А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наведение транса" (страница 9)

   Упражнение 5

   Я хочу, чтобы вы упражнялись в использовании аналоговых меток для получения реакции. Разбейтесь на пары и выберите сначала некоторую заметную реакцию, которую вы хотите вызвать у вашего партнера. Выберите что-нибудь простое: партнер должен почесать себе нос, положить ноги накрест, встать, подать вам кофе – все, что угодно. Затем начните говорить с ним, вплетая в ваш разговор внушения выбранной вами реакции. Вы можете каждый раз включать это внушение в виде одного слова или выражения, отмечая его тонально или визуально таким образом, чтобы ваш партнер мог реагировать на каждое из них как на одно сообщение.
   Видите ли, при всем том, что мы уже узнали о гипнозе, мы едва задели его поверхность, и никто не знает «В английском языке knows (знает) звучит так же, как nose (нос). – Прим. перев.», что нам еще предстоит обнаружить. Надеюсь, это будет выдающееся достижение. И вам придется передать «… (передать) содержит…, что значит также „рука“. В двух последних выражениях содержатся непереводимые двусмысленности, намекающие на почесывание носа. Мы не пытались придумать подходящие русские выражения. – Прим. перев.» это тем, кто стоит перед лицом этих возможностей… Я вижу в этой комнате множество людей, уже поднявших руку к лицу и почесывающих свой нос. Как видите, это очень просто.
   При гипнозе вам придется вызывать у субъекта и более сложные реакции, чем выбранные в этом упражнении. Но в этом случае я прошу вас выбрать нечто столь очевидное, чтобы вы не сомневались, произошло это или нет.
   Если ваш партнер знает, какую реакцию вы пытаетесь вызвать, он может включить требуемое вами движение в какое-нибудь другое, выполняемое сознательно. Это очень хорошо. Вы должны только заметить, добились ли вы нужной вам реакции. Если это не получилось, включите в свой разговор другой набор внушений для той же реакции, снабдив их метками.

***
   Обсуждение:Отрицательныекомандыиполярности_
   Майкл: Предположим, мой субъект все время на меня натыкается, и я хочу внушить ему, чтобы он этого больше не делал. Как можно мягко «… означает также „изящно“, „приятно“. – Прим. перев.» контролировать выполнение такого внушения?
   Если вы говорите ему «Не делай этого больше», он будет делать это снова и снова, потому что вы ему сказали это делать. Есливыформируетеотрицательноевнушениесотрицаниемвперединего,топроизойдеткакразто,чеговынехотите. Если вы скажете: «Не думай о синем», он будет думать о синем.
   Майкл: Ладно. Я скажу: «Ты не будешь меня больше прерывать».
   Тогда он снова прервет вас. Вы ведь дали ему гипнотическую команду прервать вас снова. Если же вы скажете: «Уходи!», то он, вероятно, уйдет, и у вас будет немедленная проверка: выйдет он или нет.
   Майкл: Значит, если удастся построить внушение правильно – то есть придать ему правильную форму…
   Да. Если вы построите внушение правильно, он выполнит его или нет. Если же вы скажете что-нибудь, чего нельзя обнаружить, то в этом контексте у вас не будет проверки. Если вы скажете «Чувствуй себя хорошо», то вы не узнаете, выполняет он это или нет, за исключением его тонких реакций.
   На вашем месте я намеренно учился бы формулировать все позитивно; ведь вы только что сделали три отрицательных высказывания подряд. Насколькомнеизвестно,сильнейшеепрепятствиедлякоммуникацииэтоупотреблениеотрицания.Отрицаниесуществуетлишьвязыке,ноневпереживании. Например, какое переживание связано у вас с фразой: «Собака не гонится за кошкой»?
   Мужчина: Я увидел собаку, преследующую кошку, а потом я увидел большой черный знак "Х", перечеркивающий эту картину.
   Женщина: Я увидела, как собака гонится за кошкой, а потом они остановились.
   Правильно. Сначала вы должны были представить себе то, что отрицается. Я посоветовал бы вам, Майкл, затратить неделю, чтобы переделать все, что вы говорите, в позитивную форму, без отрицания. Научитесь говорить, чего вы хотите, вместо того, чего вы нехотите.
   Как правило, клиенты являются с длинным списком вещей, которых они не хотят, и обычно они уже говорили перед этим всем окружающим, чего они не хотят. Этим они эффективно программируют у своих друзей реакции, вызывающие у них неприязнь и недовольство. «Пожалуйста, не волнуйтесь от того, что я сейчас расскажу». «Не сердитесь на Билли за то, что он сделал».
   Конечно, можно применить те же приемы для получения полезных результатов. «Ты не очень-то успокаивайся». «Я не прошу вас расслабиться».
   Отрицание особенно эффективно действует на людей с так называемой «полярной реакцией». Полярная реакция – это просто противоположная реакция. Если я говорю Дэвиду: «Вы расслабляетесь», а он напрягается, это полярная реакция.
   Иногда это называют «сопротивлением», предполагая, будто с такими клиентами нельзя работать. Между тем, люди с выраженными полярными реакциями очень хорошо реагируют: они попросту реагируют в обратном направлении по отношению к тому, что им внушают. Чтобы этим воспользоваться, мне достаточно сказать им не делать того, что я им хочу внушить. Тогда они попадутся на полярную реакцию и все это сделают. «Вы слышите звук моего голоса, и я не хочу, чтобы вы не закрывали глаза». «Я не хочу, чтобы вы чувствовали себя все более уютно и расслабленно». Вот вам контекст, в котором отрицательные команды очень полезны.
   Другой способ обращения с полярностями – применение вопросов-ярлыков. «Вы начинаете расслабляться, не правда ли?» Вопрос-ярлык – это просто отрицание в виде вопроса, добавляемого в конце предложения. "Это имеет смысл, нетакли?" "Ведь вы хотите узнать о вопросах-ярлыках, неправдали?" «В трех предыдущих предложениях подчеркнутые „вопросы-ярлыки“ соответствуют английским выражениям don't you?, aren't you?, haven't you? В английском языке такие добавления в конце предложения гораздо более распространены, чем в русском, хотя и в русском есть аналогичные обороты. – Прим. перев.»
   Чарлз: Как выяснить, есть ли у человека полярная реакция, или нет?
   Вот как это делается, Чарлз. Если человек обрабатывает информацию, и если у него полярная реакция, то вы заметите резкие сдвиги в последовательности выражений его лица. Если процесс обработки заключается в том, что он представляет себя что-нибудь делающим, а затем говорит себе, что этого делать не надо, то вы увидите резкие сдвиги при внутреннем переходе от одного содержания к другому. Эти резкие сдвиги отличаются от естественных переходов в обычной последовательности выражений. Таким образом я это узнаю, в большинстве случаев.
   Другой способ узнать это – когда вы наблюдаете выраженное обращение в поведении. Классический пример составляют люди, играющие в "Да, но…" «Описание этой игры см. в книге Эрика Берна „Игры, в которые играют люди“. – Прим. перев.». Сначала человек соглашается, потом возражает. Есть и много других способов выявить полярность. Например, вы даете человеку прямое указание. Вы смотрите на него и говорите: «Моргните», а затем наблюдаете, моргнул ли он сразу же, или перестал моргать, или просто ничего не сделал. Это очень различные реакции на прямую команду.
   Вы можете также сделать некоторое утверждение и наблюдать его реакции, а затем переделать то же утверждение в противоположное и проверить, изменится ли его реакция на обратную. «Вы это понимаете». «Нет, я думаю, что вы этого не понимаете». Если он возражает против обоих предложений, то вы убеждаетесь, что его реакция не зависит от содержания предложений.
   Я говорил об использовании отрицаний и вопросов-ярлыков. Вы можете добиться еще более сильного действия, добавляя включенные команды. Возьмем предложение: "Я не хочу, чтобы вы ещебольшерасслабились, когда вы слышите звук моего голоса". Если я выделю слова «еще больше расслабились» тоном, высотой или тембром моего голоса, то они будут аналогично отмечены на уровне подсознания как особое сообщение.
   Включенные команды можно применять с отрицанием или без него. "Когда вы сидите здесь, вы начинаете расслабляться… Не закрывайте глаза так скоро, как вам позволяет ваше подсознание, чтобы вспомнитьприятныйслучай из вашего прошлого, когда вы не чувствовалисебя очень уютно. Если вы аналогично отметите ваши внушения, это подействует мягко «…, что значит также „изящно“ и „приятно“. – Прим. перев.» и сильно.
   III. Болеесложныеметодынаведения_
   Рычажноенаведениеиразрывшаблонов_
   Я прибавлю теперь к вашей технике наведения некоторые новые возможности, которые расширяют ваш репертуар. Эл, вы дадите мне на минуту вашу руку? (Лектор поднимает руку Эла, придерживая ее запястье и слегка покачивая ее; в конце он отпускает руку, и она остается в поднятом положении. Делая все это, он говорит).
   Теперь я хотел бы, если это вам угодно, чтобы вы просто дали своей руке опуститься, но лишь после того, как вы найдете… удобное… место… и время… в своем прошлом… когда вы могли выйти… и немножко отдохнуть… так что ваша рука опустится… лишь тогда, когда ваши глаза… закроются… честными, бессознательными движениями… и когда ваша рука… медленно опустится… к вашему бедру… после медленного движения… вниз… вы вернетесь… с чувством расслабления… какого не было раньше… Вы все делаете очень хорошо… Не торопитесь… (Рука Эла касается его бедра, он открывает глаза и улыбается). Благодарю вас.
   (Джон Гриндер подходит к Дэвиду и смотрит на этикетку с его именем).
   Дэвид? Меня зовут – (Он протягивает руку Дэвиду для рукопожатия. Когда рука Дэвида приближается, Джон протягивает свою левую руку, слегка придерживает запястье Дэвида, поднимает его к своему лицу, и показывает своим правым указательным пальцем на правую ладонь Дэвида). Посмотрите на вашу руку. Рассмотрите внимательно, как меняется цвет, и как пробегают тени по вашей руке. Изучайте с интересом линии и складки, когда ваша рука начнет медленно опускаться вниз. И я сделаю вам те же внушения, как я сделал Элу, а именно… когда ваша рука начнет опускаться… честными бессознательными движениями… ваши глаза нальются тяжестью… и закроются… Вы ясно увидите… как раз перед тем, как ваша рука… совсем опустится вниз… что-то очень интересное для вас… чего вы не видели… уже много лет… Не торопитесь… Вы получаете от этого удовольствие… Как только ваша рука опустится… на мою… как раз в этот момент… вы испытаете… чувство завершения… и восхищения… вспомнив, что вы забыли… это воспоминание… И, как вы знаете… поскольку вы были здесь раньше… (Рука Дэвида касается правой руки Джона, и Джон завершает рукопожатие. Тон голоса Джона, смещенный во время наведения, возвращается к «нормальному», и он продолжает). – Джон Гриндер, и я получил большое удовольствие от знакомства с вами. Не знаю, как вы получили информацию об этом семинаре, но я очень доволен, что вы приехали к нам.
   Это так называемые рычажные наведения. По мнению публики, измененные состояния психики сопровождаются рядом явлений, одним из которых считается каталепсия. Каталепсия руки считается обычно признаком чего-то необычного. Люди не сидят просто так с рукой, висящей в воздухе. Если вы умеете вызвать такое переживание, это внушает к вам доверие как к гипнотизеру, и вы можете использовать это переживание как рычаг «Английское слово lever (рычаг) одного корня с levitation (подъем, вознесение, левитация). Таким образом, этот термин связан не только с видом горизонтально висящей руки и с представлением о средстве достижения указанных в тексте целей, но и с термином традиционного гипноза „левитация руки“, уже встречавшимся в главе I. – Прим. перев.» для достижения других измененных состояний.
   Я сказал Элу: «Вы дадите мне на минуту вашу руку?» Как бы вы поняли такой вопрос? Он понял это как осмысленное высказывание и разрешил мне поднять его руку. Я слегка покачал ее, и когда я ее отпустил, его рука была в каталепсии. Таким образом, рычаг был готов. Я поставил Эла, с помощью этой коммуникации, в необычное положение: его рука каталептически висела в пространстве.
   Чтобы использовать это в контексте гипнотического наведения, я присоединяю затем тот вид реакции, какую я хочу у него вызвать – движение в направлении гипнотического транса – как путь его выхода из позиции рычага. Я прошу его дать своей руке опускаться честными бессознательными движениями, и не скорее, чем его глаза закроются, и он вспомнит некоторое переживание. Я внушаю ему также, что как только его рука опустится на бедро, он вернется в нормальное состояние сознания, восхищенный тем, что с ним произошло.
   Кэти: Как вы узнаете, что его рука в каталепсии?
   Я это чувствую. Когда я держу ее, слегка покачивая, она становится все легче и, наконец, сама собой останавливается. Китти, закройте на секунду глаза. Кэти, поднимите ее левую руку. Сожмите ее, чтобы ее почувствовать. Китти, теперь представьте себе, пожалуйста, место, где вы провели когда-то особенно приятные каникулы. Когда вы это вспомните, кивните головой. Теперь рассмотрите подробно все, что находите в вашем поле зрения. Опишите вслух, во всех подробностях, все, что вы видите на месте ваших каникул.
   Китти: Я в лесу, это лес секвойи.
   Что особенного вы видите в нем?
   Китти: Много деревьев и глубокие тени.
   Хорошо. Кэти, положите ваш палец на ее запястье. Спрашивайте у нее все больше подробностей, и каждый раз, когда она начинает говорить, двигайте пальцем вверх и вниз, чтобы узнать, удержит ли она палец или нет. Когда он начнет удерживаться, это значит, что в ее руке возникла подсознательная реакция. Поскольку она полностью занята тем, что рассматривает и описывает свои образы, она не сознает своей руки. При этом вы научитесь различать, держит ли человек руку сознательно или бессознательно. Кстати, если он держит руку сознательно, действуйте дальше и пользуйтесь положением так же, как если бы он ее держал бессознательно.
   Вариация предыдущего – то, что мы называем «сновидением руки». Это вид рычажного наведения. Это очень хорошая техника, которую вы должны знать, особенно если вы работаете с детьми. Ребята любят сновидения руки.
   Когда я работаю с ребенком, я прежде всего вызываю у него интерес. Я спрашиваю: «Ты знаешь, как видят сны рукой?» Это может показаться ему немножко странным, и тогда я начинаю смеяться над ним: "Значит, ты об этом не знаешь? А я знаю. Я рассказал бы тебе, но ведь ты кому-нибудь расскажешь". Это уже больше, чем дети могут вынести. И тогда ребенок говорит: «Я никому не скажу. Я обещаю. Пожалуйста, расскажите мне!» На это я отвечаю: «Но ведь тебе, пожалуй, не так уж хочется это знать». Милтон Эриксон называл это «построением потенциала реакции».
   Дальше уже все легко. Вы спрашиваете: «Какую программу телевидения или какое кино ты больше всего любишь?» В нынешнее время это непременно будет «Бионический человек», или «Звездные войны». Потом вы говорите: «А помнишь ты самую первую сцену, когда уходит Стив Остин, и играет музыка?» Когда он вспоминает фильм, посмотрите на его глаза, чтобы узнать, каким путем он к этому приходит (см. Приложение 1). Если он поднимает глаза вправо, поднимите его правую руку, если влево – поднимите левую. Рука легко перейдет в каталепсию, потому что она управляется тем же мозговым полушарием, которым он обрабатывал информацию, отвечая на ваш вопрос.
   Если человек поднимает глаза влево, он добывает образы из своей памяти, хранящиеся в правом полушарии мозга. И когда вы поднимаете его левую руку, управляемую тем же правым полушарием, он не заметит, что вы делаете с его рукой – если только вы делаете это осторожно, не прерывая поток его образов. Его левая рука автоматически перейдет в каталепсию, потому что образы полностью занимают его сознание. Как правило, у него не будет представления, как вы поднимаете его руку, потому что образы отвлекут все его внимание.
   Вы можете также спрашивать его о музыке, особенно если вам известно, что этот человек имеет выраженную слуховую ориентацию. «Когда вы слышали в последний раз интересный ансамбль?» И пока он будет искать ответ, поднимите руку с той стороны, куда он при этом смотрит.
   Когда вы уже добились каталепсии руки, остается сказать: «Очень хорошо. Теперь закрой глаза и просмотри весь фильм подробно, вместе со звуком, а твою любимую часть ты мне расскажешь в конце; это важнее всего. И твоя рука будет опускаться, но лишь по мере того, как ты увидишь весь фильм».
   Это действовало на всех детей вокруг меня, кроме одной девочки, которая была дочерью гипнотизера и годами подвергалась программированию – не поддаваться гипнозу. Она работала примерно с двадцатью пятью знаменитыми гипнотизерами и ухитрилась нанести им всем поражение. Не пытаясь играть с ней в эту игру, я просто ее поздравил. Я сказал ей, что она не поддается гипнозу и никак не может перейти в транс. Конечно, она попыталась опровергнуть это утверждение и тут же начала переходить в транс!
   После того, как вы подняли руку, и она осталась в каталепсии, вы можете проделать то же самое, что и при любом рычажном наведении. Вы можете сказать: «Я не хочу, чтобы вы опустили свою руку до того, как ваше подсознание проиграет вам заново весь этот фильм, чтобы вы могли сейчас получить от него удовольствие… видеть и слышать все сцены, одну за другой… во всех подробностях… и так приятно видеть забытые части, которые вы вспоминаете… сейчас…»
   Женщина: Какой рукой надо пользоваться, если у субъекта просто расфокусируется зрение, и он смотрит прямо вперед?
   Простейший ответ на это – поднять обе руки. Их всего две. Та, что упадет, не годится.
   Женщина: А может ли быть, что человек смотрит в одну сторону, а каталепсия происходит с другой рукой?
   Да, можно сделать почти все. Но мое объяснение дает вам правило – способ решить, какой рукой пользоваться более эффективно.
   Теперь вернемся обратно и обсудим прерванное рукопожатие, которое я проделал с Дэвидом. Это пример класса наведений, называемых «разрывом шаблона». Выделив любой жесткий шаблон поведения – индивидуальный или связанный с культурой – вы должны начать выполнение этого шаблона, а затем прервать его. Тогда у вас будет та же рычажная ситуация, что и при каталепсии руки. Классический пример – это прерванное рукопожатие.
   Рукопожатие – это автоматическая цельная составляющая поведения в человеческом сознании. Когда мы пожимаем друг другу руки, на вопрос, что мы сделали, каждый ответит: «Вы пожали друг другу руки». Словесное кодирование подсказывает, что это цельная составляющая поведения, и это верно. (Он несколько раз протягивает руку Сью, каждый раз убирая руку обратно). Хотя Сью и знает теперь, что это игра, каждый раз, когда я протягиваю ей руку, этот зрительный сигнал побуждает ее подавать мне руку, потому что это входит в цельную составляющую поведения, запрограммированную в ней. Если бы она должна была сознательно подумать, что означает моя протянутая рука, а затем сознательно отреагировать, это получилось бы крайне медленно и неуклюже.
   У каждого из нас – тысячи таких автоматических программ. Вам лишь надо заметить, какие из них являются подлинно автоматическими для данного человека, а затем прервать одну из них. Когда я протягиваю мою руку для рукопожатия, она протягивает мне свою. Затем я прерываю это, охватив ее запястье моей левой рукой и немного приподняв ее руку. Она оказывается на некоторое время без программы, потому что за этим нет никакого следующего шага. Когда вы прерываете цельную составляющую поведения, у человека нет следующего шага. Ему никогда не случалось переходить от середины рукопожатия к чему-то другому. Перед вами момент рычага. Вы должны только доставить надлежащие внушения, которым он, как правило, последует. В этом случае внушение будет в следующем роде: «Дайте вашей руке медленно опуститься, но не быстрее, чем вы впадете в глубокий транс…»
   Сью: Не можете ли вы указать различие между рычажным наведением и разрывом шаблона?
   Различие состоит скорее в организации ваших восприятий, чем в действительном переживании. Рычаг создает ситуацию, ставящую человека в необычное положение, когда у него уже происходят некоторые явления транса, например, каталепсия. После этого вы используете словесное соединение, чтобы связать это имеющееся поведение с чем-нибудь другим, что вы хотите вызвать.
   Разрыв ставит человека в положение, когда он вовлечен в некоторую цельную составляющую поведения, например, в рукопожатие. Вы прерываете эту цельную составляющую поведения, и это его сбивает с толку, по крайней мере на некоторое время. Насколько я себе представляю, никто из присутствующих никогда не переходит от середины рукопожатия к какому-нибудь другому отрезку поведения, поскольку у рукопожатия нет середины «Типичным примером такого перехода является отказ пожать протянутую руку, вызывающий, впрочем, описанную выше реакцию. – Прим. перев.». Рукопожатия имели для нас середину, когда нам было три-четыре года, и когда мы проходили сложную перцептуально-моторную программу обучения рукопожатию со взрослым. Когда-то это поведение имело части, точно так же, как хождение имело части в соответствующий период вашей жизни. Но теперь эти части стали столь исправно закодированными и отработанными элементами бессознательного поведения, что у таких видов поведения нет уже никакой середины. И если вы задержите человека посреди чего-то, не имеющего середины, то он останавливается. В этот момент вы можете доставить ему внушения, как перейти из этого невозможного положения к желательным для вас реакциям.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация