А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 35)

   А впереди зима. Пусть даже не слишком суровая здесь, на юге, неподалёку от берега Внутренних Морей – но всё-таки зима. Зимой положено не воевать, а сидеть по лагерям, муштруя новобранцев и доводя до уставного блеска все бляхи с оковками.
   До ближайшей башни – не меньше трёх недель пути. А если начнутся метели с мокрым, быстро тающим снегом, что превратят тракты в непролазную кашу, даже те из них, что замощены, – то и все четыре, если не пять.
   А за каждый день на этой войне Император платит вдвое…
   А на востоке Дану, предводительствуемые девочкой с Деревянным Мечом, уже мстят вечным врагам.
   И совершенно непонятно, где Радуга? Где Сежес, Гахлан, Реваз, остальные? Что, хотелось бы знать, предпримет Бесцветный Нерг? Неужели и на сей раз останется в стороне?
   Никто не знает ответов.
   Император обернулся. Над башней Кутула ещё плыли облака дыма, а чуть выше, в разрыве угрюмых туч, внезапно мелькнула стремительная крылатая тень. Очень похожая на ту, что вырвалась из подземелий башни.
* * *
   Гномы творили своё чародейство добрую половину ночи. Давно уже пошла на спад луна, клонясь к тёмному горизонту, медленно поворачивались звёзды, а над холмом переливалось матово-жемчужное облако.
   Шестеро гномов-волшебников неутомимо плели сеть сложного заклятия. Драгнир был неспокоен. Он рвался вперёд, он чувствовал врага – и теперь осталось этого врага найти. Никто не сомневался, что этот враг – отнюдь не жалкие легионы презренной Империи. Маги Радуги наконец стряхнули оцепенение и собирают силы? Возможно. Это предстояло выяснить.
   Сидри первым почувствовал неладное. Под землёй зашевелилась, сбрасывая каменные оковы, какая-то новая сила, доселе крепко спавшая в глубине; сила Алмазного Меча потоком устремилась сквозь дольмен и дальше, вниз, вниз, вниз…
   Гном заорал, пытаясь предупредить своих. На мгновение он увидел всё – и подземную камеру, и кости на полу, и каменный саркофаг; но поздно, слишком поздно.
   Земля прямо под ногами Сидри брызнула вверх чёрным фонтаном. Легко, словно гнилую ткань, разрывая земные пласты, на поверхности появилась жуткая тварь, какую гномы не смогли бы увидеть даже в кошмарном сне.
   Чёрные крылья. Шипастый хвост. Туловище хуманса, только без рук. Тупая чёрная морда, более напоминающая рыбью. Пара алых глаз.
   Хвост молнией прорезал жемчужное светящееся облако, что окутывало гномов. Сидри услыхал сдавленный крик кого-то из сотоварищей; не помня себя, гном рванулся к кристаллическому ковчегу с Драгниром. Остатки линий пентаграммы под ним вспыхнули огнём, на Сидри загорелась одежда, однако он этого даже не заметил.
   Схватив ковчег в охапку, Сидри кубарем покатился вниз по склону; за его спиной раздался свирепый рев, свист рассекаемого воздуха и отчаянные крики – тварь добивала остальных волшебников, не столь сообразительных и не столь проворных.
   …А когда всё было кончено, существо взвилось в воздух. Алые глаза обладали способностью видеть за десятки и сотни миль – оно мгновенно узрело собрата, кружащегося над башней Кутула.
   Чёрные крылья широко развернулись. Издав пронзительный вопль, тварь понеслась на восток.
* * *
   Тави уже давно закончила с мечом, тщательно очистила от плоти врага гномий зазубренный кинжал, успела отполировать его до немыслимого блеска, а маг Акциум всё продолжал своё кажущееся бесконечным колдовство. Стоял, замерев, в глубоком трансе, с широко раскинутыми руками; глаза открыты, немигающий взор смотрит в недоступную для Тави даль, и магический Эфир трепещет от бесконечных и неимоверно сложных заклятий, постоянно творимых волшебником.
   Тави и сама была б рада не видеть, не чувствовать той пропасти, которую маг спешно мостил сейчас своими заклятьями. Однако она могла зажмуриться, могла даже запечатать себе взор несложными заклинаниями, однако перед ней по-прежнему стояло жуткое видение бездны без конца и края, откуда медленно поднималась неисчислимая волна каких-то белёсых созданий. Ощущение бескрайности и бесконечности бездны странным образом сочеталось с чётким осознанием – ещё немного, и бездна переполнится.
   …Сколько прошло часов, Тави не знала. Она забыла о голоде и жажде. Она просто ждала, когда Акциум закончит свою великую битву – или по крайней мере сумеет подать ей знак, что она тоже может помочь.
   Однако Акциум внезапно лишь глубоко вздохнул и бессильно уронил руки; взгляд его вновь обрёл осмысленность.
   Тави со всех ног бросилась к нему.
   – Ты что… с ног меня собьёшь… – слабым голосом запротестовал волшебник, когда Тави с разбегу бросилась к нему на шею.
   – Учитель!
   Волшебник слабо улыбнулся.
   – Да, ничего себе попалась работёнка… Такого даже и не припомню.
   – Что это было, Учитель? – жадно спросила Тави, снимая с пояса флягу.
   Акциум припал к горлышку, сделал несколько глотков, задохнулся, отер губы ладонью.
   – Крепка, зараза… то, что надо. А было это… это было вторжение, Тави.
   – Вторжение? Кого?
   – Тех самых козлоногих тварей, за которыми мы с тобой охотились. Мы оказались правы – здесь их ковен. Точнее, один из главных ковенов. Эти твари, что погребены здесь, – их ближайшие сородичи. А теперь… теперь эта нежить возвращается. И притом в таких количествах, что даже мне не удалось полностью перекрыть перед ними проход.
   – Не удалось? – Акциум казался Тави если и не всемогущим, то по крайней мере…
   – Конечно. И не удалось бы никому. – Маг тяжело присел у стены. – Слишком велика Сила… и слишком чужда нам. Я прошёл немало миров, но нигде не встречал ничего подобного. Они – Извне, и этим всё сказано.
   – Я видела бездну… – тихонько сказала Тави.
   – Ты тоже? – слабо улыбнулся Акциум. – Сильная девочка… только тебе туда смотреть вовсе не полагалось.
   – Что это было, Учитель? – вновь повторила Тави. – Эта бездна? И твари в ней…
   – Они ведь не просто злобные бестии, одержимые лишь манией пожирания, – устало прикрыл глаза волшебник. – Это… куда большее. Бездна – лишь тщетные попытки нашего сознания представить непредставимое. На самом деле это похоже на разрыв – разрыв в ткани мира, точнее, всё утончающуюся и утончающуюся ткань, под которой формируется то Ничто, которого я так боюсь.
   – Ты – и боишься? – поразилась Тави.
   – Боюсь, – признался Акциум. – Потому что я не могу понять законов магии моего врага. И не могу понять, что это такое. А если они одолеют – это будет означать распад сущего в пределах этого мира.
   – А как же твои опасения, что каждый твой шаг тоже может приблизить конец?
   Акциум помолчал. С сомнением покачал головой.
   – Мы с тобой, милая Тави, сейчас в таком месте, что каждое лишнее заклятие может оказаться роковым… хотя, с другой стороны, оставаться сейчас слепыми, быть может, ещё страшнее. Наверное… да, ты, пожалуй, права. Надо заглянуть за грань – пусть даже это и станет моим концом.
   – Зачем тогда?! – так и вскинулась Тави.
   – Затем, девочка, – с неожиданной мягкостью произнес маг, кладя руку на плечо Тави, – что я хочу знать, к каким последствиям привело сотворённое мной. Я призадержал натиск врага, но надолго их не остановить. Нужно поистине высокое волшебство, магия крови, чтобы запечатать крысиный лаз так, чтобы они забыли даже дорогу сюда. Ты понимаешь меня?.. Нет?.. Э, а слёзы, слёзы-то нам зачем?.. Ну-ка, глядеть веселей!..
   – У-у-учи-и-тель… ты… ты… хочешь… убить…
   – Что за глупости! – Акциум аж побагровел и притопнул ногой – поскольку он пытался проделать это сидя, получилось только какое-то расшаркивание. – Ты что же, решила, будто я притащил тебя сюда, чтобы принести в жертву?! Тьфу, тьфу, даже говорить о таких глупостях не желаю! Да задумай я такое, ты просто обязана была бы всадить мне нож под рёбра и была бы полностью права!.. Ну, всё ещё плачешь?..
   – У-читель… я подумала… что вы хотите… убить себя…
   Акциум как-то странно и резко дёрнул головой. Лицо его скривилось в недовольной гримасе. Тяжело вздохнув, маг принялся мять свободной рукой подбородок.
   – Тави, девочка… пойми, бывает такое, что маг не может справиться с выпущенными им на свободу Силами. Даже самый сильный маг. Твой первый Наставник не мог не рассказывать тебе об этом. Тогда – если, конечно, это настоящий волшебник – он должен сделать так, чтобы эти силы никому не причинили вреда. Если для этого ему придётся пожертвовать собой – поверь, зачастую это бывает наилучшим выходом. Кроме того, – Акциум неожиданно усмехнулся, – настоящие волшебники умеют умирать не насовсем. Они умеют спрятать свою память, и тогда, пусть даже тело их погибнет, через некоторое время они вновь смогут бродить под звёздами. Конечно, так могут поступить не все. Вот как-то раз, помню… – лицо Акциума сделалось очень старым и усталым, – как-то раз во время войны один маг произнёс настолько страшное заклятье, что вызвало из непредставимых глубин пространства и времени такое чудовище, с которым не смогли справиться сами боги. Тварь пожирала вокруг себя всё, даже самое пространство и самое время. Магу, что сотворит такое, следовало бы принести себя в жертву – там же, на том месте, где он сотворит роковое волшебство, – но куда там! Стал искать способ выпутаться… – Акциум тяжело вздохнул. – И… нашёл как будто бы. Да вот только кажется мне, что наши нынешние беды с тревогами все берут начало своё там…
   Маг умолк, с подозрительно виноватым видом опустив голову. Тави тотчас прижалась к его плечу.
   – Ты говорил о себе, Учитель, ведь так? – Она отбросила вежливое «вы».
   – Гм… с чего ты взяла? Поверь, я вовсе не собираюсь умирать! – Акциум сердито затряс головой. – Вот глупость какая!
   – Не надо, Учитель, не умирай, пожалуйста-а-а…
   – Ну вот! Что за фокусы – плакать тут вздумала! – всполошился Акциум. – Брось, Тави, девочка, брось. Я затянул на время проход, сколько-то эта заплата продержится, а нам пока надо будет придумать, как заткнуть её окончательно.
   Тави вновь вспомнила бескрайний, бездонный провал и невольно поёжилась. Да есть ли во всём мире сила, способная на такое?
   – Вот это мы с тобой и узнаем, – словно прочитав её мысли, Акциум подмигнул девушке. – А ты молодец. Удержала эту тварь, – внезапно сменил он тему.
   «Понятно, хочет подбодрить…» – подумала Тави.
   – Да нетрудно это оказалось, учитель.
   – Нетрудно? – Брови мага взлетели вверх. – Вот как? А ну-ка, дай мне руку, надо пойти взглянуть…
   Акциум долго водил руками над уродливой мордой и грудью бестии, то и дело скептически хмыкая.
   – Ничего не понимаю, – наконец признался он. – Ты её прикончила, это несомненно… Но вот только откуда же…
   – Что «откуда же?», Учитель? – недоумённо спросила Тави.
   Вместо ответа Акциум схватил ладонь Тави, поднеся её прямо к развороченному горлу чудовища.
   – Закрой глаза! – властно приказал маг.
   Тави повиновалась.
   Сквозь закрытые веки она ясно видела сейчас и заваленный костями пол склепа, и распластавшуюся тварь, и даже лёгкий парок, курящийся над глубокой раной. Взор с лёгкостью проникал сейчас сквозь плоть и покровы. Три громадных сердца бестии не бились, однако тень сознания её так и не угасла. Подёрнутая серым пеплом, она слабо и мрачно светилась сквозь завесу – дикое сочетание перемежающихся угольно-чёрных и снежно-белых полос с тёмно-алыми кляксами, словно там разбились о камень капли её крови. Эти кляксы до сих пор слабо дрожали – несмотря на страшную рану, существо не было мёртвым.
   – Но почему?.. – невольно простонала Тави. Маг отпустил её руку, и пальцы девушки тотчас стиснули эфес. Отрубить бестии голову!.. Почему она, Тави, не сделала это сразу?!
   – Боюсь, тут столь грубыми мерами не обойтись, – едва заметно усмехнулся Акциум, однако усмешка получилась уж очень бледной и вымученной. – Каждая тварь – часть надвигающейся Бездны. Это не просто живое существо, которое можно проткнуть мечом, отважная Тави. Она – часть Бездны, но и Бездна – часть её. Это не тварь вышла из привидившихся тебе провалов – это сами провалы идут к нам. Бездна в каждой из этих… и козлоногих, и… – он кивком указал на распростёртое чудовище. – Понимаешь, Тави? Где они – там и Бездна. Невозможно убить Пустоту, Ничто, Отсутствие Сущего. Невозможно отнять жизнь у этого создания. Оно имеет сердца – но на самом деле это лишь подобия их. Оно имеет кровь – но это опять же не кровь, это даже не ихор,[4] «одна видимость», как сказал бы один мой старинный знакомый… гм… вампир. Не вздрагивай, Тави, у меня были о-очень, очень странные знакомства. Я понял это, увы, только сейчас… иначе никогда бы не послал тебя против такого врага. – Он с силой провел ладонью по лицу. Вид у мага был виноватым. – То, что ты сразила её, – чудо… просто чудо. Наверное, надо сказать спасибо тем древним, что творили основанное на крови жертв заклятье… оно ослабляет связь твари с Бездной. Бестия становится больше похожа на обыкновенное страшилище, не ужаснее какого-нибудь хеда или мормата…
   Тави никогда не слышала о таких созданиях, но не получилось и спросить – Акциум говорил всё быстрее и быстрее, точно боялся, что их прервут.
   – Понятно, почему Древние так боялись их… понятно, почему поклонялись точно богам. – Губы мага искривились в странной гримасе. – Понятно, почему обитатели этих мест пошли на эти гекатомбы, чтобы только усыпить страшных своих повелителей. Я не понимаю лишь, почему этот мир до сих пор держится, почему он не обратился в Ничто, почему надвигающаяся Бездна не поглотила его, обратив в часть самоё себя… Древние как-то остановили угрозу, но как?.. Смешно – я провёл здесь столько времени, я составлял подробную летопись и при этом не озаботился заглянуть глубже!
   – Зачем казнить себя, Учитель! – не выдержала Тави.
   Казалось, Акциум почти не слушал её. Он говорил с лихорадочной поспешностью, словно это и впрямь были его последние слова.
   – А ведь всё, что надо было сделать, – заглянуть в те священные книги, которые я по недомыслию и гордыне почитал сказками!.. Как же всё, оказывается, просто!.. Древние не поняли, что случилось, те, кто творил заклятья, пожертвовали собой, лишь бы спасти соплеменников от участи, что хуже смерти и хуже посмертия в Нифльхеле… Они облекли правду в витиевато-красивые сказания о Спасителе, а я, а я… Уже нет времени расшифровывать символизм тех книг, Тави. Посвящённые спрятали тайну среди строчек красивой сказки о явившемся Искупителе, что взял на себя грехи и неправды заблудших людей, избавил их от небесной кары – чёрных демонов – и, закончив свой путь, непонятый, оклеветанный, преданный позорной казни, как преступник, распятый на косом кресте, вознёсся на небеса, откуда спустится вновь, когда настанет черед Страшного Суда… Всё это, конечно же, не более чем аллегория, криптограмма, шифр… Ключ к той магии, с помощью которой было отбито первое нашествие из-за пределов Великой Тьмы… – Акциум в ярости ударил кулаком в ладонь. – Если бы у нас было время! Я смог бы, я распутал бы этот клубок, но… что толку сожалеть теперь об этом? И на помощь позвать тоже некого. Великие маги покинули этот мир, а новые… что говорить… Радуга… – Он поморщился. – Мы вынуждены с тобой идти вслепую… Силе противопоставлять Силу, а этот путь почти всегда ведёт в тупик. Один мой враг пытался так сделать… и пал, а другой поступил умнее, он научился поворачивать Силу, не отражая её, а уходя из-под гибельного потока… Впрочем, что я… Тави, девочка, прости старого болтуна. Настало время платить за давние, давние ошибки. Брандей… Поколение… судорожно цеплялись за жизнь, слишком хотели жить, поражение никак не могло уложиться у нас в головах…
   – Учитель! Учитель, о чём вы говорите, Учитель! – чуть не в голос разрыдалась Тави. Наставник явно бредил и нёс какую-то чушь. Нифльхель, Брандей – слова эти ничего не говорили девушке. Это были отзвуки чего-то невообразимо далёкого, тайного, совершенно непонятного – и что толку думать ещё и об этих тайнах, когда в гости к ним вот-вот пожалует сама Бездна!..
   Акциум внезапно умолк. Глаза его блестели, как будто от сдерживаемых слёз.
   – Прости, Тави. Я… я расчувствовался. Очень, знаешь ли, невесело вновь осознавать, каким болваном ты оказался. – Волшебник вздохнул. – Что ж, проигрывать тоже надо уметь. Нам ничего не осталось, девочка, как только лишь держаться.
   – Где держаться, здесь?! Учитель, но ведь я ничем, совсем-совсем ничем не могу помочь!
   – Твоя храбрость и жажда боя – лучшая помощь, – слабо улыбнулся Акциум. – Ты думаешь, магия – это просто видоизменение Силы? Нет, Тави. Когда я чувствую рядом твоё сердце… твоё желание жить… твою ненависть… моя мощь словно утраивается.
   – Да, но что же мне делать?..
   – Пока мы с тобой должны ждать. Думаю, не слишком долго. Бездна не любит, когда её останавливают силой. – Акциум задумчиво покачал головой. – И ещё… знаешь, Тави, девочка, мне кажется – козлоногим друзьям мы противостоим не в одиночку.
   На лице Тави отразилось недоумение.
   – Ты забыла о Радуге, Тави. Я почувствовал присутствие почти всех лучших их магов. Конечно, они не проникли так глубоко, как я, но тоже стараются изо всех сил. Твои бывшие враги.
   – Мои всегдашние враги!
   – Но не сейчас, – мягко сказал волшебник. – Кое в чём они мне помогли. Отвлекли внимание козлоногих… Конечно, мою заплату им не подкрепить, а сами они противостоят врагу слишком близко к собственному миру, мне помогать им – лишь впустую растрачивать силы. Да кроме того, столько времени было б потеряно на переговоры и согласования… – Акциум усмехнулся. – Они настолько боялись меня, пока я оставался в заточении… Тем не менее сейчас они нам союзники. И война, начатая против них Императором или ими против Императора, меня искренне огорчает.
   – Н-но… – растерялась Тави. Уж слишком привычно было представление о Радуге как о смертельном, вечном враге. – Почему бы тогда тебе не прекратить эту войну?
   – Как? Я и без того каждый миг ожидаю кары за нарушение собственного слова. – Чародей вздохнул. – Нет, Тави, давай не мечтать о несбыточном. Нам бы остановить натиск козлоногих. Потом уже можно мирить противников – хотя, честно говоря, я бы предпочёл вернуться в свою келью.
* * *
   Войско гномов двигалось на восток форсированным маршем. Их встречала пустота – никто не осмеливался преградить им дорогу. Хумансы бежали, не принимая боя. Случившееся на холме походные вожди и сам Сидри посчитали трагической случайностью. Наверное, Радуга, не имея сил для открытого боя, решила нанести удар из-за угла. Волшебники хумансов славились своей властью над разными страховидами. Небось и сейчас выследили и послали такую тварь по чёткому следу гномьего чародейства. Впредь нужно быть осмотрительнее. Впрочем, потеря пяти волшебников-гномов не смертельна. Главное, что уцелел Драгнир, – не исключено, что Радуга замышляла похищение чудесного меча. Одна эта мысль мгновенно заставляла гномов выть от ярости, грозя хумансам самыми страшными пытками и казнями. Беда была только в том, что пленных гномам захватить так и не удалось – деревни вымерли, обитатели их поголовно ушли в леса. Воины Каменного Престола с удовольствием предали бы леса огню, чтобы потом, после победы, в которой никто уже не сомневался, в тех лесах не расплодились бы противные естеству истинного гнома мерзкие Дану, но на это сейчас не было времени. Впереди таился какой-то могущественный враг, а навстречу по Тракту, как доносили разведчики, двигалось сразу несколько легионов. По численности имперское войско превосходило отряд гномов самое меньшее вчетверо, если не впятеро.
   Впрочем, пусть их. Воинство Подгорного Племени заскучало без боя. Хумансы бежали, бросая всё добро, – какой интерес в таком походе? Прежде чем войско доберётся до Мельина, каждый топор должен покрыться вражьей кровью во много слоев.
   Сидри теперь не отходил от ковчега с Алмазным Мечом, до рези в глазах всматриваясь в прихотливую игру огоньков на блестящих отполированных гранях. Меч чувствовал впереди врага. Врага настоящего, которому все имперские легионы в совокупности – ничто, прах, пушинка. Волшебство обернулось кровью, и больше гномы повторять его не пытались, а на встречающиеся порой холмы с дольменами взирали мрачно и подозрительно.
   На следующий день, когда с небес вовсю сыпала сухая снежная крупа, армия Каменного Престола лицом к лицу сошлась с имперскими легионами.
* * *
   Ночью, когда Император начал уводить войско из башни Кутула, на дороге его встретил ещё один гонец. И вновь – в алой рясе с белой оторочкой.
   Сцена повторилась. За тем лишь исключением, что в первый раз письмо архиепископа доставил другой монах.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация