А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 37)

   Глава четырнадцатая

   Тяжело дыша, Клара Хюммель опустилась на траву. Крошечный островок однотонно-фиолетовых кустов, лиан и трав, неярко и умиротворённо светясь, плавал в океане мрака, где то и дело вспыхивали голубоватые молнии; иногда во тьме проплывали голубые шары, и тогда островок заливал нестерпимый жар, от которого не спасали никакие заклятья. Межреальность сошла с ума. Привычные тропы закручивались гибельными спиралями, что оканчивались жадно разинутыми пастями пустопрыгов – за этот поход Клара встретила их больше, чем за всю долгую жизнь боевого мага. Оно и понятно – этим тварям всё равно, что жрать – живую плоть или размолотые останки целого мира. Счастье ещё, что пустопрыги в общем-то даже не слишком живые и всегда очень малоподвижные сущности. Однако здесь их собралось что-то многовато.
   Остальное обстояло не лучше. Все известные чудища Междумирья, казалось, сочли своим долгом выразить Кларе и её команде своё почтение. Иных можно было убить простой сталью, иных – только зачарованной, третьих – чарами, четвёртых же убить было невозможно в принципе. Таким Клара и Эвис отводили глаза, пока валькирия Райна, Эгмонт и Мелвилл отбивались от мелкой нечисти.
   Они потеряли счёт времени. В Межреальности, где нет ни дня, ни ночи, ни рассвета, ни заката, где не светят звёзды и на воде не играет лунный отблеск, единственным поводырем (когда идёшь вне троп) служит только чутьё мага. Здесь, в промежутке между мирами, «верх» и «низ» постоянно меняются местами – хорошо ещё, что есть такие вот островки, облюбованные живущими тут созданиями из тех, что предпочитают плоти магов другую пищу.
   Рядом болезненно охнула Эвис. Молодая волшебница уже несколько раз пыталась затянуть глубокий порез, оставленный рубящим крылом какой-то тёмной твари. Клара о таких никогда ничего не слышала – впрочем, за время этого похода она уже успела убедиться, что бестиарий Междумирья куда обширнее и неприятнее, чем утверждали книги, в том числе даже книги из библиотеки Архимага Игнациуса.
   Собственно говоря, никто не знал, успеют ли они к моменту решительной схватки. Время в Межреальности течёт по-своему, образуя то стремительные потоки, то тихие заводи, а то и вовсе гибельные круговороты. Клара считала себя неплохим знатоком всех этих течений, она могла с точностью до часа рассчитать время своего появления в далеком мире – однако на сей раз все расчёты пошли кувырком.
   Все в команде уже получили отметины. Правая рука Мелвилла висела на перевязи – сломалась, когда путники угодили в дробящий вихрь, ещё одно чрезвычайно редкое и странное явление, и магу пришлось самому воздвигать на пути сминающего всё и вся чёрного смерча призрачную стену заклятий, вкладывая в каждое из заклятийсамого себя. Стена выдержала, дав трещину лишь в одном месте. Ценой был лубок. Клара, конечно, надеялась, что его и Эвис усилия заставят кость вот-вот срастись, но пока что Мелвиллу приходилось держать свой меч в левой руке.
   Сперва и Клара, и Эвис, и остальные всё время высматривали, не мелькнут ли где уже знакомые силуэты врагов? Сперва, едва только столкнувшись со вставшей на дыбы изнанкой миров, волшебники дружно решили, что Путь и козлоногие должны оказаться где-то неподалеку. Однако они ошиблись. Если Созидатели и замышляли атаковать Долину, то отнюдь не прокладывая к ней свой тоннель между мирами. Причиной возмущений был, судя по всему, тот самый первичный Путь, от которого, словно кровь, растекающаяся вокруг раны, расходились круги хаоса и безумия. Многочисленные обитатели Межреальности либо бежали, либо погибли, либо слепо нападали на всё, что движется, даже не испытывая нужды в еде. Как-то раз всей пятерке пришлось отбивать нападение целого стада жзашпаупатов, что неумолимо шли прямо навстречу разящим заклятьям.
   И всё труднее становилось отыскать среди мириад троп ту единственную, что вела в нужный мир. Горячая Эвис уже предлагала забыть о Мельине, воспользоваться Силой и отправиться прямо к самому Пути – проект смелый, но почти наверняка означавший самоубийство.
   Однако в конце концов боевой маг привыкает ко всему. Эгмонт, Мелвилл, Эвис не были новичками в опасных походах. Райна тоже держалась, несмотря на отсутствие у валькирии какой бы то ни было магической силы. Не чудища и хаос дорог пугали Клару. И даже не козлоногие.
   Странные возмущения в потоках Силы они сперва отнесли за счёт того самого сакраментального Пути. Потребовалось, однако, некоторое время, прежде чем они – и прежде всего Клара – поняли свою ошибку.
   Когда они, сморённые усталостью, останавливались на «ночлег», им всем снились одинаковые сны.
   Они видели трёх крылатых бестий в серых зимних небесах, их стремительный полёт сквозь снеговые тучи; видели, как вместо солнца медленно появляется исполинская пламенная чаша, наклоняется и низвергает на землю поток жидкого пламени. Видели, как три чудовища, обратившись в истинных гигантов, от трёх краев земли разом ринулись навстречу друг другу, оставляя за собой высокие шлейфы дыма, пыли и ни с чем не сравнимой эманации человеческого горя и страданий.
   Они видели, как небеса обращались в кипящее кровавое море и как оттуда медленно сходил человек в сером плаще. Он останавливался и, взирая на лежащий у его ног истерзанный мир, говорил – без слов, одним разумом, но так, что его слышали все без исключения обитатели Северных Земель: «Пророчества сбылись, и чаша переполнилась. Я вернулся».
   И рядом с человеком в сером появлялся молодой священник в окровавленной рясе. Руки и ноги его сохранили следы вбитых в них кольев.
   А затем видения гасли.
   – Приснится же такое… – ещё пыталась шутить бледная Эвис.
   – Почитала б ты те глупые сказки о Спасителе, которыми так увлеклась моя Аля, – хмуро проворчала Клара.
   – Ты хочешь сказать, Клархен, что всё это правда? – поднял брови Мелвилл.
   – Ничего я не хочу сказать. – Клара метко плюнула в высунувшуюся из фиолетовых зарослей змею. Слюна превратилась в тяжёлую железную чушку; тварь тотчас убралась восвояси.
   – Миэна, одно из самых ядовитых созданий Дикого Леса, – хладнокровно заметила Эвис. – Отчего ты не убила её, Клара?
   – Слишком много убийств, – мрачно отозвалась волшебница. – Мы словно козлоногие – убиваем всех, кто встает у нас на пути.
   Эгмонт поднял брови.
   – Едва ли это подходящее время и место для философских разговоров, Клархен. Сны… видения… Ну да, я слыхал об этой нелепой вере, бытующей в нескольких мирах. Но какое она имеет отношение к нам? Мы исходили сотни миров, мы облазили Межреальность. Мы знаем многих богов и божков, что питаются Силой подобно тому, как пчелы – нектаром…
   – Они не питаются нектаром, – перебила мага Эвис. – Они переносят его…
   – Только дискуссии о пчеловодстве нам и не хватало! – поморщился Мелвилл.
   – Вот именно, – подхватил Эгмонт. – Ты права, Эвис, в пчеловодстве я ничего не понимаю. Да и мёд, сказать по правде, терпеть не могу. Но вернёмся к предмету разговора: откуда в ведомой нам вселенной взяться ещё какому-то Спасителю?
   – Вот это меня и занимает, – отозвалась Клара. – Хотя тебе, Эг, я удивляюсь. Ты словно мальчишка, что прошёл через лес и теперь с гордостью утверждает, что леших не существует, потому что он ни одного из них не видел.
   – Ну хорошо, – не сдавался Эгмонт. – Существуют определённые законы магии для работы с местными божествами. Почему бы не воспользоваться ими? Но сначала – если уж ты так хорошо осведомлена в суевериях Мельина – что там ещё говорится о Спасителе?
   – Много и, как правило, всякая ерунда, – покачала головой Клара. – Но я помню – пророчества о Спасителе намертво связывались там с «последним прегрешением Ищущей» и «освобождением Двух Братьев».
   Эвис присвистнула.
   – Мы не знатоки тамошних поверий, Клара. Всё это для меня пустой звук. Мы идём драться с козлоногими или разгадывать бредовые измышления тамошних так называемых пророков? Да и что ты намерена извлечь из этих суеверий? Новый способ, как победить козлоногих и остановить Путь? Я знаю, ты ответишь: «Может быть» – но откуда нам взять время? – Она сжала кулачки. – Пока мы странствуем тут по Межреальности, наши «друзья» уже превратили в ничто весь тот мир!
   Клара пожала плечами. Об этом она старалась не думать. Волшебница поймала себя на том, что не может даже приблизительно подсчитать, сколько же времени прошло с того момента, как они оставили Долину. Никогда раньше с ней ничего подобного не бывало.
   – Господа, – вдруг негромко произнесла Райна. – Мне кажется, пора идти. Разговорами делу не поможешь… а вот враг уже очень близок к победе.
   – Почему ты так решила? – тотчас накинулась на валькирию Эвис, однако воительница лишь пожала великолепными плечами.
   – Не могу объяснить, кирия. Мы, валькирии, просто чувствуем это. Сквозь любые дали и расстояния.
   – Тогда пошли. – Клара поднялась первой.
* * *
   – О-ох… – простонал Кицум. К старому клоуну, а вернее сказать, старому воину Серой Лиги, медленно возвращались чувства. Всё тело словно горело в огне, во рту стоял отвратительный привкус чего-то до невозможности горького. В ноздри лез едкий дым.
   – О-ох… – простонал он снова.
   – Молчи, – произнёс голос над ним. – Не трать силы, Серый, они тебе ещё пригодятся. Ну, видишь меня, нет?
   Кицум ухитрился разлепить веки, склеившиеся от натёкшей в глазницы крови. Над ним склонилось перемазанное гарью лицо – точнее, прехорошенькое личико, особенно если его отмыть, а нечёсаные патлы, по недоразумению именуемые волосами, хоть немного привести в порядок. Когда-то они, наверное, были каштановыми, однако сейчас потеряли всякий цвет от грязи. Только над самым лбом выделялся седой локон.
   – В-вижу…
   – А кто я такая, помнишь, Серый?
   Кицум устало смежил веки. Достали-таки, гады. Не иначе как пустив в ход некромантию. Он вспомнил пробивающие его собственное тело мечи Дану.
   – Знаю, Сильвия.
   – Молодец. Хорошо учили вас там, в Серой Лиге… Я тут тебя подлатала немного. Встать можешь?
   Кицум попытался подняться, в любой миг ожидая нового приступа боли. Как ни странно, тело повиновалось. Он осторожно ощупал себя – там, где клинки Дану пробили плоть, теперь были только здоровенные рубцы.
   – Пришлось повозиться… – проворчала девочка. – Опоздай я хоть чуть-чуть – и хана тебе, Кицум – клоун… Но я не опоздала.
   – Спасибо… – кашлянул Кицум.
   Они стояли возле той самой баррикады, где разыгралось сражение. Тела убитых Дану исчезли – очевидно, победители успели их похоронить. Зато прибавилось других тел – обитателей деревни, тех, что не успели или не смогли убежать. Кицума шатнуло. К горлу подкатила тошнота – даже у него, закалённого воина Лиги!
   – Это ещё что, – безжалостно сказала Сильвия. – Это ещё не самое худшее. Посмотришь потом, что они с вашим цирком сделали…
   Тел Нодлика, Эвелин и Таньши не было тоже.
   – А… остальные? – спросил Кицум.
   Сильвия отвернулась.
   – Там же, где и Тукк с Токком, где Еремей, где Троша…
   – Что?! И Троша тоже?
   – Все, Кицум, все. Дану никого не щадят. И неудивительно – с Деревянным-то Мечом! С Иммельсторном! Ясное дело, оружие и руки вас подвели. Да и любого подвели бы. Ну, идём. Надо… похоронить, как-никак…
   …С попавшими в их руки хумансами Дану и впрямь позабавились на славу. Такого устыдились бы самые дикие и свирепые горные тролли, орки и гоблины изгнали бы из своих кланов учинивших подобное.
   Раздетые тела болтались на высокой перекладине, одно подле другого. Все – выпотрошенные, с отрезанными пальцами, ушами, вскрытыми щеками. Тукку выжгли оба глаза. С Трошей поступили ещё лучше – весь низ живота представлял одну громадную рану. Кицума согнуло пополам в приступе жестокой рвоты, как только он представил, что вытерпел несчастный парень в последние минуты.
   – Именем Спасителя… Агата… он же ей нравился! Они ведь, можно сказать, дружили… – вырвалось у клоуна. Сильвия жёстко усмехнулась.
   – Про Агату забудь. Она теперь рабыня Деревянного Меча. Она будет убивать и убивать – пока не убьют её… но это случится ещё не скоро, если только верить пророчествам… Ну, полегчало? Помоги мне. Надо их снять…
   Тратить время на копание ямы юная чародейка не стала. Плеснула огнём в землю – вот тебе и могила.
   – А почему же они меня вместе с Нодликом и девочками не утащили? – удивился Кицум.
   – Я тебя прикрыла. Глаза им отвела. Большего не смогла сделать, извини, – потупилась Сильвия. – Ох, выдрал бы меня дед за такое волшебство, грубо всё делала, торопилась… – Она неожиданно всхлипнула. – Да только… он ведь та-ам оста-а-ался…
   Она неожиданно уткнулась Кицуму в плечо и самым постыдным образом разревелась.
   Клоун неловко погладил девочку по спутанным волосам.
   – Это когда в Хвалине… когда башня?
   – Ну да. – Сильвия хлюпнула носом, решительно вытерла слёзы рукавом. – Они ведь думали, что самые хитрые… Вызнали о Поре Созревания. Чтобы Деревянный Меч не достался другим Орденам, снарядили специального посланника. Хотели собрать вместе все три великих Меча…
   – Все три? – поразился Кицум.
   – Конечно, – пожала плечами Сильвия. – Настоящая система устойчива, лишь только когда троична. На трёхногой табуретке сидеть очень удобно, а вот долго ли ты высидишь на двуногой? Просто о Третьем Мече не знал никто, кроме Всебесцветного Нерга… и нас.
   – Что ж это за Меч?
   Девочка вздохнула. Ответила она не сразу – лишь когда тела погибших циркачей упокоились под толстым слоем земли и Кицум пробормотал быструю молитву, призывая Спасителя быть милостивым к недостойным детям своим.
   – Меч Хозяина Смертного Ливня, Кицум.
   – О! – только и смог сказать тот.
   – Долгая история… – медленно проговорила Сильвия. Теперь она тащила с края поля громадный валун – придавить могилу. Камень медленно плыл над землёй, поднявшись примерно на локоть. – Когда в глубокой древности гномы и Дану, сойдясь в смертельной схватке, довели друг друга до почти поголовного истребления, и те и другие задумались об Оружии Возмездия. И создали его… Гномы – Драгнир, Алмазный Меч, что вырос из крошечного кристаллического зерна, а Дану – Меч Деревянный, что вырастает на их Царь-Дереве в остатках Друнгского Леса. Однако война между ними угасла сама по себе, потом пришли люди, и так получилось, что о Мечах все забыли. Хранители тайны погибли… и лишь много лет спустя старые предания вновь обрели плоть.
   Однако ни Дану, ни гномы не знали, что в тот миг, когда их оружие набрало полную силу, в нашем мире родился и Третий Меч. Самый страшный, самый разрушительный из всех. Ненавидящий любое живое существо. И у него появился Хранитель… маг-ренегат, выходец из Радуги, более того – выходец из нашего Ордена. – Она вновь вздохнула. – Собственно говоря, именно поэтому мы так и стремились его уничтожить. Он объявил нам беспощадную войну. Он был почти что бессмертен – Третий Меч дал ему эту силу, да и сам он при помощи того же Меча мог очень многое. В образе человека он бродил по Империи, отыскивал способных ребят, учил их… Одно время была даже Гильдия вольных магов – может, слышал о ней, Серый?
   Кицум медленно кивнул.
   – Старые сказки… я и помыслить не мог, что это правда.
   – Один из величайших секретов Радуги. – Камень наконец плюхнулся на место, и девчонка облегчённо вздохнула. – Вот и всё… Пойдём отсюда.
   – Погоди, погоди! – взмолился клоун. – Расскажи мне ещё об этом!
   – Бери свой мешок – Дану побрезговали вашими пожитками, всё добро цело; по дороге расскажу…
   Вскоре они оставили мёртвую деревню.
   – На чем я остановилась?.. Ах да, на секрете Радуги… Гильдия вольных магов… Анналы Ордена говорят, что в конце концов их разгромили. Но схватка была страшной, и крови пролилось – целое море. С тех пор и пошёл этот обычай – отыскивать тех, кто мог управлять Силой и… – Она осеклась.
   – Этого я никогда понять не мог, – признался Кицум. – Зачем убивать? Брали бы к себе…
   – Мне объяснили, что это невозможно, – виновато призналась Сильвия. – Почему – не сказали. Мол, мала ещё. Войди в полную силу волшебницы. Тогда всё узнаешь. Ну вот, короче говоря, заветной мечтой Арка – да что там Арка! Любого Ордена Радуги! – было заполучить эти самые Мечи. Много лет прошло, прежде чем наши мастера разобрались в секретах этой магии, кое-кто даже погиб. Мы хотели и прекратить Смертные Ливни, и завладеть Мечами. Кое-что сделать удалось – Онфим благополучно добрался до Хвалина с Иммельсторном, однако вот гному с Алмазным удалось ускользнуть. Маги хотели снарядить погоню, однако дед предложил иной способ. Он уже знал, что рука Дану прикоснулась к Деревянному Мечу… Он гадал на Пламени Неуничтожимом, и оно ответило: «Та, рука которой касалась Иммельсторна в нынешнем его перерождении, победит Хозяина Ливня». Поэтому я вытащила вас, когда Хозяин прижал тебя и остальных в подземельях тарлингов. До сих пор не пойму, как вам удалось туда проникнуть… впрочем, неважно. Дальше дед разыграл небольшой спектакль… и Дану отправилась убивать Хозяина. И, надо сказать, она почти что выполнила приказ. Однако он оказался слишком силён. И… – по замусоленной щеке вновь покатилась слезинка, – башня рухнула. Все погибли… я спаслась чудом. Дед прикрыл… а сам погиб. В общем… вас, похоже, защитил Иммельсторн… вот гад, защитил, чтобы потом вы так гибли… Хозяин Ливня тоже погиб – его прикончили священники, слуги Спасителя; вот уж никогда не подозревала, что у них могут прорезаться такие силы. А потом… потом я тоже вылезла из-под развалин. Взяла Чёрный Меч… и ещё вот это. – На раскрытой ладошке Сильвии лежала овальная золотая пластинка, искусно инкрустированная авальонном, – герб Ордена Арк. – Это принадлежало Хозяину. Тут его имя, его клятва верности Ордену, которую он нарушил. Тут немалая сила. Я взяла. Пригодится.
   – А как же Меч?
   – Спрятала. Не могла тащить такую тяжесть, – призналась Сильвия. – На него ведь не действуют никакие заклятия. Он хоть и пообгорел, и оплавился, а всё равно тяжё-о-лый! – Она смешно вытянула губы трубочкой, как никогда похожая сейчас не на юное дарование, надежду Алого Ордена, а на самую обычную девчонку, прогуливающую уроки. – Вот и спрятала. Потому что Дану не иначе как к Мельину пойдут… к руинам… – Она сморщилась, силясь удержать слёзы. – Ну а мы налегке их нагоним. А потом… Ты мне поможешь?
   Кицум только дёрнул щекой.
   – С Эвелин и Нодликом мы были из разных ветвей, то есть служили разным Патриархам. Но это неважно – закон Серой Лиги ты ведь наверняка знаешь?
   – Угу. – Девчонка пнула камешек. – Только вот ещё что, Кицум… мы с тобой наверняка погибнем. Ты даже представить себе не можешь, на что способна Дану, когда у неё в руках Деревянный Меч…
   – Что, даже моя ниточка не справится?
   – Куда ей… – вздохнула Сильвия. – У меня, честно говоря, вся надежда на Меч Хозяина. В нем ещё немало силы.
   – Ты выдала мне такие тайны… – проронил Кицум.
   – А что мне ещё делать? Весь Орден погиб, дедушка тоже… Думаешь, меня очень в Радуге любят? Та же Сежес. – На перемазанном лице Сильвии мелькнула гадливость. – Извращенка проклятая… что она тогда… – Она резко оборвала фразу и покраснела. – Да и кому нужны сейчас эти тайны, Кицум? Империя разваливается, Император схватился с Радугой, Мельин сожжён, а тут ещё архиепископ…
   – Что архиепископ?
   – А вот через деревню пойдём и узнаешь. Как уж он ухитрился за день разослать весть во все до единого приходы – наверное, только Верховные маги и ответят. Но – разослал. Мол, покайтесь все, знамения свершились, срок исполнен, каждому по делам его, ну и так далее… Ох, извини, всё время забываю, что ты в это веришь…
   – Не извиняйся. – Кицум покачал головой. – Я не то чтобы верю… так, мама ещё приучила. Ежели помолишься как следует, иногда помогает.
   – Вот как? – Сильвия округлила глаза. – А у нас говорили… учили… мол, это вера для бедных… А чем тебе молитва помогала?
   – Да, честно говоря, только тем, что на душе легче становилось, – признался Кицум.
   – А-а… – разочарованно протянула Сильвия. – Ну, тогда и говорить нечего…
   – Так, а с архипрелатом-то что? – не отставал Кицум.
   – Что, что… Опять конец света напророчил. Я уже сюда подходила, в одну деревеньку зашла – все в церкви, молятся, аж гул стоит. Там-то мне и рассказали… мол, конец всему близок, Два Зверя на свободе, а как вырвется третий, тут-то всё и начнётся…
   Несмотря на браваду, девчонке было страшно.
   Кицум долго молчал. Двое путников шагали по пустой дороге, которую всё быстрее и быстрее покрывал первый снег. Небо скрылось в тучах. Зима наступала в этом году куда быстрее, чем обычно, тем более здесь, в юго-восточных краях Империи, где снега зачастую не видали по пять лет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация