А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Врата Валгаллы" (страница 29)

   Не удалось. Впрочем, всегда остается удобная возможность сказаться дурой. Никто, как правило, этому не удивляется.
   – Все в итоге сводится к одному, – сказал ей Краун. – У нас на вооружении, как оказалось, состоит уникальная сущность. Кассета с записью пуста: как я понимаю, это знак, что сущность демонстрирует некие возможности и желает установить свои правила. С другой стороны – мы являемся сообществом, которое не может допустить послабления в своих рядах. Тем более в состоянии войны. Экстраполяция записей с других кассет увеличивает личный счет Назгула, – он невольно усмехнулся, – как минимум на 15 единиц. Невероятно. Плюс фантастически результативная организация атаки. При всем моем уважении к леди, едва ли мы можем посчитать все это ее личным вкладом в военное дело. У меня остался один простой и прямой вопрос: кто покинул бой? Вы или Назгул? Честный ответ на этот вопрос важен неимоверно. От него зависит, являются ли понятия присяги, верности, чести и долга базовыми для новой сущности, а следовательно – насколько оправдано нахождение ее на балансе Вооруженных Сил Империи.
   – И не рассматривайте нас как бездушных чудовищ, леди, – добавил Эреншельд. – Мы знали человека. С этого офицера можно было писать Устав.
   – Поставьте себя на его место, – ляпнула Натали.
   Мужчины замолчали, она даже испугалась бы, кабы было куда больше пугаться.
   – Вы ведь... эээ... не случайный человек в кабине опытного образца?
   – Кто-то наверху решил, что так.
   Гросс сбоку присвистнул, немедленно извинившись перед командованием. Командованию, видимо, только субординация помешала сделать то же самое. И только эсбэшник кивнул: дескать, знал с самого начала.
   – Что до меня, я – поставил, – заявил Тремонт. – Но вот как пилоты отнесутся к возможности пустить их по второму кругу, для меня, честно говоря, загадка.
   – Вероятно, будет правильно, если возможность эта их воодушевит, – сказал сотрудник СБ. – Моя компетенция тут заканчивается. Я уполномочен консультировать только по технической части.
   – А как прикажете нам рассматривать этого... Назгула? Как оборудование или как персонал? – поинтересовался адмирал. – Если оборудование, то его полезность и безопасность – залог его существования. А если персонал, то... штатный психоаналитик у нас даром разве?
   – Что до меня, – Клайву Эйнару не нашлось сидячего места наравне с офицерами более высокого ранга, пришлось стену подпирать, – я полагаю, этот ваш Назгул по определению не может быть душевно здоров. Мне, честно говоря, трудно представить более чудовищный конструкт, а он у вас еще и плазменной пушкой оснащен. Один раз человек уже умер... как вы намерены его контролировать? Наличием девушки в кокпите? Простите, это выглядит смешно.
   – Девушка в кокпите останется, – сказал представитель СБ. – Это ограничение предписано сверху и будет действовать, пока его не отменит Император или кто-то, говорящий от его имени. Каково бы ни было желание девушки, самого Назгула или командования Базы.
   – Я предлагаю в принципе отказаться от Франкенштейна, – уперся психоаналитик. – Про таких, как он, нет книг. Я не имею в виду беллетристику. Есть вещи, которые нельзя использовать в принципе, и уж тем более – нельзя использовать в критической ситуации, когда есть опасность сделаться их заложником. Империя схватилась за него в годину бед. Такие вещи склонны оборачиваться главной бедой, если вы понимаете, что я имею в виду. Мы – ксенофобы, съер вице-адмирал. Так уж исторически сложилось.
   – Что значит – отказаться? – неожиданно спросил Гросс. – Пятнадцать сбитых машин.
   – Представьте себе, это могут быть ваши машины. Как вы намерены его контролировать? Не знаю, как военспецы определили грамотность атаки, но лично мне было совершенно очевидно: этот ваш Назгул в грош не ставит человеческую жизнь. Вы представляете, что есть армейский миф? Как скоро личный состав поймет, что мертвым он Родине – лучше? Что начальство в любой момент, пусть от отчаяния – вице-адмирал, съер, простите – засунет его в скафандр, в вакуум, а там – фастбарбитал в вену, и готов новый Назгул? И это касается лучших. Каков, скажите, в таком случае смысл быть лучшим?
   – И даже смерть нас не остановит, – пробормотал вдруг Тремонт, и все обернулись к нему. Удивленно, ибо начальник летной части предпочитал помалкивать, пока это ему удавалось. – А ведь это, понимаешь, символ.
   – Символ, да, – согласился и вице-адмирал. – Мы не можем отложить испытания Назгула до лучших времен. Заниматься его философско-этическим аспектом не ко времени и бессмысленно, как представляется мне. Контролировать Эс... Назгула мы можем лишь в той мере, в какой он продолжает испытывать человеческие чувства, в этом я с вами согласен. Так пусть продолжает их испытывать... доколе может. Человек, вознагражденный за беспримерный героизм вторым шансом: этой версии мы и будем придерживаться. Синклер... – Эреншельд с сомнением посмотрел на психоаналитика, – Краун, позаботьтесь об этом.

   * * *

   Если полночь приходит, а ты все без сна,
   Сон уже не придет, как его ни манн.
   Колыбельная песенка обречена
   В эту ночь говорить о любви.
Башня Рован
   Активизация военных действий на «Фреки» первым долгом выразилось в том, что в жилых помещениях стало тихо. Насчет других служб Натали было неизвестно, а вот пилоты разом прекратили шумные настольные игры и пение под гитару. И бодрый многоголосый гогот, извечный дамский бич, тоже как будто выключили разом. При трехсменном сосуществовании одна смена всегда спит, а помешать измотанным людям восстановить силы считалось первостатейным свинством. Потому бодрствующий люд ступал мягко и говорил вполголоса, а ежели кто забывался – на него шикали в первую очередь свои.
   Таким образом, тишина в жилом отсеке у Шельм стояла почти гробовая, свет был погашен, и только по контуру раздвижной двери пробивался желтый коридорный свет.
   Сна ни в одном глазу. Что называется – накрыло. Ни на боку, ни на спине не было Натали покоя, пульс частил и отдавался в висках и сердце. Вот вроде бы нашла подходящую позу, скрестив руки на груди и подтянув колени к подбородку, ан тут же в подреберье всхлипнуло и перехватило дыхание спазмом. И подушка плоская. Неудобно.
   Острый приступ жалости к себе, который лучше всего переживать, накрывшись с головой одеялом. Но для этого тут слишком душно. Слишком много народу дышат за переборкой.
   Натали села рывком, обнаружив, что прижимает подушку к груди. Невозможно, невозможно, невозможно... Слишком живо было то, что по уму следовало похоронить раз и навсегда. Именно сейчас, стоило закрыть глаза– и воображение накатывало на нее с осязаемой телесностью, обрамленной пламенем свечей, звоном фужеров, ароматом вина, свежестью мокрых ветвей.
   Полоса света стала шире, в щель протиснулась Мэри-Лиис, босая и сытая на вид.
   – Все еще – принцип выживания?
   – Нет, милочка... физиология здоровой женщины: меня, сказать по правде, в жизни так не обожали.
   Выдохнув с присвистом и всхлипом, Натали соскользнула со своей верхней койки, доля секунды потребовалась ей, чтобы застегнуться в комбинезон, а ботинки даже и разыскивать не стала.
   – Ты куда это намылилась?
   – Не туда же, – отрезала Натали, задвигая за собой дверь.
   Неделю назад ей было бы, пожалуй, трудно решить, вперед ей по этому безликому коридору или назад. Сейчас всю дорогу до ангара пролетела не задумываясь, словно на автопилоте. Механики работающей смены поглядели на нее мало что странно, она не увидела их вовсе. Она, кажется, даже дышать забыла, пока не оказалась в кокпите и не опустила над собою блистер. Весь мир остался там, снаружи, и может провалиться в тартарары.
   – Ты здесь?
   – Куда ж я денусь?
   Стандартный ложемент рассчитан на крупного мужчину: поерзав, можно угнездиться в нем боком, виском на спинке, и даже ноги подтянуть, а полу компенсатора набросить поверх: и шелковиста-то она, как кожа, и упруга, словно мужская рука, обнимающая за плечи.
   Так просто. Так много.
   – Что ж сразу-то не сказал?
   – А что б сказал? Здравствуй, вот он я? Нравлюсь?
   – Ну, – Натали приоткрыла один глаз, – прежде ты тоже был очень даже... ничего. Но сейчас... ты так хорош, просто нет слов.
   Тут выдержка ей изменила, пришлось на несколько секунд уткнуться носом в полотно компенсатора.
   – Жизнь бы сменял на час в мужском теле, – буркнул Назгул. – В здоровом. Все равно в чьем... Милая, у меня ничего не осталось для тебя. Ну, пожалуйста, не плачь. Представляешь, что напридумывают про нас механики?
   – В мусор твоих механиков. Не мешай.
   – Ладно, как скажешь. В мусор – так в мусор.
   – Ты меня видишь?
   – Угу.
   – А... как?
   – Короткая стрижка тебе идет.
   – А красный нос, очевидно, нет. А как ты меня... чувствуешь?
   – Ну... – Назгул, очевидно, смешался. – Я, эээ... фиксирую изменения температуры, влажности, пульса. Я – прибор.
   – Я люблю тебя.
   – Я чувствую тебя всю.
   – И, скажем, вот так? – Натали запрокинула руки за голову и, осторожно, но вполне осознанно провела ладонями по внутренней поверхности блистера. – Каково это? Ну?
   В наушниках явно выдохнули сквозь стиснутые зубы. Хоть плачь, хоть смейся, но... бог ты мой, доколе ж можно плакать?
   – Я, признаться, уже и думать себе запретил о любящем прикосновении. Убедил себя до полного морального износа довольствоваться механиками... с отвертками... ну в лучшем случае – со смазочным шлангом. И поощрительным похлопыванием по броне.
   – Не нравится тебе, когда хлопают?
   – Ууу... не переношу амикошонства! Обзавелся комплексом с некоторых пор.
   – Буду знать.
   Натали, не открывая глаз, нашарила винт регулировки и максимально отклонила спинку назад, закинула руки за голову, приняв расслабленную позу.
   – Это единственное место, где мне хочется быть. Поговоришь со мной?
   – Я хорошо знаю это кресло, – заметил Назгул. – Больше трех часов в нем пролежать трудновато, поверь мне. Было дело, мы не вылезали из кокпитов сутками. Если есть возможность отдохнуть – тебе стоит отдохнуть.
   – Угу, – Натали потянула вниз «язычок» молнии. Наушники прошептали: «Bay!», и она затрепетала вся от прорезавшихся в голосе Назгула низких бархатных нот. Таких знакомых, таких мучительно близких, осязаемых, как прикосновение, что сама собою выгнулась спина.
   – Весь мир там, снаружи, не даст мне большего, Рубен.
   – Я буду добиваться, чтобы тебя отсюда убрали.
   – Ты... – она приподнялась на локте, мысленно сплюнув от досады. Бессмысленный жест, продиктованный единственно желанием заглянуть в глаза. – Даже и не думай. Зачем?!
   – Это не место для женщины, во-первых. И это тем более не место для моей женщины.
   – Спасибо, конечно... Но смысла в этом нет. Ты им внушаешь, скажем так... опасения. Они расценивают меня как элемент контроля.
   – Как фактор жесткого шантажа! – взвился Назгул. – Что, они думают, ты можешь меня блокировать?
   – Уже нет. Впрочем, даже если ты своего добьешься, это не значит, что меня спишут вниз. Пересадят на другую машину, только и всего. Мы ничего не можем тут изменить. Прошу тебя, не думай об этом сейчас. Ну... почему ты молчишь?
   – Веду оживленный диалог с самим собой. Убеждаю, что во мне нет ни единой органической молекулы.
   – Убедил?
   – Неа. А вот скажите-ка мне, леди, на какой такой случай людьми придумано словечко «извращение»?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация