А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двое в пекле" (страница 17)

   – Ты права, малыш. Только вопрос: «куда»?
   – Выберемся. У нас ночь впереди.
   Пробираться сквозь колючий кустарник, когда гибкие ветви бьют по лицу, паутина лезет в глаза, а ноги не хотят отрываться от земли, казалось Элжеру невыносимым. Но еще более невыносимым было молчание Джуди. Она, как подпорка, держала на себе груз, вдвое п ревышавший ее собственный вес. Двигались медленно, не имея ориентиров и не зная цели.
   Никто из них двоих не пытался определить, сколько времени прошло и какое расстояние они преодолели, когда наконец выбрались на освещенную лунным светом поляну.
   Покосившаяся темная хижина на дальнем конце поляны показалась им оазисом в пустыне.
   – Похоже на охотничий домик. Окна забиты досками. А дверь?
   Джуди говорила торопливо, как будто боялась возражений. Элжер не стал уговаривать ее идти дальше. Он понимал, что силенки ее на исходе, и она вот-вот сломается.
   Сейчас действительно нужен отдых. Хотя эту развалюху нельзя назвать убежищем, скорее, хорошим капканом, но Элжер промолчал.
   Они перебрались через поляну и подошли к хижине. Она держалась на сваях, к крыльцу вела лестница. Семь ступеней, подсчитал Элжер. Две доски, забитых накрест охраняли вход. Несколько ударов прикладом сбили гнилое препятствие. Дверь скрипнула и отворилась.
   – Нормальный крюк с внутренней стороны, – излишне бодро произнес Элжер, осматривая дверь. – Доски крепкие. При хорошей облаве ее минуты на три хватит.
   – Нас не найдут! – уверенно отчеканила Джуди.
   – Хорошо бы.
   Луч фонаря осветил дощатый пол, покрытый толстым слоем пыли, нависшие по углам портьеры из паутины, лестницу на чердак, стол, две скамьи, огромный сундук и вешалку с какой-то одеждой. Каждый шаг по изрядно подгнившим доскам отдавался хрустящим скрипом. – Эта гниль меня не выдержит.
   – Сядь на сундук и не ворчи. Прекрасная квартирка. Тут навести порядок и можно приглашать гостей.
   – Они явятся без приглашения.
   – Опять ты за свое. Как рассветет, уйдем. Элжер запер дверь и забаррикадировал ее столом. Джуди продолжала изучать жилище. На вешалке ею были обнаружены куртка из «пропитки», холщовые брюки, плащ и комбинезон. В сундуке она отыскала небольшие резиновые сапожки.
   – Немного велики, но ходить можно.
   – Если доберемся до города, то первым делом купим тебе такие же. Только поменьше. Шик.
   – Примерь куртку и брюки. Размер большой. Мне кажется, у хозяина примерно твои габариты.
   Джуди забралась по лестнице на чердак. Элжер прикинул на себя одежду и, вытряхнув из нее пыль, переоделся. Действительно, все оказалось впору. Брюки и рукава были на дюйм короче желаемого, но это уже такие мелочи. Главное, – вполне прилично и выстирано.
   – Здесь сено, – крикнула сверху девушка. – Шикарная перина.
   Вниз посыпались набитые соломой мешки. Через десять минут на полу появилась постель. Мешки накрыли плащом. Джуди с детской радостью прыгнула на мягкое ложе и раскинула руки в стороны.
   – Райские удобства! Мечта! – Можешь спать, принцесса. Обстановка романтическая.
   Она уснула раньше, чем ее голова коснулась соломенной подушки.
   Элжер разобрал автомат, вынул из диска патроны и заправил на место. Шестнадцать штук. Пара хороших очередей – и железяку можно выбрасывать. Револьвер также был перезаряжен. Элжер сложил оружие у изголовья и прилег на край постели, любезно оставленной ему для отдыха.
   Опухоль в ноге спадала, боль унималась, он почувствовал сладкую слабость. Все тело разламывалось на кусочки. Ничто уже не в состоянии было поднять его на ноги. Он окончательно выдохся. Еще день прошел. Остался один и…
   Элжер погрузился в глубокий сон.

   Глава V

   1

   Слабый звук заставил Элжера проснуться и открыть глаза. Темнота. Он лежал на спине, раскинув руки, рядом, прижавшись к его груди, доверчиво, как ребенок, спала Джуди. Запах пыли и плесени напомнил ему о последних часах вчерашнего дня. Элжер нащупал фо нарь и включил его. Теплый, ровно дышащий комок, согревающий ему ребра, побывал в полном покое. У Элжера затекла спина, но не хотелось тревожить Джуди. Вчерашний день мог вымотать самого стойкого солдата самой беспощадной войны, – такой, например, какую он сам прошел не так давно, в двенадцати тысячах миль от дома. Оказывается, сколько воли и мужества в этом юном, хрупком существе!
   Элжер улыбнулся. Да, сбросить бы эдак годков пятнадцать – о лучшей жене и мечтать бы не надо.
   Звук повторился. Он слышал его отчетливо, Элжер погасил фонарь. В щель вод дверью пробивался слабый свет. Скрипнула ступенька. Весточка от охотников. Добрались.
   Он тихонько разбудил Джуди, прикрывая ей рот ладонью.
   – Тише малыш. К нам гости.
   Элжер вновь включил фонарь. В считанные мгновения девушка пришла в себя, сон как рукой сняло, лицо ее вновь стало хмурым и взрослым, она протянула руку и схватила автомат.
   – Поднимайся на чердак и займи оборону у люка. Я встречу их здесь.
   – Одна? Нет.
   – Да. Стоит им открыть пальбу, как эта развалюха разлетится в щепки. Их надо впустить. Накроешь мальчиков сверху.
   Скрипнула следующая ступенька. А всего их семь, вспомнил Элжер. Ребята не очень уверены в себе, рассчитывают на взаимность, их не так много.
   Джуди пробралась к лестнице в поднялась вверх по стремянке. Только Элжер начал откатываться к окну, как одна из досок обломилась под его тяжестью, издав сухой треск. Тишина, союзник беглецов, была нарушена и уже не имело смысла играть в кошки-мышки. Слаб ый шум превратился в грохот, и первый же удар в дверь едва не сорвал ее с петель. Били ногами или прикладами. Под этот стук Элжер выломал в полу еще две доски и спрыгнул на землю. Расстояние от пола до земли было небольшим что позволило Элжеру занять до вольно удобную позицию – он прочно облокотился на доски пола и стал выжидать.
   Автоматная очередь пробила сухие доски, но дверь выдержала. Элжер выстрелил в ответ и, пригнувшись, скрылся под полом. Сквозь мощные рубленые сваи он видел ноги тех, кто пытался приступом взять хижину. Бездарная тактика. Детектив прополз к крыльцу, и ког да над его головой раздался последний удар, он понял, что дверь разлетелась в щепки. Преследователи ворвались в помещение. Счет пошел на секунды. Элжер выкатился из-под крыльца, вскочил на ноги и сделал несколько выстрелов в черный проем. С чердака разда лась автоматная очередь. Еще секунда – и от оглушительного грохота осталось лишь глухое эхо.
   Выждав паузу, Элжер опустил револьвер и поднялся на крыльцо. Джуди спускалась вниз.
   – Победа, мальцу!
   На полу, загораживая проход, лежали трое – двое с дырками в спине, третьему очередью снесло полчерепа. Невдалеке хлопнул пистолетный выстрел. От дверного поперечника отлетела щепка. Элжер обернулся. На опушке поляны в туманной дымке мелькнул черный силуэ т. Элжер вскинул револьвер и нажал на спуск. Человек скрылся за деревьями и больше не появлялся. Пока дуэль не состоялась. Но Элжер не сомневался, что они еще встретятся.
   Джуди подняла с пола револьвер и убрала в сумочку. Стараясь не смотреть на убитых, она на ощупь пробиралась к выходу. Элжер протянул ей руку.
   – Завалила проход, а теперь мучаешься.
   – Пойдем отсюда, меня мутит.
   – Ничего, свежий воздух придаст тебе сил. Возвращаться к машине все еще было небезопасно, и они попытались найти другой способ вернуться в город. Больше часа лесные тропинки мотали их по зарослям кустарника, ельника и дубовым рощам.
   – Как хочется все бросить, забыть, махнуть рукой, завалиться на поляне и с соломинкой в зубах слушать лесную музыку, – произнес Элжер – А я и не думала, что ты романтик.
   – Хлипкие мечты мелкой рыбешки перед пастью кита.
   Но мечты оставались мечтами, а реальность – реальностью. И выглядела она довольно прозаично. Просто ранним воскресным утром из леса на шоссе вышли двое – высокий мужчина, крепкого телосложения, похожий на охотника, и с ним тоненькая девушка в ярко-зеленом платье, которое плохо сочеталось с резинов ыми сапогами. Они поднялись по откосу и долго пытались остановить попутную машину. Утренняя дымка уже давно рассеялась и яркое солнце подпекало верхушки деревьев, когда их наконец подобрал рейсовый автобус.

   2

   Они вышли на центральной автобусной станции. В придорожном баре заказали кофе, сэндвичи и газеты. Джуди пробежала несколько заметок о расследовании, ведущемся капитаном Караденом, но ничего стоящего внимания в них не нашлось.
   – Об этом ничего не написано. Но тут есть некролог и очень важная сноска: «Сегодня в одиннадцать утра состоится гражданская панихида по Николасу Майло на кладбище „Пантеон“. Похороны носят семейный характер, цветов просят не присылать». Это удача, Дэн!
   – Ты называешь удачей похороны?
   – Я поеду на кладбище.
   – Что это даст?
   – Пока еще не знаю. Хочу познакомиться с Алексом, сыном покойного секретаря. Я говорила тебе, что ему тоже вызывали «скорую помощь». Мне кажется, он тоже причастен ко всей этой истории. Майло застрелили, и он; по-моему, что-то должен об этом знать.
   – Думаешь, он станет с тобой разговаривать? К тому же на кладбище.
   – От жены я вряд ли многое узнаю, с ней переговорить лучше тебе, а вот с Алексом я обязательно найду общий язык, ведь мы ровесники.
   – Чертовская самоуверенность. Черта, вообще свойственная женщинам.
   – А черта мужчин. – делать из всего проблему. Не будь занудой и дай мне письмо судьи.
   – Письмо?
   – Да. То, что Роберт Клейн написал Нику Майло.
   – Я уже успел забыть о нем.
   – Напрасно. Возможно, теперь оно пригодиться.
   – О'кей. Но используй его в самом крайнем случае – там есть подпись. Если мальчишка не имеет к этому отношения, да еще не умеет держать язык за зубами, твоя затея может разрушить все наши планы.
   – Сделаю, как скажешь, маэстро. Элжер прикинул и пришел к выводу, что более безопасного задания для Джуди не придумаешь. Чем черт не шутит, глядишь, и результатов добьешься, хотя он сомневался в причастности мальчишки к опасной игре своего отца. Элжер пе редал Джуди письмо, изрядно помятое в переделках, и проводил до остановки. До кладбища «Пантеон» был только один рейс и до подхода автобуса оставалось полчаса.
   Джуди заметила магазин на другой стороне площади и озорно, по-детски улыбнулась.
   – У тебя есть время сдержать слово, Дэн.
   – О чем это ты?
   Девушка кивнула на вывеску «Женское готовое платье». Он все понял, Через десять минут на стройных ножках Джуди появились удобные туфли салатового цвета на низком каблуке. Не бог весть что, но все же лучше, чем резиновые сапоги. Обновка не привела Джуди в восторг, и Элжеру ничего не оставалось, как закабалить себя обещанием по окончании работы преподнести ей модельные «лодочки» из лакированной кожи. Джуди скептически хмыкнула, что в переводе означало: «Дождешься, как же!»
   Автобус отошел, Элжер вернулся в бар. наменял мелочи и оккупировал телефонную будку.
   Офицер дорожной полиции Бинг Харрис был хорошим приятелем Элжера. Не так давно детектив вытащил его сына из неприятностей. – мальчишку использовали в качестве посыльного мексиканские контрабандисты. И с тех пор Харрис считал себя по гроб жизни обязанным Элжеру. Встречались они редко, но Элжер частенько позванивал Харрису – и всегда по одному и тому же поводу.
   – Привет, Дэн, хорошо что ты позвонил. А то газеты прямо в истерике бьются при упоминании твоего имени. Вранье, конечно, но уж очень противно. Кто стоит за всем этим? Кому ты наступил на любимую мозоль?
   – Мне и самому хотелось бы это знать, Бинг. С твоей помощью.
   – Каким образом я могу быть тебе полезен?
   – В деле замешано несколько машин. Выясни, кому они принадлежат. Первая: белый «пли-мут», Калифорния 34-62-3. Вторая шестиместный лимузин модели «линкольн» Калифорния 16-29-7.
   – Мне понадобится полчаса.
   – Через полчаса я перезвоню.
   – О'кей. Ты извини, Дэн, прочел, что произошло с Ингрид. До сих пор не могу поверить этому.
   – Я тоже. Если доживу до той минуты, когда останусь наедине с самим собой, то не знаю даже, как с этим управляться. Но сейчас давай помолчим. Я не могу…
   – Понимаю.
   – До скорого.
   Элжер положил трубку. События последних суток не оставляли ему возможности копаться в собственных чувствах, его всегда спасала работа. Он очень не любил типа, чье отражение видел в зеркале, он избегал душещипательных монологов, самокопания или поисков бе спочвенных самооправданий. Всегда находилась работа. Если ее не было, он ее придумывал.
   Старики обожают бездельничать у камина с рюмкой горячительного и вспоминать о звездных часах своей жизни. Элжер никого не винил в том, что у него не было звездных часов. И даже минут. Теперь, когда тебе перевалило за сорок, а вокруг пустота, не очень-то заботишься о благополучии. Он ничего не достиг и не накопил, он часто терял то, что могло составить хоть какие-то воспоминания и не жаждал дожить до глубокой старости.
   Элжер позвонил Вилиджу, но того так и не подозвали к телефону. В то, что Вилидж в Вашингтоне, Элжер не верил. До судьи дозвониться ему удалось. Он доложил Клейну, что еще один конверт спасен. Судья пребывал в крайне угнетенном состоянии. Не только оттого, что погиб еще один честный человек, но и потому, что смерть Майло лишала главного свидетеля. А Сидней Гиш упорно уходил от какого бы то ни было общения, даже от разговора по телефону. Элжеру не нравилось состояние старика, и он закруглился на обещании перезвонить позже. До судебного заседания оставалось меньше суток, он понимал Клейна, но не терпел нытья.
   Бармен объяснил Элжеру, где найти ближайший гараж, и детектив отправился на поиски. Все эмоции остались в телефонной будке, в дело вновь включился отработанный до мелочей профессионализм. Холодный расчет, быстрота реакции, точное попадание.
   В стеклянной будке небольшого гаража его встретил хмурый старикан в промасленной ковбойке и комбинезоне, первоначальный цвет которых определить было невозможно. Выпятив солидный живот, он оценивающе осмотрел крепкого высоченного парня.
   – Есть проблемы, сынок?
   – Есть. За свалкой, миль тридцать к северу, у реки остался мой «шевроле». Поломка пустяковая, ночь помешала исправить. Добирался на автобусе.
   – Есть еще проблемы?
   – Нужен надежный транспорт.
   – "Шевроле" пригоним, транспортом обеспечим. Но я дорого беру за услуги.
   – Догадался.
   – Сто долларов. Возьмешь черный «бьюик». – Старик указал на машину, стоявшую в первом ряду. – Ключи в зажигании.
   – Работает?
   – Это то, что тебе надо.
   Элжер кивнул, достал деньги и протянул их хозяину. Они понимали друг друга без слов, их заменяли глаза. Детектив направился к машине. Старик вернулся в будку. На столе лежала газета с портретом Дэна Элжера, он смял ее и бросил в урну.
   Часы на Континенталь-банке показывали десять часов, когда Элжер вновь позвонил Харрису.
   – Есть новости, Бинг?
   – Есть, но странные. Харрис был явно озадачен. – Обе машины из гаража Орсона Стилла. Мне кажется, ты взял ложный след. Стилл крупный кит в нашем штате, да и в стране не из последних. Ты наверняка слышал о нем.
   – Сходу не припомню. Имя вроде знакомое. Спасибо, Бинг.
   – Подумай, старик. Мне кажется, Стилл не станет играть в дешевые игры. Он имеет все и даже больше.
   – Но, наверное, чего-то ему все же не хватает.
   – Возможно.
   – Я позвоню, как только все утрясется.
   – Надеюсь. Удачи тебе.
   Через двадцать минут Элжер добрался до центра и вошел в здание, над подъездом которого с давних времен красовалась надпись из бронзовых букв: «Центральный коллектор публичных библиотек штата Калифорния».
   Пожилая дама с белыми, словно вымазанными сметаной, волосами и маленьким морщинистым личиком с любопытством уставилась на него сквозь толстые линзы очков.
   – Чем могу помочь? Мистер…
   – Смит. – быстро ответил Элжер. Ничего банальнее Смита ему не пришло в голову.
   – Итак, мистер Смит…
   – Наша фирма решила выпустить справочник «Деловая Калифорния» с основными сведениями о крупных концернах, деловых людях, предпринимателях. Сейчас мы уточняем данные об Орсоне Стилле. Знаете, о ком я говорю?
   – С тем же успехом вы могли бы спросить о Гарри Трумэне. Странное у вашей фирмы желание – выпустить то, что можно купить в любой книжной лавке.
   Элжер видел, что женщина не верит ни одному его слову.
   – Мы готовим издание для Мексики, мэм, – нашелся он. – Можете подобрать для меня материалы или мне отправиться в книжную лавку?
   – Подождите в читальном зале. Все, что у нас есть, вам предоставят.
   Читальный зал выглядел весьма внушительно. Мраморные колонны, натертый до ослепительного блеска паркет, огромные окна с шелковыми занавесками, столы полированного дерева и на каждом – изящная бронзовая лампа под зеленым абажуром. Элжер сел у окна. Он обя зательно оборудует свой офис в таком же стиле, если конечно, накопит денег и у него что-нибудь останется после того, как он купит хороший костюм.
   Курьер, присланный старухой, завалил стол огромным количеством газетных подшивок, журналов, справочников и буклетов. Элжер погрузился в чтение. Из прочитанного он узнал, что во время войны владелец недвижимостью восточного Лос-Анджелеса Орсон Стилл жертв овал немалые суммы на госпитали. Два года назад Стилл баллотировался на должность мэра Лос-Анджелеса и в последний момент прекратил борьбу, уступив место Сиднею Гишу. Элжер удивился своей забывчивости – ведь об этом довольно много писали. Давняя связь Ст илла с Гишем – это уже кое-что. Элжер узнал также, что помимо благотворительности Стилл вкладывал деньги в развитие судостроения на тихоокеанском побережье, в проекты по расширению торговой сети города, в апельсиновые плантации и во многое другое. У дете ктива сложилось впечатление, что Стилл может заткнуть за пояс Форда и Рокфеллера вместе взятых. Огромное количество его фотографий занимали первые полосы газет и красовались на глянцевых обложках журналов. На последней обложке «Лайфа» он был запечатлен в обнимку с губернатором Эндрюсом.
   Элжер перекопал все, что ему принесли, но нигде не говорилось о партийной принадлежности Орсона Стилла; однако бросалась в глаза закономерность: все, кто попадал в объектив вместе с ним, вскоре занимали высокие чины именно в сфере политики, а не бизнеса. Странным показалось Элжеру и то, что нигде ни слова о прошлом Стилла. Как это обычно бывает: мама, папа, милый малыш, малыш в школе, в колледже, за рулем отцовской машины, за рулем своей машины, невеста, жена и куча заводов и особняков в итоге. Ни слова о его причастности к кому-либо из воротил Америки. Но как улыбчивый джентльмен с обложки скол отил такой капитал? Ответа Элжер не нашел. Его взгляд задержался на небольшом буклетике двухгодичной давности, больше похожем на пригласительный билет. В нем сообщалось об открытии в Беверли-Хилз клуба Орфей" для избранных. В числе последних не значились ни звезды Голливуда, ни громкие журналистские имена. Даже специально оговаривалось, что представители «второй древнейшей профессии», вне зависимости от ранга, не могут претендовать на столь высокую честь. Чтобы быть принятым в Орфей", требовались рекоме ндации двух членов клуба и взнос в размере десяти тысяч. Почетным президентом и владельцем клуба значился Орсон Стилл.
   По законам коммерции такое заведение должно было лопнуть через месяц. Скольким «избранным» может быть под силу такой взнос? Можно валять дурака, имея кучу денег, но глупо пускать их на ветер намеренно. Клуб не минутная блажь. Его нужно выстроить, нанять персонал, оборудовать. Интересно, существует ли он теперь, спустя два года? Элжер записал адрес – надо же хотя бы взглянуть на это заведение, если, конечно, оно еще функционирует. На этом детектив решил прекратить изучение светской хроники и вышел на ули цу.
   Несколько минут он разминал ноги, прохаживаясь вдоль машины, тело затекло, словно его мариновали в гипсе. Он ходил взад и вперед и уговаривал себя, что заниматься элитарными притонами дело репортеров, а не сыщиков, что глупо тратить на это драгоценное вр емя. Убежденный в полной ненужности своей затеи, Дэн сел за руль включил зажигание и поехал в клуб «Орфей».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация