А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 31)

   Дану. Сердце Агаты едва не разорвалось от боли. Очень захотелось плакать. Деревянный Меч послушно исполнял её самые потаённые желания – и сейчас показывал её соотечественников, взявших в руки оружие по её зову.
   Цепочка Дану приближалась. Их было совсем немного, едва ли больше полутора сотен, считая и детей-подростков. Тем не менее все были вооружены. Доспехи были ухожены и начищены так, словно воинам предстоял царский смотр, а не долгий, изнурительный поход через враждебные земли хумансов к рубежам ненавистной Империи.
   Вскоре Агата уже смогла различить лица. Ей казалось, она узнает их – из самых глубин памяти всплывали давние, ещё детские, казалось бы, напрочь забытые воспоминания.
   Вот гордый Седрик, один из приближённых самого короля Глеориса. За спиной – длинный лук, колчан с пучком стрел. Тонкий и длинный меч на поясе. Воин, вышедший в поход, – вот только почему у него такие странные глаза?
   Яркие-яркие, без зрачков, заполненные одним только золотистым отсветом Деревянного Меча…
   И сразу же отчего-то вспомнилась где-то, когда-то, может, в иной жизни виденная картина – шестеро фигур, бредущих по заваленному мёртвыми телами полю, и белый огонь, что полнит их глаза. Они уже побеждены, они потеряли всё, кроме жизни, но всё ещё надеются вернуться, ещё надеются отомстить…
   Они никогда не отомстят. За них это сделают другие.
   И все остальные Дану в видении Агаты предстали такими же. Они шли молча, не глядя под ноги – но ни один ни разу не споткнулся. Вскинутые лица и горящие глаза. Последняя армия Дану, идущая на зов Деревянного Меча.
   Агате вновь стало страшно.
   «Идите ко мне, ко мне, ко мне, – едва слышно звенел откуда-то из дальней дали её собственный голос. – Идите ко мне, я поведу вас к победе… с нас начнется возрождение Дану… Победа Сеамни Оэктаканн!»
   Золотом, золотом, золотом цветущих лесов Дану заполнялся весь мир. Леса наступали. Их корни крушили камень стен и мостовых, они подрывали фундаменты, и гордые творения хумансов обрушивались во прах. Золотом пламя трепетало на ветру, армия Леса преследовала врага, чтобы дать последний бой на покинутом Берегу Черепов, чтобы омыть свои листья в тёплых волнах Внутреннего Моря, чтобы, как встарь, через весь Северный Мир, от гномьих гор до восходных эльфийских владений, тянулся один лишь великий Лес, владения Дану, только их одних…
   А о хумансах чтобы выветрилась даже и сама память.
   Агата всё вглядывалась и вглядывалась в бредущую через болото цепочку воинов – пыталась отыскать родителей. Но – видение внезапно подёрнулось туманом. Из-за дальнего края горизонта, с заката, наползала какая-то злобная тень, клубящаяся тень, предвестник горя, крови и смерти. Странно знакомая тень, пришелец из давным-давно забытого прошлого, старый враг, ненавистник, чёрная тварь, взращённая в проклятых подземельях, сколько раз покушавшаяся на охраняемые Иммельсторном леса!..
   Но откуда, откуда она могла взяться, как снова выползла под светлое небо, чьи злые руки извлекли её, проклятую, из небытия?.. Ответов Агата не знала, да и не нуждалась в них. Значит, кроме хумансов, придётся схватиться ещё и с этим, давнишним врагом… придётся, но только не сразу. Потому что сейчас и у злейшего в прошлом врага цель – отнюдь не остатки народа Дану. Подгорное Племя тоже поднялось воевать с людьми. Пусть их. Потом у нас будет миг, когда сведутся все счёты. Потом, не сейчас. Потому что мы не останемся в стороне, пока другие поражают хумансов.
   Но путь ещё так долог! Столько бессчётных лиг тяжёлой дороги впереди! Месяц, а то и больше пройдет, прежде чем те полторы сотни последних бойцов-Дану подойдут к имперским границам. А надо спешить – потому что сила растёт не только на западе. Деревянный Меч ощущал странные её возмущения – наверное, Радуга спохватилась, плетёт сейчас какие-то заклятия… Кто не знает хумансовых волшебников, они сильны, могут в чём-то и помешать, могут и убить вышедших в поход воинов, лишённых пока ещё защиты Иммельсторна… Но как, как сделать так, чтобы отряд оказался как можно скорее здесь? Среди Дану ходили слухи, что могучие чародеи прошлого умели даже управлять Временем, умели то убыстрять, то замедлять мерный бег волн в Великой Реке, то сжимая его, то растягивая; кто ведает пределы сил Деревянного Меча, вобравшего все остатки былой мощи Дану?..
   Агату никто никогда не учил магии. Откройся в девочке какие-то способности – быть ей тогда Видящей, Прозревающей, пророчицей народа Дану, возвещающей о том, что будет; быть может, тогда она и сумела бы придумать, а так…
   Мир вокруг отряда Дану стал внезапно и быстро меняться. Всходило солнце, неслось по небосводу обезумевшим метеором, рушилось за закатный край горизонта – и миг спустя вновь выныривало на востоке; местность вокруг отряда Дану менялась тоже на глазах, исчезли горы и речушки, исчезли болота, кругом раскинулись бурые степи; отряд двигался осторожно, но без задержек. Вот мелькнули на миг высокие валы, увенчанные частоколами, мелькнули сторожевые башни на них; потянулись леса, какие-то глухие деревеньки, которые отряд обходил стороной; в груди Агаты нарастала странная, неведомая прежде ноющая боль, словно она понимала, что поступает неправильно и неправедно, а всё равно не бросала начатое. Впору было испугаться скрытой в Деревянном Мече поистине исполинской силы, ведь он, оказывается, сам умел колдовать не хуже прославленных чародеев Радуги, мог управлять бегом самого Времени – что доступно не каждому Верховному магу орденов Радуги. И всё это он проделывал по первому желанию безвестной рабыни-Дану, что никогда не сумела бы сплести и самого простенького заклятия!..
   – …Сеамни! Сеамни, очнись! Да очнись же! Смотри, кто нам навстречу топает! – услыхала она отчаянный шёпот Кицума.
   Открыла глаза и совершенно не удивилась выходящему из недальних зарослей отряду своего народа.
* * *
   После первой победы гномы совсем осмелели. Казалось, всё их воинство обрело неуязвимость. Первый взятый на щит хумансовый город – Шавер – дался без потерь. В другом – лишь пара легкораненых. Армия Подгорного Племени двинулась на восток.
   Вдоль Тракта запылали деревни. Казалось, гномы забыли о том, что такое усталость. Казалось, они способны идти всю ночь и сражаться весь день, а потом снова идти и снова сражаться. Правда, теперь по большей части их встречали брошенные дома и распахнутые настежь ворота. Хумансы не принимали честного боя. Когда-то гордые, теперь они улепётывали как зайцы, не дерзая противостоять победоносной Suuraz Ypud, Силе Гномов. Вторгшимся доставались богатые трофеи. Война кормила войну, в оставленных беглецами амбарах хватало припасов. Несколько замков, чьи владельцы оказались слишком глупы – или слишком храбры, что в данном случае одно и то же, – для бегства, гномы взяли с налета. Не помогли ни стены, ни рвы. Арбалетчики под прикрытием «гуляй-города» смели со стен всех, у кого хватало смелости высунуться в бойницу, а затем штурмовые отряды ворвались внутрь, приставив к стенам множество лестниц. Во взятых замках победители уничтожили всё живое вплоть до кошек, собак и подвернувшихся крыс. Покидая замки, гномы поджигали их. Подземным воинам не нужны были крепости. Они пришли, чтобы отомстить, а земные пространства всё равно не для привыкшего к гулкому эху подгорных залов гнома.
   Регулярная имперская армия не показывалась. Немногочисленные отряды городовой стражи откатывались, не принимая боя. Не показывались и хвалёные маги Радуги, те самые, которыми гномы привыкли пугать непослушных детей. Казалось, Империя рушится подобно колоссу на глиняных ногах. Небольшая гномья армия, словно клинок убийцы, глубоко врезалась в плоть людской державы – и непохоже было, что кто-нибудь сможет её остановить.
   Взволновался только один Сидри. После того как долго стоял на коленях перед скриной с Драгниром.
   …На востоке сгущалась ядовито-жёлтая туча. Время от времени в ней начинали угадываться гротескные очертания исполинского дерева от земли до самого неба. Там таилась угроза – прямая и явная угроза, угроза древняя и неизбывная. Походные вожди гномов собрали совет.
   …Не нужно было больше бояться всяких там Ондуластов. Никто не мог запретить Силе Гномов проявить себя во всей красе. Сидри вместе с другими волшебниками расы отправился искать ближайшее сакральное место, место, где тяжеловесная предметная магия гномов могла бы обрести крылья, подхваченная вечным потоком струящейся насквозь через мир чародейской энергии.
   …Искать пришлось недолго. Древний курган с замшелым дольменом на склоне. Позабытый всеми, покрытый жухлой травой бугор на самом берегу безымянной реки. Незримый ручеёк струящейся сквозь отверстие дольмена Силы был не так уж силён, но гномам хватало и этого. Войско остановилось, сжимаясь в единый кулак. Не должно произойти никаких неожиданностей, пока сведущие не разберутся в случившемся.
   Весь вечер готовились ингредиенты, составлялись прописи и выкладывались последовательности. Предметная магия требует особо тщательных манипуляций, малейшее отклонение – и от творящего заклятие не останется даже мокрого места. Несмотря на несравненную подземную броню.
   Вершина холма превращалась в настоящую свалку. На взгляд непосвящённого, у гномов в ход шёл всяческий мусор – какие-то коренья, перья, невзрачные камни, не имевшие ничего общего с теми, что хранились в сокровищницах Каменного Престола. Черепа непонятного происхождения, столь странные, что и сами гномы не могли вспомнить, кому они когда-то принадлежали. На земле при помощи громадных циркулей и специальных линеек чертились идеально точные пента – и гексаграммы, все – в строгом порядке, на веками затверженном расстоянии друг от друга. Так повелел Каменный Престол и так будет.
   Для гномов не имело большого значения имя нынешнего короля. Каменный Престол был всегда. Он дал знания о том, как и с помощью чего колдовать. И его слово будет исполнено неукоснительно и неизменно. Так было, так есть и так будет. Нужно лишь тщательно исполнять все установления – и тогда неудачи не может быть. Всё, что поддается расшифровке и занесению в прописи, где тебе не противостоит вражья воля, – должно исполняться в точности. В этом залог успеха.
   …Когда угасла вечерняя заря, гномы-чародеи составили круг. Каждый встал в углу начерченной на земле громадной гексаграммы. Во внутренний шестиугольник была ловко вписана пятиконечная звезда – знаменитый магический символ. Одна вершина шестиугольника осталась пустой, там с величайшей осторожностью, точно боялись разбить, установили ковчег с Драгниром. Лучи шестиугольной звезды были елико возможно точно сориентированы на известные гномам (как, впрочем, и иным расам, почитавшим себя Древними) могучие источники Силы – некоторые из них находились аж на Тёплом Берегу, за Внутренними Морями…
   Долго творили очистительные обряды. Такое волшебство не может делаться кое-как, наспех. Торопиться некуда. Радуга скована внезапным страхом. Поняла, наверное, что бессильна против великого Драгнира. Хумансовые рати бегут, никто даже не дерзнёт напасть на расположившуюся лагерем армию гномов – не рискнёт даже ночью, хотя всем известно: подземные воители, как ни странно, ночь не жалуют и сражаться ночью не слишком любят. Можно позволить себе особо тщательную подготовку.
   Сидри стоял в одной из вершин гексаграммы. Заскорузлые пальцы гнома трепетно держали заострённый сверху самоцвет, красный как кровь. Сейчас камень дремал, однако в глубине его нет-нет да и перемигивались тревожные искорки. Камень тоже ждал, ему надоело бездействие.
   Пятеро других гномов-волшебников тоже встали по местам.
   – Начинаем, – хрипло сказал Сидри.
* * *
   Пальцы Фесса ещё сжимали бесполезную глефу. Он стоял, прижимаясь спиной к ржавому железу, стоял, оцепенев и впрямь не в силах пошевелиться или хотя бы крикнуть. Клубящийся мрак изверг из своего злого чрева нечто, истинное порождение Тьмы, той Тьмы, что наступает, когда человеческий взор навеки смежается Смертью.
   Деталей Фесс не мог ни разглядеть, ни запомнить, ни тем более осмыслить. Бросились в глаза какие-то колышущиеся полотнища по бокам – не то крылья, не то… да ещё метнулся из стороны в сторону длинный шипастый хвост. Глаз твари – самого уязвимого места – Фесс не видел. Он просто понимал, что сейчас умрёт, причем умрёт куда более лютой смертью, чем способен себе представить.
   Он судорожно пытался отыскать хоть какую-то зацепку, малейшую щель в броне твари, щель, куда он смог бы вогнать наспех сотворённое заклятие, – безуспешно.
   «Если умирать – то хоть не как барану!» – нашёл он силы подумать. Честно попытался поднять глефу для защиты. Напрасно – руки его не слушались. А между тем среди чуть рассеявшейся тьмы показался свернутый тугой спиралью хвост бестии, увенчанный острым жалом на конце.
   «Сейчас ударит… и конец, – мелькнуло у него в голове. – Мама!.. За что, я же не хочу!!!» Инстинктивно Фесс подался чуть в сторону, вжавшись в угол между стеной и железной створкой, как будто это могло его защитить.
   Тварь ударила. И магически, и внезапно распрямившимся шипастым хвостом. Правый бок Фесса обожгло болью, его швырнуло на стену, едва не размазав по камням… однако двери пришлось куда хуже – она рухнула. Тварь удовлетворённо закурлыкала и поплыла к проходу.
   Ноги оказались быстрее мысли. Фесс бросился бежать, да так, что ветер взвыл в ушах. Он ещё не мог поверить в собственное спасение, не успел даже подумать, как это бестия ухитрилась промахнуться с такого ничтожного расстояния, ведь била-то не просто так, а в упор!..
   Он бежал, ничего не видя, забыв обо всём – даже о том, что не удалось попасть домой, в Долину, и едва ли тварь была настолько ловка, что успела мгновенно перехватить всю Силу, посланную им в заклятье. Он не видел разбегавшихся с криками легионеров, не слышал свиста стрел – арбалетчики Суллы лишний раз доказывали свою стойкость и меткость, – он просто бежал, спасая жизнь, потому что чувствовал – теперь невидимые глаза твари следят только за ним. За ним одним.
   Казалось, лёгкие сейчас лопнут, не в силах выбросить из себя сжигаемый телом воздух. Казалось, ноги сейчас подкосятся и мышцы сорвутся с костей от неистового бега. Нужно было повернуться и сражаться – однако ужас, куда сильнее, чем все прочие страхи мира, гнал Фесса вперёд, словно изнеженную барышню от мыши. Его, воина Серой Лиги, рождённого в Долине!..
   Каменная стена очень некстати выставила вперёд угловатое плечо. Фесс со всего размаха налетел на него, покатился кубарем – правда, так и не выпустив оружие. Больно ударился локтями и боком, однако это, как ни странно, помогло избавиться от наваждения. От вырвавшегося на свободу чудовища его отделяла шеренга легионеров – солдаты сдвинули щиты и выставили копья. С верхних этажей тех флигелей, где не разгулялся огонь, часто и метко стреляли арбалетчики.
   Фесс со всей силы хлестнул себя по щеке – чтобы до крови, чтобы больно, чтобы ноги наконец остановились. От стыда впору было повеситься.
   Да что же это с ним такое случилось?! Так бежать… Как теперь он посмотрит в глаза Кларе Хюммель?
   Тем более что тварь, похоже, не обращала на него никакого внимания. Теперь, когда она вырвалась в полуосвещённый пожарами двор, стало видно, что бестия вовсе не так уж велика, как могло показаться в первый момент. Конечно, куда выше человека, но это всё-таки был не призрак, не творение Ночи, у него имелось тело, в чем-то даже похожее на человеческое, во всяком случае, с двумя ногами. Правда, там, где полагалось быть рукам, полоскались два мягких чёрных крыла.
   За плечами создания развевался настоящий плащ из клубов чёрного же дыма, шеи не было, голова, казалось, росла прямо из плеч. На аспидно-чёрном лице – или морде? – ярко горели два красных глаза. С шипением свивался и развивался длинный, усеянный острыми шипами хвост.
   Не обращая внимания на людей, тварь запрокинула голову, глядя в ночное небо. Дым пожаров, как по волшебству, стал тотчас рассеиваться, открылся подсвеченный снизу огнём плотный облачный покров. Тварь закружилась на одном месте. Точно полы плаща, взметнулся и поплыл вокруг неё дымный шлейф; и облака над крепостью тотчас отозвались, закружились, поплыли, их пелена рвалась – и вот вниз глянули колючие осенние звёзды.
   Кто-то из легионеров поднял копьё. Центурион тотчас огрел дурака по уху. Похоже, вырвавшейся на свободу бестии не было никакого дела до толпящихся вокруг двуногих.
   «И чего, спрашивается, я её так боялся?» – со стыдом подумал Фесс.
   Плеснули чёрные крылья, внезапно удлиняясь, обретая силу, – чудовище взмахнуло ими, поднимаясь в воздух. Резкий и громкий визг заставил людей невольно зажать уши. Уродливое создание быстро удалялось от земли, несколько мгновений – и оно уже выше туч. Разрыв в облаках тотчас же начал медленно сходиться.
   Ноги у Фесса подкосились. Весь покрытый потом, он сел прямо там, где стоял, – после всего случившегося силы оставили его.
   Посланцы Императора, продолжавшие упорно выполнять данный им приказ, так его и нашли.
* * *
   – Быстрее, Тави! – крикнул маг от дальней стены могильника. – Быстрее, иначе их тут будет целая свора!
   Насыщенный древним волшебством, воздух крипты дрожал от заклятий Акциума. Маг работал поистине виртуозно, жест, слово и мысль смешивались воедино; Тави могла уловить лишь слабые отзвуки, заметить лишь отдалённые тени, но и того, что она видела, было достаточно.
   А ещё она видела, как где-то совсем-совсем рядом, не в безднах и не в высотах, не тут и не там, а именно рядом, медленно распахивается кипящая неисчислимой ратью пасть не пасть, пропасть не пропасть, и бесконечные ряды белёсых безликих фигурок стремительно меняются, обретая плоть и форму.
   Это было настолько страшно и в то же время завораживающе, что Тави невольно забыла обо всём на свете, даже о предупредительном вскрике Акциума. Очнулась она, только когда крышка каменного саркофага тяжело грянулась оземь, расколовшись при этом на тысячи мелких кусков.
   – Тави! – взревел маг.
   Из гроба медленно поднималось жуткое существо, чёрное, безликое, с парой горящих пламенем глаз; трепетали короткие крылья, заменявшие созданию руки. Взгляд бестии упёрся прямо в девушку; её обдало волной зловонного жара, так что на миг помутилось сознание.
   Чтобы стать истинной Вольной, умеющей ловить стрелу в полёте, нужна кровь. Но и наука их многого стоит. Во всяком случае, Тави не потеряла сознания, как какой-нибудь простой хуманс на её месте, и не оцепенела от ужаса. Лёгкий меч Вольной так и заплясал в её руке.
   – Не подпускай её ко мне! Не подпускай! – орал Акциум.
   Тави не отвечала. Бестия не двигалась, пристально глядя на неё своими алыми буркалами. Разумеется, это были не звериные глаза. В них читался разум – не злой, не кровожадный, не извращённый, просто чужой, чужой настолько, что никакие мудрецы Северного Мира никогда не смогли бы с ним договориться. Для такого и дважды два – пять, как говорит пословица.
   В чудище Тави ощущала и магию. Очень старую, могучую, созданную, наверное, в самый первый миг, когда этот мир обрёл свою плоть, покинув раскалённую утробу Матери Богов, как верили Вольные.
   Однако нападать первой тварь не спешила. Красные глаза всё время норовили повернуться к чародею. Похоже, внимание ожившей бестии больше занимал именно маг, а отнюдь не девчонка с мечом.
   И где-то очень-очень глубоко в собственной памяти молодая волшебница чувствовала, даже больше – знала, что в своё время этому созданию пришлось выдержать не один бой именно с такими, как она – созданными для убийства, посвятившими всю свою жизнь убийству, для него взращёнными и выпестованными, владевшими своим ремеслом, быть может, даже лучше, чем нынешние Вольные. Тварь знала, что такое отточенная сталь в человеческих руках. Но ещё лучше она знала, что такое заклятье в устах чародея.
   Шипастый хвост щёлкнул возле самых глаз Тави, девушка едва успела отпрянуть. Тварь атаковала настолько стремительно, что, окажись на месте волшебницы даже самый ловкий и сильный воитель, человек, Дану, эльф или даже гном, лежать бы ему среди древних костей со снесённой напрочь головой, потому что хвост у бестии заканчивался самым настоящим обоюдоострым костяным клинком, и, Тави готова была поклясться, этим клинком её противник с легкостью пробил бы навылет любые доспехи.
   Она метнулась в сторону, закрывая мага собой. Меч распластался в ответном выпаде. Всё тело отозвалось вспышкой мгновенной боли, но школа Вольных есть школа Вольных: школа, где тебя безжалостно калечат до тех пор, пока связки не обретут поистине нечеловеческую подвижность. Так вывернуть руку (едва не выдрав её из собственного плеча) смог бы только Вольный.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация