А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Контракт с коротышкой" (страница 12)

   13

   «Неужели Лео привлекают потные женщины в летних платьях?» – подумал Чили. Аннетт, стоящая за прилавком химчистки «Хай-Тоун», показалась ему какой-то влажной и липкой. Ей следовало бы похудеть, привести в порядок прическу, но выглядела она совсем не плохо. Было семь часов вечера. Помощница уже ушла, и Аннетт собиралась как раз закрывать заведение, когда вошел Чили, рассчитавший время так, чтобы оказаться последним клиентом. Он назвал свое имя. Палмер.
   Аннетт проверила квитанции на вращающейся картотеке:
   – У вас случайно нет с собой корешка?
   – Нет. – Брюки он сюда тоже не сдавал, хотя именно об этом заявил Аннетт. – Они светло-серые.
   – Вы уверены? Никакого Палмера в моей картотеке нет.
   Она говорила с точно таким же акцентом, как Фей. «Интересно, – подумал Чили, – что приобрел Лео, поменяв свою законную жену на эту телку? Двадцать пять фунтов лишнего веса и огромные круглые сиськи под летним платьем с коричневым рисунком?» Он ответил, что сдал брюки вчера, а сегодня хотел бы забрать, так как улетает в Майами.
   – В отпуск? – поинтересовалась Аннетт.
   Нет, он там живет.
   – О? – определенно заинтересовалась она.
   Чили был в костюме темно-синего цвета в тонкую полоску, голубой сорочке с накладным воротником плюс галстук цвета ржавчины. Узнав о том, что брюк нет, он повел себя разумно, не слишком встревожился, сказал лишь Аннетт, что ничего страшного не произошло, всем видом показывая, мол, с ним легко поладить.
   – Нет, ну если вы так уверены, – засомневалась Аннетт, платя вежливостью за вежливость, – я могу проверить, может, есть брюки без квитанции…
   Она отошла к конвейеру, на котором висела одежда в пластиковых пакетах, и нажала кнопку. Конвейер заработал, одежда проходила перед ее глазами, после чего скрывалась в задней части помещения.
   – Было бы неплохо, если бы вы помогли мне в поисках, – предложила Аннетт.
   Чили обошел прилавок и встал рядом. С минуту он смотрел на проплывающую перед ним одежду, а потом сказал:
   – Я вас где-то видел… Кстати, на прошлой неделе вы случаем не посещали Вегас?
   Аннетт держала палец на кнопке, чтобы сразу остановить конвейер, если появятся искомые брюки. Она быстро взглянула на Чили через голое плечо, и тот, даже не видя ее губ, понял, что она улыбается.
   – Нет, но была в Рино, а вы?
   – Разводились с мужем? – Она хочет игры, она получит игру.
   – От лишнего жизненного багажа я избавилась давным-давно. Ездила туда с приятелем.
   – Надеюсь, вам повезло больше, чем мне. Я много потерял, причем отнюдь не грязное белье, – подыграл Чили, демонстрируя еще раз, какой он хороший и простой парень.
   Она поделилась, что играла только на автоматах и что ей повезло.
   – Но вы только подумайте, парень, с которым я там была, продул сто тысяч и даже не расстроился.
   – О Господи. – Чили перевел взгляд с одежды на Аннетт. – Значит, он неплохо упакован.
   – Согласно его философии, чтобы выигрывать, нужно иногда и проигрывать.
   – Неплохой подход к жизни, не хуже других.
   – Он тоже из Майами, штат Флорида.
   – Да? А как его зовут?
   – Сомневаюсь, что вы его знаете.
   – Он сюда переехал?
   – Нет еще, но пытаюсь его уговорить. Сейчас он целыми днями торчит в Санта-Аните, обожает скачки.
   – На скачках по-крупному не проиграешь.
   – О, не волнуйтесь, он умеет выигрывать. Знаете лотерею штата Флорида?
   – Да. Он и в нее выиграл?
   – Причем по-крупному. Но тут об этом проведала его жена… Нет, представьте себе, в то время она как раз разводилась с ним, однако, узнав о выигрыше, тут же потребовала себе половину в качестве компенсации. Он послал все к черту и уехал.
   – По-моему, его не в чем упрекнуть.
   – И сменил имя. Его жена сама никогда не играла в лотерею. А тут, услышав о выигрыше, сразу же вознамерилась запустить в денежки свои когти. Ларри сказал, что скорее спалит весь выигрыш, чем отдаст ей.
   – Думаю, о такой жизни он и мечтать не смел, – заметил Чили. – Зато сейчас он на самом верху.
   Чили повернулся и посмотрел на голое плечо Аннетт, на светлые волосы с темными прядями, собранные на затылке пластмассовым гребнем.
   – Да, ваш друг знает на кого ставить. – Он подождал, пока Аннетт повернется, и наградил ее своей самой обворожительной улыбкой. – Может, пора закрыть контору и выпить что-нибудь?
   – А как же ваши брюки?
   – У меня есть другие. Пойдемте, выпьем.
   – Я бы с удовольствием, но мне нужно привести себя в порядок и встретиться с другом. Он скоро вернется из Санта-Аниты, мы встретимся у него в отеле, выпьем в зале «Поло», после чего поужинаем.
   – Звучит неплохо.
   – А вы там бывали?
   – Где именно?
   – В зале «Поло» отеля «Беверли-Хиллз». Сейчас уже поздно, но часов в шесть там можно встретить много разных знаменитостей.
   – Правда?
   – Я видела кинозвезд, сидящих за соседним столом.
   – Правда? И кого именно?
   – Сейчас вспомню. – Аннетт уставилась на проплывающую мимо одежду. Потом, нажав кнопку, остановила конвейер. – У меня такая плохая память на имена. Один из них играл в вестерне, который показывали по телевидению. Как же его звали?.. А к напиткам там подают кукурузные чипсы с соусом «гвакамол», представляете? Бесплатно. Некоторым посетителям прямо на столики ставят телефоны, и они обсуждают, какие фильмы будут снимать, каких звезд пригласят. Как интересно, о знаменитых кинозвездах говорят как об обычных людях.
   – Обязательно побываю там в следующий раз. Так ваш друг остановился в отеле «Беверли-Хиллз»?
   – Номер стоит четыре сотни в день. Гостиная, спальня, балкон, на котором можно посидеть…
   – Совсем недурно, судя по вашим словам. Я вот что подумал, жена вашего друга ведь могла послать кого-нибудь на поиски мужа, нанять сыщика какого-нибудь, к примеру…
   Аннетт явно озаботилась этой проблемой.
   – Так что если кто-нибудь будет спрашивать о нем… – продолжил Чили.
   – Отвечу, что никогда о таком не слыхала.
   – Это сработает, но только в том случае, если, конечно, этот «некто» не пронюхает, что вы давно знакомы.
   – Понимаю. – Аннетт снова задумалась. – Тогда скажу, что его здесь не было.
   Чили вышел из-за прилавка и сказал, чтобы она не волновалась по поводу его брюк, такие вещи иногда случаются. Ему не терпелось уйти и перекусить где-нибудь, прежде чем отправиться в путь по каньону, полному крутых поворотов, через гору в Беверли-Хиллз. Пару секунд он пытался вспомнить, как же называется эта гора, хотел было спросить об этом у Аннетт, но передумал и направился к двери.
   – Я вспомнила имя кинозвезды, – сказала вдруг Аннетт. – Клинт Иствуд.
   Чили приостановился, чтобы кивнуть и вежливо отреагировать:
   – О?
   – Он сидел так близко, что я могла дотронуться до него.
* * *
   Чили подумал, что лампочки у «Сансет Маркиз», вероятно, висят еще с Рождества: крошечные огоньки на деревьях вдоль фасада и по обе стороны от навеса над входом. Отель был что надо, всего три этажа, скрытые густыми деревьями, рядом с бульваром Сансет, открытый обеденный зал и бассейн во дворе. Гарри посоветовал ему остановиться именно здесь, заказал номер и сообщил, что отель очень популярен у рок-групп и у мужей, по тем или иным причинам выгнанных из дома злыми женами. Триста двадцать пятый номер стоил двести баксов в день, и окна его выходили на балконы жилого дома, что высился всего в пятидесяти футах, но это не сильно волновало Чили – он не собирался часто смотреть в окно. Один телефон стоял в спальне, другой – на стойке, отделяющей гостиную от маленькой кухни. Чили набрал номер отеля «Беверли-Хиллз». И когда он попросил соединить его с Ларри Парижем, телефонистка тут же отреагировала: «Один момент». Чили задумался: и как это настолько тупой владелец химчистки, как Ларри, мог достичь таких высот, чтобы ходить каждый день на скачки и жить в четырехсотдолларовом номере? Кстати, номер Лео вряд ли был хуже. В нем преобладали восточные мотивы, даже темно-бордовые лампы были сделаны в виде пагод. Чили услышал голос телефонистки, сообщавший о том, что номер мистера Парижа не отвечает, и повесил трубку. Все равно, говорить с Лео он и не собирался. Чили позвонил Томми Карло домой, так как в Майами было уже шесть вечера.
   – Что-нибудь выяснил о Николь?
   – То есть о Никки. Ага, связался с парнем, который был ее антрепренером. Может, и ты его помнишь – Марти, с волосами до самой задницы?
   – Да, что-то такое припоминаю.
   – Сейчас он работает агентом в компании звукозаписи, ищет новые таланты. Сказал, что Никки готовится к концерту в «Раджи», что на бульваре Голливуд. Она там репетировала, сколотила новую группу, там ее скорее всего и найдешь. «Раджи» на бульваре Голливуд.
   Чили делал пометки на бланке «Сансет Маркиз», лежащем рядом с телефоном:
   – Да. А как насчет Боунса? Когда он прилетает?
   – Все, что мне было известно, я тебе уже передал.
   – Сообщи, если появится что-нибудь новенькое. – Чили назвал номер отеля. – Увидимся.
   – Когда? – спросил Томми.
   Чили с ответом помедлил, но потом признался:
   – Не знаю, может быть, займусь кино, чтобы понять, что это такое.
   Теперь на некоторое время замолчал Томми.
   – О чем ты говоришь? Хочешь стать кинозвездой?
   – Я – не актер. Подумываю заняться производством.
   – Каким образом? Ты же ни черта в этом не смыслишь.
   – Не думаю, что продюсер должен много знать, да и делать ему особенно нечего. Здесь все по-другому, начиная с самого города, который непонятно как разрастается во все стороны. Понимаешь, что я имею в виду? Здесь нет никакой индивидуальности. В Бруклине есть улицы с совершенно одинаковыми домами. Или взять Бруклин в целом, он какой-то старый, грязный, весь разваливается… А вспоминаешь Майами, и на ум приходят белые оштукатуренные дома или высотные здания на побережье. Здесь же все разное. От некоторых домов глаза на лоб лезут, а другие – жуткая дешевка, как на Таймс-Сквер, улавливаешь? Видимо, и в кино все обстоит точно так же. Нет никаких правил, а приказывать умеет любой. Вот что ты можешь сказать о фильмах? Они все разные, кроме тех, что похожи на самые знаменитые, имевшие успех. Сечешь? В кино можешь делать все что хочешь, потому что главных здесь нет.
   – Эй, Чил, знаешь, что я думаю?
   – Что?
   – Ты несешь полную пургу.
* * *
   Он присел на диван, чтобы отдохнуть, вжиться в новый восточный интерьер. Включил телевизор и пощелкал пультом – интересно, что здесь показывают… Испанских каналов столько же, сколько в Майами… «Лейкерс» играют… «Шейн». «Шейна» он не смотрел несколько лет. Чили сполз пониже, ноги положил на стеклянный кофейный столик и принялся смотреть фильм с того самого момента, когда Шейн выколачивает дерьмо из Бена Джонсона за то, что тот назвал его задницей, и до эпизода, когда он стреляет, вернее, размазывает по стене Джека Уилсона. В этом фильме пистолеты стреляли как-то громко и убедительно, но все-таки не так, как когда стреляешь в парня в комнате, попадаешь слишком высоко, а потом расплачиваешься за промах двенадцать лет спустя.
   Чили оставил взятую напрокат «тойоту» в гараже отеля, прошелся вверх по Альта-Лома полквартала до Сансет, запыхался с непривычки и двинулся по Сансет, пока не остановился напротив белого дома на противоположной стороне улицы. Было темно, мимо проносились автомобили с зажженными фарами. Он стоял, ожидая перерыва в движении, и раздумывал, почему в офисе Гарри горит свет. Он был уверен, что это окна офиса Гарри – широкие, с жалюзи. Может, уборщица работает?
   Чили перебежал улицу, вошел в здание и поднялся к офису «ЗигЗаг продакшнс». Было темно, только в конце коридора горел свет. Точно, кабинет Гарри, но человек, посмотревший из-за стола на вошедшего Чили, уборщицей не являлся.
   Это был черный лимузинщик Бо Кэтлетт с очками на носу и раскрытым сценарием в руках.
   – Знаешь, – возвестил Кэтлетт, – совсем неплохо. Этот «Мистер Лавджой». Название дерьмовое, а сюжет захватывает.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация