А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тюрьмой Варяга не сломить" (страница 36)

   Глава 51
   Интуиция барина

   Подполковник Беспалый обладал отменной интуицией. Он за версту чуял упрямого смутьяна или послушного холуя и за неделю мог угадать готовящуюся бузу на зоне или внезапный приезд министерской комиссии. Именно потому он неизменно брал любую ситуацию под свой жесткий контроль.
   Вот и теперь, когда в колонии вроде бы все шло своим чередом, как по накатанному, Александр Тимофеевич вдруг забеспокоился.
   И, как показали события, забеспокоился не зря. В течение нескольких майских недель один за другим по-тихому ушли из жизни четырнадцать человек – неслыханный для образцово-показательной зоны случай. В сводках, представленных подполковнику Беспалому, значилось:
   «7 мая в 14.00 в столовой обнаружен труп заключенного номер 798/к Артамонова Ивана Свиридовича – кличка Артамон, 38 лет. Никаких следов насилия или отравления. Заключение врача – инфаркт (сердечная недостаточность)».
   «8 мая в 19.30 в бараке на нарах обнаружен труп заключенного номер 412/к Силкина Григория Петровича – кличка Левак, 34 года. Никаких следов насилия или отравления. Заключение врача – инфаркт (сердечная недостаточность)».
   И так далее… по списку… Лишь в двух случаях у умерших были обнаружены ножевые ранения, полученные ими в драке: участники драки не установлены. И еще трое из четырнадцати покончили жизнь самоубийством.
   Беспалый, выпив стакан водки, сидел у себя в кабинете, не показываясь на глаза подчиненным и крепко задумавшись над сложившейся ситуацией. Беспалому было страшно… Впервые в жизни Александр Тимофеевич ощущал такую пустоту, такую беспомощность и отчаяние, от которых отнимались руки и ноги, мысли путались.
   Впрочем, подполковник Беспалый всю жизнь был верным материалистом и ни в какие потусторонние силы не верил, зная, что всему происходящему на земле может быть и есть вполне разумное логическое объяснение. Надо его только отыскать. Он вызвал к себе Щеголя и дал ему команду в сорок восемь часов доложить, что происходит. Но Щеголь – этот наглый, вечно самоуверенный тип – и сам что-то спал с лица. За последние две недели он лишился своего «ближнего круга» – самых верных подпаханников. И теперь ему было столь же невесело.
   И Беспалый решил копнуть там, где ему чуялся корень всех бед, – в бараке, куда месяц назад перевел Варяга.
* * *
   С середины мая Владислав стал готовиться к предстоящему побегу. По совету Муллы он раз пять уже ходил на псарню прикармливать собак. Звери оказались и впрямь чудовищные – встретиться с такими беглому зэку в лесу было смерти подобно. Но Варягу уже со второго визита удалось если не приручить, то приучить псов к своему запаху. «Ничего, – думал он, – привыкнут кобели, авось не порвут в лесу».
   Накануне намеченного для ухода дня – 28 мая – Варяг впервые за последние месяцы встал очень рано, задолго до подъема, и пошел умываться. За ним как тень шмыгнул в умывальню Сенька-Чмырь, сделав вид, что вышел поссать. Но Варяг твердо знал, что Сенька – пацан Щеголя и что ему просто приказано не спускать с Варяга глаз, куда бы тот ни пошел. Варяг не спеша умывался, поглядывая в зеркало. За его спиной маячила костлявая фигура.
   – Что-то, парень, ты раненько поднялся, – тихо, врастяжку, произнес Варяг. – Понос у тебя, что ли?
   Сенька обомлел: он никак не ожидал, что «больной» выдаст такую реакцию. Он буркнул что-то под нос и вышел. Но Владислав знал, что Сенька встал за дверью и ждет.
   Смотрящий мысленно проговаривал план ухода: после обеда незаметно юркнуть за клуб, там дойти до кучи всякой рухляди, оставшейся с осени после ремонта здания, отпереть ключом железную дверь, что прикрывала вход в котельную, спуститься в котельную, нащупать в темном коридорчике деревянную дверку с проржавевшим замком, легонько толкнуть ее – и попасть прямо в «метрополитен». А там самое тяжелое: километр ползком в кромешной тьме, в мерзлоте, без всякой гарантии, что на выходе в ельнике не поджидает его взвод молоденьких сытых солдатиков с «АКМами» наперевес…
   Мулла предупреждал, что лаз хоть и узкий, но крепкий мужик пролезет там без труда. Итак, километр – тысяча метров, а это значит, что ползти ему там не меньше часа в самом лучшем случае. Да как бы не задохнуться… Вдруг на том конце выход завалило? Мало ли что могло случиться после последнего контрольного обследования «метро», которое провели по приказу Муллы. Варяг закрыл кран и вышел в коридор. Сенька дремал, прислонившись к стенке. Увидев Варяга, от неожиданности крякнул и бросился опрометью по коридору в спальный отсек.
   «Итак, сегодня после обеда. Неужели это произойдет и я выберусь отсюда? Ну тогда гадом буду, а свечку поставлю Николаю-угоднику! Или какому-нибудь воровскому богу…»
   Смотрящий вошел в душное помещение и приблизился к своей койке. Сел и сосредоточился. Потом незаметно для постороннего глаза в наволочке он нащупал небольшой ключ от подвальной двери, который ему позавчера сунул человек Муллы. Этот ключ теперь был самым большим его богатством.
   Вдруг до его чуткого слуха донесся шум с улицы. Голоса. Потом стукнула входная дверь барака. В коридоре послышался топот сапог.
   На пороге появился подполковник Беспалый собственной персоной. За ним толпились человек пять-шесть охранников с автоматами.
   – Подъем! – рявкнул Беспалый на весь барак. – Поднимайся, соколики!
   – Что-то рано сегодня, гражданин начальник! – недовольно протянул из угла дядя Петя. – До подъема еще минут сорок! Дай поспать!
   – Отставить разговорчики! – По тону Беспалого было ясно, что начальник зоны на взводе. – Всем встать у коек!
   Он быстрым шагом протопал к Варягу.
   – Встать!
   Владислав продолжал сидеть, только прикрыл веки и постарался придать взгляду бессмысленное выражение.
   – Начальник, я только поссать сходил, а ты уже кричишь, – с дурацкой улыбочкой протянул он.
   Подполковник Беспалый кивнул головой охранникам, и те подскочили к Варягу, взяв его с двух сторон в коробочку.
   – Ты мне тут дуру не корчи! – прошипел Беспалый в лицо Владиславу. – Встать, сука, по стойке «смирно»!
   Варяг как бы машинально сунул руку под подушку, мгновенно нащупал под тонкой тканью железный прутик ключа и, сжав его в ладони, не спеша поднялся с койки.
   – Обыскать всех! Все вверх дном перевернуть! – свирепо гаркнул Беспалый и добавил: – А особенно внимательно осмотреть личные вещи этого голубя!
   Варяг спокойно встретил ненавидящий взгляд Беспалого.
   «Похоже, – подумал он невесело, – что график пуска „метрополитена“ будет сорван. Только бы они не нашли ключ. Найдут ключ – все пропало. Toгда уж точно конец!»
   Беспалый вплотную подошел к Владиславу и, глядя на него в упор, произнес:
   – Стоять, сука! По стойке «смирно» стоять! Ты из себя мудака не корчи! Цирк тут, понимаешь, устроил! – Беспалый перешел на крик. – Ты что о себе возомнил, блядь? – И, развернувшись к охранникам, скомандовал: – Все вещи у этого ублюдка перевернуть! Пока не найдете – отсюда не выходить!
   Варяг невозмутимо продолжал сидеть.
   – Что ищешь, начальник? – спросил он насмешливо. – Скажи, может, я помогу найти.
   Беспалый не удостоил его ответом. Трое охранников подошли к койке Варяга и несмело стали ворошить постельное белье, заглядывать под койку. Варяг встал и незаметным движением сунул ключ в штаны. Железный прутик проскользил вдоль ноги и беззвучно упал в тапок. Варяг накрыл ключ стопой, а потом, как бы поправляя тапок, подпихнул ключ под стельку. Минуты через три-четыре охранники с напряженными лицами вытянулись у койки.
   – Нет ничего, товарищ подполковник, – виновато доложил старший наряда сержант Тялин.
   Беспалый раскрыл рот, желая что-то сказать, потом, видимо, передумал и злобно бросил:
   – Лады. Тогда поступим так. Ты, сержант, останешься в бараке – с этого субчика глаз не спускай!
   Он хотел еще что-то добавить, но осекся и, круто развернувшись на каблуках, быстрым шагом вышел из барака. К обеду по колонии пронесся слух, что подполковник Беспалый совсем слетел с катушек и настроился учинить на зоне большой шмон. Никто, впрочем, не мог понять, что именно он намеревается искать.

   Глава 52
   Большой шмон

   Большой шмон начался сразу после вечерней поверки, когда заключенные, не пожалев о прошедших сутках, принялись готовиться к следующему дню: зэки, богатые на чай, – чифирили, любители кайфа – тайком глотали по углам «дурь», а прочие вели бесконечный душещипательный треп и в беседах торопили возможную амнистию.
   Солдаты, грохоча сапогами, вошли в барак и решительно заслонили проход. У каждого имелся дополнительный подсумок. По их решительным лицам чувствовалось, что они готовы штурмовать хоть рейхстаг, однако охотно могут заняться и лагерным общежитием.
   Молодой безусый лейтенант, едва выпорхнувший из стен училища, пронзительно прокричал:
   – Всем лежать!
   Преодолев брезгливость, зэки упали на пол – по личному опыту каждый из них знал, что такие дурни в погонах палят чаще всего не от служебного рвения, а из-за страха. Сейчас был именно тот случай.
   – Начальник, в чем дело? – невозмутимо поинтересовался Святой.
   Его опрокинуть на пол могла только плюха расплавленного свинца. Святой нагло торчал в центре барака, словно верстовой столб посреди заснеженного поля.
   Лейтенант сделал несколько шагов вперед, а потом проорал Святому прямо в лицо:
   – Кому сказано, сволочь, лежать!
   – Глотку не надорви, – очень заботливо посоветовал Святой. – Она тебе пригодится, чтобы покрикивать на молодую жену.
   – Да я тебе… – поперхнулся угрозой лейтенант.
   – Попридержи язык, – грубо оборвал Святой, – если не желаешь совсем без него остаться.
   – Ладно, поговорим еще. – И лейтенант, обернувшись к солдатам, которые с интересом ожидали развязки его разговора с паханом, грубо обронил: – Ломайте полы! Ищите тайники! Да шмонайте их всех как следует!
   Двое солдат, вооруженные ломами, казалось, только и дожидались этой команды. Они с яростью расщепляли полы, будто рассчитывали обнаружить золотой клад. Доски жалобно трещали, с грохотом ломались – создавалось впечатление, будто огромный фрегат на полном ходу налетел на риф.
   – Искать! Искать везде!
   Краснопогонники и сами, похоже, не знали, что же они ищут, но с послушным усердием принялись рыхлить землю.
   – Здесь нет ничего, товарищ лейтенант!
   – Ищите по углам. Они любят там прятать свои тайнички.
   – Начальник, а кто потом все это обратно будет делать? – приподнял голову зэк по кличке Маэстро.
   – Лежать! – гневно прикрикнул лейтенант. Маэстро почувствовал, как тяжелый приклад уперся ему между лопатками. Вновь затрещали доски, и мальчишеский голос почти виновато сообщил:
   – Ничего нет, товарищ лейтенант.
   – Искать!
   Развороченные половицы торчали из искореженной земли прогнившими зубами. Из распотрошенных матрасов, словно кишки из вспоротого брюха, выглядывала комковато-грязная вата. Потолок тоже был вскрыт, и ошметки серой штукатурки густо запорошили верхние ярусы шконок.
   Смотрящий чувствовал, что на этот раз странные поиски имеют какой-то особый смысл. Впрочем, если бы Беспалый хотел подбросить ему наркоту, чтобы спровадить в другой лагерь, а то еще хуже – добавить срок, то уже давно бы сделал это. Оставалось набраться терпения и подождать развязки.
   – Довольно! – распорядился лейтенант. Солдаты охотно отложили ломы в сторону и посмотрели ему в глаза с преданностью добросовестных ищеек.
   – Всю эту кодлу отвести в промышленный барак, там у них будет время, чтобы порассуждать о правилах хорошего тона.
   Некоторое время промышленный барак использовался под склад, где держали ветошь, потом в нем размещался цех для пошива телогреек. Но последний месяц он стоял совершенно пустым – в лагере поговаривали о том, что начальство хочет отвести его под «петушню», которая в остальных бараках занимала прихожую.
   Слух не оправдался. Вот, значит, для чего сгодилось. Губы Варяга скривились – лицевой нерв отреагировал болезненно.
   – Всех? – недоуменно переспросил сержант.
   – Всех до одного! И не мешкать! – Лейтенант повернулся к сержанту и грозно произнес: – Да чтобы без глупостей. Не хочу, чтобы мои хлопцы грех на душу взяли.
   Зэки вопросительно смотрели на Святого: ты тут пахан, мол, тебе и решать.
   – Ладно, пойдем, братва. Пускай пока покуражатся, – сказал Святой и зашагал к двери.
* * *
   Барак с арестованными был отделен от общей зоны высоким забором.
   У входа в локалку дежурили два крепких бойца. Они лично были инструктированы Щеголем и с недоверием разглядывали каждого проходившего мимо зэка, готовые в любую минуту пустить в ход заточенный прут.
   У порога барака опальных зэков караулили еще четверо «сук». И когда они приникали к огромным щелям, стремясь разобраться, что же все-таки творится в черном чреве барака, их глаза встречались лишь с вязкой темнотой. Тихо было в бараке, только под полом шуршали разленившиеся крысы. На колонию ложились сумерки. Варяг повернулся к Святому.
   – Ты всем сказал?
   – Да, Влад, можешь не переживать. Доска действительно оказалась проломленной. Мы вытащили еще одну, так что выскакивать из бараков можно будет сразу по двое.
   – Отлично!
   – Может, сейчас и начнем?
   – Рано, – прошептал Варяг. – Пусть успокоятся.
   Полчаса назад в дверь барака просунули маляву, и когда Варяг поднял записку, мгновенно узнал почерк Муллы: только он один мог писать так красиво, как будто выводил шамоилы. «Варяг, у задней стенки барака проломана доска. Это твой выход. Вор ты с головой, что дальше, придумаешь сам, а я сегодня организую то, о чем мы с тобой толковали накануне».
   Малява была хорошим знаком, и Варяг теперь не беспокоился, что его побег отложится из-за длительного сидения в этом бараке – за дело взялся Мулла, а это значило многое.
   – Повтори, что нужно делать, – тихо сказал Варяг, обращаясь к Святому.
   Тот не обиделся, только посмотрел на него с долей укора.
   – Выползаем из барака и сразу режем дежурных козлов. Потом вырываемся из локалки и будим всех блатных. А там власть наша.
   – Верно, по-другому этих сучар не одолеть.
   – Ты мне скажи, Влад, что делать со Щеголем?
   – Эту суку нужно будет замочить. Пусть его труп послужит в назидание остальным.
   – Понял, – охотно отозвался Святой, – так и сделаем.
   – Предупреди своих, скажи, что через пять минут начнется, пусть не шумят.
   – Хорошо, – качнул головой Святой и, сделав шаг, утонул во тьме.
   Такая ночь в народе называется разбойной: на небе не выступило ни одной звезды, а тьма была настолько пугающей, что на расстоянии вытянутой руки человек терялся, будто исчезал в космической черной дыре. И если бы не вспышки прожекторов, которые почти через равные промежутки времени вырывали из объятий ночи деревянные постройки, то можно было бы легко предположить, что именно отсюда начинается дорога в преисподнюю.
   – Ты слышал, кажется, доски скрипнули? – повернулся дежурный «боец» к напарнику.
   – Показалось тебе, – равнодушно отмахнулся тот. – Крыса это! Здесь их навалом. Вот такие, с кошку. Шастают по зоне чертями и, главное, подлюки, ничего не боятся! А потом, как им выйти-то? Барак в три слоя досками обшит. Ты на ограждение посматривай, если и ждать чумы, так только оттуда.
   – Мое дело предупредить…
   – Ты меньше базарь! – сурово бросил второй. – Таких рассуждений Щеголь не одобряет. Сейчас он поавторитетнее Муллы будет. И потом, тебе не стоит особенно переживать: Щеголь просто хочет со всей зоны собрать «петушню» и поселить их в этом бараке.
   Варяг пригнулся и просунул голову в проем. Оказавшись на территории локалки, он невольно улыбнулся новому ощущению – состояние было таким, будто он совершил удачный побег (кто знает, возможно, это доброе предзнаменование). А следом за ним выбрались и остальные сидельцы. Они старались двигаться неслышно, прижимаясь к бревенчатым стенам. За углом, у самого крыльца, беспечно чифирили четыре «быка». По их лицам было видно, что настроение у них дрянь – что ни гoвори, а стеречь зэков – занятие сучье. Они даже не сразу и сообразили, что произошло: кружка с чифиром была выбита из рук одного из бойцов и, расплескивая драгоценный напиток, отлетела к самому ограждению. Блатные появились так неожиданно, будто бы материализовались из темноты. Длинные жгуты захлестнулись на шеях сидящих.
   – Без крика, если жить хотите! – строго предупредил Варяг. – Кто из вас сказал, что Щеголь поавторитетнее Муллы?
   – Это же чокнутый… ну бля буду! – вздохнул один из «быков». – Живой, здоровый…
   – Ты! – Варяг ткнул пальцем в сидящего рядом бойца. – Возьми за эти концы и спроси, хочет ли он быть «петушиным» соседом? Ну!
   – Это я сейчас…
   – И крепче стягивай.
   – Витек… «петушиным» соседом хочешь быть?
   – Да ты что, сдурел, что ли, падла…
   – Сильнее! Если не хочешь, чтобы удавка затянулась на твоей шее.
   – «Петушиным» соседом каково тебе? – вопрос прозвучал грубее.
   В ответ раздался хрип.
   – Души его! – еще более спокойно, но жестче приказал Варяг. – Вот так! А теперь отбрось в сторону эту дохлятину.
   Подошел Святой.
   – Что у локалки?
   – Никто и не пискнул, Влад, – довольно улыбнулся Святой, – только дернули босячки пару раз ноженьками – и отлетели к небесам их душеньки. Выход открыт.
   – Задавите остальных сучар, – распорядился Варяг. – А вы пойдемте со мной братву будить.
   Блатные, вооруженные заточками, ворвались в барак:
   – Что, дрыхнете?! А сучары в это время воров гнут! Вооружайтесь, братва, сучар идем гноить! – орал Святой. – Живее, братва!
   Барак пробудился мгновенно. Зэки, вооружаясь, ломали шконки, лагерную мебель и, подстегнутые воинственными криками Святого, рванули штурмовать соседний участок, в котором располагался барак Щеголя. Через ограду полетели камни, обрезки труб, калитка трещала под напором рассвирепевшей толпы и через минуту проломилась.
   С вышек ослепительными снопами ударили прожектора, которые только подхлестнули ярость мятежников. Рядом с разбитой калиткой скрежетала порванная жесть, и зэки принялись расторопно просачиваться на соседний участок. Четверых «быков», дежуривших у входа в локалку, мгновенно разоружили.
   – Никого не убивать! – предупредил Варяг Святого. – Ты мне Щеголя отлови.
   Еще через десять минут «гладиаторы» прорвались в промышленную зону и, вооружившись металлическими прутьями и арматурой, устремились к бараку Щеголя. Мегафон плясал в руках дежурного офицера, призывавшего бузотеров к порядку и грозившего усмирить бунт силой. Лучи прожекторов неустанно шарили по всему периметру колонии.
   Где-то застрекотала автоматная очередь – горячее предупреждение одному из зэков, посмевшему приблизиться к запретной зоне. В крики людей вмешивался яростный лай собак. Они хрипели, бросались на изгороди, и зэки, не уступая в свирепости псам, тыкали заточками прямо в их раскрытые пасти.
   – Дави сук!
   «Гладиаторы» окружили барак, в котором проживал Щеголь. Несколько раз «пехота» пыталась ворваться вовнутрь, но двери были накрепко забаррикадированы.
   – Мы вас не тронем! Отдайте нам Щеголя! – орал Святой, размахивая огромным прутом.
   – Его здесь нет!
   – Если он там, тогда порешим вас всех, как большевики эсеров! Открывай, падлы!
   В бараке серьезно готовились к обороне: к забитым окнам сволокли всю тюремную утварь. Дверь прижали досками и обломками от шконок. Страх перед смертельной опасностью размыл границы между блатными и «петухами», сшил их невидимой нитью, смотав в один тугой клубок.
   Подошел Мулла и, беззаботно пыхнув сигаретой, сообщил стоящему в стороне Варягу:
   – Пока ты сидел там, в бараке, я кое-что предпринял.
   – Ну? Что же, говори, не томи!
   – Сейчас мы учиним общий шухер. Беспалый за подмогой пошлет. И потом, в суматохе, ты и поедешь на «метро» – на волю. Понял?
   Варяг усмехнулся.
   – Лихо. А если заметят?
   – И на это у меня есть ответ. Но не сейчас… Всему свое время.
   Появился Святой. Он уже успел где-то расцарапать левую щеку, и на подбородок стекала струйка крови, придавая его лицу зловещее выражение.
   – Командуй, Мулла, «пехоте» не терпится сук наказать.
   – Лишней крови не хочу, мне нужен только Щеголь. Да что у тебя с лицом? Кровь бы отер, – обронил Мулла и поспешил к «сучьему» бараку. – Бродяги, вы меня слышите, это говорит Мулла.
   – Что тебе нужно? – раздался из-за дверей приглушенный голос.
   – Мне нужен Щеголь, клянусь именем Аллаха, что никого не трону; если отдадите его нам, можете спать дальше.
   – Мулла, его здесь нет.
   – Что же это он, пошел по своим сучьим делам? Я хочу убедиться в этом.
   – Заходи… если не бздишь.
   В ответ раздался смех. Это был вызов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация