А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Славянский стилет" (страница 43)

   Глава 29

   – Его зовут Магистр, – проговорил сержант и отхлебнул кока-колы. – Он и есть руководитель Чёрного легиона.
   – Наверное, из Америки, гад, – проговорил капитан из из Конотопа.
   – Да нет, не оттуда. Он вообще вроде как ниоткуда.
   – Мда, – недоверчиво сказал капитан. – Умеешь ты, Дерюгин, рассказывать сказки.
   – Да что я? – поднял брови сержант. – Это монах из Киево-Печерской Лавры учил мудростям мою одноклассницу. Вчерашней ночью. А она с Подола. И знает, что я собираю всё в эту тему.
   – Тут у вас на Подоле не бабы, а сплошные Мата-Хари, – сказал капитан.
   – Да, те ещё тёлки, – согласился сержант. Продолжил:
   – Этот Магистр в первом веке зашифровал координаты очень важного для него места в тексте одного из Евангелий. – Посмотрел на скептичного капитана. – Блин, да не гляди ты на меня так. Всё чистая правда. На Подоле не врут.
   – Ага, – псевдосогласился капитан. Дерюгин продолжил, выкинув пустую банку в Днепр, глянув сурово на напарника.
   – Евангелие от Галиана, было такое. Сейчас это апокриф. То есть не признаётся церковью. И не сохранилось вообще это Евангелие до наших дней. Кроме одного экземпляра. И зкземплярчик этот оказался у нас, в Киево-Печерской Лавре.
   – Хохол всегда всё про запас спрячет, – сказал капитан.
   – Ото ж, – согласился сержант.
   – Тысячи лет, как оказалось, люди Магистра искали подобные брошюрки по свету с единственной целью – сжечь. Чтобы никто случайно не расшифровал координаты секретного места, зашифрованные там.
   – Ох, и брешет поп. Девку замолаживает, и сочиняет с ходу. Я представляю, как весь разговор происходил.
   – Дурень ты, – сказал капитану сержант. – Та девка доверенное лицо черномонашества. Она их агент в миру.
   – А для тебя она твой агент у них?
   – Да. А что тут такого? Она двойной агент. Так вот, – продолжил сержант, глядя в мутную воду Днепра с Пешеходного моста. – Ты помнишь, недавно в Покровской церкви застрелили троих мужиков?
   – Ну, помню.
   Сержант понизил голос:
   – Это были люди Чёрного легиона.
   – Ха, – несмешливо произнёс капитан. – Да то же была охрана митрополита!
   – Нет, – ответил сержант. – То были люди Магистра. И Евангелие с тех пор исчезло.
   – Послушай, а что за карта? Там что, деньги закопаны?
   – Там больше чем деньги, – ответил сержант и закурил.
   – Большие деньги? – уточнил капитан.
   – Нет там вообще денег.
   – Наверное, алмазы, или золото?
   – Дурак ты, Вася. Там лежит…Как бы тебе сказать. Ладно, всё равно не поверишь. Закроем тему.
   – Да нет уж, – подскочил капитан, и стал вытаскивать спиннинг из Днепра. Крошечная рыбёшка болталась на конце длиннющей лески. – Начал – продолжай.
   – Хорошо, – невозмутимо согласился сержант и кинул бычок от папиросы в воду. – Там лежит молодость. Вот так Вася.
   – Как это – молодость? – не понял капитан.
   – А так. Лежишь в воде секретного озера, и молодеешь. Сутки полежал и превратился в двадцатилетнего.
   – Опять враньё, – поморщился капитан. И не устаёшь ты с таким серьёзным видом, гнать такую туфту.
   – Вася, – повернулся к напарнику Дерюгин. – Это не туфта.
   Весь Чёрный легион существует, чтобы беречь это озеро, и травить остальных людей между собой, чтобы они побыстрее поубивались. Но монах рассказал ещё кое-что. В противовес Черному легиону существует Секретная конфессия. Те парни, из конфессии, против того, чтобы жить вечно. Они считают это от дьявола. И правы.
   Дерюгин подкурил новую папиросу и, вдумчиво глядя на капитана, продолжил:
   Магистр и некоторые члены Чёрного легиона, прямые потомки неких Наблюдателей, которые описаны в Библии. Наблюдатели были посланы Богом наблюдать за порядком, – сержант затянулся и выпустил дым, – а они принялись трахать земных баб.
   – Сказки, – протянул капитан. – Легенды и поповская брехня.
   – Да нет, это всё в Библии описано. Некий Енох всё это наблюдал, и записал. За что его и прикончили. Прикончили и всех детей, родившихся от наблюдателей. Так думал отряд Сатанов, которых Бог прислал для наведения порядка. Оказалось, кое-кто выжил. Это всё по Библии! И организовался Чёрный легион. А затем организовалась Секретная конфессия, о которой вообще ничего не известно в Лавре. А мне известно.
   – Да ну? – повернулся к нему заинтригованный капитан. – И что же это тебе известно? И от кого? От твоих агентов-давалок?
   – То, что некий человек под именем Философ родился на Подоле.
   – Ну?
   – И он сейчас представляет Секретную конфессию.
   – Ладно, хватит Дерюгин молоть.
   – А ты знаешь, куда мы через несколько дней едем? Ты думаешь в Иран? Неет, Вася. Мы едем стрелять по Чёрному легиону.
   Капитан молча смотрел на него. Сержант продолжил:
   – А командир у нас Юра.
   – Полковник?
   – Да.
   – Хороший парень, а я думаю, что он всё с нами беседы ведёт.
   – Да, неплохой. Он те края знает, куда мы едем. Он и в Ираке был, в Африке…Много где был. Вся наша команда – двадцать четыре человека на четырёх пятисотках.
   – Так мы из Киева своим ходом пойдём?
   – Да нет, ты что. По морю баржей. И долго-долго. Приедем чёрные, – оглядел фигуру капитана, – как негры.
   – Слушай, не доставай меня моим загаром. Ну, породы я такой: как первое солнце, так сразу чёрный.
   – А я и не достаю. Будешь ещё черней.

   Глава 30

   Трансконтинентальный лайнер А-300 с глухим рокотом втянул шасси, изменил угол атаки рулей высоты и стал напористо добираться до отметки воздушного коридора, указанной диспетчером. Курс: Токио – Лос-Анджелес. Обратная ходка. Экипаж тот же. Все мрачно уставились в свои приборы. О картах теперь не могло быть и речи. Командир экипажа сам, лично переоделся в форму технаря, извлек автопилот и программатор к нему, сунул все это в мешок вместе с записями «черного ящика» того дня полета (с воплями пилота из Бруклина «Фарт – это навечно!») и, опечатав, положил в свой сейф. Он явно не собирался отказываться от своего обещания достигнуть антитеррористического эффекта, задушив старшего инженера электронно-компьютерных систем аэропорта. Теперь командир не спал. Работали все кондиционеры. Он развалился в кресле и курил, мрачно просматривая международные нормативы адекватности переговоров авиадиспетчеров с пилотами авиалайнеров. Толстая сигара работала в полную силу. Все молчали. Командир откинул в сторону гигантский разговорник, придуманный, по его мнению, идиотами, закинул руки за голову, повернул ее в сторону первого пилота и спросил:
   – И долго еще будем набираться? Или запустить автопилот?
   Если старого Джека клинило, то надолго, и рецепт был единственный: терпеть и не дергаться. Он был добрый человек. Иногда даже забывали про такое вот его обыкновение напоминать о своей второй ипостаси. Но если клинило, то уж клинило.
   – Восемь сто, сэр. До полного набора пятьдесят четыре секунды.
   – А! Пятьдесят четыре секунды? Посмотрим, посмотрим, – и уставился в альтиметр. Пустил клуб дыма. Спросил у штурмана:
   – Джулио, ты, я слышал, собираешься жить дальше в случае, если мы врежемся в океан. Это правда?
   – Шеф, это неправда! Это книжка. А откуда в них правда? Она просто называется «Жизнь после Смерти», и все. И больше ничего.
   – Гм… – втянул сигарного дыма и прищурился. – Так какого же черта их тогда читать? Какого черта читать то, что заведомо есть дезинформация? Джулио, объясни старому дураку. Когда я летал бомбить Ирак, я читал. И верил в то, что там написано. Я читал Библию! И бомбы летели туда, куда мне было нужно. Они тоже не отрицали, что в той книжке написана правда. Так что же это читаешь ты?
   Не меняя положения, старый Джек скосил глаза и уставился на объемистый том черного цвета, который лежал на полке возле штурмана:
   – Это так долго пишут, какова жизнь после смерти? Ты меня заинтриговал. Дай-ка сюда книженцию!
   – Шеф, это не она. Та была тоненькая брошюрка по сравнению с этой. А это… это… как вам сказать. Я случайно попал на презентацию… Вернее, друг моей жены… тьфу, что я болтаю? Друг моего знакомого дал билет моей подруге на презентацию этого автора. Она не захотела так далеко ехать, да и автор ее не интересовал, и она выбросила приглашение. Просто в комок его скомкала и швырнула в бассейн на площади Седьмого Восстания. Там как раз кафе наше стоит. Стоял там и я. И фонтаны заработали! Вы представляете: в тот самый момент, когда эта долбаная бумажка упала на сопло одного из них. И вот этот комок летит сквозь водяную занавесь, словно разведывательный «Мираж», – и прямо мне в лоб. Ну, попал, отлетел и лежит себе. Подбегает бродячий питбуль. Уставился на бумажку – на меня. Снова: на бумажку – на меня. Худой, паскуда; и вообще странно: я слышал, питбули в Японии запрещены. Ну, может контрабандный какой…
   – Джулио, хватит болтать. Конкретнее! – дал комментарий кто-то из экипажа.
   – Клянусь – питбуль! Худой – одни челюсти. Взял тот комок – пожевал, на меня поглядел, выплюнул и дальше молчит. Клянусь всеми Святыми Примадоннами, так оно и было. Кто мне не верит?.. – штурман вскочил и оглядел экипаж.
   – Я, – сказал Джек. – Я тебе полностью верю. Успокойся. Что же было дальше?
   – Дальше было то, что было. Я передаю хронологию событий. Та моя подруга слиняла уже давно в тумане фонтана, а эта сука или кобель, мне все едино, сидит в позе нападения и пялится на меня. И тут во мне что-то включилось. Наверное, от страха. Я сажусь напротив него, беру эту изжеванную бумажку и медленно разворачиваю. Вижу – текст. А эта паскуда зубастая на моих глазах прыгает в фонтан и шлепает на другую сторону, ну и с концами – исчезла. Читаю – приглашение на презентацию. Почти не пострадало. Полиграфия великолепная. Нахожу адрес, иду. Но что-то они напутали, Токио не Лос-Анджелес. На приглашении написано: улица Императора Гонорикава, 66. А у меня в голове цифры и буквы путаются, тем более похожие тут они, в Японии, – и прихожу я на Гомухарами, 99. Дохленькая такая улочка. И дом последний. До сотого не дотянули. Но перепутать-то я перепутал, а вот презентация была именно здесь. Они очень удивились, что я пришел, не хотели двери открывать, но увидели приглашение – и открыли. Поздоровались, кисло улыбнулись, сказали, что автор книги по странной прихоти устроил презентацию своей последней, как он сообщил, книги именно здесь, в Японии, в Токио. В приемном покое отделения для душевнобольных. Ему это так просто не обошлось. Большие деньги заплатил. Адреса напутаны не случайно, это его условие. Ну… и все. Вручили мне книгу и вытолкнули за дверь. Добавили, что я получил раритет. Книга имеет тираж тринадцать с половиной экземпляров. «А как это? – спросил я. – Не допечатанная одна, что ли?» – «Все в порядке, – ответили. – Ваша – допечатана».
   – Дай сюда, – проскрипел авиалоцман Джек и, протянув руку, взял толстенный тяжелый том и положил перед собой. На черном кожаном переплете он прочел большие золотые буквы «Вольдемарус Бобергауз». А ниже – «Эссе № 25».
   – Слышал, слышал я про этого астролога долбанутого, – проговорил Джек. – Такие вещи мочит – крыша у обесбашенных едет в обратную сторону. И это ты такое читаешь? – впился взглядом в штурмана лоцман. – А курс? Что будет с курсом? – он выругался по ассирийски. – На одном рейсе два травмированных: автопилот и штурман. Я не могу себе представить, что будет с тем человеком, кто прочтет произведение Бобергауза такой величины, – он заглянул в конец книги. – Мать летающих ягуаров! 1332 страницы!!! Это конкретная атака на разум. Люди столько не читают! Твой питбуль был прав.
   – Шеф, не переживайте, тут автор превзошел самого себя. Его не было слышно семь лет. Я не смогу прочесть это произведение. Я решил его вообще не читать. Это эссе абсолютно отлично от всего, что он написал. Он настолько изменил свой стиль подхода к реальности, что вряд ли это можно считать литературным произведением вообще. Это нельзя читать. Даже лучше и не открывайте.
   Генерал воздушных карьеров подозрительно глянул на подчиненного:
   – Уж не считаешь ли ты, что этот Магистр Пустых Нулей может своими буковками оказать влияние, способное вывести меня из себя? Меня, ветерана многочисленных боевых и еще более многочисленных бытовых битв? Меня, командира полубоевого авиалайнера? Х-ха! Вот и все, что ты можешь услышать!
   Он снова втянул аромат сигары и с любопытством перевернул первую страницу. Штурман отвернулся. Командир смотрел некоторое время на страницу остановившимся взглядом, затем, не торопясь, перевернул вторую. Некоторое время изучал и ее. Перевернул третью. Потом обернулся к штурману и спросил:
   – Ты за нее платил деньги?
   – Какие деньги, это презентация. На титульном листе автограф автора – и все.
   – М-да… Понятно.
   Резким движением командир экипажа отодвинул боковое обзорное стекло и швырнул книгу в окно с высоты десяти километров. В кабине все сразу задубели от холода, – а он еще глядел ей вслед. Замигал датчик «разгерметизация». Старый Джек закрыл окно:
   – Ты прав, ее читать не стоит. В Америку эта книга не полетит. Чутье старого Джека еще никогда не подводило. Все. Тема закрыта!
   – Шеф, это же раритет! Память о великом человеке! Там его автограф!
   – Я могу тебе свой написать. И ты это хорошо знаешь. Таких бессмысленных книг, как это «Эссе № 25», видит Бог, еще не существовало. Это ясно с первой страницы. Я не прав?
   Штурман молчал. Сказать ему было нечего.
   – А теперь пускай пролетится над Тихим океаном и увидит, в чем правда жизни. Ладно, успокойся. Это же всего лишь кусок бумаги! Клянусь, я тебе напишу свой автограф на своей фотографии. А какое фотография имеет отличие от рукописи? Да никакого! Перед тобой на единственной страничке стоит человек, о жизни которого можно было бы написать немало. Не мало, а очень много. Но зачем? Вот он, стоит и смотрит на тебя. Чего писать о прошлом? Он-то всегда здесь. Верно, Джулио? Всегда!
   Подбежал пуэрториканец: «Шеф, кофе?» – «Побольше коньяка». Забрел охранник с раскладным автоматом под пиджаком: «Сэр, все в порядке?» – «Да, Ахмед. Пока да. Но все может быть!» – «Понял!»
   А-300 лег на курс и мчался в сторону Лос-Анджелеса, покидая Японские острова.
   – Как там гидравлика вертикальных рулей? – спросил лоцман.
   – Все в порядке, сэр. Давление в норме.
   – Давление в норме – это хорошо. Ахмед!
   – Да, я здесь, шеф.
   – А что это за бригада русских подселилась к нам за десять минут до конца регистрации?
   – Сейчас, минуту. Это… специалисты по спелеологии. В норы глубокие лазят.
   – Не норы, а пещеры. И похожи они на тех, кто по норам лазит?
   – Не думаю, что эти туда пролезут.
   – А чем они занимаются?
   – Пьют.
   – Водку?
   – Шампанское.
   – Шампанское? И какое же?
   – Если я не ошибаюсь, хорошее. Европейское.
   «Странные русские. Странная книга. Странный автопилот. Чует душа старого летающего волка, что все это звенья одной цепи. Но какое до этого дело нам? Спелеологи залезли в норы, выпили шампанское и организовали презентацию „Эссе № 25“, книги, за которую известный добряк Маккарти расстрелял бы. Ладно, дай Бог долететь. В самом-то деле я думаю совсем не так, как записано. У меня свои планы. Старый Джек никому никогда по настоящему не подчинялся. Даже перу».
   – Ахмед! Крикни там насчет кофе!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [43] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация