А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 26)

   Оставалось только задаться вопросом, кто же тут похоронен?
* * *
   – Им не прорваться, мой повелитель. – Легат Клавдий, командир Первого легиона, в знак особой торжественности и искренности своих слов опустился на одно колено. – Ров завален, но в Восьмом и Шестнадцатом легионах большие потери. Маги бьют нас на выбор, как хотят, и при этом им не нужна какая-то особо сильная магия. Хватает простых огненных стрел. Доспехи от таких защищают плохо.
   – А эти дармоеды, баронские прихвостни? – прорычал Навкратий. – Вперёд гнать гадов! Пусть собой закрывают легионы, хоть какая-то польза будет!
   – С этим успеется, – холодно сказал Император. – Они станут сопротивляться, а я не намерен устраивать тут гражданской войны, Навкратий. Нет. Сделаем по-иному. Граф, мне нужна ваша пехота. Клавдий, поведёшь Первую когорту своего легиона. Фибул, Навкратий, – все резервы в дело. Вольные, за мной!
   Последней команды, конечно же, не требовалось.
   Башня Фиолетового Ордена являла собой сейчас поистине феерическое зрелище. Все стены полыхали огнями. Каскады файерболов, водопады молний, высверки ледяных стрел и копий, а поверх всего этого – кружащие чёрные крылья выпущенных из зверинцев или сотворённых силой заклятий тварей. Всё пространство перед рвом было завалено телами. Башни предмостного укрепления горели, кирпич плавился и тёк вниз огненными ручейками, разбрызгивая фонтаны зелёных искр. Несмотря на это, арбалетчики Суллы продолжали посылать стрелу за стрелой в бойницы напротив.
   Легионеры Первого, Одиннадцатого и Восьмого легионов пятились, прикрываясь щитами. Они выполнили приказ, они завалили ров, но подняться по лестницам сил уже не было. Правда, в отличие от баронских дружинников, скованные дисциплиной и выучкой, солдаты регулярных войск не бежали.
   На сей раз Император не таился. Знамя с василиском плыло высоко над плечами Вольных; левый кулак в белой латной перчатке сжат, словно в готовности отразить внезапный магический удар.
   Он направлялся прямо к громадному подъёмному мосту, куда больше и шире, чем в передовом кронверке.
   – Повиновение Империи, мой господин, это небезопасно, – хмыкнул Тарвус, ни на шаг тем не менее не отставая от Императора.
   Император не ответил. За ними тяжело топала панцирная пехота графа, с головы до ног закованная в доспехи; следом спешила отборная Первая когорта – сплошь ветераны, прошедшие не одну битву.
   Разумеется, их заметили. Стремительный пламенный взблеск – Император выбросил вверх левую руку, и огненный заряд разбился о белую кость латной перчатки. Она словно бы притягивала к себе вражескую магию, дробила и рвала её, обращая в ничто.
   Тарвус невольно присел.
   – Однако, мой повелитель…
   Император не ответил. Перед ним вновь были ворота – ещё более прочные, ещё более мощные, чем в кронверке. Здешний мост казался настоящей громадой. Похоже, он был сделан из настоящего камня. Ни единого слабого места.
   – А теперь мы посмотрим, чья возьмёт, – вырвалось у Императора. И вновь, как и в прошлый раз, чудовищная судорога выплеснула из лопнувших вен кровь, обращённую в жидкий огонь. Императору показалось, что его рука сейчас способна пронзить и дерево, и железо, и камень; клуб огня ударил в серое каменное брюхо моста, обращая его в груду дымящихся обломков.
   Но разбуженная ярость требовала и требовала выхода. Опешившим легионерам и пехотинцам Тарвуса казалось, что из руки Императора сейчас извергается пламя. Его поток ворвался в тёмный тоннель, вдребезги разнёс внутренние ворота, достиг подножия самой башни…
   Боль уже почти погасила сознание, когда среди зыбкого, ирреального хаоса Император вдруг увидел две высокие полукруглые створки, откованные из чёрного металла, металла, выплавленного отнюдь не в земных горнах. Странный герб Кутула – шесть сломанных стрел, безуспешно пытавшихся пробить чёрно-фиолетовый щит.
   Кровь Императора ударила в эту дверь с такой яростью, словно этот миг должен был стать последним в его жизни и оставалось только одно – отомстить врагам.
   Металл Кутула сам был защищён сильными чарами. Императору показалось – он видит развертывающиеся перед ним панорамы Хаоса, чудовищной пляски миров, видит вторжение жутких, непобедимых никакой магией титанов Хаоса в пределы населённых жалкими смертными слоёв Реальности, видит каких-то ещё более ужасных существ, появляющихся из-под земли, где они долго, очень долго ожидали своего часа; врата башни Кутула словно предостерегали его – мы нечто большее, чем просто воронёная сталь, мы много большее, чем воронёная сталь, подожди, постой, остановись!..
   Но справиться с болью можно было только одним способом: сломить преграду, после чего Императора ждало спасительное забытьё.
   И он, ломая уже не врага – себя, почти разрывая собственное сердце, заставил огненный кулак войти, вплавиться в плоть последней преграды и, сокрушая её, открыть, проложить Путь.
   Он и сам не успел понять, отчего это прозвучало именно так: «Путь». Он просто знал, что дорога его легионам открыта. И со спокойной душой потерял сознание. Просто от потери крови.
* * *
   Фесс вздрогнул. Там, наверху, кто-то нанес магический удар поистине всесокрушающей Силы. И притом Силы абсолютно нечеловеческой. Никогда ещё Кэр Лаэда не слышал и уж тем более никогда не сталкивался ни с чем подобным. Это было словно зимняя гроза, словно молния, внезапно рухнувшая с чистого неба… нет, не срабатывало ни одно из привычных сравнений. Это просто было нечто совершенно, абсолютно неведомое.
   И потому особенно страшное.
   Фессу вдруг очень захотелось оказаться в Долине. Подальше от всех этих приключениев, как говорила порой тетя Аглая, будь они трижды неладны!
   Масляная лампочка несколько раз мигнула, хотя никакого ветра в подземелье не было и в помине.
   А потом Фесс услыхал странный скрежет из-под крышки саркофага.
   В следующий миг воин уже карабкался вверх по верёвке. Слепой ужас погнал его прочь. Мужество, стойкость – всё обратилось в пыль перед этим отвратительным скрежетом. Там, в каменном гробу, оживала бестия, перед которой Фесс не смог бы устоять, даже будучи настоящим магом.
   Оставалось только бежать.
* * *
   – Вот и славно, вот и хорошо, – не уставая, твердил Кицум. – Выбрались, и хвала богам, хвала силам здешним и нездешним, и небу хвала, и звёздам, а больше всего – тебе, Сеамни!
   Уже все в бродячем цирке называли Агату её настоящим именем. И – откровенно побаивались.
   Оставаться в Хвалине никто не захотел. Магов много, уничтожить одну, пусть даже важную, башню Арка, пусть даже со многими магами из числа сильнейших и даже самим Верховным ещё не значило победить весь Орден и уж тем более не значило взять верх над Радугой.
   И вот добытый где-то Кицумом фургон трясётся по ведущей на юго-восток дороге. Троша сидит на козлах, братцы-акробатцы и Еремей – заклинатель змей дуются в кости, время от времени опасливо поглядывая на Агату, Таньша спит, а Нодлик, как всегда, визгливо ругается с Эвелин.
   Словно ничего не изменилось…
   Хотя, конечно, нет. Изменилось. Нет больше постылого ошейника. Добыт Иммельсторн… Агата поперхнулась, поймав себя на том, что произнесла имя святыни своего народа на диалекте хумансов. Что такое? Что случилось с ней?.. Или и в самом деле прав был Гейнебис, легендарный король-воин, что приказывал казнить всех Дану, побывавших в хумансовом рабстве?..
   Агате стало не по себе.
   …Как только они выбрались из города и она немного пришла в себя, Кицум забросал её вопросами. Она отвечала односложно, больше отмалчивалась. Агата знала теперь только одно – ей следует добраться до затерянного в болотистых джунглях последнего убежища своего народа. Путь туда мог занять целые месяцы, но что для неё теперь время?.. К тому же поползли слухи о каких-то неурядицах в Империи, о распре Императора с магами… Всё это хорошо. Пусть хумансы и дальше режут друг друга. Когда сюда придёт победоносная рать Дану, её воинам придётся пролить меньше крови.
   Всё, что Агата сказала Кицуму – единственному, с которым она вообще разговаривала, – ей надо попасть на юго-восточный рубеж Империи. Старый клоун тотчас же согласился.
   – На юг так на юг. Нам же лучше. Там потеплее-то будет, на побережье… А тебе, Сеамни, надо небось в Бросовые земли, так по этой дороге вернее всего доберёшься. Лучше через Пустоземья идти, чем через восточные королевства. Там-то твои уши ох как многим могут не понравиться!..
   Агата молчала. Пусть старик говорит всё, что взбредёт ему в голову. С обретённым Деревянным Мечом она уже не расстанется. Агата смастерила себе кожаную петлю, наглухо заклепав её на собственном запястье, и всё сокрушалась, что нет времени остановиться и сделать настоящую, обшитую той же кожей цепь, чтобы забрать у неё Меч можно было бы, лишь срубив всю кисть.
   Сперва фургон тащился по Мельинскому тракту, однако затем Кицум решил свернуть ещё круче на восток. Клоун знал такие дороги, о которых забыли, наверное, даже старожилы тех мест.
   День сменялся ночью, в двух небольших городках они дали представления. Агата оставалась сидеть в фургоне, неподвижная и безгласная. Поднимающаяся повсюду тревога её мало волновала. Почти не прикасалась она и к еде, молча мотала головой, несмотря на все уговоры Кицума. Достаточно она давилась хумансовой отравой.
   Лошадки бежали бодро, дороги, что отыскивал Кицум, оказывались безопасными, а народ в городках и деревушках – достаточно щедрым.
   Так прошла целая неделя. Неделя, за которую на дыбы встала вся Империя. И, наверное, Сеамни Оэктаканн была единственной, кого это ничуть не беспокоило.
* * *
   – Какое убожество! – с отвращением сказал Сидри Дромаронг. – Подумать только, издесь Каменному Престолу предстоит провозгласить начало такого великого дела!..
   – Ты прав, ты прав, почтенный Сидри, – с готовностью согласились два его собеседника.
   Былой спутник Кан-Торога и Тави щеголял в новеньких доспехах, изукрашенных искусной гравировкой и даже самоцветными камнями, – парадное одеяние, конечно же, не боевое. Борода его была тщательно расчёсана и умащена благовониями.
   Два его сотоварища – в доспехах попроще, но тоже достаточно богатых – подобострастно внимали каждому его слову. Герой Подгорного Племени Сидри Дромаронг, вернувший в родную юдоль Драгнир, Алмазный Меч, принимал это как должное.
   Они стояли в огромной пещере, бывшей когда-то руслом подземной реки, проложившей себе путь в толщах мягкого известняка. Ни любимого гномами гранита, ни иного привычного им камня. Увы, здесь, в изгнании, было не до возведения роскошных чертогов. Каменный Престол довольствовался малым, строя одну за другой кузни и плавильни. Ненасытная Империя требовала железа, сырого железа в крицах – как можно больше!
   Однако иного места, чем эта карстовая пещера, они найти так и не сумели. Все прочие залы оставались лишь жалким подобием покинутых под Хребтом Скелетов.
   – Значит, решено – это будет здесь, – повторил Сидри. Задумчиво почесал бороду и крикнул куда-то через плечо, чтобы несли факелы и светильни.
   В пещере закипела работа. Появившиеся из узких ходов десятки молодых гномов принялись крепить к стенам железные кольца, выметать скопившийся на полу песок, выстилать бережно сохранёнными и в изгнании царскими коврами высокий белый выступ в дальнем конце пещеры, очень похожий на трон.
   Вскоре, однако, появился и настоящий трон. Пыхтя и надрываясь, резную каменную глыбу тащила двадцатка самых сильных гномов. После долгих усилий им удалось водрузить его на известковый уступ.
   Сидри и его спутники, до этого наблюдавшие за работами и покрикивавшие на молодых, приумолкли, склонив головы в знак почтения к святыне.
   Каменный Престол гномы дотащили до западных гор, несмотря ни на какие трудности и лишения. Древний трон их царей, реликт славных времен, когда их рати хаживали далеко на восток и юг, к берегам теплых морей, возвращаясь с богатой добычей, когда войны случались с орками, гоблинами или Дану, а о людях никто не слыхивал и слыхом. В годы наивысшего расцвета RhaBsizgar Oorunn, Подгорного Племени, был сотворен Самоцветный трон. Сидри не лгал Кану и Тави, когда говорил, что драгоценные камни из убранства трона ушли на уплату выкупа. Они действительно ушли – но ушла мелочь, по меркам гномов.
   Ожерелья сверкающих адамантов, алых, как кровь, Ardat’, синих, как море, Urtonn, голубых, как небо, Vigafatt. Рубины, сапфиры, аквамарины, топазы и прочее ведомое людям богатство недр не шли ни в какое сравнение с этими лучащимися живым огнём камнями. Высеченный из иссиня-чёрного камня, весь покрытый священными рунами, Самоцветный трон стоил куда больше, чем весь Мельин с его обитателями.
   В украшавших его драгоценных ожерельях глаз с трудом мог заметить крошечные разрывы – отсюда были вынуты особо ценимые хумансами бриллианты и рубины для выкупа. Сейчас кое-какие из них до сих пор украшали регалии самого Императора и нескольких знатнейших фамилий Империи.
   На самом верху резной каменной спинки свернулся несколькими тяжёлыми кольцами дракон – некогда величайший враг Подгорного Племени. От тех лет остались только героические сказания да несколько исполинских жёлтых черепов среди наиболее чтимых святынь народа гномов.
   Но страшнее и гоблинов, и драконов оказались люди. Те самые, которых гномы когда-то презирали и считали дикарями.
   Но теперь всё изменится.
   …Следом за троном внесли иные сокровища: древние, бережно хранимые штандарты врагов, взятые в бою, – зелёное Древо Дану на чёрном шёлке, Орёл на фоне восходящего солнца – восточного союза эльфов, натянутую на деревянный каркас зелёную шкуру неведомого зверя с искусно вышитой чёрным камнем руной Г – знамя гоблинских ратей… Потом к ним прибавилось и несколько людских штандартов – победа не всегда сопутствовала легионам Империи.
   На стенах появлялось всё больше факелов. В пещере уже было почти светло.
   Мало-помалу вокруг Каменного Престола собиралось всё больше и больше богато одетых и вооружённых гномов с тщательно ухоженными седыми бородами, спускавшимися до самых поясов. Кое-кто косился на Сидри весьма неодобрительно.
   Молодых гномов-работников же становилось всё меньше. Их место занимали ширококостные, кряжистые бойцы, воины в расцвете сил, вооружённые с головы до ног. Несмотря на все запреты, гномы всё-таки вывезли из-под Хребта Скелетов немало оружия. Оно долго лежало в потайных кладовых, дожидаясь своего часа.
   И вот наконец дождалось.
   Молодых теснили к стенам, они карабкались по уступам – тощие, глазастые, в потрёпанных коричневых кафтанах. Они будут считаться бесправными детьми, пока на подбородке не пробьётся первый пух, а мужчинами и воинами их станут числить, лишь когда бороды удлинятся на целую ладонь.
   Разумеется, тех, кто доживёт до этого.
   Воинов в пещере становилось всё больше и больше. Одно за другим взмывали знамёна древних и знаменитых родов – Тхрана-Камнекрушителя, Эдсе-Убийцы людей, Мгара-Победителя эльфов. Рука в латной перчатке, дробящая серый валун; покрытый трещинами человеческий череп в алом круге и, наконец, гномья секира, перерубающая летящую белооперённую стрелу.
   Были там и другие кланы, не столь знаменитые, но тоже могущие похвастаться славным прошлым. Вот только мало кто мог похвастаться хоть сколько-нибудь славным настоящим.
   Время шло. Воины всё прибывали и прибывали – на глаз, их собралось около пяти тысяч. Пещера была уже полна, становилось трудно дышать – вентиляцию сюда гномы прорубить, конечно же, не успели.
   Наконец…
   Наконец хрипло взревел одинокий рог. Окованный чёрной бронзой драконий рог, рог первого дракона, убитого воином Подгорного Племени.
   В пещере мгновенно наступила тишина.
   Из чёрной глотки прохода появились несколько особо могучих гномов, с головы до ног одетых в белое. Кольчуги переливались и играли словно хрустальные. Высокие островерхие шлемы были украшены алыми плюмажами из перьев – ещё одно сокровище, шлемы и доспехи Стражей Каменного Престола, сохранённые во всех перипетиях войны и Исхода.
   За первой четвёркой медленно шёл, опираясь на высокий белый же посох, очень старый невысокий гном без всякого вооружения и совсем не воинственного вида. Длинные седые волосы держал массивный обруч из платины, украшенный живыми диамантами. Следом за ним шла ещё четвёрка стражей.
   Тулвэя ар-Грана, царя всех гномов, Восседающего на Каменном Престоле, не согнули ни годы, ни поражения. Царская приставка к имени отца «ар» – позаимствованная, кстати, в незапамятные годы то ли у Дану, то ли у эльфов – принадлежала ему по праву.
   Старый король медленно шёл мимо замерших воинов. Сидри, что стоял возле самого трона, застыл, не сводя глаз с того, кого гномы видели очень-очень редко. Царь не вмешивался в повседневные дела – племенем управляли главы родов и кланов. Его задачей было решать важнейшее, такое, как объявление войны, заключение мира или, как сейчас, созыв всеобщего ополчения гномов.
   Однако даже на своего царя гномы взирали с куда меньшим трепетом и смешанной со страхом радостью, чем на продолговатый кристаллический ларец, совершенно прозрачный, точно воздух, и на сверкающий Алмазный Меч, покоящийся под толстой, не сокрушимой никаким оружием крышкой, запертой могучим заклятием. Сидри не сомневался – Радуга засекла это заклятие, но пусть-ка хумансы поломают теперь головы, зачем и для чего оно нужно!..
   Царский проход длился в торжественной, приличествующей случаю тишине. Стражи в белых доспехах помогли Тулвэю подняться на Самоцветный трон. Рядом осторожно опустили ковчег с Драгниром.
   Тулвэй ар-Гран не стал мешкать. Он вытянул посох – руки гнома не дрожали, несмотря на возраст, – и начал говорить. На старинной, обрядовой речи народа гномов, наконец-то обретшего своё величайшее сокровище.
   – Да пребудет с нами сила гномов! Благодаря ей некогда утраченное возвращается к нам. Алмазный Меч, в который наши предки вложили всю свою силу и ярость, должен увидеть свет и вдоволь напиться хумансовой крови. Наш славный хирд должен вновь разрушить стены проклятого Мельина! Имея за спинами Дагнир, мы станем сражаться с удесятеренной силой. Мы втопчем во прах проклятых находников! Мы сожжём их города и пройдёмся по ним глубоким плугом, так, чтобы ничего не осталось! Мы дойдём до самого океана, преследуя их отступающие орды, чтобы избить, подобно нашему царственному предку, их всех до единого на том самом Берегу Черепов, где их проклятая нога впервые ступила на наши земли!
   Гномы ответили слитным мощным рёвом, боевым кличем без слов, от которого, казалось, сейчас зашатаются и рухнут стены пещеры.
   – Вперёд! – выкрикнул Тулвэй, привставая на цыпочки и простирая посох. – Вперёд! Отныне хирд непобедим!..
   Тяжёлые сапоги воинов дружно поднялись и опустились. Отряды сделали шаг, другой, третий; и вот уже железная река потекла прочь, к выходу из пещеры, и дальше, дальше, дальше, наружу, к границе Мельинской Империи.
   Сидри Дромаронг был в числе Одиннадцати, что должны были хранить ковчег с Алмазным Мечом. Они шли в самой середине войска.
   Поход гномов начался.
* * *
   Чем дальше к югу, тем больше признаков войны встречали Тави и Акциум. Селения вдоль тракта пустели, несмотря на надвигающуюся зиму; росли цены на хлеб и скот, купцы припрятывали товар, надеясь на большие барыши к весне. Акциум сделался совсем хмур.
   Был дождливый вечер, который Тави и маг коротали в дрянном придорожном трактире. Маг мрачно хлебал чуть теплую тюрю из небрежно брошенной на стол щербатой миски – трактирщик даже не пытался выказать радушия. Громко рассуждая о всякой швали, что шляется тут по дорогам в такое время, он выкатился за дверь.
   Тави подняла руку.
   – Не стоит, девочка, – спокойно уронил маг. – Тебя и в самом деле заботит, что думает о нас этот человек?
   – Нет, но…
   – Когда-то я тоже думал так. И был полностью согласен с этим «но». Посмотри, до чего это меня довело. Не об этом надо думать, Тави! Сегодня злой вечер. Не люблю предсказывать, но, похоже, нам с тобой сегодня понадобится вся наша магия.
   – Почему? – тотчас позабыв о трактирщике, жадно спросила девушка.
   – Потому что Император, похоже, сошёлся с Радугой врукопашную, – печально покивал головой Акциум. – Я чувствую… я знаю. Нам нельзя терять времени. Надо успеть в Мельин, пока буря не разразилась.
   – Но до города ещё идти и идти, – возразила Тави. – Даже верхами нам понадобится…
   – Боюсь, ждать больше нельзя. – Акциум стиснул худые кулаки. – Нам придётся махнуть рукой на осторожность. И использовать всё, что я когда-то умел. Напри… о-ох!..
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация