А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тюрьмой Варяга не сломить" (страница 14)

   Тем не менее он встал и направился к двери. Варяг вдруг испугался, что он вытащит из замка ключ, но беспечный Леха лишь толкнул дверь, и та с оглушительным лязгом захлопнулась почти перед самым носом Владислава. Тот быстрым кошачьим движением приблизился к двери и, протянув руку, почти одновременно повернул ключ. Грохот двери слился со звуком поворачивающегося ключа. Варяг повернулся, в темноте нащупал телефонный аппарат, разорвал провод, ведущий к нему, и, захватив аппарат с собой, тихо покинул подвал. Он ясно представил себе незадачливых мужичков, которые только через какое-то время, когда их потянет помочиться, обнаружат, что оказались запертыми в «красном уголке» подвала. Как они озадаченно будут осматривать металлическую дверь, решетки на окнах и материть того мудака, который им устроил этот новогодний сюрприз. А потом сходят по-маленькому в уголок и будут до утра глушить водку, забыв про все на свете.
   Не спеша Варяг вышел за пределы вивария, тенью проскользнул в автобус и сел за руль. Ключа в замке зажигания, конечно же, не было – да его и не могло быть, потому что замок зажигания также отсутствовал. На его месте был клубок разноцветных проводов – незамысловатое изобретение российских шоферов, считающих, что все эти глупости с ключами и замками им просто ни к чему.
   Затем Варяг обшарил глазами салон и, к своему удовлетворению, нашел на заднем сиденье брошенные кем-то рабочие брюки и свитер. Быстро сбросив с себя окровавленный костюм и рубашку, Варяг переоделся в нехитрый шоферский наряд, а свою одежду зарыл в сугроб под забором вивария. Потом, вернувшись в автобус, под сиденьем водителя Варяг обнаружил заначку – целенькую бутылку «смирновки». При определенных обстоятельствах эта заветная бутылка может оказаться той самой спасительной «валютой», которая с успехом заменит настоящую. Варяг впервые за последние несколько часов улыбнулся и, немного повозившись с проводами, довольно быстро завел видавший виды «пазик».
   Мотор работал на удивление слаженно. Да и сама машина хоть и тарахтела вовсю, но работала исправно. Варяг чуть проехал вперед, потом дал задний ход, развернулся, посмотрел на виварий и резво направил автобус по лесной, хорошо укатанной дороге.
* * *
   Сергей бежал больше часа.
   Бежать по снегу было очень трудно, тем более с непривычки, когда целыми днями сидишь себе в машине и крутишь баранку.
   Время от времени он останавливался, чтобы перевести дыхание, но, вспоминая о раненом Николае и обгоревшем трупе капитана, тут же снова заставлял себя бежать. Когда лес начал редеть и впереди замелькали огни, он уже совсем обессилел. Заплетающимися ногами ступил на Ленинградское шоссе и в изнеможении сел на обочине. Через полчаса его, почти без сознания, подобрала машина военного патруля.
   Офицер, сидевший рядом с водителем «газика», внимательно изучил его документы, выслушал сбивчивый рассказ и, ни секунды не раздумывая, приказал ехать за раненым.
   Когда милицейский «газик» прибыл на место происшествия, Николай был в глубоком обмороке. В машине он пришел в себя. Вскоре на ноги по тревоге были подняты все милицейские и гаишные подразделения Северного и Северо-Западного округов. Был объявлен розыск опасного преступника, крупного рецидивиста. А поскольку в сообщении, разосланном по отделениям, было добавлено, что два часа назад преступник зверски убил милиционера, коллеги последнего, невзирая на предпраздничное настроение, со всем профессиональным рвением и ненавистью кинулись разыскивать убийцу.

   Глава 21
   Испорченное настроение

   Настроение у генерал-майора Сидорова Ивана Васильевича накануне Нового года было преотличное. Сегодня вечером наконец-то закончилась сложнейшая многоходовая операция по поимке крупнейшего воровского авторитета, хранителя российского общака, вора в законе по кличке Варяг, или, как он предпочитал себя ныне именовать, Владислава Геннадьевича Игнатова. Операция, в целом, была крайне рискованная и, как полагали наверху, почти что безнадежная. Сам он, впрочем, так не считал.
   Да, Варяг хитрый, изворотливый и опытный законный вор. За ним мощные тылы, над ним крепкая крыша. Но ведь вот уже, почитай, полгода как идет постепенный и неуклонный разворот государственного корабля на сто восемьдесят градусов. На поверхности мутного моря российской политической жизни царит вроде бы штиль, изредка нарушаемый легким бризом. Но на глубине идет нешуточная битва, столкновение могучих течений. Кто – кого. Этот вечный российский вопрос наконец-то стал решаться не в пользу смотрящего. За последнюю неделю Варяг, можно сказать, лишился всех своих надежных защитников. Более того, после гибели академика Нестеренко он вообще стал марионеткой, у которой перерезали одну из главных ниточек. Руки-ноги беспомощно повисли, голова болтается. Скрючился парень. Еще две-три нити обрубить, а этим ребята уже занимаются, – и хана: останется только подобрать с пола. Вот мы и подберем.
   В Шереметьеве прошло все как по маслу. Генерал усмехнулся, довольно потирая руки. Он надел парадный китель с внушительным иконостасом орденов – последний, звездочку Героя, он получил год назад за спецоперацию в Чечне. Жаль, что указ о награждении был секретным, и ни одна газета, ни один телеканал не рассказал о его подвигах. Что ж, такая уж у него судьба – у вечного бойца невидимого фронта. Вот и о поимке Варяга никто не сообщит.
   – Вань!.. – послышался из кухни голос жены. – Ты машину за дочкой послал?
   – Нет, душка. Не успел! – крикнул он в ответ.
   Какая там машина? Он на радостях обо всем забыл, как только ему сообщили, что Варяга в шереметьевской толпе оттеснили от его телохранителей и быстренько завели к полковнику Хвощу. Это был отличный подарок к Новому году. Дело пахло очередным орденом, если не второй генеральской звездой на погоны.
   – Тогда я сейчас сама съезжу, заберу ее от бабушки.
   – Ладно, Люба. Только будь осторожна и не задерживайся, уже ведь полдесятого, – посоветовал Иван Васильевич. – Скоро гости нагрянут.
   Варяга, надо думать, уже забросили на Варсонофьевский. В старой пятиэтажке в Варсонофьевском переулке находилась тайная квартира-изолятор для особых преступников, которых нельзя было оформлять обычным порядком. В Варсонофьевский направляли «на разработку» банкиров и госчиновников, которым предлагали сотрудничество. Если те отказывались, их приходилось подвергать официальному аресту. По статье. Статьи находились без труда. Взяточка – дело беспроигрышное. Все берут, все дают. Материалец на этот счет у них имеется на всех. А те, кто не выдерживал и ломался, соглашаясь на сотрудничество, выходили с Варсонофьевского под подписку о неразглашении. Таких сейчас в Москве, в Питере и вообще по России была тьма-тьмущая. Они «сотрудничали» верой и правдой. Но вот Варяга, видимо, придется оформлять официально – такие, как он, не ломаются. Хотя есть умники, вроде питерского генерала Калистратова, которые бахвалились, что уж «мы-то любого обломаем». Ну-ну, поглядим. Генерал-майор Сидоров усмехнулся, посмотрев на часы. Десять минут одиннадцатого. К одиннадцати начнут прибывать гости. Первым, конечно, как всегда, придет Федорович. Он уже знает о последнем подвиге Сидорова. Специально звонил, поздравлял.
   Иван Васильевич любил встречать Новый год в кругу друзей, боевых товарищей, сослуживцев. Только один раз ему сорвали Новый год – тогда, в ночь бездарного штурма Грозного. Ну да ладно, чего уж теперь вспоминать. Сегодня зато встреча Нового года обещает быть веселой…
   Резкий телефонный звонок заставил его вздрогнуть. Черт, неужели кто-то откажется? Жаль, все мужики твердо обещали прийти. Сидоров снял трубку и привычно отрапортовал:
   – Сидоров на проводе.
   То, что услышал генерал-майор, было настолько неожиданно и непредвиденно, что он, не помня себя, опустился в старенькое кожаное кресло. Ладонь, державшая трубку, сильно вспотела.
   – Как это сбежал? – хрипло пробормотал Иван Васильевич. – Как он смог? Расстрелял группу сопровождения? Машину поджег? И куда… Товарищ генерал-полковник, мы уже сидим за накрытым столом… У меня люди из управления. Не могу же я сорваться с места… Так… Понял, товарищ генерал-полковник… Ясно. Есть доложить!
   Он бросил трубку на рычаг и громко выматерился. Варяг сбежал! Прямо из машины. Дал деру на полпути к Москве. Непостижимо! Тяжелораненый сотрудник милиции и водитель уже дали показания: Варяга зачем-то повезли в сторону Твери. Не в Москву. Заехали в лесок. Зачем? Неужели кто-то, минуя его, Сидорова, отдал приказ на ликвидацию? Он же четко сказал им: везите на Варсонофьевский – Варяг нам нужен живой.
   Боже, ну и бардак!
   Ну точно, не иначе как Сафонов напортачил. Этот старый мудак совсем с катушек съехал. Побоялся получить по мозгам. Захотел избавиться от Варяга… Ну вот и получил.
   Он набрал номер.
   – Алло, Наташа? Здравствуй, Сидоров беспокоит. Константин Сергеича можно? Ах да, с Новым годом. И тебе того ж! Да, да, срочно, милая, это так срочно, как ты себе даже представить не можешь. Пусть выйдет из ванной! – Сидоров тихо, сквозь зубы, матерился. – Сейчас я ему сам буду мылить шею!.. Константин Сергеич? Ты еще ничего не знаешь? Ну тогда слушай. Скажи мне, куда ты дел нашего шереметьевского клиента? Так. Автокатастрофа, говоришь? А ты в этом уверен? Ах, уверен… Так вот, слушай. Катастрофа действительно произошла. Только не с ним, а с тобой. С нами со всеми – по твоей, ебтыть, милости! Почему? А потому, что он ушел. Как? Жопой кверху – вот как! Ушел, мать твою! Замочил он на хрен двух твоих ребят! – Сидоров перешел на крик. – Живо собирайся, мудила грешный, и бегом в управление! Я сейчас туда тоже подскочу. Да мне начихать, что у тебя гости! У меня тоже, ебтыть, гости. До гостей ли теперь? Ты что, ни хрена не въезжаешь?! Какой тебе еще Новый год?! Ты что, захотел пять раз водить хоровод у новогодней елки в Нижнем Тагиле с какими-нибудь пидорасами? Так тебе это устроят. Настолько серьезно? Да, милый, очень серьезно! Погоны у тебя на кителе крепко пришиты? Ну так можешь сказать жене – пусть отпарывает… Ага! Поднимай по тревоге своих молодцев – объявляй операцию «Перехват»! Чего? Ну не знаю, «Сирена» или «Херена» – как это у вас там называется? Проверять все автомобили, все транспортные средства в радиусе пятидесяти километров от Москвы. В городе всех поставить на рога – ГАИ и военные патрули. Насколько я его знаю, он, скорее всего, рванет по своим адресам, но не прямиком, а окружным путем. По Кольцевой может рвануть и въехать в город с какого-нибудь дальнего шоссе – Калужского или Можайского. Не знаю. С Ленинградки или Волоколамки – очень вряд ли. Действуй, Сергеич! На Тверском направлении тоже наряды поставь: вдруг ему в голову долбанет на Питер рвануть? Хрен его знает. У него голова – Дом Советов, хитрый, сволочь.
   Генерал-майор Сидоров обхватил голову руками. Ну и дела. Побег смотрящего России не только сорвал ему встречу Нового года. Побег Варяга поставил под угрозу всю его карьеру. Если за эту ночь Варяга не изловят, то и он сам, и Сафонов, и еще десяток генералов могут распрощаться со своими погонами и теплыми столичными должностями.
   Глупейший прокол в Шереметьеве сделал всех участников тайной операции поимки Варяга заложниками. Теперь их судьба целиком зависела от него. Удастся «законному» перехитрить московских ищеек и удрать – тогда всем им, доблестным генералам, светит в лучшем случае место где-нибудь надсмотрщиками в колонии общего режима в солнечной тундре. А коли даст Варяг слабину, нарвется на засаду или патруль – тогда все спасены. Вот только путь к этому спасению генерал Сидоров пока что не различал в кромешном тумане этой безумной новогодней ночи.
   Он позвонил в гараж и вызвал машину.
* * *
   «Давай, давай, милый!» – подбадривал Варяг свой автобус, нажимая изо всех сил на допотопную педаль газа, стараясь выжать из старенького мотора все оставшиеся в нем лошадиные силы. «Пазик» надрывно гудел, и моментами Варягу казалось, что двигатель несчастной машины взорвется, как перегревшийся паровой котел.
   Дорога, замысловато петляющая между деревьями, была неровной, и автобус нещадно трясло. Держась за руль, Варяг подпрыгивал на пружинистом сиденье и старался не съехать в колею. Тогда все пропало! Бешено скачущий свет от фар был довольно тусклым, и Варяг с трудом различал дорогу.
   Не было никакой гарантии, что Варяг, выехав на большое шоссе, не встретит первым делом гаишников. До Нового года оставалось несколько часов, и люди (многие уже начав праздновать) спешили домой или в гости. Для дорожных «соловьев-разбойников» это самое время, и многие инспектора, несмотря на то, что дома их тоже ждали накрытые столы, уходить с постов не торопились. Расположившись чуть ли не на каждом километре оживленных магистралей, они неожиданно возникали со своей «волшебной палочкой» наперевес перед носом какого-нибудь потерявшего бдительность водителя.
   Так оно и было, когда старенький «пазик» на полном ходу вылетел с узенькой лесной колеи на какую-то дорогу, пересекавшую Ленинградское шоссе. У инспектора, сидевшего в машине, коварно притаившейся в кустах возле перекрестка, глаза полезли на лоб, когда он увидел в зеркале заднего вида несущийся на всех парах автобус.
   – Ты смотри, смотри!.. – только успел крикнуть он напарнику и бросился вон из теплой машины.
   Варяг, увидев стоящую в кустах патрульную машину и бегущего к дороге гаишника, резко сбавил газ, беря чуть влево, чтобы не наехать на милиционера. Естественно, он не собирался останавливаться, он сам не знал, на что надеялся, просто сделал это автоматически, чтобы было время принять какое-то решение.
   Подбежав к дороге, инспектор уже было начал поднимать свой жезл, чтобы остановить «пазик», как вдруг мощный белый свет галогеновых фар, неожиданно возникший за автобусом, на мгновение ослепил его. Опытным взглядом гаишник по расположению фар и мощности излучения мгновенно определил импортную машину, с огромной скоростью приближавшуюся к посту.
   – Сколько? – обернулся он к напарнику, возившемуся с радаром.
   – Автобус – девяносто, – быстро отозвался тот.
   – Машина – сколько?!
   – О! – напарник явно обрадовался. – Этот сто сорок, не меньше.
   Инспектор, который не был в курсе последних событий, а просто отрабатывал свое обычное дежурство, в мгновение ока расставил все приоритеты. Автобус, за рулем которого сидел какой-нибудь бедолага с десятью тысячами в кармане, смиренно снижал скорость, в то время как прыткий «иностранец», на котором можно было по-настоящему поживиться, не замечая опасности, несся с прежней скоростью. Ни секунды не сомневаясь в том, что делает, гаишник пропустил послушный уже «пазик» и, выйдя на шоссе, победно взмахнул жезлом перед обладателем галогеновых фар. Машина со свистом пронеслась мимо, сделав резкий поворот, вылетела на Ленинградское шоссе в сторону Москвы, и инспектор опрометью бросился к рации, чтобы сообщить о нарушителе на следующий пост. Варяг глазам не поверил, когда увидел, что гаишники «отпустили» его, и только когда, на большой скорости обгоняя его, пронесся «Шевроле», он мысленно поблагодарил лихача-водителя, на которого теперь гаишники наверняка устроят облаву, в две секунды благополучно забыв о существовании старенького автобуса.
   Выехав на Ленинградское шоссе, Варяг не спеша, на скорости в шестьдесят километров, покатил в сторону Москвы. По его подсчетам, с момента, как он покинул милицейскую машину, прошло часа полтора, максимум – два. Если случилось так, что водителю все же удалось добраться до шоссе раньше, чем Владиславу, или люди, говорившие с капитаном по рации, хватились своих сотрудников, то облава уже началась и следовало быть осторожным. На его счастье, недавно начавшаяся легкая поземка усиливалась и сулила быстро превратиться в настоящую снежную бурю. Кроме мельтешащих в свете фар снежных хлопьев, Варяг почти уже ничего не видел. Время от времени автобус обгоняли легковые автомобили, и их красные габариты почти мгновенно исчезали впереди, растворяясь в снежной пелене. В таких условиях нечего было и думать о том, чтобы контролировать ситуацию и пытаться издалека заметить что-то подозрительное на дороге. Но надеяться на то, что, начав поиски, опера пропустят мимо его автобус, было также глупо. До Москвы, где можно раствориться в толпе, оставалось совсем немного, и можно было бы, бросив автобус на обочине, отправиться в столицу пешком – не по дороге, конечно, а напрямик, через лес и поле. Но это было не менее опасно – пространство небольшое, и если его прочесывают, то одинокого путника наверняка заметят.
   Он решил попытаться доехать до Химок. Хоть и маленький город, но не смогут же они останавливать каждого прохожего.
   Внезапно впереди на дороге образовалась пробка. Сквозь метель Варяг сумел разглядеть несколько красных огоньков. Похоже было, что впереди, метрах в шестидесяти, несколько машин стоят с включенными габаритами возле обочины. Что бы это могло означать? Возможно, ремонт дороги, сужение, а может, авария, которая вполне вероятна при таких погодных условиях. Ну а если все же милицейский контроль? Рисковать он не мог. Слишком много уже прошло времени.
   – Будем считать, приехали, – сквозь зубы сказал Варяг и свернул на обочину.
   Остановив «пазик», Варяг вынул из кармана пистолет, проверил обойму, затем снял его с предохранителя и положил в боковой карман. Во внутренний карман дубленки он сунул бутылку «смирновки» и быстро вышел из автобуса.
   Теперь он видел, что стоявшие впереди машины отъезжали, а на их место становились, подчиняясь чьему-то невидимому приказу, новые. Шмон. Точно шмон.
   Нужно было как-то обойти это место и добраться до ближайшей автобусной остановки. Отойдя метров на двести назад, Варяг, спрыгнув с обочины, перебрался через заваленную снегом глубокую канаву и под надежным прикрытием снегопада скрылся в перелеске. Он не стремился уйти далеко от дороги, а старался сделать так, чтобы его лишь не было видно. Прячась за кустарником и деревьями, Варяг быстро миновал опасное место. На шоссе милицейский наряд на двух «Фордах» с выключенной иллюминацией без разбору «потрошил» все направляющиеся в Москву автомобили, не пропуская ни иномарку, ни заляпанный грязным снегом «КамАЗ», ни рейсовые автобусы.
   Варяг благополучно обошел пост и, по-прежнему держась на безопасном расстоянии от шоссе, энергично двигался в сторону Химок, огни которых маячили впереди. Лес кончился, но Варяг долго еще пробирался через пустырь, через какие-то новостройки, и благодарил бога, что менты не выставили оцепление на всех подступах к Москве. Вконец измотанный, обессилевший, к десяти часам Владислав оказался в центре Химок у автобусной остановки, откуда в Москву к метро «Речной вокзал» ходили несколько городских автобусов. Зайдя в подъезд соседнего дома, он отряхнулся, привел себя в порядок и, слегка отдышавшись, стал дожидаться автобуса, поглядывая в окошко на остановку.
   По противоположной стороне Ленинградского шоссе с воем и включенной иллюминацией из Москвы пронеслись несколько патрульных милицейских машин. И хотя под Новый год много чего могло произойти на дорогах Подмосковья, у Варяга были все основания полагать, что эти отправились по его душу. На остановке собралась уже приличная толпа пассажиров. Они с нетерпением ожидали автобус, переминаясь с ноги на ногу и поглядывая на большие светящиеся часы напротив остановки. Варяг быстрым шагом вышел из своего укрытия лишь тогда, когда замелькали огни приближающегося автобуса. Благополучно слившись с толпой, чудом избежав встречи с двумя патрульными милиционерами, он сел в автобус, забился в угол и, закутавшись в воротник дубленки, облегченно вздохнул: неужели спасен?
* * *
   – Восемнадцатый, доложите о результатах поиска, – раздавалось в это время в «милицейском» эфире.
   – Рубин, говорит Восемнадцатый. Объект не найден.
   – Где находитесь?
   – Прочесываем девятый и шестой квадраты, товарищ майор. Похоже, его здесь уже нет.
   – Продолжайте поиск. Внимание, Тридцать шестой! Говорит Рубин. Доложите о результатах.
   – Говорит Тридцать шестой. Результат нулевой. Проверяются все автомобили, идущие по шоссе в сторону Москвы. Объект отсутствует.
   – Что с вертолетами?
   – Нелетная погода, товарищ майор. Какие тут вертолеты! С высоты своего роста дорогу не видно…
   – Отставить разговоры! – чувствовалось, что настроение «Рубина» портится все больше с каждым новым сообщением. – Я вам целый полк выслал!.. Продолжайте работу. Докладывать каждые тридцать минут.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация