене, в одном из солиднейших, но опять же не первом банке у Виктора Борисовича лежали настоящие деньги.
   …Порой крупные акулы догадывались, что какая-то юркая рыбешка проскакивает мимо с жирным куском добычи. Но ни у кого конкретно Белевич ничего не вырвал; наркобароны его не искали. Только ему самому становилось тесно в чужом море. Тогда-то и пришла в голову гениальная идея ввозить наркотик в Россию через туристов, отдыхающих в фешенебельных отелях, куда не залетают известные аферисты и «бриллиантовые» дивы. Главное, чтобы опий прибыл в Москву, а отсюда – тысяча нехоженых путей и тропинок.
* * *
   Скверные мысли, одна печальнее другой, одолевали в этот час Юрия Петровича Еланчука, уныло расположившегося на лежаке в тени пальмы. И среди них самой, может быть, печальной была та, что зря он, выходит, рассчитывал на помощь Гурова и вообще на будто бы святое братство среди сыщиков. Увы, увы!.. Каждому своя рубашка ближе к телу. Думалось и о самом деле. Теперь оно представлялось ему полной безнадегой. Нафталином попахивало от него, словно из бабушкиного сундука. Стоило ли в принципе лезть на рожон со своей рискованной, как оказалось, инициативой? В эту минуту он и сам не был уверен. Винил и собственное начальство. Не согласись оно с его затеей, не дай в конце концов «добро», не пребывал бы он сейчас в угрюмом отчаянии, не искал «козла отпущения». Положение его и в самом деле было дурацкое. И, конечно, во всем виноват он сам. И никто другой. Он долбил руководство бюро Интерпола непрестанно, методично, талдыча одну и ту же фразу: «Скажите мне, откуда в Москву поступает опий, и я отстану, поеду добывать алмазы». Да и фраза, честно сказать, идиотская. Сам бы не смог объяснить ее смысл. Услышанная когда-то, привязалась как банный лист. Чушь какая-то! Несусветная ахинея и ничего больше. Еланчук тяжело вздохнул.
   «Что я вдруг раскис?» – строго приструнил себя Еланчук. Разве не сопутствовала ему всякий раз удача, когда он, добиваясь своего и получая разрешение на свободный поиск, неизменно возвращался «на коне».
   Достал начальство Еланчук и на сей раз. Достал на свою голову.
   Непосредственный шеф вызвал ретивого сотрудника на конфиденциальную беседу.
   – Я допускаю, что опий доставляют в Москву сами русские и именно из Турции, – начал он. – Но в Россию ежедневно прибывают мелкие торговцы… Как их? – Шеф щелкнул пальцами.
   – Челноки, – подсказал Еланчук.
   – Вот именно. Так уж скорее они привозят товар, чем постояльцы фешенебельных отелей. Проверить тысячную армию таких людей невозможно и…
   – …и бессмысленно, – вставил подчиненный. – Челнок есть челнок, человек бедный, с трудом сводящий концы с концами. Никто ему дорогой груз не доверит. И украсть способен, да и от несчастного случая никто не застрахован.
   – А что, если на всякий случай внедрить агента в среду этих самых челноков?
   – Безнадежно.
   – Почему?
   – Можно с золотоискателями или охотниками-промысловиками послать постороннего человека? Он у первого костра и сгорит. Совместная жизнь – целая наука: не тот сорт сигарет курит, чай не так заваривает…
   – Хм! – усмехнулся шеф. – А в элитном отеле отношения, по-вашему, иные?
   – Абсолютно. Там каждый сам по себе, у каждого – свой гонор, свои причуды.

   Что при плановом социализме, что при нынешнем рыночном бардаке начальство любило победы и терпеть не могло поражений. Тут явно можно было рассчитывать на крупный успех. Ведь если удастся обнаружить маршрут следования опия, речь пойдет о десятках миллионов долларов. Разрешение на командировку Еланчука Ю.П. было получено. Так он оказался в Анталии, в клубном отеле. Вместе с ним прилетели еще двое сотрудников Интерпола, в чью обязанность вменялось в случае надобности прикрыть его.
   В общем, Еланчук упивался самыми радужными надеждами до тех пор, пока… очень скоро не понял, что им не суждено сбыться. И катастрофа явилась тем неожиданней, чем элементарней казалась предстоящая задача из Парижа – установить курьеров, проследить маршрут прохождения и пункт назначения наркоты. Короче, «гладко было на бумаге…».
   На месте все обернулось иначе. От прежнего куража не осталось и следа. Как он мог надеяться, что запросто вычислит тех, кто ему нужен! Что, у них отметина на лбу?
   Еланчук медленно вошел в бассейн, оттолкнулся от стенки, поплыл. «Завтра же возвращаюсь». Тупая меланхолия овладела им: как он будет глядеть в глаза шефу? Как тот посмотрит на него, представлял себе вполне явственно – с иронией, насмешливо скривив тонкие губы: говорил же! Начальству понравится, что подчиненный признал свою ошибку и не бездельничал две недели, загорая кверху брюхом, вернулся через пять дней с повинной. Гладить по головке, конечно, никто не станет, но и не оторвут ее. Промашки все совершают. Оно и естественно.
   Предаваясь грустным размышлениям, Еланчук не слышал, что кто-то нырнул вслед за ним в бассейн, но не удивился, увидев прямо перед собою Гурова. Сколько бы человек ни прослужил в милиции, а совесть в нем остается.
   – Привет! – Гуров ударил ладонями по воде. – Вижу, положение у тебя хуже губернаторского.
   – Привет, Лев Иванович! – ответил Еланчук, не радуясь, как обычно. На улыбку сил не было. На обиду, правда, осталось. – У тебя хватает недостатков, но злорадство, кажется, не в их числе.
   – Мыслей никаких?
   – Ну, так не бывает. А ты никак собрался помочь? – Еланчук пытался спросить ехидно, получилось жалостливо.
   – Ты же видишь, я не один. – Гурову было стыдно и в то же время противно от сознания, что он лжет самому себе, пытаясь упрекнуть Еланчука в том, что он втягивает их в опасную историю. Особенно Марию. Кто же должен ее защитить, как не он? – Мария ничего вашей конторе не должна.
   – Понимаю, – тряхнул головой Еланчук. – Извини, Лев Иванович. Здесь рай, отдыхайте спокойно.
   – Ничего ты не понимаешь! Иди в бар, я скоро буду.
* * *
   – Что, сударь, попался и теперь не можешь устраниться? – насмешливо спросила Мария, небрежно листая журнал мод. Как она догадалась? Не по лицу. Лица как раз не видела. По осторожным шагам, что ли, когда на цыпочках подошел к ней сзади?
   – Давай решать, – глухо выдавил Гуров.
   – Ты уже решил.
   – Мы одна команда. Без твоего согласия я и пальцем не пошевельну.
   – Серьезно? – Она повернулась вполоборота, колюче блеснула острым взором, расхохоталась. – Не умеешь ты врать, драгоценный мой! И не учись.
   – Машенька, пойми, не могу я не помочь старому приятелю. Не могу!
   – Попробовал бы, сударь, смочь! Я бы первая возненавидела тебя!
   Только что смущенно переминавшийся с ноги на ногу Гуров подхватил Марию на руки.
   – Солнышко мое! Радость моя!
   – Ну, вот что, – решительно заявило «солнышко», когда «сударь» успокоился, – мотай на ус, что я тебе скажу: я – твоя сестра!
   – Это как? – растерянно вытаращился Гуров.
   – Ну ты и вправду дуралей, – певуче протянула Мария, – неужели не знаешь, если в первом акте на стене висит ружье, в последнем оно должно выстрелить?
   – Ну? – по-прежнему недоумевая, глупо промычал Гуров.
   – Помнишь, во время «ссоры» я назвала тебя «любезный братец»? Вот пусть все и думают, что мы – брат и сестра. Выгода обоюдная: ты освобождаешь меня, я – тебя. Ну?
   – Ты уже все продумала, – подозрительно пробурчал Гуров.
   – А как же!
   – Хорошо, – внешне хмуро, а про себя радостно согласился Гуров. – Но я обещаю не лезть…
   – Только не обещай. Все равно ты сделаешь так, как считаешь нужным. А я тем временем заведу легкий пляжный романчик. Тут на меня поглядывают. Ты не возражаешь?
   Гуров рассмеялся.
   – Ты, кажется, пользуешься моментом?
   – Возможно.
   Боже, как он любил ее!
* * *
   – Немец в соломенной шляпе, с которым ты завтракал, твой человек? – спросил Гуров, подсаживаясь с бокалом пива к Еланчуку. – Это он сбросил кого-то ночью с волнореза?
   – Верно.
   – Из-за чего произошла стычка?
   – К нему обратился этот тип и на приличном немецком языке сказал, что имеет некоторое предложение. Петер сделал вид, что испугался, столкнул незнакомца в воду и убежал.
   – Почему он не выслушал предложение? – удивился Гуров.
   – Петер убежден, что оно сексуального характера, – усмехнулся Еланчук.
   – Мастера, называется, – проворчал Гуров. – А что это элементарная проверка, в голову не пришло? Не понравился твой парень, вот и решили взглянуть, что за гусь? Надеюсь, спецприемов он не продемонстрировал?
   – Да нет, просто нервишки сдали, – попытался вступиться за своего помощника Еланчук, но, взглянув на Гурова, настороженно пробормотал: – А я с Петером за одним столом завтракал, а теперь сижу с тобой.
   – Те четверо «качков», одного из которых какой-то недотепа окатил пивом, конечно, не твои люди, так?
   – Так.
   – Что и требовалось доказать! – ни с того ни с сего вдруг развеселился Гуров.
   – Что, Лев Иваныч?
   – А то… – усмехнулся Гуров, удерживая мучительную паузу. – А то, что неинтересно и, признаюсь, противно иметь дело с топорной работой. Слепому ясно, что эти парни – не что иное, как группа прикрытия.
   Еланчук безропотно проглотил «слепого». А что ему еще оставалось?
   Гурова понесло.
   – Сейчас я с ними познакомлюсь.
   – Каким образом?
   – Увидишь.
* * *
   Как раз в это время разомлевшая публика, жаждавшая зрелищ, сбилась у одного из бассейнов, пялилась на самодеятельный спектакль, вызывающий дикий восторг и хохот. В самом центре бассейна установили баскетбольный щит. Каждый из зрителей мог попытаться, стоя на длинной плоской доске с заостренным, как у лодки, носом, доплыть до щита и забросить мяч в кольцо.
   Толпа неистовствовала, предвкушая, когда очередной смельчак ухнет в воду, не удержавшись на скользкой, верткой доске и поднимая тучу брызг.
   «Качки» были тут же, презрительно ухмылялись, небрежно поглядывая на суетящихся людишек, поигрывали мускулатурой. Наконец один подошел вразвалку к старту, взял мяч, словно говоря всем своим видом: «Учитесь, жлобы, пока я жив!», ступил на доску. И…
   Толпа взревела. Самоуверенный парень, перевернувшись вместе с доской в воздухе, ухнул мешком в воду.
   Та же участь постигла и другого «качка». Остальные решили не испытывать судьбу.
   Кто следующий?
   Неожиданно подошедшая Мария пожала руку Гурову.
   – Успеха! – Как она только догадалась о его намерении принять участие в этой потехе? Он и сам до последнего мгновения сомневался, стоит ли.
   Улыбнувшись, Гуров кивнул.
   Люди – кто с восхищением, кто с завистью – смотрели на них, будто видели впервые. Да, в общем, так оно и было. Одежда скрывает фигуру, делает незаметными ее какие-то изъяны, если таковые есть. У Гурова их не было. Тем более – у Марии. Атлетически сложенный, со стройным мощным торсом Гуров и словно высеченная из золотистого мрамора богинеподобная Мария – пара изумительная. На редкость!
   Гуров опустился на колени, подождал, пока вода успокоится, встал на доску и, плавно оттолкнувшись, поплыл к цели. Зрители затаили дыхание. Когда до заветного щита оставалось метр-полтора и Гуров мог легко забросить мяч в кольцо, раздались крики: «Бросай! Бросай!», в тот же миг он неловко переступил и, нелепо взмахнув руками, с оглушительным всплеском ухнул в бассейн.
   Восторгам не было конца. Гуров быстро подгреб к бортику, выпрыгнул на берег, взял за плечо самого высокого из «спортсменов», стоявшего рядом с Марией.
   – Нехорошо, приятель! Я пытаюсь установить рекорд, а ты тем временем обхаживаешь мою сестру! Что я теперь скажу маме? – Гуров шутя подхватил не ожидавшего подвоха гиганта под мышки и швырнул в воду. – Остудись, дорогой!
   – Лев Иванович, что же ты не забросил мяч? – попытался поддеть Гурова Еланчук.
   – Юрочка, ты же профессионал и обязан знать, люди не любят победителей, – пожурил его Гуров. – Зачем же, скажи, вызывать ненужную зависть?.. А вот это плохо. Очень плохо! – встревожился вдруг Гуров, увидев стоящие у административного здания автобусы, а вокруг – множество суетящихся туристов, чей срок пребывания в раю закончился. – Что, если курьер уезжает именно сейчас? Считай, наша миссия с треском провалилась.
   – Будем надеяться… – мрачно пробормотал Еланчук, не исключая такого прискорбного варианта.
   – Конечно, будем. А что нам еще остается? – кисло улыбнулся Гуров. – Надежды юношей питают…
   – Гуров! Ты ли это? – рассмеялась Мария. – Растешь прямо на глазах. – И тут же взмолилась: – Кто бы мне подал глоток пепси? Жарища адская!
   – Битте, мадам! – Проходивший мимо господин в шортах с ворохом банок пепси в руках протянул ей одну с поклоном. – Битте!
   – Данке шон! – Мария ответила не менее изысканным поклоном, проговорила вслед удаляющемуся спасителю: – Так приходит слава. Плевать они хотели на мою Марию Стюарт. Главное, что мой брат на доске ловко плавает.
   – И швыряет ваших поклонников в бассейн, – подхватил слегка приободрившийся Еланчук.
   Гуров снисходительно слушал подковырки в свой адрес.
   – Никудышные вы психологи, – заметил он с грустью. – Основное достоинство Марии отныне в том, что она не моя любимая женщина, а сестра. Сестра! Главное, ради чего я устроил весь этот цирк, прошло мимо вашего сознания, господа! Теперь слово «сестра» прекрасно расслышали все отдыхающие. К обеду, будьте уверены, новость станет достоянием буквально всех. То, что и требовалось доказать!
   – Рискуешь, братец! – Мария шаловливо погрозила пальцем. – Не боишься?
   – Боюсь, душечка! Но… – развел в ответ руками. – Нас очень интересуют эти накачанные мальчики. Я на тебя рассчитываю, сестренка!
   – О чем речь, если я теперь девушка свободная, могу гулять сама по себе! Чао! – И сделала ручкой, оставив обескураженного Гурова в глубоких раздумьях.
   Он смотрел ей вслед, одновременно ревнуя и любуясь, как она шла – упруго, немного покачивая плавными бедрами и как бы пританцовывая. И хотя не видел ее лица, догадывался, что она бесстыже и вызывающе смеется в лицо встречным мужчинам, словно кокетливо вопрошая: «Что, хороша? Можешь со стороны посмотреть, как в музее. Смотреть – пожалуйста, руками трогать – нельзя».
   Через минуту-другую Мария скрылась из глаз. Гурову оставалось только ждать, как события будут развиваться дальше.
   Между тем…

   По ступенькам мраморной лестницы сбежал загорелый парень, один из четверки «качков», весело оскалился:
   – Братан отпустил на прогулку? Он, видно, у тебя строгий?
   – Лев Иванович? – Застигнутая врасплох Мария позволила себе вступить в разговор с незнакомым человеком, что было отнюдь не в ее правилах. – Строгий. Я его с детства боюсь, он меня маленькую бил.
   – Так давайте его теперь отлупим! – осклабился парень. – Маленьких обижать нехорошо.
   И тут Мария спохватилась: что это она зубоскалит с первым попавшимся прохожим?
   – Вы часто пристаете к незнакомым женщинам? – презрительно-ядовито скривила губы. Сама же ответила: – Вижу, нечасто. Больше выбираете из тех, кто пристает к вам. Бесплатный совет: сначала следует поздороваться, затем назвать себя, поинтересоваться, хотят ли с вами разговаривать. Запомнили?
   Юмор у парня оказался на месте. Стукнув голыми пятками, поправил несуществующий галстук, поклонился:
   – Здравствуйте! Меня зовут Алан.
   – Мария, – она небрежно кивнула. – Идите рядом, ведите себя прилично.
   – Понял. Меня, как младшего, послали за вами, просят к столу.
   – Публика приличная?
   – Смокинг обязателен.
   Когда они подошли, Марии подвинули стул. Но она не села, смотрела скучающе.
   – Мужики, встаньте, – зашипел Алан.
   Двое вскочили, третий лишь подвинул стул, ощерился, обнажив золотую фиксу.
   Мария села. Приятели представились поочередно.
   – Николай…
   – Сергей…
   – Борис… – пересилив себя, промычал под насмешливым взглядом Марии фиксатый, ерзая на стуле.
   – У вас что, геморрой? – поинтересовалась Мария. – Сочувствую. Говорят, ужасно болезненная штука.
   «Издевается?!» Борис еле сдержался, чтоб не заскрипеть зубами.
   Кто-то хмыкнул, Алан не выдержал и рассмеялся. Борис провел широкой татуированной ладонью по коротко остриженной, порядком облысевшей голове, широко осклабился, вновь сверкнув золотой фиксой.
   «Гуров сказал, что мальчики нам интересны. Особенно этот. Значит, следует добивать!» – мстительно решила Мария.
   – Ставлю десять долларов против рубля, что отгадаю, о чем ты сейчас думаешь! – Заметит или нет, что назвала его на «ты»?
   – Ну? – неожиданно Борис пошел багровыми пятнами. – Валяй, коли не страшно. – Хрип угрожающий. Глаза злобно блеснули и тут же потухли.
   – Страшно. Но все равно скажу: ты уверен, что весь мир принадлежит таким, как ты, и все должны трепетать перед вами! – Она явно лезла на рожон. И понимала это, но остановиться уже не могла.
   Лицо Бориса исказила ярость. Он стал похож на бешеного волка. Губы кривились, шепча что-то грязное.
   Мария резко встала из-за стола, пошла прочь.
   Борис прорычал разъяренно:
   – Ты кого привел, сявка?
   – Ты же сам сказал, кликни дамочку… – испуганно пролепетал Алан, оглянувшись на коллег.
   – Помолчи, Борис! – вступился Николай, которого Гуров опрокинул в бассейн. – Мария – заслуженная артистка России, чтобы ты знал, а ты не на зоне и не забывайся. Мы на работе, тебе не за базар платят.
* * *
   Растянувшись на лежаке, Гуров загорал, даже задремать пытался, но неотвязные мысли о проклятых наркотиках, точней о преступниках, что залезли и в этот благоустроенный красивый мир, грызли, терзали безжалостно. Выбрал местом передачи груза фешенебельный отель отнюдь не дурак. Нет, не дурак! Да и в принципе наркобизнесом занимаются циничные, но далеко не наивные идиоты. Гуров не был сентиментален. Работа в угро обстругала его, закалила, не ожесточив однако. И особенно не любил он, когда людей, превратив предварительно в полуживотных, заставляли умирать от ломок и корчиться в неимоверных муках. Наркодельцы вызывали у него брезгливость.
   Главное, почему Гуров беспокойно ворочался под солнцем, заключалось в том, что он хотел помочь Юрию Еланчуку. Но слишком много было здесь неизвестных. Свой расклад он считал правильным. По крайней мере вполне возможным. Товар приходит не с туристами. Доставить наркотик в Турцию можно различными способами. Возможно, и даже почти наверняка передаточным звеном является служащий отеля… Отбросить женщин… Женщине здесь сложно: многомиллионное дело ей никогда не доверят. Мальчишки тоже не годятся. Значит, солидный мужчина. Но не начальник – руководитель. Он слишком заинтересован в работе. Можно, конечно, вербовать на компроматериале, но это хлопотно и опасно. Шофер или охранник из местных – такое, пожалуй, возможно…

   Хаотичную скачку мыслей прервала подошедшая вдруг Мария.
   – Извини, я, кажется, напортачила.
   – Главное, не грызи себя, такое случается с каждым. Рассказывай. Не торопись, подробно, лучше одно и то же сказать дважды, чем что-нибудь пропустить.

   Ялчин, двадцатилетний малый, работал на территории парка простым уборщиком. Работа легкая, но не мужская, оскорбительная. Но было и преимущество: жил рядом с отелем в убогом домике с матерью и старшим братом, которому повезло – он работал водителем автобуса, возил туристов в аэропорт и обратно, получал неизмеримо больше Ялчина. Отца в семье не было. Ялчин с рождения помнил, что в семье их было всегда трое, мать все внимание уделяла старшему, звала кормильцем, а его вроде и не замечала. Семья жила впроголодь. Все изменилось, когда брат сел за баранку, а вскорости получил работу и он. А через два года нищая жизнь превратилась в рай.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация