А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Страна Мудрецов" (страница 4)

   – Вот так! – сказал я, очень довольный. – Волшебник не одобряет баронские замашки. Жареные курицы в Мурлындии не полагаются. Удовлетворюсь жареной картошкой!
   – А я что буду есть? – завыл Петька, поднял глаза кверху. По его лицу катились крупные слезы. – Ребята, вы не дадите мне умереть с голоду? Мне ведь еще только тринадцать лет!
   – Конечно, не дадим, Петенька! – воскликнула Лидка. – На, родной, съешь конфетку!
   – Ладно, от голодной смерти мы тебя спасем, – сказал я. – Поделимся всем, что имеем. Но в другой раз будь скромнее.
   – Еще бы! – обрадовался Петька, и слезы его высохли. – Теперь я знаю, чем тут кормят.
   Он засунул в рот две конфеты и даже улыбнулся.
   Вот так мы и узнали, что добрый Лабаз ограничивает свои дары самыми простыми продуктами и предметами первой необходимости самого низкого качества – из тех, что лежат у нас на прилавках под вывеской «уцененные товары». Покладистые жители не обижались. Только мой нож внес в мурлындские умы некоторую сумятицу: все знакомые в один голос заявили, что с ножом мне здорово повезло. Многие пытались повторить операцию, но красивых ножей с двумя лезвиями из нержавеющей стали добрый Лабаз никому не выдал. По Мурлындии разнесся слух, что я любимец волшебника. Благосклонность великих персон окружает тех, на кого она падает, некоторым ореолом. Жители издалека кидались, чтобы со мной поздороваться.
   Как-то раз я получил за полную банку муравьев новенький топор. Я насадил его на топорище и заточил об камень. Забавляясь новой вещью, мы с Петькой порубили зазря много деревьев, но скоро одумались и решили сотворить что-нибудь полезное. Лидка просила построить дом, но это показалось скучным, и мы построили качели. Нехитрый снаряд произвел могучее впечатление. Мы успели покачаться только с полчасика, потом набежали жители и стали умолять дать и им попользоваться новой потехой. Жители выстроились в длинную очередь. Они качались даже ночью при свете факелов. И тут я впервые в жизни понял, что тот, кто делает что-то новое, обязательно наживет себе врага.
   Зампотех Федя отвел меня в сторону и сказал мрачным голосом:
   – Миша, это нечестно. У тебя должно быть чувство товарищества. Потехи – моя специальность. Выбери себе другое.
   Сперва я не очень понял, что он имеет в виду, и спросил:
   – Как это понимать?
   – Понимать это надо так, – растолковал зампотех Федя: – Если у тебя возникает подобная мысль, приди и скажи: так, мол, и так, знаю, как устроить какую-то потеху. А я тебя угощу.
   – А потеху сделаешь сам и скажешь, что это ты продумал?
   – Ну конечно, – беззастенчиво согласился зампотех Федя. – Значит, мы с тобой договорились?
   – Договорились, – согласился я, и Федя пожал мне руку. Но я заметил, что недобрый блеск в глазах его не пропал.
   Пришел и король Мур со своей королевой Дылдой. Сперва король качался в мантии, потом разгорячился, скинул ее, а заодно и корону. Дылда не решалась скинуть тяжелое, длинное платье. Она не качалась, а просто мучилась в этом музейном наряде. Помучившись, она отошла и села на травку с печальным выражением на лице.
   – Надо помочь бедной королеве! – сказала Лидка. – Посмотрите, тетенька чуть не плачет.
   Она подошла к горюющей Дылде и стала ей что-то рассказывать. Королевино лицо постепенно прояснялось. Лидка с королевой обнялись и быстрым шагом пошли в сторону дворца.
   Дожидаясь очереди, жители коротали время по способности. Одни играли в чехарду, другие пели песни, тут же и боролись, и латали драные одежки. Зампотех, чтобы примазаться, приволок патефон. Доктор Клизман залез одному бедняге в рот и расшатывал большими блестящими щипцами зуб. Из-за солидности возраста доктор не качался на качелях, но наблюдал забаву с любопытством. Он же оказывал срочную медицинскую помощь поспорившим изза очереди.
   Короля Мура пропускали через пятерых. На качелях он развеял свою постоянную печаль и подошел ко мне почти веселый.
   – Голова у тебя, любезный Миша, несмотря на странное увлечение, работает хорошо, – похвалил меня его величество. – Подумать только, изобрел такую потеху!
   – Мне кажется, – ворчливо произнес доктор Клизман, – что сегодня добрый волшебник получит намного меньше муравьев.
   – Чепуха, любезный доктор, – улыбнулся король. – Ему-то какая разница – больше или меньше?
   – Существенной разницы, конечно, нет, – сказал доктор. – Но дело в том, что жители получат меньше продуктов. Их организмы похудеют, ослабнут и расположатся к заболеваниям, которые…
   Внезапно доктор ахнул и стал тереть глаза кулаками.
   – О великий Лабаз! – воскликнул он, зашатался и рухнул на землю в глубоком обмороке.
   Я тоже чуть не обалдел: по дороге шли королевы с Лидкой. На королеве уже не было тяжелого платья до земли, на ней были голубые брючки и пестрая кофточка с короткими рукавами. Королева помолодела лет на двадцать, и выражение лица у нее было счастливое-счастливее. Она скинула какого-то жителя с качелей и стала качаться сама, заливаясь радостным смехом. Пораженные жители сперва молчали, потом опомнились и стали кричать, что пора и соскакивать. Королева показывала им язык. Она подхватила Лидку, они долго еще качались вместе на зависть стонавшим от нетерпения жителям. Я и не заметил, как пришел в себя доктор Клизман. Он поднялся, отряхнул брюки и строго сказал:
   – Это называется: скандал в благородном семействе!
   – Сперва я тоже так решил, – произнес король Мур, любуясь своей помолодевшей королевой. – А потом я подумал: а почему бы и нет? Смелый поступок – королевский поступок. Мне нравится!
   Расстроившийся высоконравственный доктор только покачал головой.
   Королева вовремя почувствовала королевским инстинктом, что ропот народа по поводу ее беззакония сейчас превратится в бунт. Она подмигнула Лидке, и обе спрыгнули с качелей. Тут же завязалась свалка. Жители не могли решить, кто следующий. Доктору пришлось много поработать.
   – Мурик, ты не сердишься? – Королева игриво погладила щеку своего короля.
   – У нас можно делать все что хочешь, – сказал Мур, приподняв подбородок. – Должен сказать, что в брючках ты очень мила.
   – Спасибо! – обрадовалась королева.
   – Пожалуй, теперь ты сможешь ездить верхом, – добавил король.
   – Я попробую, – сказана королева. – Вели Феде, чтобы он поймал мне лошадь!
   – Сейчас поздно, – удержал ее король. – Попробуешь завтра.
   – Я тоже хочу на лошади! – сказала Лидка капризно.
   – А я разве не хочу? – заявил Петька.
   – Я тоже не рыжий, – сказал я. – И мне лошадь!
   Король принял гордую позу и произнес:
   – Я велю зампотеху пригнать завтра утром ко дворцу пять лошадей. Поедем кататься.
   – Вот умница! – воскликнула королева Дылда и чмокнула своего короля в щечку.
   А когда наступило утро, мы хорошенько умылись в ручье и пошли к королевскому дворцу. Сторож Кирюха лежал в будке и надраивал ногти тряпочкой. Заспанный зампотех Федя привязывал лошадей к ограде.
   – Кто эту потеху придумал? – спросил Федя и посмотрел на меня неприязненно.
   – Королева придумала, – ответил я Феде.
   – Ну ладно, – зевнул Федя. – Патефон вам не понадобится?
   – Патефон нам не понадобится, – сказала Лидка. – Иди, Федя, досыпай.
   Зампотех Федя еще раз зевнул и удалился. Королева пригласила нас завтракать. За стоном, попивая черничный компот, король Мур сказал нам такую вещь…

   ТЕТРАДЬ 5

   – Я не считаю себя очень уж мудрым, – сказал король Мур с деликатной улыбкой, – но порой под мою золотую корону забредают ценные мысли… Страна Мурлындия с севера омывается морем, а со всех других сторон окопана канавой.
   – Какая же это мысль? – удивилась королева.
   – Это только информация, – согласился король. – А мысль вот какая: давайте объедем Мурлындию вдоль по канаве.
   – Здорово придумано! – сказали мы втроем.
   – Очень ценная мысль, – похвалила королева. – Только надо взять с собой достаточно еды.
   – Это уже твоя забота, ваше величество, – сказал король Мур. Организационные мелочи его не интересовали.
   Через полчаса мы попрощались с Кирюхой и расселись по коням. У меня и у Петьки висели за плечами мешки с едой. Мур вместо короны прикрылся черным беретом с разноцветным лохматым пером. Королеву Дылду Лидка подстригла и соорудила ей лохматастую прическу. Дылда каждую минуту доставала из кармана зеркальце и гладелась. Правду говорят, с кем поведешься, от того и наберешься…
   Часа полтора мы ехали лесом, а потом оказались на берегу моря. Оно было совсем как наше – такие же аккуратные волны, такая же прозрачная даль, такой же песчаный пляж, где ноги лошадей утопали по самые бабки. Погладев на море, я впервые за время жительства в Мурлындии заскучал о своем поселке, о домике и саде и о бабушке, которая требовала, чтобы я каждое утро приносил нашим кроликам мешок травы. Мне приходилось вдги и рвать траву, потому что больше некому, а кролики при нашем пенсионном существовании были большим подспорьем.
   Кормить зверюшек мне нравилось. Они издалека слышали мои шаги и всем выводком повисали на сетке крольчатника.
   Они лезли друг на друга и вращали красными глазами, потом усаживались вокруг травы и быстро-быстро ели. Куча быстро таяла. Когда зверю очень нравилась травинка во рту соседа, он принимался жевать ее с другого конца.
   Сколько бы я ни приносил травы, им все было мало, зато и вырастали они быстро, как редиска… А потом мы их ели, и это были грустные для меня дни. За каждую шкурку бабушке давали на заготовительном пункте три рубля. Жаль, что в нашем поселке нет волшебной пещеры.
   Широкая канава начиналась у моря и скрывалась в лесу. Король Мур медленно подъехал к канаве, остановил лошадь и обернулся.
   – Край страны Мурлындии, – сказал он печальным голосом.
   – А почему нет пограничного столба? – атросил Петька.
   Король печально махнул рукой и сказал:
   – Никому неохота ставить.
   Я предложил:
   – Давайте выложим камешками на песке слово «Мурлындия». Вот и будет указание, что здесь начинается сграяа мудрецов.
   – Нет, нет, любезный, – возразил король. – Никаких надписей. Когда моего папу задрал в лесу медведь и бедный папа умирал, обливаясь слезами и кровью, он сказал мне такие слова: «Милый сын! Если ты хочешь жить в свое удовапьствие, а тебе придется жить именно так, ибо способности к чему-либо другому ты не имеешь, сопротиаляйся всякой грамоте, истребляй каждую написанную букву. Помни, что все королевские неприятности происходят от грамотных жителей. Будь здоров, сын!» С этими словами мой бедный папа скончался, и я буду хранить его завет до конца дней. Поехали дальше!
   Мы стукнули лошадей пятками по бокам и углубились в лес.
   В стоячей воде канавы росли белые водяные лилии, и с берега в воду при нашем приближении ласточкой ныряли лягушки. Солнце уже перевалило за полдень, когда добрались до того места, где через канаву переброшена черная кривая доска.
   – Вот здесь мы перебрались в Мурлындию! – закричал Петька.
   А мне опять вспомнился наш поселок и тот день во всех подробностях, даже хромая собака, которую я угостил мясом.
   Вдруг мы услыхали разудалую песню:
   Беззаботно я живу – вставши спозаранку. я в дремучей чаще рву бледную поганку
   Птичка весело поет, щелкает и свищет – добрый доктор мне дает и штаны и пищу!
   С треском проломившись сквозь кусты, на поляну вышел Митька-папуас. На плече он нес мешок с поганками.
   – Здорово, путешественники! – рявкнул, увидев нас, Митька.
   – Это ты сочинил такую красивую песню? – спросила Лцдка.
   Митька опустил ресницы, вздохнул и сказал:
   – Я сочинять не умею. Это мне один знакомый сочинил… А петь я умею, вот и пою! Между прочим, я ежика поймал. По имени Ежуня.
   Митька размотал мешок, вытащил оттуда ежа и протянул королю Муру. Королевская лошадь скосила глаз на колючего зверя, заржала и отскочила в сторону. Бедный его величество полетел из седла вниз берегом.
   Раздался сердитый крик:
   – Чтоб тебя, осла коронованного…
   И еще какие-то слова, которых мы не разобрали.
   С земли король поднялся не один. Радом встал, морщась и потирая плечо, незнакомый житель, причесанный и в целой рубашке. Мы раскрыли рты от удивления. Первым опомнился король Мур.
   – Кто ты таков? – строго спросил он у незнакомого жителя. – Я всех в Мурлындии знаю, а тебя первый раз вижу.
   – Ни разу бы не увидели, ваше величество, если б не этот клопоморщик со своим дикобразом. Желаю счастливого пути!
   И незнакомый житель исчез в кустах.
   Король спросил у Митьки:
   – Скажи, любезный, ты когда-нибудь встречал этого жителя?
   – Никогда! – ответил Митька. – Он, наверное, такой глупый, что стыдится на глаза показываться. Ежика дикобразом назвал.
   – А тебя клопоморщиком, – напомнил невоспитанный Петька.
   – Тоже глупо, – сказал Митька. – В общем, я его не знаю и ничуть об этом не жалею!
   Он замотал ежика обратно в мешок и зашагал по тропинке, напевая свою веселую песню:
   Не горюй и не тоскуй, жить старайся просто.
   Ты, кукушка, накукуй лет мне этак до ста!
   Проживу их без труда, как букашка в травке.
   Накукуешь мне тогда двадцать лет добавки!
   Мы слушали его удаляющийся голос, и ехать дальше как-то расхотелось. Чувствовалась усталость, и болело то, чему полагается болеть после продотжительной езды на лошади. Решили сделать привал. Мы с Петькой запалили костер, король Мур прибрал лошадей, а Лидка с королевой расстелили скатерть и приготовили угощение. Налопавшись так, что ему стало тяжело дышать, Петька улегся под елкой, задрал ногу на ногу и принялся рассуждать о мурлындских порядках.
   – Хорошо у нас в Мурлындии, – говорил Петька, побалтывая тапочкой, – но простовато живем. Мудрые Мысли не доводятся до конца, все остановилось на какой-то невзрачной середке.
   – Например, что? – поинтересовался король Мур Семнадцатый.
   – Вы еще просите примеров! Вы, ваше величество, сами являетесь примером. Знаете, как живут короли в других странах?
   – Очень смутно, – сознался король. – Мой бедный папа, которого задрал медведь, рассказывал мне… Но я забыл.
   – Я вам напомню. В других странах короли живут со всем великолепием роскоши жизни. В других странах короли имеют потрясающие дворцы из двадцати комнат, с мраморными лестницами и позолоченными куполами. Везде зеркала и ковры, и каждая комната увешана картинами. В витринах под стеклом лежат драгоценные вещи, а на лестнице стоят красивые памятники голым мужчинам и женщинам.
   – Увлекательная жизнь, – кивнул король Мур.
   – Более того! – Петька быстрее замотал тапочкой. – У королей много лакеев, которые подают им кушать, стягивают сапоги, моют полы и стоят у дверей, чтобы никто не прошел без разрешения.
   – К нам заходят, даже не постучавшись, – вздохнула Дылда.
   – А как у них устроено государство? Это же любо-дорого смотреть! Король – как солнце, а вокруг, как планеты, вращаются советники, генералы, министры и придворные дамы удивительно красивой внешности. Все разодеты в мундиры и бархатные фраки, расшитые золотом. И никому не позволено ходить босиком! По утрам министры докладывают королю, как идут дела в государстве, и спрашивают приказов на будущее. Советники советуют, чем развлечься после завтрака – поехать на охоту, завоевать неведомое царство, устроить рыцарский турнир или веселый народный праздник с бесплатной раздачей орехов, а придворные дамы играют на арфах. Если король решит пойти на войну, генерал зовет барабанщика и собирает войска. А если он устраивает праздник, лакей призывает министра. Король приказывает министру обеспечить музыку, кукольное представление и фейерверк.
   – Живут же некоторые!.. – воскликнула потрясенная королева.
   – Оx, а что у них подают за обедом!.. – зажмурился Петька.
   – Небось компоту вволю пьют? – спросил король Мур.
   – От пуза, – уверил его Петька. – Ваше величество, давайте устроим в Мурлындии настоящее королевство!
   – Я бы с удовольствием, – нерешительно произнес король, – да кто же пойдет, например, в лакеи? Кого назначить министром или генералом? У нас дураков нет работать.
   – Дураки найдутся, – уверенно сказал Петька. – Надо только преподнести затею так, будто бы это новая игра. Тоща от дураков отбою не будет!
   – Если так, то я согласен, – решил король Мур.
   – Только поклянитесь все, что будете хранить наш замысел в глубокой тайне! Если жители нас раскусят – ничего не выйдет.
   Мы торжественно поклялись.
   Петька чувствовал себя героем. Он прыгал и махал руками.
   – К чертям географию! По коням! – скомандовал Петька. – Скачем в Мудросельск устраивать веселую жизнь!
   Спешившись у дворца, мы отпустили лошадей в поле, а король Мур сказал сторожу Кирюхе:
   – Любезный Кирюха, назначаю тебя Главным стражем дворца!
   Кирюха отложил в сторону тряпочку для ногтей и сделал один глаз шире другого.
   – Не будешь никого пускать без разрешения коронованных особ!
   – Почему это? – спросил наконец Кирюха.
   – Будем играть в настоящее королевство, – объяснил король. – Это очень веселая игра. Понял? Петька будет Главным советником, а ты – Главным стражем.
   Кирюха проскреб затылок пятисантиметровым ногтем, протер ноготь тряпочкой и спросил:
   – А что мне за это дадут?
   В затруднении мысли король Мур пожал плечами и обратил вопрошающий взор на Главного советника Петьку.
   – Тебе дадут… – задумался Главный советник. – Дадут тебе за это… Медный шлем и алебарду!
   – По рукам, – сказал Кирюха. – Когда дадите, тогда и буду не пускать. А сейчас отойдите и не заслоняйте мне солнца.
   И он опять стал доводить ногти до безумного блеска.
   – Петька, ты спятил! – тихо сказала Лидка. – Где ты в Мурлындии добудешь медный шлем?
   – Проще простого, – сказал Петька. – Согну немного твой котелок – и получится отличный шлем для Кирюхи.
   – Не отдам котелок!
   – Выходишь из игры? – угрожающе посмотрел на нее Петька.
   – Грабь, разбойник… – вздохнула Лидка.
   Я сказал:
   – Со шлемом ты устроился. А как же алебарда?
   Петька засмеялся мне в лицо:
   – Еще проще. Насадим топор на длинную палку – вот и алебарда!
   – Это мой-то топор?!
   – Какое может быть твое-мое, когда начинаем великое дело, – убедительно сказал Петька. – Какие тут котелки и топоры, когда все блага жизни посыплются на нас, как дождик из тучи!
   Договорившись с Кирюхой, пошли во дворец. Он состоял из пяти комнат и кухни.
   – Здесь будет тронный зал, – решил Петька в самой большой комнате. – Надо перекрасить его в голубое с желтым, подновить мебель и поставить приличный трон. А то бедновато.
   – Я бы повесила на окна шторы, – мечтательно сказала Лидка. – Шторы предают помещению богатый вид.
   В комнате поменьше Петька распорядился:
   – В этой зале будут толпиться министры и придворные, ожидая королевского вызова. Ее перекрасим в бордовый, а вдоль стен поставим лавки. Шторы вешать не надо, а то придворные будут чистить об них сапоги.
   Следующие две комнаты Петька великодушно отдал королю и королеве для личных надобностей. Озирая пятую комнату, Петька делал вид, что напряженно мыслит. У него даже вспотел лоб.
   – Пятую комнату, – сказал наконец Петька, – надо отдать Главному советнику, чтобы он был всегда под рукой у короля.
   – Это очень мудро, – сказал король Мур. – Я ведь без тебя не обойдусь, особенно на первых порах.
   После таких слов мы с Лидкой не смели даже улыбнуться.
   Потом, за ужином на королевской кухне, мы обсуждали – кандидатуры министров.
   – Кого поставим военным министром? – спросил Петька.
   Король Мур допил третью кружку компота, попросил четвертую.
   – Знаю я одного жителя, – сказал он, – Все время ходит с луком и стрелами, бьет сорок. Лицо свирепое. Зовут – Евтихий.
   – Подойдет, – решил Петька. – Военным министром и генералом назначаем Евтихия. Теперь министерство правописания…
   – Нам не понадобится! – решительно закончил король Мур.
   – И то верно, – согласился Петька. – Забота с плеч. О министерстве медпомощи и думать нечего. Министром назначим доктора.
   Все согласились, что это мудро, а Петька продолжал:
   – Для организации забав и потех необходимо завести министерство развлечений.
   – Пусть развлечений, – кивнул король. – Лишь бы не правописания!
   – Тоже долго думать нечего: министром назначим зампотеха Федю. Пусть устраивает забавы и потехи. Теперь дальше… Все-таки у нас королевство мудрецов. Предлагаю завести министерство мудрости. Министром поставим Аркадиуса, который чуть не изобрел солнечные часы.
   – Для формы и это можно, – согласился Мур. – Надеюсь, ничего лишнего этот Аркадиус не изобретет и хлопот с ним не будет.
   – Необходимо министерство внешних сношений, – сказал Петька.
   – А для какой надобности такие сношения? – осердился король.
   – Ну… хотя бы для развития торговли.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация