А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 22)

   Граф Тарвус. Не менее богатый, чем Брагга, почти независимый правитель земель у восточной границы.
   – Посмотрите на мой левый глаз, благородное сословие, и вы, доблестные легаты. – Граф говорил необычайно мягко и негромко, его голос можно было спутать с низким женским. – Этот глаз мне выжгли в подземельях Радуги. Выжгли медленно, специальным заклятьем, не дававшим мне, помимо всего прочего, потерять сознание от боли. А знаете, за что, досточтимый нобилитет и легатство? Я не отдал им свою дочь. Корнелия обладала способностями. Её хотели забрать. Однако она предпочла отречься от титула, она взяла в руки меч и стала наёмницей. Я не знаю, жива она или уже отдала жизнь на виселице. А всё потому, что не хотела становиться волшебницей. Не хотела проходить через те ритуалы, что требует Радуга, кощунственно прозываясь именем прекраснейшего небесного видения. Когда я отказался выдать им мою девочку, они взяли меня. Корнелию не нашли – она успела бежать. Тогда мне выжгли глаз. В полном соответствии со статьёй кодекса. За укрывательство. – Граф изящным жестом указал на пустую глазницу. – Я знаю, почтенные нобили, многие из вас отдали своих детей чародеям. Все мы понимаем – помимо всего прочего, они заложники, гарантия нашей верности. Кто поднимает руку на семь Орденов, поднимает руку на своих же детей. Не спорю, придумано очень ловко. И вот мы уже слышали речь барона Брагги. Что же поведал нам доблестный барон, чью смелость не подвергнут сомнению даже его враги? «Давайте скорее сдадимся, – сказал отважный барон. – Давайте заключим мир любой ценой». Вот что стояло за гладкой, отрепетированной речью. Но подумал ли преславный барон, что цена этого мира – наша честь?..
   Граф сделал эффектную паузу. Барон Брагга стоял красный как рак, сопел, кряхтел и тискал эфес длинного полутораручного меча.
   – Да, да, уважаемые нобили, да, мой повелитель, – вновь заговорил Тарвус, возвышая голос. – Не стану говорить, что маги потребуют, чтобы мы отказались от присяги нашему Императору. Согласно этой присяге все мы – его верные и вечные защитники, пока смерть не смежит нам очи. Его слово – закон для нас. Кто не хотел – мог не присягать. Мог бежать. Мог уйти за восточный рубеж. Мог стать прислужником Радуги – у любого человека благородного происхождения можно отыскать хотя бы слабый намёк на магические способности. Однако кто присягнул – тот должен знать, что пути назад нет. Слово Императора – закон. Коронный Совет утратил власть. Кстати, почему здесь нет ни одной составлявшей его персоны? Где Его преосвященство архиепископ Мельинский? Где иерархи церкви Спасителя? Где столичное дворянство? Я, граф Тарвус, с малой дружиной гостил у моего старинного друга, барона Лейафы, в окрестностях сего благословенного городка. Услыхав призыв повелителя, мы с моим благородным другом не мешкали… Однако где же многочисленное и доблестное мельинское дворянство?..
   Ответа не последовало. Никто не посмел перебить графа, а Император молчал, лишь едва заметно кивнул, давая Тарвусу знак продолжать.
   – Император изронил своё слово. Не дело нам, добрым подданным, подвергать его сомнению. Честь наша, и доблесть, и слава требуют точного выполнения воли повелителя. Я согласен с преславным легатом Суллой. Надлежит бить по главным башням Орденов. Башня Кутула – ближайшая. Не исключено, что там нас и станут ждать. Но до следующей – недели и недели пешего марша. Требуется солидная подготовка. Обеспечение фуражом и провиантом. А Кутул – близок. Предлагаю не мешкать и выступить немедленно. Отставшим частям – двигаться прямиком туда. К башне Кутула ведут хорошие дороги, даже по нынешнему времени года. Я всё сказал, господа.
   – Прошу позволения, мой повелитель, – прохрипел Брагга, выступая вперёд.
   – Говори, говори, барон, – равнодушно проронил Император. – Вот только отчего ты называешь повелителем меня? По-моему, тебе следовало бы обращаться так к почтенной Сежес или кто там сейчас занимает в Семицветье пост главы Ареолага?
   – С позволения Императора – никто, – поклонился Тарвус.
   – Мы побеседуем после, граф, мне любопытно узать, откуда у вас такие сведения. – Император светски улыбнулся. – Пусть сейчас говорит барон.
   – Мой Император, граф Тарвус усомнился в нашей преданности и верности. – Сжав кулаки, Брагга метнул в графа злобный взгляд. – Но преданность и верность – это не только слепое повиновение. В Книгах Спасителя сказано: «и если пастырь ведет отару к обрыву, не возбраняется отаре повернуть вспять». Война с магами – это путь к обрыву, мой Император! Они перебьют нас так же легко, как…
   – В Мельине, – заметил Император, – им этого не удалось.
   – Но сколько храбрых легионеров осталось на мельинских улицах?! Сотни и сотни! За несколько погибших волшебников…
   – Вся Радуга едва ли превышает числом семь тысяч человек, – спокойно сказал Император. – Мы можем выставить вдесятеро больше. Только легионы, не считая дружин доблестных баронов.
   – Разве в такой войне важна численность?! – завопил Брагга, забыв об этикете.
   – Как показал Мельин – важна, – уронил Император. – В ближнем бою маг успевает сразить девятерых. Но десятый сражает его. Но не об этом сейчас речь, доблестный барон. Насколько я понял, ты не хочешь принимать участия в этой войне. Молчи! Ты уже всё сказал. Так вот, все, кто думает так же, как барон Брагга, могут покинуть мой лагерь немедленно. Даю вам своё императорское слово, что ни один волос не упадёт с вашей головы, потому что на мой призыв вы откликнулись. Но предупреждаю – если мы встретимся как враги, пощады не будет. Не будет пощады никому, кто станет сражаться за Радугу. И я хочу, чтобы герольды провозгласили об этом немедленно.

   Глава девятая

   «Как хорошо, – думала Клара Хюммель, – что я решила осмотреться. Как хорошо, что мне взбрело в голову воспользоваться тропой, а не воротами. Мы стали слишком самонадеянны. Беспечны. Опьянели от собственной силы, от того, что за много веков никто не бросил нам по-настоящему серьёзного вызова. И вот, пожалуйста. Хищные твари над тропой. Плотоядные растения – по бокам. Дикий Лес, внезапно выпрыгнувший из своих дрейфующих в межреальности гнёзд, чего не случалось уже добрых два века. Что-то страшное происходит там, внизу, что-то страшное, а мы по-прежнему ни о чём не знаем и ничего не понимаем. Но теперь есть шанс, что разберёмся. Если, конечно, я унесу отсюда ноги».
   Путь оказался долог, тернист и прямо-таки усеян внезапно возникающими препятствиями. И не только хищниками или плотоядными растениями-кровососами. Порой волшебницу охватывало внезапное удушье или начинало казаться, что тропа и всё окружающее её скручивается в один исполинский кокон. Неведомая сила рвала и трепала пролегшие в Междумирье пути, просто чудо, что они всё ещё вели куда надо.
   И дело тут явно было не только во вторгшихся козлоногих тварях. Клара всем своим существом урождённой волшебницы ощущала глубокие, острые вибрации, какие-то непонятные судороги, волнами прокатывающие по пронзающей Межреальность Силе.
   И невольно ей захотелось, чтобы в высоких небесах на самом деле жили боги, мудрые и добросердечные. Чтобы Спаситель, в которого столь неколебимо верит Аглая, оказался бы чем-то большим, чем просто легенда.
   Она отбрасывала эти мысли как малодушные и недостойные боевого мага, однако они возвращались вновь и вновь.
   Кларино появление в Мельине оказалось безрадостным. Стоял пасмурный осенний день; над развалинами города ещё поднимался дым, догорали остатки Чёрного Города. Белый Город его обитателям удалось отстоять, однако лишь для того, чтобы теперь с мечами наголо защищать от рвущихся туда погорельцев. Кто-то сбивался в угрюмые ватаги, намереваясь двигаться в южные земли; кто-то, напротив, бессмысленно толокся у покрытых густой копотью городских ворот, которые уже никто не охранял.
   Даже ко всему привычной Кларе стало дурно – настолько сильно пахло палёным. Даже приблизительно невозможно было прикинуть, сколько же людей заживо сгорело в Чёрном Городе.
   Она медленно шла по грязной дороге, мимо наспех разведенных костров, краем уха ловя обрывки разговоров.
   – Всё магики. Всё они, проклятые, – горячилась женщина, прижимавшая к себе трёхлетнего мальчонку – видно, не было сил отпустить после того ужаса, из которого они вырвались. – Мятеж учинили, правильно их владыка к ногтю решил прижать…
   – За Императором! За ним идти надо! – талдычил рядом с ней древний дед – чуть ли не единственный в пёстрой толпе погорельцев. Дед опирался на увесистую палку, и вообще непонятно было, как ему удалось выбраться из огня. – Он легионы на север повел. К нему пристать надо! У него и припас, и всё!..
   – Ага, нужен ты ему больно, – хмуро бросил здоровенный мужик в кожаном фартуке. – Из-за него-то всё и началось. Он сам первый на магиков напал. Небось не трогал бы их, и всё обошлось бы…
   Дальше Клара слушать не стала, прошла мимо. Всё понятно и так. Разброд и смятение, смятение и разброд. Император, заваривший всю эту кашу, исчез, все беды свалились на головы ни в чём не повинных горожан.
   «Такова суть всякой власти. Кроме лишь той, что у нас в Долине «, – не без гордости подумала Клара.
   Она шагала прочь от Мельина на юг широким и упругим шагом. Неброско одетая женщина – сейчас лет тридцати пяти на вид – со шпагой у пояса и мечом за спиной. Магия в Мельине была мертва – и Клара, почти не прикладывая усилий, могла идти по чёткому следу. Козлоногие не прятались. Похоже, они как раз хотели, чтобы она их отыскала.
   Остановилась она только один раз – перекусить взятыми ещё из Долины запасами, когда унылые ряды спасшихся из огня жителей скрылись наконец за поворотом дороги и вокруг потянулись живые изгороди – вдоль дороги лежали поля и фермы.
   День уже клонился к вечеру, когда Клара добрела наконец до места.
   Старый дольмен на склоне холма – он врос в землю так, что между тремя могучими каменными плитами получился не сквозной проход, а пещерка. Сам холм был весь покрыт пожухлой травой, мёртвые тела летних красавиц шуршали под ногами.
   Дольмен казался совершенно пустым и мёртвым. Ни малейшего дуновения Силы. Все незримые обитатели холмов давно пали в неравной борьбе или ушли далеко на восток, в Бросовые земли.
   Клара сбросила с плеч поклажу, расстелила на холодной и липкой земле чешуйчатый плащ из кожи василиска, не пропускавший ни сырости, ни мороза, – завернувшись в него, можно было спокойно спать на снегу, не боясь отморозить почки и всё прочее. Привалившись спиной к шероховатому камню, расслабила тело и принялась ждать.
   Дольмен не только казался, он и на самом деле был пустым и мёртвым. Ни один маг этого мира не смог бы при всём желании откопать в нём ничего необычного. Но Клара Хюммель к их числу не принадлежала. Дольмен многое видел и многое помнил. Где-то в самой глуби невообразимой для смертного памяти магического камня, помнившего первое появление Тьмы и первых её служителей, запечатлелся извилистый ход из-под холма, что на самом деле был не холмом, а древним могильником. Клара сосредоточилась и постаралась дотянуться до подземной камеры. Легко пронзила толстый слой земли. Девять слоёв брёвен. Слой белого камня – он, похоже, содержал включения парализующей магические способности субстанции, однако Клара пробилась – слишком велика была инерция; правда, прорыв этот отозвался сильной и резкой болью в висках.
   Дальше ничего не было. Только затхлый воздух склепа. Каменный гроб таких размеров, что в него смело можно было уложить пяток человек.
   И пятно тщательно замурованного хода, что вёл ещё глубже. Волшебница попыталась осторожно проникнуть под каменную крышку саркофага, проникла и…
   И тотчас же отдёрнулась, словно её обожгло.
   Существо, что покоилось в каменном гробу, не имело ничего общего с человеком, кроме прямохождения и наличия пары ног, очень похожих на козлиные. Верхняя же часть тела очень напоминала тех самых летучих «скатов», которых она видела при первой встрече с козлоногими. А ещё это создание очень походило…
   Очень походило на неразумную и злобную тварь жзашпаупата, что пыталась преградить ей путь на тропе.
   Клара тихонько охнула. Ей внезапно стало очень страшно. Виски покрылись липким потом.
   Долина стояла лицом к лицу с поистине неодолимым врагом.
   Резкий ожог прервал её видение, некоторое время она просто сидела, болезненно морщась и приходя в себя. Потом уловила, как там, внизу, открывается магическая дверь. По подземному ходу поднимались те, с кем она собралась вести переговоры.
   Их было трое, как и в первый раз. Она узнала говорившего с ней козлоногого – на сей раз он вырядился в аляповатый чёрно-красный шёлковый плащ, совершенно не по холодной и мокрой погоде.
   Два его крылатых спутника уставились на волшебницу немигающими рыбьми глазами. Крылья их чуть заметно шевелились. Свёрнутые в кольцо хвосты замерли в готовности.
   Клара удивилась. Она ожидала долгого пути, обысков, конфискации оружия… Вместо этого козлоногий пришёл к ней сам. Небось попросит сейчас снять меч и шпагу – сам-то он, кстати, безоружен.
   – Я безоружен, почтенная Клара Хюммель, – вежливо кивнул козлоногий. Распахнул плащ, демонстрируя роскошный шёлковый дублет. – Ты можешь прощупать меня заклинанием. Я понимаю, что верить на слово – не в твоих правилах.
   Недолго думая, Клара пустила в ход хитрое, заковыристое заклятье, содержавшее четыре уровня обхода ловушек и аж семь уровней защиты от отводящих волшебство чар.
   Похоже было, что козлоногий говорил правду. Оружия при нём действительно не было. Сила – была. И немалая. И арсенал совершенно непонятных, непривычных Кларе заклятий, которые она, случись что, не сразу бы решила, как и с какой стороны блокировать. Оставалось надеяться, что её чары будут так же непонятны и новы для козлоногого визави.
   Заклятье сделало своё дело и теперь медленно угасало, всасываясь внутрь дольмена. Всасываясь… всасываясь… всасываясь…
   Тварь в каменном гробу пошевелилась. А волосы у Клары на голове встали дыбом. Хитрость козлоногого прочитывалась мгновенно – он был здесь в большей безопасности, чем в любом ином месте. Потому что Кларе оставалось рассчитывать только на свой меч, без всяких там амулетов и вообще без какой-либо магии. Потому что иначе тварь под курганом проснётся.
   «Я не знала, – виновато подумала Клара. – Я не знала, что вам был ведом этот ужас, древние. Я не знаю, что это за бестия и откуда она, но я чувствую ваш ужас. И… стоит взглянуть… я вижу бесчисленные костяки, окружающие могилу. И я чувствую заклятье. Варварское, грубое, но прочное. Оно простояло столько веков… потому что было скреплено жертвенной кровью. Людской кровью».
   Клара не была сильна в истории Северного Мира, ничего не знала об Исходе, о битве на Берегу Черепов. Но, расскажи она кое-кому из здешних историков о своей находке, её ждал бы восторженный прием. Потому что могильник был много древнее, чем сама Мельинская Империя, куда древнее, чем Исход, старше самых первых поселений гномов и эльфов.
   Однако скелеты, окружавшие подземную камеру, были человеческими. Все до одного.
   Ах, как обрадовались бы этому открытию семь Орденов!..
   Но как могло получиться, что подобное прошло мимо их внимания? Почему же они не докопались до истины? Неужто их удовлетворило молчание дольмена?
   – Мы будем говорить здесь? – Клара наконец нарушила тишину. Хотя уже и знала ответ.
   – Откровенно говоря, мы предпочли бы спуститься вниз и говорить возле саркофага, – последовал насмешливый ответ. Козлоногий ухмылялся. Лицо его неестественно съехало куда-то набок. – Во избежание случайностей.
   – Вы могли бы поступить, как в прошлый раз. – Клара пожала плечами. – Я пришла на переговоры, не на поединок.
   – Однако ты вооружена до зубов.
   – Прошлый раз я тоже была вооружена.
   – Нет, Клара, – осклабился козлоногий. – Нет, говорить мы будем здесь. И всё твое оружие останется при тебе. Но я хочу, чтобы ты поняла, что будет, если ты пустишь в ход магию.
   – Я поняла, – холодно отозвалась Клара, надменно вскидывая подбородок. – Я очень хорошо вас поняла. Но ведь мы собрались здесь не для того, чтобы упражняться в риторике, перебрасываясь колкостями. Вы сделали определённое предложение. Я принесла вам ответ.
   – Каков же он? – вновь улыбнулся козлоногий.
   – Мы просим у вас три дня, чтобы Совет мог всё как следует обсудить. У нас нет одного правителя. Такие важные дела решает Совет из наиболее достойных представителей Долины. У нас слишком мало правдивых сведений. Мы не можем принимать решения, основываясь лишь…
   – Но ведь ты видела могилу, – бесхитростно перебил её козлоногий. – Мы привели тебя сюда не только чтобы заставить отказаться от использования магии. Мы привели тебя сюда, чтобы ты поняла нашу силу. Мы – Созидатели Пути. Нам безразлично, какие преграды лежат перед нами. Долг превыше всего. И остановить нас не сможет уже ничто. Этот мир – наш. Уйдите с дороги, маги Долины. Война между нами будет долгой и кровавой, но вас – сотни, а нас… Нас никогда не бывает меньше, сколько бы ни погибло в боях. Мы возрождаемся вновь и вновь. Потому что Путь должен быть завершен, и тогда мы вернемся в Лоно.
   – Вернетесь куда? – не удержалась Клара.
   – Вернемся в породившее нас Великое Лоно. Наступит конец времени, и цель будет достигнута. Мы вновь станем Единым.
   – Пока мы едины, мы непобедимы, – не удержавшись, проворчала Клара себе под нос. Эту песенку она подслушала в одном очень-очень странном и смешном мире… куда иногда наведывалась отдохнуть и поразвлечься.
   – Вы случайно оказались у нас на дороге, – продолжал тем временем козлоногий. – Вы похожи на нас. Мы принадлежим к высшим расам, Клара Хюммель. Ты можешь улыбаться, но в действительности это так. Драться с вами нам нет необходимости. Наверное, ты уже поняла, что мы вообще дерёмся только по необходимости. Необходимости, которую диктует Путь.
   – Да что такое этот ваш Путь, что ради него надо обращать всё в руины? – не выдержала чародейка. – Объясните, раз уж мы начали переговоры! Быть может, он настолько важен, что, как только Совет узнает об этом, то сразу же решит убраться из Долины в самую глубокую преисподнюю!
   – Путь – это путь. Дорога. Тракт. Тропа. Просёлок. Какие ещё слова я должен употребить?
   – Откуда и куда он ведет? – настаивала Клара. – Кто двинется по нему?
   – Он ведет к Дому, – не раздумывая, ответил козлоногий. – Породивший нас пройдет по Пути и вернется домой.
   – Слишком туманно для меня, слишком туманно! Ты произносишь слова, за которыми нет ничего, кроме звуков. «Породивший», «Дом»… у них слишком много значений.
   – Я сказал всё, что мог сказать. – Козлоногий развёл руками.
   – Хорошо, – прищурилась Клара. – Давай тогда ещё немного поговорим о тебе. Как здоровье твоей почтенной супруги? И твоих детей? Прости меня, от неожиданности я позабыла все формы вежливости на таких переговорах – ведь поинтересоваться твоей семьёй было моим долгом в самом начале. Я исправляю ошибку.
   – Я понял тебя, – кивнул козлоногий. – Задавая простые вопросы, ты стараешься изучить нас. Но мне придётся разочаровать тебя – у меня нет ни семьи, ни детей. Эти понятия… гм… у нас не в ходу.
   – Но ты же понимаешь, что это такое! – удивилась Клара.
   – Разумеется. Моё дело – готовить всё к моменту, когда в очередном мире начнется возведение Пути. Поэтому я должен знать понятия и термины из того мира, куда мы приходим. Я знаю, что такое семья.
   – Ты пришёл на переговоры. Ты хочешь решить дело миром, – принялась втолковывать козлоногому Клара. – Но мы до сих пор так и не начали говорить всерьёз. Чего ты хотел добиться, приведя меня к этому кургану? Показать свою силу?.. Какое отношение имеет к вам эта бе… это существо?
   Козлоногий улыбался. И ничего не отвечал.
   – Это не разговор, – покачала головой Клара. – Мы не понимаем друг друга.
   – Отчего же? – изящно удивился её собеседник. – По-моему, наоборот. Ты поняла, что война с нами будет жестокой и кровавой. Ты поняла это очень хорошо, куда лучше, чем в первый раз. Тогда ты была ослеплена гневом, тебя унизили, взяли в плен, связали. Я понимаю – оглушить ударом из-за угла и скрутить можно любого силача. Каждый может оказаться в плену. Унижение и другие чувства могут плохо влиять на способность трезво мыслить. Поэтому мы решили поговорить с тобой здесь. Не подвергать тебя разоружению… Я правильно выражаюсь?
   – Да, правильно, – механически ответила Клара. Было мучительное ощущение, что только что она узнала нечто чрезвычайно важное, важное настолько, что перед всем этим поблекли бы любые тайны Долины. – Правильно…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация