А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 28)

   Правда и то, что война с Созидателями обернулась бы реками крови и массовой резнёй.
   Однако правда и то, что Путь обращал миры в ничто. Даже хуже, чем в ничто.
   – Прошу слова! – Голос Клары звенел от ярости.
   – Мои извинения, фройляйн Хюммель, вы будете говорить последней как представитель самой малочисленной Гильдии, – ядовито парировал Эрреас. Клара прикусила губу. Её губило то, что именовалось мерзким словом «регламент», и здесь она ничего не могла сделать.
   Однако тут встрял Игнациус, внезапно оторвавшийся от созерцания своего посоха.
   – Своим правом и властью даю слово фройляйн Хюммель вне очереди, – негромко произнес Архимаг, глядя прямо в глаза целителю Эрреасу. Тот поспешно отвёл взгляд.
   Клара медленно выпрямилась. Она понимала, что взывать к чести, поминать героическое прошлое сейчас бессмысленно. Подавляющее большинство магов никогда не держали в руках меча.
   – Высокий Совет, – угрюмо произнесла Клара. – Достопочтенный распорядитель господин Эрреас Трагне сделал замечание мадемуазель Эвис Эмплада, члену представляемой мною здесь Гильдии, за неподобающий вид. Мой вид столь же неподобающ. – Сухо заскрипела чешуя на локтях куртки. – Мы вернулись из дальних мест, из опасных походов и не имели времени переодеться. Всё для того, чтобы госпожа Мескотт могла потратить несколько часов на макияж.
   – Попрошу без личных выпадов, Хюммель, – скривился Эрреас.
   – Приношу свои извинения, – дерзко сказала Клара, глядя прямо в сузившиеся от ярости глаза Ирэн. – Я тоже только что вернулась из разведки. Господа Совет, на грани уничтожения ещё один мир. Мир Мельина, Мельинской Империи, один из наших миров, куда у нас натоптаны тропы. Чудовища, связанные с Созидателями Пути, дремлющие в глубоких гробницах, готовы вновь пробудиться к жизни. Госпожа Мескотт очень красиво говорила о нашей ответственности перед смертными. О детях и матерях. Прекрасные, высокие слова о сострадании к тем, кто не наделён Силой, подобно нам с вами. Но вот о помощи взывает целый мир. Огромный мир. Ещё немного – и он превратится в то подобие преисподней, которое мы увидели благодаря Эвис и её спутникам. Поэтому выбор у нас невелик. Запереться в несокрушимой башне, сказать – нас это не касается и спасти какого-нибудь зачатого по пьяни принца или герцога за добрую толику золота. Или даже за половинную цену, после чего ходить и упиваться своим благородством…
   В зале начал нарастать шум негодования. Клара била по самым больным местам.
   – Или же, – Клара возвысила голос, – можно попытаться вспомнить, что мы – маги. И что, кроме нас, обитателям Мельинского Мира некому помочь.
   – А их собственные маги? – выкрикнул кто-то из задних рядов: похоже, кто-то из воинских целителей.
   – Их собственные маги слабы, вдобавок погрязли в гражданской войне. Созидатели Пути сметут их как сор. Не надо обманывать себя, господа Совет. Если мы не остановим козлоногих, нам не помогут никакие уступки и отступления. Они найдут нас и вынудят к драке…
   Она заметила торжествующую ухмылку на лице Эрреаса, поняла, что совершила ошибку, однако было уже слишком поздно.
   – Мы располагаем ещё одним докладом разведчиков, – сладким голосом сказал Трагне. – Им удалось проследить Путь.
   Архимаг вскинул голову и впился горящим взором в лицо Эрреаса, однако тот не опустил взгляда.
   – Я не лгу, владыка, – оскорбился Трагне. – Суть сообщения сводится к тому, что Путь пронзает Упорядоченное подобно исполинскому тоннелю. Да, часть слоёв Реальности разрушена. Но куда больше уцелело, даже в непосредственной близости от Пути. Я констатирую, что почтенная фройляйн Хюммель не права. Мы не вправе рисковать Долиной ради спасения нескольких миров…
   – А ради чего ж мы готовы рисковать?! – не сдержавшись, заорала Клара, и Эрреас тотчас лишил её слова.
   – Ставлю на голосование, – провозгласил распорядитель.
   Клара с последней надеждой воззрилась на Архимага.
   И Игнациус поднялся.
   – Прошу слова, – буднично сказал великий волшебник.
   Наступила мёртвая тишина. Эрреас скорчил гримасу, однако ничего поделать не смог.
   Постукивая посохом, Игнациус поднялся на трибуну. Оглядел Совет тяжёлым взглядом из-под кустистых бровей. Клара заметила, как Ирэн вздрогнула, покраснела и поспешно отвела глаза.
   – Вы знаете, как, кем, когда и почему была создана Долина? – негромко спросил Архимаг. – Или, быть может, вы забыли?
   – Нет… нет… – нестройный хор голосов.
   – Вы забыли, что вы – ученики учеников моих учеников. А я – последний из тех, кто видел и внимал тем, кто творил нашу Долину. Я не хочу неограниченной власти, вы управляетесь сами. Но, скажу я вам, невелика же честь управлять такими трусами! Вы поджали хвост, как только появилась опасность. Вместо того чтобы преградить ей дорогу, как это сделали Творцы Долины, вы думаете только о бегстве. Мне стыдно, маги. Очень стыдно. А больше я вам ничего не скажу. Решайте. Я не стану противодействовать вашему решению, каким бы оно ни оказалось.
   Игнациус повернулся и, всё так же постукивая посохом, вернулся на своё место.
   – Гхм… по-моему, пора голосовать, – выдавил из себя Эрреас. – У нас… кгхм… есть два предложения. Первое – объявить войну и… ну, в общем, понятно. Второе предложение – госпожи Ирэн Мескотт: воспользоваться заклятием «Кольцо» и отступить. Кто за первое предложение, шлите ваши знаки…
   Алые сполохи над пустой трибуной. Десять голосов, пятнадцать, двадцать… Двадцать четыре. Очень много. Невероятно много. Но – не большинство. И уж тем более не две трети всего Совета.
   – Кто за второе… – торжествующим голосом начал Эрреас.
   Десять… пятнадцать… двадцать… двадцать пять…
   Клара ругнулась про себя. Но шанс ещё оставался. Если будет меньше сорока девяти голосов…
   Тридцать. Тридцать пять, – теперь число нарастало куда медленнее, чем вначале, – голосовали колеблющиеся.
   Сорок. Клара почувствовала, что ладони покрылись липким потом.
   Сорок три. Сорок четыре. Сорок пять… шесть… семь…
   Даже сорока восьми голосов не хватит, чтобы утвердить позорное бегство!
   Сорок восемь.
   Тишина.
   – Все высказались? – скрипуче осведомился Эрреас.
   Вспышка. Белый огонь.
   Сорок девять голосов «за».
   Клара крепко зажмурилась.
* * *
   Вольные несли бесчувственного Императора прочь с поля боя, а в это время Первый легион, точно набравшая разбег волна, топча и своих, и чужих, ворвался в крепость через разбитые магическим ударом ворота. Первую когорту легиона вёл сам легат Клавдий. Прикрывшись щитами, ветераны смяли нескольких попытавшихся перекрыть им путь магиков – без долгих рассуждений подняли их на копья.
   Воодушевлённые, вновь полезли на стены Восьмой и Одиннадцатый легионы, оправившись, возвращался в бой Шестой, и даже позорно бежавшие было баронские дружинники начали понемногу вступать в бой – как только поняли, на чью сторону клонится победа.
   Файерболы и молнии разили по-прежнему, однако легионеры сразу в десятке мест ворвались на стену. Заработали короткие мечи и длинные алебарды. Сулла скомандовал своим арбалетчикам двигаться вперёд.
   В панике отступавшие маги видели перед собой лишь сплошную стену щитов да частокол шлемов над ней. Подражая гномам, тесным строем Первая когорта вместе с пехотой Тарвуса устремилась к входу в главную башню.
   Ещё сопротивлялись где-то на верхних ярусах ученики и подмастерья. Но они уже никого не интересовали, легионеры добивали их походя, почти не неся потерь. Слабые огненные шары можно было отразить обычным щитом; то же самое и с молнией. Правда, маги поопытнее, что защищались прямо над воротами, сбились в тесную кучку и, выставив щит, не пробиваемый никаким оружием, ринулись бегом к дверям башни, но, увидав чёрные створки сорванными и валяющимися на земле, растерянно остановились. Щит ослабел, и короткой заминки хватило одной из манипул Шестого легиона, чтобы растоптать пытавшихся сопротивляться.
   Легионеры заняли весь двор. Первая когорта ворвалась внутрь главной башни. Другие взялись за флигеля и пристройки. Отчаянные схватки вспыхивали повсюду, в тесноте коридоров, на лестничных маршах – уцелевшие маги не собирались сдаваться без боя. Кое-где начались пожары.
   Здесь, внутри крепости, дрались более опытные. Каждый шаг давался легионерам немалой ценой. Однако они всё равно наступали – их были тысячи, десятки тысяч против нескольких сотен волшебников.
   …Императору казалось, что он парит сейчас над полем сражения точно птица, видя разом всё, что делается в десятках мест. Он видел, как укрывшиеся за щитами легионеры, выставив вперёд копья, надвигались на растерянно сжавшегося в каменном тупике молодого волшебника в фиолетовой куртке, совсем ещё юного, почти мальчишку; вот он взмахнул рукой, затрясся пол, с пальцев сорвалась лента фиолетового пламени, скакнула с одного щита на другой, оставляя широкие подпалины, и, не причинив ущерба, угасла. Паренек израсходовал слишком много Силы.
   Почти не разорвав строя, один из легионеров метнул пилум. Тяжёлое навершие пробило юношу навылет, окровавленный наконечник вышел из спины.
   – А кровь у этих магиков такая же красная, – удивился бросивший копьё. – А болтали-то… мол, голубая, голубая…
   В другом месте легионеры – судя по эмблеме, Восьмого легиона – никак не могли справиться с засевшим наверху лестницы волшебником. Этот оказался куда хитрее незадачливого парнишки, обрушил заклинанием почти целый марш, да так, что подниматься теперь можно было лишь по одному. Несколько закованных в латы тел уже лежало на груде искрошенного камня. Солдаты метали копья – волшебник с громким, полубезумным хохотом отбрасывал их в стороны.
   Но затем среди сдвинутых щитов и перекошенных лиц мелькнул характерный профиль Суллы.
   – Стрелки! Сюда! – взревел легат. – А вы, вы чего топчетесь, как стадо баранов?! Забыли, как штурмуют?!
   Его рык словно вывел легионеров из оцепенения. Щиты сошлись ещё теснее, «черепаха» опускалась на колени, с тем чтобы дать дорогу второй волне, которая пойдёт по щитам сверху.
   За щитоносцами в атаку пошли арбалетчики Суллы, железные болты со звоном отлетали от воздвигнутого чародеем щита, однако своё дело они сделали – волшебник более не смог сплести ни одного заклятия.
   Однако фиолетовый маг не побежал. Он до последнего пятился, отражая летящие в него стрелы и пилумы, – пятился до тех пор, пока легионеры не перебрались через пролом и не пустили в ход мечи.
   Щит исчез. Тело мага тотчас обросло вонзившимися арбалетными болтами, однако на месте, где стоял маг, вспух ослепительно белый пузырь огня, перевитый фиолетовыми нитями. Огонь плеснул вперёд, раздались дикие крики сгоравших заживо солдат.
   – Вперёд! Вперёд! – орал Сулла, подбадривая своих. В несколько мгновений через пролом был перекинут настил из сорванных дверей и каких-то рухнувших балок, потрепанная манипула уступала место свежей, раненых несли в тыл…
   Легионы теснили магов. Несли потери, однако теснили. Эх, вот так бы да в Мельине!..
* * *
   Фесс с лихорадочной быстротой карабкался вверх по бесконечному винту лестницы, время от времени, правда, замирая и прислушиваясь. Нет, чудище не успокаивалось. Снизу доносился какой-то протяжный скрип, омерзительное бульканье, вдобавок потянуло гнильём. Потом раздался громкий треск и скрежет – Фесс тотчас представил себе, как чудовище разносит толстенные балки потолка, стремясь выбраться на волю.
   Проклятье! Проклятье! Проклятье! Интересно, как он сумеет справиться с наглухо запертой железной дверью, имея чудовище на плечах? Неужто придётся?..
   При одной только мысли об этом Фесса передёрнуло. Возвращаться в Долину? Возвращаться с позором, под крыло тётушки и Клары Хюммель с её бесконечным потоком непристроенных родственниц?!.
   …Остановился Фесс, лишь добравшись до самого верха. Из-за опущенной стальной плиты рвался знакомый грохот боя – легионы ворвались в башню Кутула. Пальцы Фесса заскользили по стене. Замок должен найтись! Не бывает, чтобы такие двери запирались только снаружи.
   Он осторожно пустил в ход магию. Не будучи великим докой по этой части, Фесс, однако, не был и полным профаном. Он не мог обратить в ничто каменный свод, не мог расколоть саму дверь, не мог сделать свод прозрачным, однако прощупать механизм ему умения хватало.
   «…Так, всё понятно. Ничего особо сложного. Элементарный храповик с противовесом. Нужно только подтолкнуть здесь, здесь и вот здесь, отжать фиксирующую защёлку на зубчатом колесе и послать вниз тяжёлый груз противовеса. Сейчас. Это мы враз. Открывать такие двери я умел ещё на первом курсе…»
   – Хр-о-о-о-о… – донеслось снизу. Тяжкий нечеловеческий стон, сопровождаемый грохотом обвала. И – обжигающая боль от прикосновения чужой магии. Абсолютно, совершенно чужой. Это был способ преобразования материи и мира, о котором ничего не смог бы сказать даже сам Архимаг владыка Игнациус.
   Тварь выбралась на лестницу.
   Фесс сглотнул заполнившую рот слюну. Страшно. Ой как страшно!..
   «Стоп! Не позволяй себе!.. Работай! Работай!..»
   Он сплёл пальцы. Магию жеста он знал плохо, лишь самые начала, но ему и требовалось-то сейчас самое элементарное заклятие, толчок, которым дети Долины умеют пользоваться едва ли не с пелёнок. Тут, правда, требовалось нацелить и скоординировать три толчка сразу, но это уже непринципиально.
   Один… два… три, пошло!..
   Никакого результата. Магия впиталась в сырой камень стен, Сила ушла, как вода в песок, а снизу донёсся утробный удовлетворённый рёв и уханье.
   Чудище уже поднялось весьма высоко.
   Фесс разом покрылся холодным потом.
   «Жрёт Силу, тварь. Питается магией. Проклятье!»
   Такие случаи были отнюдь не редки. За век существования Долины её обитатели насчитали десятки чудищ в разных уголках Упорядоченного, обладавших способностью поглощать вражескую магию, даже нацеленную в них, и становившихся от этого лишь сильнее.
   Похоже, оставался единственный выход. Фесс съёжился у самой двери, прижав колени к груди, – поза младенца в материнской утробе, поза максимальной закрытости и сакральной защищённости; надо было собраться с силами и – как это ни печально – возвращаться в Долину.
* * *
   Фургон бродячего цирка стоял у ворот постоялого двора. Кицум громко препирался с хозяином, норовя заменить плату за постой выступлением перед постояльцами. Еремей требовал, чтобы их немедля пропустили в тепло, братцы-акробатцы гомонили, предвкушая еду, пиво и шлюшек; Агата сидела неподвижно, нимало не интересуясь происходящим за пределами фургона.
   Они двигаются слишком медленно! Сколько времени пройдёт, пока эта несчастная развалюха достигнет восточных рубежей проклятой Империи! И кто знает, что происходит сейчас с теми двумя легионами, посланными в поход на Дану. Верховный маг Арка утверждал, что солдаты повернули назад. Однако что, если другие Ордена, собравшись, решили по-иному? Без Деревянного Меча Дану обречены. Им останется только умереть в бою, чтобы не окончить свою жизнь в корчах на колу. А она, Сеамни Оэктаканн, непозволительно медлит! Медлит, теряя бесценное время!
   Пальцы сами потянулись к заветному свертку. Коснулись теплого дерева – и Меч тотчас отозвался на прикосновения своей хозяйки. Золотистый свет, ласковое тепло, заставлявшее забыть о царящем вокруг холоде. Землю уже кое-где покрывал снег.
   «Послушай, – лилась плавная музыкальная речь Дану. – Послушай, oImmelsthorunn, я должна послать весть своим. Отыскать их. Предупредить. Они должны быть готовы покинуть своё укрывище… собраться все вместе, все способные носить оружие, и выступить в поход. Народ Дану больше не может ждать. Мы отомстим сейчас – или не отомстим уже никогда, уйдём в тень, забытые и презираемые. Я должна дотянуться до них! Дотянуться! Дотяну…»
   Сознание уплывало, растворяясь в мягком золотистом свете. Агата увидела тесно сошедшиеся стволы, ощутила незнакомые пряные ароматы, плывущие от небольшого костёрка в самой середине круга, выложенного из покрытых рунами камней. Увидела измождённое лицо очень-очень старой Дану – пегие волосы свисали чуть ли не до пят. Тусклый, безжизненный взор был направлен в огонь; и среди пляшущих язычков пламени Сеамни вдруг с изумлением увидела саму себя.
   Но не сжавшуюся в комочек за рваным пологом жалкого фургона, а гордой, победно вскинувшей над головой Деревянный Меч воительницей. В ореоле какого-то неземного сияния, а за спиной – поле, покрытое трупами. Трупами хумансов.
   «Что это такое? «– растерянно подумала Агата. Однако от неё уже ничего не зависело – она не смогла бы разорвать сеть видения даже при самом сильном желании.
   А потом фигурка в пламени заговорила. Взор старухи-Дану тотчас прояснился, став острым и осмысленным.
   – Слушайте! Слушайте! Слушайте! – завопила она. – Я прорицаю… я провижу… нет, вижу наяву… Идите сюда все, идите же, идите, лицезрейте и не говорите потом, что не видели и не слышали!..
   – Достаточно прятаться подобно жалким крысам! – провозглашала огненная воительница. – Зрите же, Дану, у меня в руках оружие возмездия – Деревянный Меч. Он сразит нечестивые рати хумансов! Он поразит проклятых их собственной магией! Довольно ждать лучших времен и медленно умирать! Идите все ко мне! Идите! Я, Сеамни Оэктаканн, уже побеждаю. Вы хотите быть вместе со мной? Тогда торопитесь! Торопитесь! Мудрые помогут вам найти дорогу ко мне. Я буду вести вас от победы к победе, пока наши знамёна не взовьются на развалинах того, что ныне прозывается Мельином!.. Не надо бояться Радуги, они слабы перед нами. Я уже убила их без счёта! Одна! И Меч уже испил их крови, но недостаточно, совершенно недостаточно. Мы сожжём их всех! Всех до единого! Не уцелеет никто! Мы заплатим за все поражения! Не уцелеет никто! Никто! Никто!..
   Голос оборвался яростным кровожадным рыком.
   Агата обессиленно рухнула на пол фургона. Дело сделано – она не сомневалась, что армия Дану, все, кто ещё может поднять лук или копьё, выступят в этот поход.
   Пройдет совсем немного времени, и войско Дану достигнет границ Империи. Там она и должна поджидать их.
* * *
   Хирд гномов вышел на поверхность. Позади остались тёмные извилистые коридоры, сухие русла подземных рек – ледники на вершинах гор испарились в результате магических схваток, когда гномы в последний раз пытались отстоять свои права на Хребет Скелетов и иные когда-то безраздельно принадлежавшие им места.
   Армия очутилась в пустынных, безлюдных местах, далеко от городов и баронских замков, в самом сердце подступавших к горам Диких лесов. Когда-то эти леса тоже принадлежали Дану, и выбили их оттуда не кто иной, как сами гномы – тогда ещё в союзе с людьми молодой в ту пору Мельинской Империи.
   Дикие леса так и остались дикими – никто не польстился на хилые перелески, выросшие на месте уничтоженных огнём прекрасных боров. Маги Радуги могли бы вырастить новые леса, но, по всей видимости, сочли этот медвежий угол недостойным своего высокого внимания.
   Разбившись на десятки тонких ручейков, войско гномов двинулось на восток, не торопясь покинуть спасительное прикрытие. И, словно рой вокруг матки, войско гномов плотно сжималось вокруг кристаллического ковчега, скрины со священным Мечом.
   Путь через леса отнял три полных дня – те самые три дня, что войско Императора шло к башне Кутула и штурмовало её.
   На четвёртый день леса кончились. Сидри с отрядом разведчиков выбрался на берег неширокой здесь Тиллы, за которой тянулся бесконечный Тракт, нанизавший на себя, точно бусины на нитку, бесчисленные имперские города.
   Сейчас, по почти уже зимнему времени, Тракт был пуст. Урожай давно собран и свезён, рачительные купцы поторопились провести караваны до осенних дождей – это хоть и не свирепствовавший ближе к северу Смертный Ливень, но тоже неприятно и торговле убыток – благородное сословие пережидает дождливое время по замкам, балуется охотой, с тем чтобы по первому снегу отъехать в городские дома, кое-кто из самых знатных и родовитых – так даже и в столичный Мельин.
   Сидри взмахнул рукой. Полсотни бородатых коренастых воителей двинулись вброд следом за ним. Холодная вода вскипела вокруг закованных в железо крепких ног. Ещё полсотни остались в засаде на лесном берегу: целились из арбалетов, готовые прикрыть головную партию на случай хитроумной хумансовой засады.
   Однако никакой стрельбы не потребовалось. Никто не поджидал гномов на том берегу, никто не спешил отрезать немногочисленный десант от реки, сбить в беспомощную кучу и расстрелять издали, не ввязываясь в ближний бой. Тракт словно вымер, нигде не было видно ни одной живой души.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация