А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тюрьмой Варяга не сломить" (страница 3)

   Глава 4
   Отмороженный

   Как обычно, после вечерней проверки зэки расходились по камерам. Джонни Кидс по кличке Могильщик, перекрикиваясь с приятелями, шел не спеша по коридору, размахивая длинными руками, и никому не уступал дорогу. Он был огромен как гора, и силен, как Майк Тайсон. Весь облик канадца был воплощением самоуверенности и силы, и в то же время было очевидно, что природа вряд ли создала эту живую машину для созидания.
   Таких, как Джонни-Могильщик, в российских тюрьмах называют «отмороженными». Никогда невозможно угадать, что им взбредет в голову в следующую минуту. Уголовный опыт подсказывал Варягу, что с такими типами нужно держаться всегда настороже.
   Как и обычно, в 22.00 в тюрьме объявили отбой.
   Варяг внимательно наблюдал за тем, как Джонни неторопливо скинул с себя рубашку, оголив мощный рельефный торс, стянул широкое трико, показав толстые, словно телеграфные столбы, ноги, и, как всегда, до раздражения аккуратно уложил свои вещи на спинку стула, и, даже не взглянув на соседа, вытянулся на койке.
   Через несколько минут должен быть состояться обход. Варягу было известно, что обход в тюрьме всегда совершается в одно и то же время, причем с точностью до минуты. Неторопливая чеканная поступь надзирателей разобьет тишину коридора, затем металлическим звоном щелкнет отворяемый замок, а уже потом мощный поток света ударит с потолка камеры.
   Ждать пришлось недолго. Их камера была седьмой от начала коридора. Уже через пять минут Варяг услышал, как рядом стукнула затворяемая дверь соседней камеры.
   Сегодня обход совершали сам начальник тюрьмы Томас Ховански и два его заместителя: оба – рослые молодые парни лет тридцати, оба – светло-русые, идеально выбритые, они очень походили друг на друга, и если бы не знать, что один из них по происхождению ирландец, а другой поляк, то можно было бы подумать, что они братья-близнецы. Похожими их делала еще и форма, которая сидела на фигурах на редкость ладно. Именно таких парней с добродушными лицами и безукоризненными зубами можно было встретить на обложках американских полицейских журналов. В России все совсем по-другому. Да и журналов о тюремных делах там нет.
   В этот раз начальник тюрьмы совершал обход по ускоренному графику. Его старшая дочь – восемнадцатилетняя Катрин – уже третий день возвращалась за полночь. Он сумел сделать вид, что не заметил позднего возвращения любимицы, но через своих друзей установил, что она встречается с парнем по имени Билл, который был засвечен как один из поставщиков героина. И начальник тюрьмы лично хотел нанести визит парню, чтобы отговорить его встречаться с дочерью полицейского. Если его слова покажутся недостаточно красноречивыми, то он пообещает молодому ухажеру одну из камер в своей тюрьме, где негры мигом лишат его целомудрия.
   Звонко лязгнул замок, дверь приоткрылась, зажегся свет. Через образовавшийся проем Варяг увидел лицо начальника тюрьмы. Несколько секунд его взгляд лениво блуждал по углам камеры, а потом он уверенно распорядился:
   – Закрывай, все в порядке.
   Свет погас. Варяг лежал неподвижно. В двух метрах от него, раскинувшись на койке, покоилось огромное тело канадца. Он тихо посапывал, выпуская через приоткрытый рот мощную струю воздуха, и казался воплощением безмятежности.
   «Безобидный, когда спит», – вспомнил Варяг детскую шутку.
   Глядя на него, охотно верилось, что свое последнее ограбление он совершил безо всякого оружия. Проломив одним ударом металлическую дверь, он вошел в здание банка и, взяв за шкирку двух стражей, так тряхнул их за ворот, что они испустили дух, а потом не торопясь набил сумку стодолларовыми купюрами. Джонни Кидс попался через полчаса после ограбления, когда пытался за соседним углом уговорить дешевую проститутку отметить удачное дело.
   Осторожно, прикрывшись одеялом, вор вытащил из-под подушки заточку, большим пальцем непроизвольно попробовал ее на остроту и, прикрыв глаза, принялся, как и три предыдущих ночи, терпеливо дожидаться. Он ясно представил себе, как через часа полтора Джонни-Могильщик поднимется с кровати, в темноте тихо подкрадется к нему и, убедившись в том, что его русский сосед крепко спит, навалится на него громадной массой и станет душить изо всех сил.
   Варяг представил себе, как он будет задыхаться, судорожно раскрывая рот, как его голова нальется кровью… как все вокруг потемнеет… Огромным усилием воли Варяг заставил себя очнуться от тяжелого сна. Законный с трудом разлепил глаза и уставился в темноту. Страшно хотелось спать. Бессонные ночи давали о себе знать. Нужно поскорее усыпить бдительность канадца и сделать вид, что спишь.
   Повернувшись к стене, Варяг засопел и затих.
   Ему снился пригород Сан-Франциско, снилась Светлана.
   «… – А что она умеет делать? – спрашивала Светлана, с вожделением поглядывая на новое приобретение.
   – Все, – лаконично отозвался Владислав из спальни.
   – Так не бывает, – засмеялась она. – Даже ты все не умеешь.
   Владислав возник на пороге.
   – Бывает.
   Светлана подошла к стиральной машине и осторожно погладила рукой белоснежную пластиковую поверхность.
   – Стирает, выжимает, сушит?
   – Гладит, «химчистит», пришивает пуговицы, – подхватил Варяг, обняв жену за плечи, – ставит заплаты, готовит обед, будит по утрам мелодичным перезвоном…
   – Зачем же тебе теперь вторая жена? – склонив голову набок, прищурилась Света. – Вернее, первая?
   Варяг озадачился.
   – И то правда. Зачем мне тогда жена?.. – И вдруг просиял: – Знаю зачем! Но тебе не скажу. А то нос задерешь.
   Она закрыла глаза, на ее губах появилась улыбка, и Владислав почувствовал на своей спине ее руки.
   – А это твоя машина умеет делать? – спросила она, не открывая глаз. Она привстала на цыпочки, подставляя чуть вытянутые для поцелуя губы. – А это?..
   Он поцеловал ее закрытые глаза, потом губы.
   – Верно, – тихо сказал он. – Это она, подлая, не умеет, – и вздрогнул, почувствовав сзади легкий толчок.
   – Встали, понимаешь, на пороге, – сказал недовольный детский голос, и в кухню протиснулся Олежка. – Пройти нельзя.
   Он подошел к столу, туда, где в волшебно поблескивающей хрустальной вазочке лежали, притиснувшись друг к другу округлыми матовыми бочками, шоколадные конфеты, и быстро, пока родители были заняты, засунул одну в рот.
   – Олег! – возмутилась Светлана. – Я все вижу. Как тебе не стыдно! Обед ведь скоро.
   Мигом сжевав конфету, мальчишка с невинным видом повернулся к родителям.
   – Ма-ам, – начал он обходной маневр, одновременно запуская руку в вазочку, – отгадай загадку. Что такое: обычно зеленое, а нажмешь кнопку – красное?
   Светлана, которая всегда простодушно попадалась на разного рода уловки, всерьез задумалась, глядя на мужа, не без восхищения наблюдавшего за сыном. Тот с фантастической скоростью опустошал вазочку.
   – Что бы это могло быть, а, Владик? – спрашивала наивная мама, сосредоточенно хмуря брови.
   – Сейчас узнаешь. – Варяг, посмеиваясь, вышел из кухни и уже из спальни услышал торжествующий голос сына:
   – Это – лягушка в миксере!..»

   …Это не был сон. Варяг теперь точно знал, что это воспоминание. Четкое, как запись киноленты, оно доставляло ему такую боль, что, просыпаясь, он еще долго чувствовал, как болят сведенные судорогой челюсти. Эта красивая женщина была его женой, мальчик – сыном, и все, что он видел будто бы во сне, было его самым дорогим, самым сокровенным воспоминанием.

   Прошло около часа, прежде чем Джонни-Могильщик решился приступить к работе. Стараясь не скрипеть пружинами, он осторожно приподнялся и сел на край кровати. В полумраке фигура громилы казалась особенно впечатляющей: гигантские формы занимали собой половину камеры, и казалось, если сейчас тот распрямится, то непременно упрется головой в потолок. Варяг почувствовал близкую развязку. От возбуждения застучала кровь в висках. Нервы были напряжены. Так как же все это будет происходить? Захочет ли канадец удавить его во сне или все же попытается разбудить перед смертью? Владислав выжидал. А Могильщик меж тем неторопливо поднялся и, сделав два осторожных шага, внимательно стал всматриваться в лицо спящей жертвы.
   Ему было совершенно не жаль этого русского, впрочем, как не было жаль и всех предыдущих приговоренных, кого Могильщик собственными руками отправлял на тот свет.
   За пять последних лет он сменил семь казенных домов, и в штате не находилось уже тюрьмы, куда бы он не наведался. К своим скитаниям Джонни относился так же спокойно, как к бесконечному сроку. Тюрьму он воспринимал своим домом и всякий раз старался вырвать у администрации максимум поблажек, смягчающих заточение. А для этого ему приходилось «стучать» на соседей по камере, втираться в доверие к тем, кого следствие не раскрутило до конца.
   Все изменилось четыре года назад, когда его перевели в одну из тюрем северо-запада штата. Джонни Кидс знал, что эта тюрьма была построена специально для таких заключенных, как он, – у каждого были пожизненные сроки, и только счастливцы могли рассчитывать на свободу в глубокой старости.
   Однажды его вызвал к себе начальник тюрьмы. В уютном кабинете, таком же мягком, как Овальная комната президента, Джонни увидел плотного человека, лет сорока, с очень короткой стрижкой, что придавало ему моложавость.
   – Знакомься, Джонни Кидс, – почти по-дружески обратился начальник тюрьмы к заключенному. – А это сотрудник ФБР, начальник одного из секретнейших подразделений. Изучив твое дело, он очень хотел встретиться с тобой.
   Мужчина поднялся и, протянув руку Джонни, коротко представился:
   – Фрэнки. – Повернувшись к начальнику тюрьмы, добавил: – А теперь оставь нас, Роби, нам нужно кое о чем потолковать.
   – Разумеется, – невесело улыбнулся полисмен, оставив сотрудника ФБР наедине с громилой.
   В этот момент Джонни Кидс неожиданно ощутил что-то похожее на страх. Теперь он знал, кто является настоящим хозяином кабинета, и не сомневался в том, что от этого плотного и уверенного в себе человека зависит его дальнейшая судьба, а быть может – жизнь.
   – Присаживайся, – кивнул Фрэнки на один из стульев. А когда Джонни сел, он продолжил: – Ты, конечно, не догадываешься, зачем я тебя пригласил?
   – Откуда же мне знать, сэр, я всего лишь заключенный номер семьсот семь.
   – И то верно, – улыбнулся Фрэнки и присел на краешек стола. Джонни Кидс подумал о том, что наверняка эта выходка очень не понравилась бы начальнику тюрьмы, но тот не посмел бы возражать, если бы у Фрэнки возникло желание испражниться прямо на его стуле. – Не буду тратить время на долгое вступление, но хочу сказать, что нам известно, куда ты припрятал бриллианты, которые нашел в банке.
   – Вот как, – не сумел сдержать удивления Джонни.
   – Сделать это было не трудно, – любезно улыбался Фрэнки. – Достаточно было наведаться к твоей подружке. Она очень неосмотрительно ведет себя, закладывает их в ломбард. А уж прятать их в морозильной камере и вовсе бы не стоило.
   – Как много она их заложила?
   – Четыре. Остальные дожидаются твоего возвращения… через двести сорок лет. – Улыбка Фрэнки стала еще шире. – Она ведь поджидала тебя у входа в банк, и ты очень вовремя передал ей камешки. Так что ей тоже грозит срок, как сообщнице.
   – Что вам от меня нужно?
   – Ты нервничаешь? – удивился Фрэнки. – Прежде чем к тебе прийти, я досконально изучил твое дело. А в нем отмечено, что ты хладнокровен и выдержан. Советую вести себя так и впредь. Такое поведение поможет избежать тебе очень многих неприятностей. Вот что, Джонни, мы с тобой деловые люди, а потому я хочу предложить тебе сделку.
   – Какую еще сделку?
   – Я подарю тебе эти бриллианты!
   Джонни Кидс невольно хмыкнул:
   – Зачем они мне нужны, если у меня пожизненное заключение.
   – А вот об этом мы с тобой поговорим поподробнее. Через несколько лет я берусь вытащить тебя из этой вонючей тюрьмы. Ты получишь новый паспорт с новым именем, можешь начать другую жизнь. Обещаю тебе, что с нашей стороны не будет никакого преследования за твои старые грехи. Ты можешь даже вообще уехать из страны, это твое личное дело!
   – Что я должен сделать за такой подарок?
   Этот Фрэнки был ему явно симпатичен, и он готов был улыбнуться, вспомнив о том, как фэбээровец спровадил начальника тюрьмы из собственного кабинета.
   – Убивать, – просто произнес Фрэнки, как будто бы говорил о каком-то невинном пустячке. – То есть то, чем ты занимался и раньше. И потом… с твоими данными это не составит большого труда.
   Кидс посмотрел в глаза фэбээровцу – они были пустыми и холодными, как куски стекла. На какой-то миг он почувствовал себя в его присутствии махонькой птичкой под когтистой лапой кошки. Вот выпустит она острые коготки, и брызнут из него во все стороны остатки жизни.
   – И кого же я должен убивать? – совладев с собой, через паузу пробасил Джонни.
   – На кого мы укажем.
   – Хм…
   – Пойми меня правильно, Джонни, в этом мире слишком много зла, – печально протянул Фрэнки, – а наша задача – сделать так, чтобы его было как можно меньше. И ты нам в этом поможешь!
   – Но почему именно я?!
   – Ты не подумай, что наш выбор был случаен. Нам о тебе известно больше, чем ты думаешь. Знаем, что первый срок ты получил за то, что, защищая свою девушку, одному из негодяев разбил череп. Второй раз ты сел за то, что тебе понадобились деньги, чтобы отдать долг за свою подружку. Третий раз ты решил ограбить банк, чтобы безбедно прожить с очередной пассией до глубокой старости. Бедный Джонни, тебя губят женщины! – Фрэнки сочувственно покачал головой. – Да и попался ты как-то по-глупому… Это надо же было додуматься – пытаться затащить к себе проститутку, имея в сумке два миллиона долларов! И знать, что дома тебя дожидается такая очаровательная малышка, как твоя Сюзанна. Извини меня, Джонни, – развел фэбээровец руками, – но это все равно, что предпочесть сытому рождественскому пирогу постные безвкусные гренки.
   Джонни Кидс даже не пытался удивляться – Фрэнки знал о нем все! Теперь бы он даже не удивился, если бы тот рассказал ему о его мыслях. Джонни уставился в окно, за которым проплывали белесые облака, – вот кого не запереть в четыре стены. Неожиданно на подоконник сел огромный ворон. Он был настолько черным, что даже уголь в сравнении с ним мог бы показаться светлым. Птица, наклонив слегка голову, с любопытством заглядывала в комнату, как будто бы хотела подслушать разговор.
   А Фрэнки продолжал:
   – В силу определенных причин мы не всегда способны вынести смертный приговор. В ряде штатов он просто отменен! Но мы обязаны рассчитывать на помощь таких людей, как ты. И ты, Джонни, должен помнить, что тем самым помогаешь не только нашему государству, но и всей демократии в целом! – Ворон за окном казался идеальным слушателем, он не сводил с Фрэнки глаз-бусинок, поворачиваясь к нему то одной, то другой стороной. – Ты поможешь нам, Джонни?
   – Когда мне приступать?
   – Вот это деловой разговор, – одобрительно кивнул фэбээровец. – Послезавтра. Тебя переведут из этой тюрьмы в чикагскую и поселят в камеру к молодому мужчине.
   – Что он за человек?
   – Ему двадцать восемь лет. Только не надо его жалеть, он маньяк и извращенец. За ним восемь растерзанных трупов подростков. Ему дали пожизненное заключение. Ты же должен осознать, что ты есть божья рука, совершающая справедливый акт возмездия… Убьешь ты его не сразу, а где-нибудь через неделю, чтобы ни у кого не было сомнений, что он умер естественным путем.
   Джонни понимающе кивнул:
   – Я все понял и сделаю так, как нужно.
   – И еще вот что. Чтобы вышло все естественно, придави его подушкой. Будет меньше шума и никакой крови.
   Ворон неожиданно потерял к разговору интерес и, взмахнув большими крылами, полетел по своим птичьим делам, унося на черном хвосте неожиданную новость.

   С тех пор Джонни встречался с Фрэнки Галлахером постоянно. Они настолько сблизились, что сделались почти друзьями. Джонни Кидс не знал ни в чем отказа, и по его желанию в камеру доставляли китайскую кухню, до которой он был большой охотник, а также женщин – именно они позволяли снять напряжение, которое накапливалось в нем, словно лава в кратере вулкана.
   Они знали друг о друге почти все: Фрэнки не стеснялся рассказывать о том, что имеет одновременно три любовницы, самой младшей из которых исполнилось едва семнадцать, и сетовал на то, что не может привести в свой дом незаконнорожденного сына. А Джонни без опаски делился прочими «подвигами», которые не были зафиксированы полицейскими протоколами.
   За время их знакомства Джонни успел побывать почти во всех штатах, и к своей «работе» он подходил изобретательно, стараясь не повторяться. А потому его сокамерников находили удавленными на собственных шнурках, с перерезанными венами, умершими «во время сна». Джонни искренне считал, что помогает правительству Соединенных Штатов, и представлял себя неким крысоловом, борющимся с погаными тварями. Грело еще и то, что на его имя Фрэнки открыл счет и уже через год его «работы» набежала немалая сумма.
   В последнюю встречу Фрэнки Галлахер был необычайно напряжен. Угостив Джонни баночным пивом, он сразу заговорил о деле.
   – В этот раз твоим клиентом будет русский.
   Кидс сделал большой глоток из банки и только после этого решил удивиться:
   – Русский? Но как он оказался здесь?
   По большому счету Джонни было все равно, кто будет следующим. За свою «карьеру» ему приходилось душить китайцев, вьетнамцев, однажды он перерезал вены кенийцу, повесил на шнурке серба. Так почему бы не быть в этот раз русскому?
   – Да, русский. Он создал у нас в Америке преступный синдикат. Кто знает, может быть, через него действуют русские спецслужбы, чтобы взрыхлить нашу экономику и нанести ущерб нашей демократии. В этот раз твой гонорар будет повыше, за его голову мы даем пятьдесят тысяч долларов. Потом посидишь для приличия еще месяц-другой и будешь свободным. Можешь осесть в любой точке страны.
   Допив пиво, Джонни аккуратно поставил пустую баночку на край стола.
   – Ты будешь навещать меня, Фрэнки?
   – Разумеется, дружище, – приобнял он Джонни за плечи. – И потом… если ты изъявишь желание, это не последнее наше дельце.
   – Как скажешь, Фрэнки.
   – По поводу этого русского… Все должно быть выполнено чисто! Чтобы никто не усомнился в его внезапной смерти. Умер и все! Этим русским заинтересовались российские спецслужбы, и если мы не сделаем этого сегодня, то завтра они могут найти способ перетащить его в Россию.
   От выпитого пива голова приятно гудела, и Джонни пожалел о том, что не попросил Фрэнки привести с собой какую-нибудь миловидную блондинку. Он с удовольствием задрал бы на ней юбку и сделал бы ее прямо на огромном столе начальника тюрьмы.
   – Я все понимаю, Фрэнки, можешь на меня рассчитывать. Я тебя не подведу.
   – Именно это я и хотел услышать.
   От прежнего напряжения Фрэнки на лице осталась небольшая черточка, которая криво рассекала его узкий лоб.
   – Я ведь приготовил тебе подарок, – и он, отворив дверь, негромко позвал: – Малышка, Сюзанна, здесь тебя дожидается один страстный ковбой.
   – Господи, – застонал Джонни, едва девушка перешагнула порог.
   Сюзанна не изменилась, она была такой же привлекательной, как во время их последней встречи, а коротенькое платьице с вихляющими бедрами будоражило его воображение. Именно с этой женщиной он строил планы на будущее, именно от нее хотел иметь детей. Именно с ее подачи он получил двести сорок лет тюрьмы, именно ее он ненавидел и боготворил. И если бы захотел задушить, то неизвестно, чего больше было бы в нем: любви или ненависти.
   – Я знаю, что вам есть о чем поговорить. Оставлю вас на час. Думаю, что начальник тюрьмы на меня за это не обидится, – и неторопливо прикрыл за собой дверь.
   Сюзанна была смела как никогда. Одним движением она стянула с себя белые трусики и шагнула к нему навстречу. Джонни поднял девушку на руки и усадил на край стола, неторопливо распоясал брюки, а потом, крепко ухватив ладонями ее упругие бедра, медленно вошел, заставив непроизвольно вскрикнуть.
   Никогда он не думал о том, что этот час, проведенный в кабинете начальника тюрьмы, станет самым сладостным в его жизни.
   Усталый, отдав любви все силы, он долго гладил ее бедра, сожалея, что на восстановление потребуется время и он не сможет показать, как он ее сильно любит.
   – Фрэнки сказал, что ты скоро выйдешь на свободу? – спросила она, натянув на колени слегка помятую юбку. – Это правда?
   – Да.
   – Но тебе же дали пожизненно, – удивленно спросила девушка.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация