А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двое в пекле" (страница 18)

   3

   Штаб– квартира Орсона Стилла располагалась на последнем, двадцать пятом этаже отеля «Реджент», одного из самых престижных отелей города. Подняться сюда можно было только на специальном лифте, который курсировал по строго выверенному графику. В дни, ког да сюда съезжались тузы «синдиката» Стилла в вестибюлях отеля во множестве появлялись шустрые молодые люди в отменно сшитых костюмах, в обязанности которых входило обслуживание двадцать пятого этажа. Никто из работников отеля не знал, что происходит в роскошном конференц-зале верхнего этажа, но никому и в голову не приходило задавать лишние вопросы. По инструкции в эти дни они переходили в полное подчинение молодцов в штатском. Управляющий отелем в эти дни был на виду, суетился в фойе и вел себя подчеркнуто поч тительно.
   Сегодня был как раз один из таких дней. Кто-то приезжал, кто-то уезжал. Шикарные лимузины с занавесками на окнах, как беззвучные танки, ныряли в подземный гараж охраняемый целой командой молодцев с колючими зоркими глазами. Было ясно, что помимо зорких глаз у них на вооружении есть и нечто более существенное. Сквозь жалюзи одного из номеров двадцать пятого этажа разглядывал панораму города губернатор штата Уолтер Эндрюс. На всех официальных фотографиях он выглядел человеком добрым и открытым – человеко м, перед которым хочется излить душу. Но сейчас мистер Эндрюс не хотел бы, чтобы выражение его лица попало в объектив фотокамеры. Губернатору явно не нравился собеседник, поэтому он и стоял, отвернувшись к окну.
   Номер, куда был приглашен губернатор – просторный, без лишней мебели и особой роскоши, с портретом Гарри Трумэна на стене и звездно-полосатым флагом в углу на подставке – фактически служил кабинетом. – Здесь и мебель была соответствующая: желтый письменн ый стол, диван и пара кресел, между которыми вместился квадратный столик, а на столике – изящная ваза с только что срезанными осенними цветами. Хозяин кабинета Орсон Стилл сидел на диване и курил сигарету. Его лицо вообще ничего не выражало.
   Стилл вел разговор так, как считал нужным. Не все в нем было правдой, не все ложью. Стилл преследовал определенную цель, он знал, что у этого человека сила, власть положение в обществе, но он знал, также, каким образом и с чьей помощью Уолт Эндрюс добил ся всего этого. Уж кто-кто, а Орсон Стилл знал, с кем имеет дело и что скрывается под маской безграничной доброжелательности.
   – Еще раз хочу повторить вам, дорогой Эндрюс, что мэр города продолжает оставаться самой опасной фигурой в нашей игре. Его доклад может потопить всех без исключения. Как казначей «синдиката» он владеет всей финансовой информацией. Мы не можем допустить, чтобы эта информация стала широко известна. Вся надежда на вас.
   – Как же вы допустили, чтобы вас предал человек, который больше остальных должен был заботиться о строжайшем соблюдении секретности?
   Губернатор говорил тихо, невозмутимо – так, словно эти заботы его интересовали меньше всего. Стилл решил не нарушать заданную тональность.
   – Он стоял у истоков нашей организации. Его кандидатура утверждалась на съезде в Майами. Я дал Сиднею выйти в лидеры, уступив ему предвыборную площадку.
   Сидней всегда был человеком, преданным синдикату. Не могу понять, в какой момент он надломился. Есть категория людей, которым власть противопоказана, как диабетикам сахар. Получив ее с нашей помощью, он быстро завоевал популярность, благодаря, как вы знаете, щадящей налоговой политике, и в какой-то момент решил что может обойтись без нас. Однако Гиш не глуп и не пошел на лобовой конфликт. Его идея с докладом гениальна. Он понимал, что этот документ в первую очередь ударит по его собственной репутации, я решил выступить в роли эдакого блудного сына, осознавшего свои грехи. Трюк рискованный, но может ср аботать. Если его реноме ставится под вопрос, то всех нас он сметает со едены в любом случае. Любой доклад оставляет его на плаву. Вы большой политик, Эндрюс, и не мне вам объяснять что к чему – Почему вы не изъяли доклад? Как получилось, что документы такой важности выскользнули из ваших рук?
   – Все вроде бы было просчитано. У нас есть свой человек в клане мэра, благодаря ему мы и узнали о существовании доклада. Как только мы получили эту информацию, я встретился с Гишем и пустил в ход все возможные средства. Я знаю своих людей, знаю, на кого и каким образом можно надавить, мне известны все их болевые точки. Гиш был выбит из седла. Он отказался от дальнейших попыток идти на конфликт с нами, но для гарантии собственной безопасности доклад оставил у себя. Этим джентльменским соглашением закончи лась первая стадия переговоров. На втором этапе он должен был предоставить нам перечень документов, подтверждающих доклад, а мы со своей стороны забывали об инциденте и не мешали ему работать до следующих выборов. Но наш агент получил задание изъять у Гиша документы до того, как он будет готов предоставить их нам.
   – Почему же «джентльменское соглашение» не сработало?
   – Из-за просчета агента. Он подключил к операции Ника Майло, секретаря Гиша, знавшего точное местонахождение документов. Тот согласился, но начал свою игру.
   Такого поворота никто не ожидал. С виду безобидный, Майло оказался орешком покрепче Гиша. Вряд ли он руководствовался нравственными принципами, скорее секретарь стремился стать заметной фигурой в политике и обществе. Причем без особых усилий: мэр проделал всю черную работу и ушел в тень – секретарю осталось лишь воспользоваться плодами чужих усилий. Нам удалось предотвратить эту попытку, но не удалось уничтожить бумаги. Майло пустил в ход хитроумный трюк с разбивкой доклада на части и использованием нескольких курьеров, подставного адресата и так далее. Мы, откровенно говоря. не были готовы к таки м выкрутасам. Люди присланные мне в помощь из Чикагского синдиката – все они имеют солидный опыт в подобного рода делах – допустили ряд непростительных промахов, но это отдельный разговор и я буду поднимать этот вопрос осенью в Майами, на съезде региона льных синдикатов. Но, так или иначе, сегодня мы документами не располагаем.
   – И вы спокойно говорите об этом?
   – Мы делаем все, чтобы найти их. Мои| люди взяли след. Задействована полиция. Но| это мои трудности, Эндрюс. Меня беспокоит мэр. Ради него я и попросил вас о сегодняшней встрече.
   – Вы продолжаете видеть в Гише главного противника? Даже после того, как он лишился документов?
   – Сорняк вырывают с корнем, иначе он дает новые всходы. Гиш по-прежнему опасен. Хотя бы потому, что жив. Он подготовил документы и не передал их нам в руки. В любой политический подтасовке он остается жертвой, которая легко превращается в победителя, пер ейдя в противоположный лагерь. При этом он вполне может восстановить доклад, наверняка у него остались кой-какие заготовки. А если он к тому же узнает, что у меня на руках фактически ничего нет, то сам пойдет в атаку, не дожидаясь моею хода. В нашем поло жении оставлять мэра в покое непростительная ошибка. Мы не можем позволить себе такую роскошь.
   – Теперь мне ясно, зачем я вам понадобился. Вы хотите убрать Гиша моими руками. Я не только отстраняю мэра от должности, но и несу за это полную ответственность, не так ли?
   Эндрюс резко повернулся. Его тон не предвещал собеседнику ничего хорошего.
   – У нас с вами нет другого выхода. Гиш болен. Тяжело болен, и общественность знает об этом. Я не могу его физически уничтожить, город и так лишился нескольких заметных фигур, смерть мэра окончательно возбудит обывателя, а это, как вы понимаете, нам совер шенно ни к чему. Может возникнуть новый скандал, отголоски которого долетят до Вашингтона. Поэтому Гиша следует убрать аккуратно. Как только он лишится статуса государственного деятеля и превратится в персону с приставкой «экс», я уничтожу его безболезне нно. Но это несколько позже…
   – У меня нет никаких оснований для отстранения Гиша.
   – Есть, -ледяным тоном возразил Стилл. – Не в моих правилах восстанавливать память забывчивым администраторам, но вы вынуждаете меня сделать это. Хочу напомнить вам сумму, в которую обошлись ваши выборы, хочу напомнить вам также, кем они финансировались… А теперь вспомните, что Гиш был казначеем. В его докладе есть Глава о расходах. Губернатору штата Калифорния Уолтеру Эндрюсу принадлежит в ней одно из первых мест. Если наше объединение будет признано организацией незаконно финансировавшей предвыборн ую борьбу первых лиц штата, то в Вашингтоне зададутся вопросом – чем заслужил уважаемый Эндрюс столь мощную поддержку бизнесменов? И вы знаете, Эндрюс, у меня найдется для них ответ. И не один. а целый список, по пунктам.
   В кабинете воцарилась тишина. Ответный ход повис в воздухе. Орсон Стилл ждал. У него в рукаве была припрятана еще парочка козырей, но выкладывать их он не торопился. Губернатор не мог переварить и тех, что ему уже предложили.
   – Хорошо. Я все обдумаю и решу, чем смогу помочь вам.
   – "Нам", любезный губернатор. Вы молодой крепкий политик. Вам пятьдесят. Тюрьма не лучшая площадка для политической деятельности.
   Эндрюс ничего не ответил. Он снял плащ со спинки стула, надел шляпу и перед выходом еле заметно кивнул. Стилл понял, что губернатор готов и дальше отрабатывать вложенный в него капитал.
   Не успела за ним закрыться дверь, как на пороге вырос новый посетитель – Рик Клептон. Но в каком виде! Казалось, «профессионал из Чикаго» вот-вот потеряет равновесие и грохнется на пол. Он без конца ощупывал забинтованную голову, как бы желая убедиться, что она еще на месте.
   – Что скажешь, Рик, кроме того что Элжер отбил ногу о твой зад?
   Клептон долго молчал. А когда заговорил, видно было, что каждое слово дается ему с большим трудом, он часто останавливался, чтобы перевести дыхание, перемежая слова длительными паузами.
   – У Элжера есть сообщник. К тому же я купился на твое предложение и подключил к делу людей, которых ты мне рекомендовал. Этим сосункам нельзя доверить даже ловлю черепах.
   – Интересно получается: вместо того, чтобы честно признать свою полную бездарность, он еще в претензии. Ты забываешь, приятель, кто на кого работает.
   Клептону ничего не оставалось, как проглотить заслуженную пилюлю. Но окончательно сдаваться он не собирался:
   – За домом Вилиджа установлено тщательное наблюдение. Если ты выкуришь его оттуда, то я стазу же возьму его в оборот. Прикончим, и точка. Из револьвера Элжера как и остальных. Что касается Чибса, то мы устанавливаем имя владельца машины, на которой Чибс ездил к Майло. Через хозяина «мерседеса» мы на него и выйдем.
   Сейчас мои люди выясняют адрес. Это вопрос нескольких часов. Единственным местом, где останавливался Келли, шофер Майло, было кафе, там его и накрыли. У него была возможность передать конверт бармену. Мы нажали на него, и он признался, что видел, как Келли передал пакет человеку, сидящему рядом со стойкой. По нашим предположениям, это и есть сообщник Элжера; тогда круг замыкается. Значит, у Элжера три конверта.
   Клептон не сказал, что «сообщник» Элжера – юная девушка и что пластырем на лице он обязан в первую очередь ей.
   – Я понял, Рик. Три конверта у Элжера, один у Чибса или Вилиджа, пятый у меня. Хорошо еще, если это все. Но я не уверен.
   – Мои люди отправились на виллу Майло. В данный момент она пустует, все на похоронах секретаря. Скоро мы получим результаты.
   – Что делать с Элжером?
   – Думаю, пора подключить полицию. Они либо спят, либо ничего не делают. Извини, ты был занят, и я без твоего ведома вызвал сюда Карадена. Он в приемной. Этот старый пройдоха озабочен только своим карманом, а от работы отлынивает. Пора хорошенько стегнуть его во толстым ляжкам. Пусть поднимет всю полицию города. Совместными усилиями мы возьмем Элжера.
   – Да, Караден совершенно отбился от рук, в этом ты прав.
   Сидя в приемной, обставленной французской мебелью, капитан Караден чувствовал себя не уютнее, чем в тюремной камере. Разговор с Орсоном Стиллом ничего хорошего не предвещал Раньше они встречались не чаще двух-трех раз в полгода, а теперь капитан вынужден являться к нему второй раз за двое суток. И это его чрезвычайно раздражало, поскольку нарушало золотое правило, которому он старался следовать неукоснительно: не ввязываться в политические перепалки. Ведь раньше все было просто:
   Стилл (финансовая махинация) – Караден (поимка «виновного») – Стилл (гонорар за услуги). А сейчас – он это понимал – его втягивают в опасное болото, выкарабкаться из которого вряд ли получится… Господи, ведь до пенсии считанные дни… Нет, он не выдерж ит такой нагрузки. Капитану стало жаль себя. Он понимал – случись что, и ни один человек в городе не помянет его добрым словом. Кто теперь вспомнит о двадцати годах безупречной работы, кто оценит риск, которому он сотни раз подвергал свою жизнь? Однажды оступился – и все. Жизнь покатилась по колее, в конце которой – тупик.
   – Зайдите, капитан, босс ждет вас, – бросил небрежно выходящий из кабинета Рик.
   Караден встал с дивана, поправил галстук и шаркающей старческой походкой направился к двери. Проводив его презрительным взглядом, Клептон снял с вешалки шляпу взял трость с костяным набалдашником и вышел в коридор.
   Приемная опустела.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация