А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тюрьмой Варяга не сломить" (страница 17)

   Глава 24
   Дорогой проезд

   Варяг шел по улице, не обращая внимания на редких прохожих, и сосредоточенно думал:
   «Самолетом до Питера не добраться – нет с собой никаких документов, а без паспорта билет не продадут. Поезд сейчас – то же самое. Можно, конечно, купить билет и без документов, дать сверху, но в поезде наверняка будут проверять. Те, кто организовал эту заваруху в квартире Вики, в два счета могут догадаться о том, что если я остался жив, то могу рвануть в Питер.
   Можно добираться на попутках. Но из Москвы без проблем можно добраться только до первого поста ГАИ – все машины наверняка продолжают шмонать со вчерашнего дня. Нет никаких сомнений – действия ментов и питерских каким-то образом пересекаются. Остается выяснить, каким образом? Каким боком здесь замешан Шрам? А Пузырь? Может, Пузырь руку приложил? Эх, бляха-муха, знать бы!»
   Варяг выругался вслух. Ссученным ворам предусмотрен только один вид наказания – смерть. Кара их всегда ждет жестокая. Хотя делать это можно только по решению сходняка. Ждать сходняка Владислав, конечно, не намеревался. Он сам отныне – закон. У него с этими выблядками свои счеты, и убить их он должен своими руками. Невольно перед мысленным взором пронеслись лица Ангела, его жены, Вики. Он изо всех сил заскрежетал зубами, отгоняя от себя душевную боль.
   – Господи-и!
   Шедшая рядом с ним по тротуару старушка, увидев перекошенное лицо незнакомого мужчины, с ужасом шарахнулась в сторону, едва не крестясь.
   – Не бойся, мать. Извини. У меня беда. Но я все устрою. Тебе не будет стыдно за меня. Поверь моему слову, – пробормотал Владислав и поднял руку, останавливая проезжающее мимо такси. – К Ленинградскому вокзалу, – сказал он толстому дядьке-таксисту, с сумрачным видом сидевшему за рулем.
   – Тридцатник, – равнодушно пожал плечами тот, и хотя это был чистый грабеж – от Викиного дома до трех вокзалов не больше пяти минут езды, – Варяг кивнул и сел на заднее сиденье.
   «Конечно, только электричка, – подумал он, разглядывая в зеркальце мясистый, цвета сливы нос шофера. – Причем зигзагами. – Сначала до Твери, оттуда автобусом или машиной – до Осташкова, потом – до Бологого. В электричках и автобусах меня поймать труднее. Там я – один из тысячи».
   Вокзал кишел ментами. По двое-трое они бродили по залам, стояли возле входа и касс дальнего следования. Может быть, это было вполне обычным для праздничного дня, может – что-нибудь другое, и вовсе необязательно, что все они охотятся именно за Варягом. Но береженого бог бережет; и не стоит проверять, испытывая судьбу. Подняв воротник куртки, он шмыгнул к пригородным кассам и взял билет до Твери. Электричка отходила через несколько минут. Смешавшись с многочисленной толпой пассажиров, Владислав быстро вышел на платформу.
   Пассажиров было великое множество. В вагоне было полно детей, у которых начались каникулы. Варяг порадовался. В толпе он чувствовал себя в безопасности.
   – Садитесь, – какая-то женщина, сочувствующе посмотрев на лицо Варяга, взяла сынишку на руки и подвинулась, освобождая место возле окна.
   Поблагодарив ее, Варяг про себя выругался. Наверное, французский грим не так уж хорош, если первый встречный предлагает ему помощь, уступая место. Но потом он успокоился: то, что видят женщины, совсем не обязательно доступно вниманию работников безопасности. Даже наоборот. Женский глаз более острый, они легко замечают мелочи, которые мужчинам незаметны.
   Через минуту электропоезд медленно тронулся.
   – Я хочу к окну, – тихо попросил мальчик у матери.
   Варяг, повернувшись к нему, предложил:
   – А что, пацан, давай ко мне на колени! Будем вместе в окошко смотреть – я тоже люблю.
   Мальчик нерешительно посмотрел на мать, которая одобряюще улыбнулась, и перебрался на колени к Варягу. Тот легко подхватил маленькое тельце и вдруг почувствовал такую тоску, что слезы навернулись на глаза.
   – Смотри, – сказал мальчишка, показывая на пылающий газовый факел, – что это за огонь?
   – Это?.. Это газовая горелка, – сказал Варяг, вглядываясь в факел, пылающий неподалеку от железнодорожного полотна на какой-то неведомой ему заводской территории.
   – Ну да! – недоверчиво засмеялся парнишка. – Какая же это газовая горелка? Такая огромная. Кто на ней суп готовить будет?
   – Господь бог, – серьезно ответил Варяг.
   Мальчишка внимательно посмотрел ему в глаза:
   – Ты шутишь, дядь?
   – Шучу, – честно признался Варяг.
   Мальчик заулыбался, украдкой посмотрел на мать, потом поделился:
   – Вот я и думаю, что шутишь. Зачем богу суп?
   Он продолжал что-то болтать, но Варяг уже не слышал, потому что по проходу, спотыкаясь о расставленные сумки и раздвигая пассажиров, пробирались два милиционера. Они оглядывали толпу привычно цепким взглядом.
   Один из них посмотрел прямо на Варяга. Он в ответ скользнул по менту равнодушно глазами и улыбнулся мальчику, который, сидя у него на коленях, продолжал без умолку говорить:
   – А мама рассказывала, что в раньшие времена им вообще запрещали в бога верить и в церковь ходить. Это правда?
   – Правда, – кивнул Варяг, краем глаза следя за «сладкой парочкой». – Но только кто хотел верить, тот все равно верил.
   Милиционеры прошли мимо. Варяг мысленно перекрестился. Он еще некоторое время болтал с мальчиком, потом тот стал зевать, а через десять минут сладко уснул прямо у него на руках. Варяг всю дорогу молчал, глядя в окно и думая о своем.

   В Твери Варяг решил взять тачку. Было уже поздновато – около пяти вечера, Варяг торопился. Он подошел к стоявшему в сторонке «москвичонку», за рулем которого сидел молодой водитель.
   – Эй, командир, до Бологого поедем?
   Паренек присвистнул:
   – Знаешь, мужик, во сколько это тебе обойдется?
   – Догадываюсь, – весело отвечал Варяг.
   Сговорились на ста долларах. На выезде из Твери они удачно проскочили мимо двух постов ГАИ.
   Глядя на проносящиеся мимо заснеженные поля, знаменитые тверские леса, слушая беспечную болтовню шофера, Варяг позволил себе немного расслабиться, отвлечься от дороги на несколько часов. Нет, он не собирался спать, этого делать нельзя. Да и не смог бы он уснуть после всего, что случилось за прошедшие сутки. Ему необходимо было спокойно все обдумать, не упустить ни малейшей детали, ни в чем не ошибиться. Он должен понять: что за адская машина крутится незримо за всеми событиями, какие фигуры стремятся в дамки и кто король, чьими руками творятся дела, и каковы цели, кто ближайшая жертва, чем все это грозит и чем закончится, какой очередной катастрофой или потрясением?

   Глава 25
   Возвращение в питер

   Итак, Питер. Варяг вспомнил все, что происходило там за последние месяцы. Зарвавшийся Стреляный – стремившийся в смотрящие по Питеру, его смерть по приговору сходняка. Гибель других авторитетов – беспредельщиков из города на Неве. Приглашение Шрама на роль главаря питерской братвы. Шрам был человеком серьезным, хотя, пожалуй, и излишне честолюбивым. Именно потому, что Шрама всегда чуть больше, чем положено вору, волновала собственная шкура, Варяг приставил к нему Пузыря. Негласно приставил. Так, что об этом знали только они двое.
   А еще Шрам был немного жадным – не до денег, а до власти. Теперь Варяг понимал, что поторопился и, вполне возможно, совершил ошибку, допустив этого человека до столь серьезного дела. Ведь, в сущности, всем известны недостатки Шрама. Но уж больно сложной была обстановка в Питере. И нужно было определяться со смотрящим быстро, пока питерские бандиты не успели опомниться от серии взрывов и выстрелов. Варяг тогда посчитал, что достаточно, если при Шраме будет его человек – преданный, толковый и самостоятельный. Такой, как Пузырь (Трубач его очень ценил и рекомендовал). Теперь возникает вопрос, а предан ли он? Власть делает с людьми самые невероятные вещи. Если Пузырь надежен, тогда почему же он не сообщил о заговоре против смотрящего России? Почему никого не предупредил? Не заметил опасности? Или, может, не захотел заметить? А может, он вместе со Шрамом? А может, уже убит?..
   Да нет, не может быть. Узнать о том, что Пузырь – человек Варяга, Шрам мог только от него самого и только в этом случае постарался бы от него избавиться.
   «Но почему я так решил, что все затеял Шрам? – поймал себя на мысли Варяг. – Не проглядеть бы реального врага. Если это Шрам, то почему тогда в деле замешаны менты, ФСБ и кто-то там еще?»
   Варяг терялся в мыслях: слишком много вопросов и слишком мало ответов. Ясно было одно – в Питере предательство, в котором замешан один из самых доверенных людей Шрама. Кое-кто из воров ссучился, и это нужно немедленно выяснить и удавить гада ползучего собственными руками.
   Светлана и Олежек были его слабым местом, и, зная это, кто-то посчитал необходимым взять их как заложников. Уничтожать их нет никакого смысла, скорее всего, они живы. Но что же тогда все эти люди хотят от него? И самое главное, кто-то стремится его убрать, а кто-то желает шантажировать.
   Вот корень!
   Душа болела так, что временами Варягу не хватало воздуха и он приоткрывал окно, впуская холод в машину. С тоской глядел в темный лес, как будто бы пытался увидеть что-то в нем.
* * *
   Едва прибыв в Питер, Варяг первым делом позвонил Пузырю и, услышав его голос, повесил трубку. Через пять минут он стоял на пороге его квартиры, нажимая на кнопку звонка. Он услышал шаги, глазок в двери замутнел – кто-то смотрел на Варяга, потом раздался сдавленный возглас – то ли радостный, то ли испуганный, – в конце концов, дверь распахнулась. На пороге стоял в чем мать родила Пузырь и радостно смотрел на Варяга.
   – Ты?! – изумился он.
   Варяг, не отвечая, заглянул через его плечо.
   – Не один? – коротко спросил он.
   Пузырь открыл шире дверь, впуская Варяга.
   – С девкой, – весело отвечал он. – Ты проходи, я ее сейчас отправлю домой.
   Он скрылся в глубине квартиры. Варяг, на всякий случай держа руку с пистолетом в кармане, прошел за ним. В постели, чуть прикрыв бедра простыней, лежала смазливая грудастая девка и нагло пялилась на Варяга.
   – Никуда я не пойду, Мишаня, – заявила она, видимо, отвечая Пузырю. – Мы еще не закончили. Ты сегодня обещал посвятить день мне и теперь вдруг раздумал?
   – А ну пошла! – возмутился Пузырь и, виновато глянув на Варяга, стащил деваху с кровати вместе с простыней. – Если не свалишь отсюда за две минуты, то четыре раза тебя трахнут мои пацаны… в жопу… шваброй. И, милая, будь уверена – загонят ее на всю длину. Ну-ка, марш!
   Девка фыркнула, бесстыдно сбросила с себя простыню и, прихватив ворох одежды, потрясая необъятными грудями, начала неохотно одеваться.
   – Тоже мне… кавалер!
   – Давай, давай, – подгонял ее Пузырь, вдевая ноги в джинсы и чувствуя себя неловко перед Варягом, который молча ждал.
   Когда девка наконец удалилась, не забыв бросить уничтожающий взгляд на Пузыря, он закрыл дверь и вернулся в комнату.
   – Ты как… – начал он. Но, не закончив фразу, отлетел к стене – мощный удар кулаком сшиб его с ног.
   Варяг подошел к нему и, подняв его за ворот рубашки, врезал еще раз. Получилось смачно – голова последнего со звоном треснулась о стену.
   – Ты чего… – попытался закрыться руками ошарашенный Пузырь, изумление на лице которого сменилось обидой.
   Но Варяг, не давая ему говорить, сгреб в горсть его волосы и треснул мордой о свою коленку.
   Пузырь сполз на пол. Варяг сел в кресло, положил на колени пистолет, закурил и сказал:
   – Ссучился, поганец?
   – Варяг, давай поговорим как люди. – Пузырь, размазывая кровь по щекам, старался говорить как можно спокойнее.
   – Ты много на себя берешь, Пузырь! Мы не будем говорить с тобой как люди. Здесь я не вижу людей. Я тебя буду спрашивать, а ты будешь мне отвечать!
   – Послушай…
   – Я не намерен вести с тобой дипломатические дебаты. Ты меня хорошо понял?
   Пузырь слегка побледнел, он никогда не видел Варяга таким рассерженным. Хотя тот не повышал голоса, не собирался для пущей убедительности стучать по столу, речь его звучала куда громче, чем автоматная пальба. Михаил не был трусом, наоборот, неоправданный героизм толкал его в такие ситуации, из которых любой другой вышел бы с раскроенным черепом. Но сейчас ему стало по-настоящему страшно. Видно, так же скверно ощущает себя незадачливый грибник, нос к носу столкнувшись с хищником, хозяином тайги.
   – Я тебя понял, Варяг.
   – Так вот, я хочу знать: кто меня сдал? По чьей милости я угодил в ловушку? Это была твоя идея?
   Даже в сравнении с Варягом Пузырь выглядел гигантом: крупный, с широкой и выпуклой грудью, раздувающейся при каждом вздохе, словно кузнечные мехи, с мускулистыми руками и огромными длинными ногами, он, казалось, был создан для того, чтобы растирать булыжники в песок. Но сейчас он выглядел беспомощным – в точности, как нашкодивший школьник под взглядом строгого завуча.
   – О чем базар, Варяг, разве это похоже на меня?
   – Тогда кому, как не тебе, выгодно мое исчезновение?
   Пузырь посмотрел на Варяга. Тот был настолько сконцентрирован, что представлял собой сгусток энергии, и Пузырь был уверен, что если сейчас он потянется за пачкой сигарет, то еще через секунду насчитает на своем теле несколько лишних дырок.
   – И чем же оно мне выгодно? – хмыкнул Пузырь. – Я из тех людей, которые не забывают добра. И потом, я совсем не жажду того, чтобы мой труп, с камнем на шее, зашвырнули на середину Невы. Ты же знаешь, я никогда никого не предал.
   – Да, так было. А как сейчас? – Глаза Варяга недобро сверкнули. – Ты не боишься того, что если я не получу ответа, то твои мальчики на джипах, дежурящие у подъезда, тебя могут просто не дождаться?
   – Ты напрасно клеишь мне это дело, Варяг.
   Вор поднялся. Его сейчас можно было сравнить с горностаем – быстрый, юркий и жаждущий крови. Он неожиданно выбросил вперед три пальца и страшным ударом заставил гиганта сложиться от боли пополам.
   – Выслушай меня внимательно, мразь: если ты будешь капризничать, то я могу сделать так, что из твоих ушей до утра будет течь кровь. Представляешь, как будет обидно испачкать собственной кровью такую замечательную ухоженную квартирку. – Пузырь выглядел беспомощным – он как рыба пытался шевелить толстыми губами, старался набрать в легкие побольше воздуха. А Варяг уже набросил ему на шею веревку и уверенно потянул петлю. Из груди гиганта вырвался безобразный хрип. – Не слышу. Громче! Чувствую, ты уже хочешь сказать мне всю правду. Верно? Если ты будешь по-прежнему упорствовать, то я задушу тебя и отрежу тебе голову! – очень спокойно развивал свою мысль Варяг. – Ты был хорош для тех мальчиков, что привозят тебе блядей, для них ты босс, а для меня ты – пехота, мясо, которое я могy бросить на прокорм стервятникам.
   Он изо всех сил стянул веревку на шее у Пузыря. Глаза гиганта закатились, руки судорожно стали дергаться. В этот момент Варяг отпустил удавку и, встав напротив Пузыря, приставил ему ко лбу пистолет.
   Пузырь надрывно кашлял. Когда удушье прошло, он сделал непроизвольное движение, пытаясь встать.
   Сильный удар в челюсть опрокинул его в угол комнаты. Михаил стукнулся затылком о громоздкое старинное трюмо, которое даже не качнулось на своих надежных изогнутых ножках. Падая, Пузырь смахнул рукой с полированной поверхности пузатую вазу, которая разлетелась на множество сверкающих осколков.
   Варяг опять подошел к Пузырю и наступил ботинком ему на горло.
   – Кто?!
   – Не знаю, – прохрипел Пузырь. – Я не знаю, о чем ты. Я ведь в точности исполнял все твои инструкции.
   – Не знаешь, значит?! Не верю я тебе, Мишаня. – Варяг ухватил Пузыря за волосы и объявил: – Если ты будешь упорствовать дальше, твоя рожа сейчас искупается вот в этих осколках! Ты этого хочешь?! А может, ты лезешь в герои и хочешь сдохнуть за кого-то другого?
   – Я ничего не знаю! Поверь же, Варяг! У тебя помутился разум. Очнись. Ты меня с кем-то путаешь.
   – Ладно, – вдруг отпустил его Варяг, – не хочу терять больше времени. Даю тебе на обдумывание ровно минуту. Если за это время не поумнеешь, вышибу тебе остаток мозгов. – Варяг взял в руки пистолет, щелкнул предохранителем и посмотрел на часы. – Твое время пошло…
   – Мне нечего сказать…
   – Двадцать секунд прошло.
   – Варяг, давай, в конце концов, поговорим. Ты не там копаешь. Моя смерть тебе ничего не даст.
   – У тебя осталось тридцать секунд, Пузырь. Потом твои же собственные мальчики вывезут тебя на пустырь и по моему приказу зароют, как собаку. У тебя осталось пятнадцать секунд.
   Варяг опустил «беретту» и ткнул стволом в лицо Пузырю, тот вздрогнул от прикосновения холодного металла, ствол зарылся в его мясистой щеке. Пузырь затих, покорно ожидая смерти от руки своего смотрящего. Варяг для Пузыря был высшей властью. Пусть будет, как будет. Но выстрела не последовало. Тяжело дыша, Варяг убрал ствол в карман и хрипло сказал Пузырю:
   – Встань, Миша. Наверное, ты говоришь мне правду. Но тогда кто в Питере стал желать моей смерти? Подумай.
   Пузырь, едва переводя дыхание, благодарил судьбу за то, что она даровала ему жизнь. Михаил приходил в себя и, поднявшись с пола, рухнул в кресло, схватил со столика бутылку с водкой и прямо из горлышка стал пить крупными глотками.
   Через полчаса Варяг с Пузырем мирно беседовали на кухне, уплетая как ни в чем не бывало огромную яичницу с колбасой.
   – Ты знаешь, Варяг, если вот так порассуждать, то, может быть, это и Шрам. У нас с ним был как-то разговор о нашем бизнесе. Появились кое-какие совместные проекты, и он однажды обмолвился о том, что рукопожатие Варяга больше смахивает на удавку на шее.
   – Очень любопытно, продолжай, что еще говорил Шрам?
   – Я не придал этому значения, но он так же вскользь сказал о том, что было бы совсем неплохо, если бы Варяг больше занимался западными делами.
   – Ладно, Миша… Со Шрамом нужно поговорить по-серьезному. А жаль все же, если это он, из него мог бы получиться очень солидный вор. Впрочем, если разобраться обстоятельно, то в его перерождении и нет ничего странного. Чего можно было ожидать от болезненного честолюбца, не терпящего над собой ни малейшего покровительства? Он наверняка стал примерять на себя шапку смотрящего еще тогда, когда был организатором последних воровских сходняков. К власти привыкают быстро – это такая же зараза, как наркота: вдохнул однажды, а потом без сладкого состояния повелевать людишками прожить уже не в силах.
   Варяг вспомнил, что Шрам особенно укрепил свои позиции, когда сходняк поручил ему выявить шерстяных. Теперь Варяг стал понимать, что слишком часто начали тогда засвечиваться катраны, накрываться малины, да и смерть многих законных представлялась теперь далеко не случайной. Чувствовалось, что за всеми громкими неожиданностями стояло всевидящее око. А ведь Шрам вел едва ли не на каждого вора особое досье, якобы для выявления и наказания ссученных. А уж отыскав жертву, принимался за отстрел с азартом опытного охотника.
   Саша Степанов, конечно, мог заиграться, такое поведение было в его характере. Он желал быть центровым. Впрочем, для того, чтобы быть первым, у него было все: твердость характера, ум, воля и даже настоящий шрам – совсем не лишний козырь, позволяющий убедить оппонента в своей правоте.
   Варяг вполне допускал такую возможность, что Шрам, стремясь к власти и деньгам, мог сойтись с людьми из ФСБ и сдать нынешнего смотрящего за гарантию всесторонней поддержки, личной безопасности или за какие-то еще особые льготы – как ни смотри, а теоретически такая сделка могла состояться, как и знаменитая сделка за тридцать сребреников. А в случае успеха, когда Варяг погибает, легко предположить последующие действия Степанова: на ближайшем сходе группа воров предложит его в качестве смотрящего России, а он, проявив скромность, будет отпираться ровно минуту, а потом милостиво примет корону.
   Варяг, доедая яичницу и запивая ее горячим чаем, наблюдал за движениями и глазами Пузыря. Теперь Варяг понимал, что погорячился: неразумно подозревать того в измене – не тот у парня характер! Он больше сгодился бы для шумных веселых застолий, где нескончаемое пиво, где голые девки танцуют среди бутылок шампанского; он хорош в драке или в перестрелке, где удаль молодецкая хлещет через край и звонко трещат поломанные челюсти и черепа. Пузырь привык чувствовать себя своим в многолюдье, он был полубог хаоса и герой свадеб и, если вдуматься, вряд ли был способен на общероссийский уровень.
   Пузырь осторожно притронулся ладонью к челюсти. Она заметно припухла.
   – И как я теперь оправдаюсь перед пехотой, – голос Михаила прозвучал как-то обиженно и очень по-детски.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация