А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Двое в пекле" (страница 11)

   3

   Около часа «шевроле» простоял в двух шагах от полицейского управления. Но ни один из стражей порядка не обратил внимания на автомобиль припаркованный напротив центрального входа в Главное управление криминальной полиции. Машина Твитта стояла в пятиде сяти ярдах от освещенного подъезда. Двое полицейских прохаживались по тротуару. Самый лучший пост. Никаких забот, никакой опасности. Элжер внимательно наблюдал, как вели себя постовые. Полная беспечность.
   – Мне лучше пересесть в машину Твитта. Поедешь за нами.
   – Ты с ума сошел! Не успеешь выйти, как тебя схватят…
   – Эти не схватят. У них под носом разберут по кирпичику здание полиции, а они и не заметят.
   – Ты хочешь повторить мой прием с Твиттом? Ствол к затылку?
   – Ты уверена, что это твой прием? Хэмфри Богарт проделывал его на экране сотни раз. Как ни банально это выглядит, но он срабатывает. Вряд ли Твитт станет проверять машину возле своей конторы.
   – Ты это серьезно?
   – Вполне. Когда мы остановимся, встань нам в хвост. Так, чтобы в зеркало не был виден твой номер. И выключи освещение, «Шевроле» должен слиться с ночью. Как только я пересяду обратно, дашь газу?
   – Раз уж тебе втемяшилась эта идея в голову, придется подключится. Ничего не поделаешь. А я пока отвлеку этих.
   Элжер не успел ничего сказать, как Джуди вышла из машины и направилась к центральному входу. На этот раз ее походка выглядела развязной. Актриса! Элжер начал маневр по смене дислокации. Он видел, как Джуди подошла к постовым и встала спиной к подъезду. О ба ротозея, показывая задницы машине лейтенанта полностью погрузились в приятную беседу с красивой девушкой. Три минуты ушло на пе ребазирование в новую точку. Твитт, как и все полицейские, не очень заботился об охране своей машины. Трудно найти такого психа, который полезет в автомобиль с малками на крыше и шестиконечной звездой на дверце. Таким психом оказался Элжер. У него хватал о опыта и наглости угонять и такие аппараты.
   Переселение прошло удачно. Элжер лег на пол и прижался к переднему сиденью. Твитт долго не появлялся. У детектива затекли ноги. Втиснуться с его ростом в щель не так-то легко, но другого выхода у него не было. Вряд ли он был бы правильно понят, если бы пожелал посетить лейтенанта в его кабинете.
   Твитт сел в машину, когда Элжеру уже стало невмоготу от боли в коленях. Лейтенант плюхнулся на верхнее сиденье, словно мешок с цементом. Машина дернулась и рванула с места. Элжер слышал, как Твитт пару раз ругнулся. Настроение, не очень подходящее для ду шещипательной беседы, но вряд ли оно у него улучшится в ближайшее время. Скорее наоборот. Машина шла на хорошей скорости, значит, все внимание водителя приковано к дороге. Пора, решил Элжер, и вырвался из тисков. Получилось не так эффектно, как у Джуди: он успел застрять, выпутаться, зацепиться пиджаком за ручку дверцы, уронить шляпу и выпрямился лишь в тот момент, когда Твитт затормозил. Оружие они выхватили одновременно, по с преимуществом для Элжера – ему не надо было оборачиваться назад.
   – Бросьте, лейтенант. Вы проиграете дуэль. Стоит ли рисковать жизнью из-за какого-то маньяка?
   – Это ты, Элжер? Видать, брат, здорово тебя припекло.
   – Нас всех припекло. Кровавый денек. Давай подобьем бабки и разойдемся. Я в долгу перед вами и помню об этом. Но мне не хватает кислорода и света. Блуждаю в потемках.
   – Вряд ли я смогу быть тебе полезен. Караден не допускает меня к следствию. В моем распоряжении лишь выездная бригада, без полномочий дознания. Следствием руководит он сам.
   – Караден давно продался кучке бандитов в белых перчатках.
   – Это для меня не новость. Но нет неопровержимых доказательств. А говорить можно сколько угодно, разговоры к делу не пришьешь.
   – Где мой револьвер?
   – В сейфе у Карадена?
   – А я так не думаю. Уверен, что Ингрид и ее мужа убили из моего револьвера.
   – Мы не нашли оружия. Зато в квартире полно твоих отпечатков. Их только что идентифицировали.
   – Я был утром в том доме и должен был возвратиться туда к вечеру. Ингрид одалживала мне машину. Убийцы это знали.
   – Мы задержались с выездом, и только это тебя спасло.
   – В следующий раз уйти не успею. Они постараются.
   – Ждешь еще одного убийства?
   – Одного или двух, не знаю. Револьвер остался у них. Значит, он им еще нужен. Они его подбросят в самый последний момент – когда выпустят из барабана все патроны. Вряд ли в их план входил мой арест в доме Ингрид. Они не прозевали бы моего появления и ост авили бы пушку в доме. Главный покойничек еще ждет встречи со мной и с вами. Вот тогда вы и найдете главный аргумент с дымящимся стволом. Только по этому вызову поедет сам Караден, именно он найдет основную улику, а не вы, лейтенант. Бьюсь об заклад, что в протоколе по происшествию на шоссе, где мы впервые встретились, отсутствие графа «Орудие убийства, найденное на месте преступления». Кто составлял протокол?
   – Сержант Окнор – Под диктовку шефа полиции.
   – Проверить твою версию я не смогу. Меня не допустят к материалам.
   – Капитан человек предусмотрительный. Странно, что он не отправил вас в отпуск.
   – Не та обстановка в городе.
   – Мне казалось, что вы более настырный. Пока же вы почему-то довольствуетесь ролью послушного исполнителя. Но недалек тот день, когда Карадена катапультируют из его кресла, и его займете вы. Совесть тогда грызть не будет?
   – Ты забрался ко мне в машину, чтобы прочитать лекцию на моральную тему?
   – Да это бесполезно, хотя вас я не причисляю к их команде. И тем не менее. Ну, а теперь о деле. Убит Брюс Хотчер. Где это произошло и при каких обстоятельствах?
   – В номере отеля «Эмпайр». Ему и местной шлюхе перерезали горло.
   – Что-нибудь нашли?
   – Точно знаю, что нет, обыск был произведен до приезда полиции. Порушили всю мебель, но, уверен, ни преступники, ни полиция ничего не нашли.
   – И конверта с наклейкой под брючиной не обнаружили?
   – Я уже сказал – там ничего не было.
   – А я думаю – было. Харвей, Келли, Фарб, Хотчер – звенья одной цепи. Эти ребята объединились, чтобы разворошить логово хищников. Оказалось, кишка тонка.
   С такими подручными, как Караден, «синдикат» сломает любое сопротивление. Нам надо объединиться, лейт енант. Подумайте над этим. Я дам о себе знать в ближайшее время.
   Элжер вышел из машины и, не выпуская револьвера из рук, пересел в другую стоявшую сзади. Твитт и не заметил, как за ними вплотную, пристроился новенький, с иголочки «шевро-ле». Значит, Элжер не один. Этот факт лейтенант отметил особо.
   Джуди подала назад, развернулась и, не включая габаритных огней, помчалась по улице в северном направлении. Элжер наблюдал в зеркало заднего обзора за машиной Твитта. Она оставалась стоять на месте до тех пор, пока они не свернули на Сансет-бульвар. Улиц ы пустели, накрапывал дождь, вечер уступал место ночи.
   – Куда теперь?
   – Надо взять пару сэндвичей в любой забегаловке и навестить мистера Майло в больнице Святого Иоанна. Нам надо знать – жив он или нет.
   – Как встретил тебя лейтенант? Наверняка с распростертыми объятиями. Вы же подружились прошлой ночью.
   – На лейтенанта напала хандра. Он нагнал на меня скуку.
   – Просто он еще не проснулся. То ли дело мы – в самом пекле. У вас сейчас разная степень накала, вот тебе и стало скучно с ним. Но ты такой заразительный.
   Уверяю, Дэн, Твитт еще загорится, как пучок сухого хвороста, вот увидишь.
   – И что у тебя за язык! Лопочешь всякую чепуху и еще получаешь от этого удовольствие.
   – Это от счастья общения с тобой, Дэн. Ты непревзойденный собеседник.
   Джуди остановилась возле бара с неоновой вывеской «Боевой дух».
   – Вот что нам надо! – воскликнула она, засмеявшись. – Сиди в машине. Я угощаю. Все поровну. Утром угощал ты.
   Элжер хотел открыть рот, но не успел.
   – Я не женщина, я партнер. Это мы уже проходили, повторяться не будем. А ты пока включи радио. Там в перерывах между музыкой рассказывают о каком-нибудь новом убийстве. Так что работы у нас непочатый край!
   Джуди выскочила из машины и направилась к дверям бара. Поскольку народу почти не было, ее походка приближалась к нормальной.
   Помимо сэндвичей в машине появилась плоская бутылка «Джони Волкер».
   – Эта штука укрепляет дух! – она принялась отвинчивать пробку.
   – Слава Богу, ты относительно легко расстаешься с деньгами.
   Элжер не знал, как ему относиться к ее поведению. Сделав большой глоток, Джуди закашлялась. Элжер вырвал у нее фляжку, закрыл пробку и бросил бутылку в отделение для перчаток.
   – Наш рабочий день еще не кончился. Небольшой ужин – и за дело.
   Часы на приборном щитке показывали тридцать пять минут первого, когда Элжер остановил машину возле больницы Святого Иоанна – комплекса из пяти корпусов, обнесенного символическим забором. В каждом из шестиэтажных зданий светились по два, три окна.
   – Отгони машину подальше от входа и никуда не отлучайся. Я пойду один и попытаюсь хоть что-то выяснить.
   Джуди кивнула.
   – Ты надолго?
   – Не знаю. Здесь пять корпусов. Нужный найти не так просто, если не помогут. Советую тебе немного вздремнуть на заднем сиденье.
   – Какой может быть сон? Сам сказал, что наш рабочий день еще не кончился. Из трех – один растаял, осталось два, а конвертов в нашем багаже не прибавилось…
   – Ты продолжай рассуждать, а я пошел.
   Элжер достал из машины и распихал по карманам все, что ему было необходимо.
   Его встретил промозглый ветер и мелкий жесткий дождь. Ворота больницы были заперты. Элжера это ие смутило – все такие богадельни имеют лазейки в заборе.
   И действительно, две доски, вырванные из ограды, валялись на траве в сотне ярдов от ворот. Элжер восп ользовался дырой и очутился на территории больницы.
   Дождь усиливался. Детектив поднял воротник пиджака и направился к дорожке из бетонной плитки. Нормальные люди спят или греются у камина за чашкой кофе или рюмкой виски, а он… Издержки профессии.
   Узкая аллея вывела Элжера к первому зданию.

   4

   Утомительное дежурство, напряжение, не отпускавшее целые сутки, валило Рональда Твитта с ног. Он не стал загонять машину в гараж.
   Три, от силы четыре часа, и он вновь приступи! к работе. Голова разламывается пополам, Твитт не мог и не хотел ни о чем думать. Холодный душ и сон остальное потом. Стряхнув воду с плаща и шляпы, он зашел в темный подъезд и направился к лестнице.
   – Лейтенант.
   Твитт не смог разглядеть человека, окликнувшего его из неосвещенного угла, но голос показался ему знакомым. На всякий случай он расстегнул пиджак револьвер он носил за поясом – многолетняя привычка.
   – Мне надо поговорить с вами, лейтенант.
   – Завтра в управлении. На сегодня все, приятель.
   Твитт взялся за перила и начал подниматься по лестнице. Человек вышел из темноты и приблизился к перилам.
   – Извини, Рони, но мне нужно поговорить с тобой сейчас. Я понимаю твою усталость, но…
   Твитт остановился и лениво повернул голову назад. Теперь он узнал его. Что может сказать безработный репортер Дэйв Чибс лейтенанту полиции, да еще среди ночи?
   – Я устал, Дэйв. Как же устал! Давай завтра.
   – Я могу не дожить до завтра. Десять минут и я уйду.
   – О'кей, пойдем. Но только десять минут, не больше.
   Они молча поднялись на третий этаж и зашли в скромную квартирку без передней. Большая, неуютная комната явно нуждалась в уборке. Женщиной здесь и не пахло. Тут все казалось лишним и ненужным, начиная с неприбранной постели.
   – Садись, если найдешь место, и выкладывай, что стряслось. Только внятно, а то я в час ночи туго соображаю.
   Твитт сбросил с себя мокрую одежду, нацедил из полупустой бутылки две дозы джина и подал один стакан гостю.
   – Я только тебе могу довериться, Рони. Чует моя печенка, что ее скоро вырвут.
   – Тронут твоим доверием, но ты теряешь время.
   – Рони, ты ведь знаешь обстановку в городе…
   Твитт сделал глоток и закурил. Чибс продолжал стоять, облокотясь на секретер.
   – Вряд ли обстановка в городе может касаться твоей персоны, Дэйв. Тобой уличная шпана, и та не заинтересуется, а тут слоны швыряются бревнами.
   – Я видел нечто подобное в гангстерских филь мах. На экране интересно, а в жизни не очень. Как ты думаешь, кто убил Фарба и Харвея?
   – Ты же читал газеты.
   – Чушь! Я знаю этого парня. Не то, чтобы лично, но интересовался им и как-то собирался сделать о нем очерк, но не сложилось. У Элжера хватает комплексов но он не псих, не маньяк и не убийца. У него свой кодекс чести и он никогда не пойдет на грязное дел о.
   – Мы будем обсуждать личность Элжера?
   – Нет. Мы говорим о фальшивке, которую нам пытаются выдать за чистую монету. Тот, кто диктует текст для статей, тот и связан с убийствами.
   – По-твоему, это шеф полиции?
   – Нет, конечно. Он марионетка в руках главных преступников. Послушай, Рони, ты же не дурак, ты же все видишь. Чего темнить? Я знаю тебя со школьной скамьи, мы выросли в одном квартале. Не верю, что такой парень, как ты, будет играть фальшивую мелодию в д ерьмовом оркестре за вонючие деньги.
   – С Элжера на меня переключился. Пять минут прошло. Или говори дело, или выматывайся.
   Твитт допил свой джин и рухнул на постель, не снимая ботинок.
   – Я задал тебе вопрос, Рони.
   – У нас нет никакой версии. Полиция ищет Элжера. Чего ты от меня хочешь? Я не Господь Бог! Я обычный коп.
   – Удобную позицию ты занял. Ты метишь в кресло Карадена и займешь его, когда того катапультируют. Но я за тебя голосовать не пойду. Ни к чему менять шило на мыло.
   – Мы ни до чего не договоримся, Дэйв. Иди спать. У меня и так башка раскалывается.
   – Тогда я выложу тебе все, что знаю, хотя уверен, что для тебя это не секрет. В городе орудует преступная организация. А ты предпочитаешь отгородиться от всего этого темными очками. Мол, это не моего ума дело… Ну так вот. Ты ведь знаешь Ника Майло, и я его знаю. В сущности, единственный порядочный человек из команды мэра. Ночью я приехал к нему, была такая договоренность. Он собрал такой материал, что одним ударим можно свалить всю эту сволочную верхушку. Короче, Майло доверил мне конверт с документам и. О нем я еще скажу.
   Услышав о конверте, Твитт вскочил с постели и пересев на диван, закурил новую сигарету.
   – Ты вскрыл его?
   – Да. Но об этом позже. Майло попросил меня передать конверт Генри Фарбу. Тот ждал меня в своем офисе к восьми утра. Потом я понял, что не мне одному поручено такое же задание. Когда я уехал от Майло, то заметил, что на шоссе ко мне прицепился хвост.
   – С чего ты решил, что это за тобой?
   – На двадцать пятой миле южного шоссе есть стоянка для машин. Когда я проезжал мимо, то видел шесть или пять легковушек. В каждой из них горел свет. У меня была мощная тачка, спортивный «мерседес», я взял его у Салли, моей подруги. Ехал я быстро, но успе л заметить, что в трех машинах сидели люди.
   Похоже, поджидали кого-то. Промахнув милю или две, я заметил в зеркале, что одна из них увязалась за мной. Я дал газу, они тоже. Ребята не хотели отставать но и догнать не могли.
   – Ты видел эти машины, когда ехал к Майло, или заметил их только на обратном пути?
   – Не помню. Короче говоря, мне удалось сделать небольшой отрыв. Я загнал «мерседес» за бензоколонку, и преследователи промахнули мимо. Уговорил мальчишку с колонки дать мне мотоцикл. Хлюпкий самокат. Он сломался на самом подъезде к городу. Я скатил его н а проселочную дорогу и, дождавшись рассвета, кое-как наладил. Пока выжидал в кустах, многое увидел. Гонки по шоссе продолжались до утра. Ярдах в двухстах одна машина сбила другую в кювет.
   Несколько автоматных очередей эхом прогрохотали по лесу. Ваших реб ят я тоже видел. Туда с сиренами, обратно с сиренами. Не ночь, а автогонки с фейерверком. Когда я смог выбраться из укрытия, все уже стихло. На подъезде в город стоял заслон из патрульных машин. На меня никто не обратил внимания.
   В результате я опоздал к Фарбу и прибыл к нему в начале десятого. Чертовщина! И здесь погром. У дома две полицейские машины, скорая помощь, репортеры. Я смещался с толпой зевак и видел, как вынесли двое носилок с окровавленными простынями. Ребята сказали, что убит адвокат и его секретарша. Что делать? Я разворачиваюсь и еду к Майло. Конверт всё ещё у меня. Знаю, дело важное, не выбросишь в урну. Весь взмыленный, добрался до особняка Ника. И что ты думаешь? Опять ^скорая"! Она стояла на территории усадьб ы за забором. Я только видел, как промелькнули носилки. Видел твоего шефа. Полиция тут же уехала. Видел, как мэр на улице разговаривал с Караденом. В итоге мне удалось выяснить, что у Майло сердечный приступ.
   Я решил ехать следом за ^скорой*. Майло доставили в больницу Святого Иоанна. На ее территорию мне проехать не удалось. Два часа назад передали по радио что Майло скончался. В дневных выпусках сообщали об убийстве на шоссе. Я почувствовал себя между моло том и наковальней. Домой решил не возвращаться.
   У меня на побережье есть домик, что-то вроде рыбачьей хижины. В ней легко скрыться от любопытных глаз. Хорошее местечко. Там я и отсиживался до темноты. Конечно, конверт я вскрыл и прочел. Там документы. Их общий заголовок – ^Доклад". В моем конверте лежала вторая глава. Сколько их всего, не знаю. Имен никаких нет. Но по сути своей бумаги страшные. Мы сидим на пороховой бочке. Нами управляют монстры. Такие деньги, такие цифры, такие операции… Нет, Роня, это не укладывается в голове. Теперь понятно, кто устроил засаду на шоссе. Кто-то заложил Майло, но хочется думать, что он успел передать документы ребятам вроде меня. Если же бандиты знают имена тех, кто получил конверты, то мне не выжить. Пустой номер. Из-под земли достанут.
   Харвея хлопнули, Фарба тоже. Уверен, что и Майло не сам умер, а ему помогли.
   – Это еще не весь список, Дэйв. Брюс Хотчер и Боб Келли выполняли ту же работу, что и ты. Теперь они в морге. Где остальные конверты, никто не знает. Одни у тебя, один у Элжера. Тебе надо объединиться с ним. Пожалуй, кроме Элжера, никто не докопается до истины. Мне не дадут. Караден отстранил меня от следствия и завалил пустой работой. Правда, Элжер по лезвию бритвы гуляет, но ему не впервой.
   – Как мне с ним связаться?
   – Не знаю. Думаю, он еще выйдет на меня. Я вас свяжу. Где тебя искать?
   – Я не хочу отсиживаться в берлоге, хотя мне очень страшно. И тем не мене надо что-то делать. Буду звонить тебе каждый вечер. Если встретишь Элжера, то скажи, что у меня есть хижина на Гринвич-бей. Строение 67. Пусть приходит ночью. Днем и там опасно.
   – Советую тебе – найди машину и сядь на хвост Карадену.
   – Не понимаю тебя. Это же надо совсем рехнуться.
   – Ты не прав. Караден связан с «синдикатом». Значит, он должен получать инструкции от хозяев. Но поскольку в управлении все телефоны на контроле, он не рискует получать их в своем кабинете и очень часто отлучается со службы, используя при этом личную машину вместо служебной. Прилепись к нему – и ты обезопасишь себя.
   – Не очень-то мне эта идея по душе, но в ней что-то есть. Какая у него машина?
   – Черный «бентли» сорок девятого года. Я же постараюсь влезть в протоколы следствия, трудно, но попробую. Твой рассказ кое-что прояснил и для меня.
   – Ты уверен, что Элжер свяжется с тобой?
   – Не знаю. Он не до конца доверяет мне. Он никому, кроме себя, не доверяет. Он наверняка выяснит, кому адресовался доклад. Генри Фарб не политик. Его задачей было лишь собрать все главы доклада воедино. И – большого ума не надо, чтобы сделать такое заклю чение.
   – Я буду звонить тебе домой, Рон. Каждый вечер, после одиннадцати. Я готов сделать все, что от меня зависит. Риск есть, но больше не могу отсиживаться в кустах. Лишь бы не сцапали.
   – Думаешь, при других властях у тебя вновь будет работа?
   – А ты сомневаешься? Я же профессионал, Рони. Хороший профессионал. Меня политики сместили, а не начальство. Сейчас мы имеем дело с политиками. Сам Бог велел мне участвовать в этом деле. Разве я не прав?
   – Будь осторожен, Дэйв. Караден птица стреляная.
   – Знаю. Я тоже не новичок. Забыл мои военные репортажи? Опыт есть. Если надо, в любую щель прошмыгну.
   Дэйв Чибс нахлобучил на себя мокрую шляпу.
   – Ладно, поговорили. Отдыхай. Завтра день не легче сегодняшнего. Пока кто-то гуляет на свободе с конвертами, бойня не прекратится.
   Чибс ушел, но лейтенант уже не смог уснуть. Твитт чувствовал себя беспомощным, как ни храбрился. Элжер и Чибс правы: за такого голосовать не пойдут.
   Дошло дело до критической точки, а он где-то на обочине. Привык козырять перед начальством, служака! На у лицах кровь, грызня, людей как мух давят, город превратился в грязный бордель, законы – в пустые слова, а он – в бесконечных сомнениях. Хватит, пора лезть в пекло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация