А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 18)

   «Бросить их всех в самое сердце лесного пожара…» Всех… Всех? ВСЕХ!!!
   – Ты хочешь сказать – магия отнюдь не удел избранных? – замирая, произнесла она.
   – Гм… язык мой – враг мой. – Маг досадливо нахмурился. – Конечно, Тави. Конечно. Далеко не все умеют играть на лютне, но касаться струн и извлекать из них звуки могут все, если только они не лишены рук. Хотя в этом случае можно воспользоваться зубами. Ну так вот и с магией то же самое. Я, если честно, считал – это все и так знают… Старый дурак.
   Так вот представь, что будет, если все вокруг примутся терзать лютни, Тави. А ведь магия – это отнюдь не столь безобидная вещь. Ты согласна? Невежда никогда не сыграет сложную и тонкую мелодию, но чисто случайно… его какофония… если применить это к магии… может вызвать к жизни такие создания, что лучше бы сотворившего такое… заранее с жерновом на шее – да в воду.
   Собственно говоря, все Ордена магов только тем и заняты, что не дают неразумным детям спалить самих себя – и всё окружающее вместе с ними.
   – Неправда! – не выдержала Тави. – Властью они заняты! Властью! И наживой! Мой Учитель говорил…
   – А кстати, кем был твой Учитель? – тотчас подхватил Акциум. – Мы немного уже говорили об этом… и я считаю его покинувшим Радугу чародеем, причём весьма высокой ступени, иначе он не смог бы научить тебя так ловко чувствовать Силу. Опиши мне его! Я знал в лицо многих из Радуги… очень даже многих.
   – Хорошо, – чуть растерянно ответила Тави. – Он был высок… много выше среднего роста. Очень худой. Лысый. И такой… лицо такое… костистое. Очень-очень, так что я сперва даже пугалась, а потом он объяснил мне, что это у него после неудачного наложения заклятия…
   – Худой… лысый… костистый череп… – забормотал Акциум. – Нет. Не знаю такого. Среди высших иерархов такого точно не было. Орла… то есть боги меня вразуми, кто же это может быть? – Он с неожиданной пристальностью взглянул на Тави. – Ничего не приходит в голову. Это плохо, очень плохо. – Он казался до крайности озабоченным.
   – Это что, так важно? – в упор спросила Тави.
   – Сейчас – нет, но чует сердце, потом ещё аукнется… Хотя ты права, нынче нам об этом думать пока рано.
   – А о чём надо? – немедленно спросила девушка.
   – О том, откуда взялись эти козлоногие и как с ними справиться, – со всей серьёзностью ответил маг. – И ещё… о том, во что выльется нарушение мной запретов.
   – Ты их нарушил? – изумилась Тави.
   – Конечно. Когда покинул келью.
   – И что теперь? – Невольно в её грудь вползал холодный страх. – Что теперь будет? Что мы можем сделать?
   – С Заточившим меня – увы, ничего, – мрачно ответил Акциум. – Его невозможно убить, с ним невозможно справиться силой оружия, его можно только переубедить.
   – А почему он тебя заточил? – пошла на второй круг Тави.
   – Не будем об этом, – отрезал Акциум. – Не будем об этом больше. Пожалуйста.
   – Хорошо, – уныло ответила Тави. Однако сразу же: – А ты станешь меня учить?
   – Тебя? – изумлённо воззрился на неё Акциум.
   – А что тут такого? Мой Учитель сгинул. Наверное, погиб. Или ушёл из этого мира, если правда то, что ты говоришь… Что мне теперь делать? Кана убили… Сидри сбежал с Алмазным Мечом, а я из-за этих проклятых аколитов Семицветья упустила его… Каменный Престол не упустит случая очернить меня перед Кругом Капитанов. Меня изгонят…
   – Э, неужели бесстрашная Тави собралась плакать? – изумился волшебник. – Не стоит, девочка. Я видел, как ты сражаешься.
   – Но идти мне всё равно некуда-а-а-а…
   – Но дом-то у тебя есть? – озабоченно поинтересовался Акциум.
   – Дом… есть кровать, под которой стоит мой сундучок. Вот и всё, – с горькой откровенностью вырвалось у Тави. – Там, на западе, во владениях Вольных.
   – И чем ты занималась до того… до этого?
   – Была у Вольных наёмницей, походным магом, потому что немного знаю волшебство… Ходила с ними в походы. Может, помнишь монастырь Тра…
   – Траневаарден? Помню, – усмехнулся Акциум. – Да, слыхал. Элегантно. Так, значит, это была ты?
   – Я, Кан и ещё двое.
   – Элегантно, – повторил Акциум. – Помню, это произвело на меня известное впечатление… Я даже решил, что к этому случаю причастна Радуга – уж слишком сильно ощущалась там рука бывалого мага…
   – Правда? – Тави даже покраснела от удовольствия.
   – Правда. Только смотри не вздумай зазнаваться, моя дорогая!
   – Но, может, тогда ты всё-таки…
   – Тави, – со вздохом сказал волшебник, – мы едва знаем друг друга. Ты даже представить себе не можешь, насколько это опасно – путешествовать сейчас со мной. На меня охотятся не какие-то там захудалые драконы или свихнувшиеся эльфы. Заточивший – это тебе не просто так. Ты не можешь вообразить себе всю мощь Заточившего. Его, что повелевает… – Акциум опомнился и осёкся. – Всё, хватит, – ворчливо сказал он. – А то я уже начинаю скакать через твою верёвочку. Смотри, дочка, будешь ещё приставать с расспросами – уста заклятьем запечатаю, как сказали бы песнопевцы. У меня сейчас есть дело. Если хочешь, идём со мной…
   – А Сидри? А Алмазный Меч? – вдруг вскинулась Тави. – Что же, пусть он уходит?!
   – Сейчас – пусть уходит, – жёстко сказал маг. – Я не слишком хорошо представляю себе, что такое Алмазный Меч и на что он способен… но будет лучше, если гномы сейчас получат своё сокровище и оно исчезнет в подземельях. Поверь, так будет лучше для всех. Потом, если захочешь, ты сможешь свести счёты с этим трусливым гномом. Впрочем, конечно, можешь отправиться прямо сейчас, но тогда наши дороги разойдутся, а ведь ты, если я не ошибаюсь, хотела чему-то у меня учиться, ведь правда, Тави? Мне кажется, я смогу кое-что для тебя сделать…
   Разумеется, это решило дело.
* * *
   Мы шагали по дороге, и я испытывал поистине неземное блаженство. После веков заточения я говорил с живым существом, очаровательным и юным. Чудовищно, непредставимо юным по сравнению с тяжким грузом канувших тысячелетий. Тави, милая девочка с необычайно сильным даром… из тебя могла бы получиться неплохая волшебница.
   Могла – потому что чем дальше, тем грознее становились знамения. Милая девочка их просто не замечала. На своё счастье.
   А вот я видел. В движениях неба, в содроганиях глубоких подземных вод, в колебаниях аэра крылся ужас. Необоримый, всепоглощающий. Я мог припомнить такое только один раз – когда великое заклятье мятежника призвало в этот мир новую Сущность, вознамерившуюся пожрать всё вокруг…
   Нет, Заточивший. Я не сдамся без боя. Не для того я отринул путь Акциума… хотя и назвался милой девочке этим самым именем. Я буду драться за этот мир – если потребуется, я буду драться даже в союзе с Радугой.
   Отчего-то мне всё сильнее кажется, что так и выйдет.
   Мы шли по дороге, дальше и дальше. Впереди – Мельин; я верил, что там я найду разгадку.
* * *
   – Ну вот. Это то, о чём ты просила, Дану, – сказал за спиной Агаты странный голос – словно во рту говорившего всякий раз сталкивались костяные пластинки. – Преображение окончено. Теперь, – в голосе послышалась горькая усмешка, – я могу называть себя человеком. Или… почти человеком.
   – Едва ли это достаточно высокое звание для такого могучего мага, как ты, – со всегдашним своим презрением к роду проклятых хумансов заметила Агата.
   – Не звание, а телесная форма, – клацнуло у неё над плечом. – Просто форма, с двумя руками и ногами.
   – Почему тогда не Дану?
   – У меня уши не острые, – совершенно серьёзно возразил Хозяин Ливня.
   – Ой, держите! Ой, не могу! Но ведь не люди были первыми с двумя руками и ногами, а мы – Древние Расы! Эльфы, гномы, Дану, Вольные… да те же гоблины и орки!
   – Гм… ты и вправду так думаешь?
   – Конечно! У Дану это знает любой ребёнок!
   Хозяин Ливня как-то странно посмотрел на неё.
   – Ну ладно. Мне кажется, в пути нас будет ждать ещё один сюрприз…
   – Это какой ещё сюрприз? – насторожилась Агата.
   – Насчёт древности, – с самым невинным видом объявил Хозяин Ливня.
   Агата демонстративно дёрнула плечами.
   – Увидим, – таинственно пообещал он.
   Путь их длился совсем недолго – однако они уже приближались к сердцу Мельинской Империи. О нет, Хозяин Ливня в нынешнем своём виде не мог мгновенно переноситься на громадные расстояния, что он проделал в прошлый раз вместе с Агатой по дороге в свой восточный замок. Вместо этого приходилось отыскивать древние ворота – круги стоячих камней, зачастую скрытых в густых, непроходимых зарослях, в диких и заброшенных землях. Хозяину Ливня приходилось плести головоломные цепи заклятий, удерживая натянутую сквозь пространство незримую нить, вдоль которой пролегал сейчас их путь. Он поистине был великим магом, и Агата невольно задавала себе вопрос – кем же он был раньше, пока не сделался тем, что он есть теперь: алчным чудовищем, человеко – и душеядцем?
   – Скажи мне, куда ты хочешь попасть? – спросил он Агату, когда они только-только оставили позади ворота замка.
   Дану задумалась. Конечно, прежде всего надо остановить легионы, но, с другой стороны, они ещё будут тащиться до Бросовых земель не одну неделю. Времени много. Она должна успеть.
   И она назвала башню Алого Ордена в Хвалине.
   Ведь где-то там остался Деревянный Меч, величайшее сокровище, доверенное ей, которое она не уберегла.
   Хозяин Ливня только пожал плечами.
   – Мне всё равно. Я обещал помочь тебе, и я помогу.
   В человеческом облике он изъяснялся куда более будничным языком, нежели в своём истинном.
   – Ну, вот он, твой Хвалин, – сказал Хозяин, устало откидывая капюшон. Голый костистый череп был весь мокрым от проступившего пота. – Подожди идти к воротам – мне надо набросить на тебя иллюзию. Любой маг, конечно же, сразу распознает, но… так хоть нам не придётся убивать стражников.
   – Я могу, – спокойно сказала Агата. – Чем меньше хумансовых стражников, тем лучше.
   – Грррм! – дёрнулся Хозяин. – Послушай, Дочь Дану… поверь, сейчас тебе не нужна лишняя кровь. Крови будет предостаточно, когда ты станешь прорываться в башню…
   Агата шагала по улицам Хвалина с истинно королевским достоинством. Тот, кто многие годы носил рабский ошейник, кто был двуногим скотом и говорящей вещью, поймет её.
   На них обращали внимание. Молодые мастеровые, возчики, торговцы, разносчики и прочий люд – как же, по одежде знатная дама, а идёт пешком, не в карете, не в портшезе!
   Башню Арка венчал острый сверкающий шпиль, и на нём – флюгер в виде орденского герба. Три переплетённых языка пламени – казалось, ветер только раздувает их неистовую мощь.
   Вознесшееся ввысь строение отличалось своеобразной суровой красотой. Мощь Радуги позволяла строить не просто крепости или там башни, где можно отсидеться в случае чего.
   – Что делаем дальше, Дану? – спокойно спросил Хозяин Ливня.
   – А ты сам?..
   – Я сам? Мне в общем-то Радуга безразлична, – последовал ответ. – Они домогались моего Меча, но с таким же успехом может его домогаться пятилетний ребёнок. А тебе, я так понимаю, нужен Иммельсторн. Ну что ж… тогда прорываемся внутрь. Только скажи сперва – ты уверена, что Деревянный Меч по-прежнему здесь?
   Агата закрыла глаза. «Старая сила Дану, помоги же мне!»
   Ей показалось, что башня, покачиваясь, наплывает на неё, а каменные стены становятся прозрачными. Алое сияние разливалось вокруг – отсвет могучей силы Красного Ордена, и на самом верху башни, наверное, в апартаментах Верховного мага, Агата увидела знакомый росчерк холодного зелёно-жемчужного пламени.
   – Он там, – уверенно сказала она.
   – Хорошо. – Хозяин Ливня кивнул. – Я помогу тебе, Дочь Дану, но с тем условием, что ты потом тоже поможешь мне. Есть средство вернуть себе привычный человеческий облик…
   Глубоко упрятанные в череп глаза зло сверкнули.
   – Это нелегко, но и ты требуешь от меня нелёгкой службы. Ну как, ты согласна?
   – Что ты такое говоришь?.. – побледнела девушка. – Ведь я ещё там сказала…
   – Что не желаешь стать такой же, как я? Помню. Но у тебя ещё будет шанс изменить своё мнение. – Хозяин Ливня чуть склонил голову набок, презрительно сощурился и вяло махнул рукой.
   Осеннее небо над их головами начало стремительно заволакиваться тучами.
   – Что ты хочешь сделать?! – не выдержав, завизжала Агата.
   – Тебе ведомо мое оружие, – последовал почти что глумливый ответ.
   – Не-е-е-е-т!!! – вырвался у неё отчаянный вопль.
   Она повисла на плечах Хозяина – жёстких, костистых плечах, словно под тканью плаща не осталось ни грана плоти.
   Башня содрогнулась. Кольцо бешено пляшущих туч всё расширялось и расширялось…
   На самом верху башни, на высоте, возле основания шпиля, внезапно появилась человеческая фигурка в однотонно-алом плаще.
   – Спасибо тебе, Агата, – удовлетворённо заметил голос Верховного мага. – Ты исполнила то, о чём мы просили… почти исполнила.
   – Что?! – взревел Хозяин, отпрыгивая в сторону.
   – Как ты мог попасться на столь простую приманку, Хозяин? – усмехнулись наверху. – Девчонка привела тебя прямо в ловушку… прямо ко всей мощи Арка. На это мы и рассчитывали.
   Только теперь Агата сообразила, что площадь перед башней как-то уж больно подозрительно пуста. Ни людей, ни повозок, ничего – голый камень под ногами да наглухо закрытые окна и двери в окрестных домах.
   А потом на крышах, в проулках – повсюду вокруг них стали появляться фигуры в красных плащах. Их было много – десятки, если не сотни; здесь сейчас собрался, наверное, весь Орден.
   – Ты… ты… – Хозяин обернулся к Агате. Глаза его превратились в два рдеющих угля.
   – Нет! – завопила Агата. – Я тебя не предавала! Не предавала! Не…
   Сжатая в кулак рука взлетела, готовая ударить. Агата сжалась в комочек, закрывая лицо ладонями, – вся её храбрость куда-то исчезла, остался лишь животный страх; ноги отнялись, сердце летело куда-то вниз, в бездонную пропасть, и не было ни выхода, ни спасения…
   – Не смей обижать нашу верную Дану! – глумливо выкрикнул кто-то. Щеки коснулось быстрое холодное дуновение – словно совсем рядом с лицом пронеслось ледяное лезвие меча.
   – Да беги же ты, дурёха! – грянул откуда-то сверху голос Верховного мага. Незримая рука схватила её за шиворот, весьма нелюбезным рывком поставив на ноги. Не удержавшись, Агата вновь упала, и, похоже, это спасло ей жизнь – невидимая ледяная стрела вновь промчалась совсем рядом.
   …Агата судорожно сучила ногами, пытаясь отползти подальше, однако Хозяин Ливня, похоже, забыл о ней – ему противостояли куда более грозные противники.
   Вокруг всё стало красным-красно от орденских плащей. Арк бросил в бой все силы. В середине пустой площади, окаймлённой кровавым кольцом, неподвижно застыл Хозяин Ливня. Агата помнила его страшную силу, помнила, как Сильвия едва-едва сумела вырвать добычу из когтей нерассуждающего голодного чудовища, каким был тогда Хозяин; неужели Арк всерьёз рассчитывает справиться?..
   Арк рассчитывал. Над башней набирал силу изумительной красоты радужный вихрь; словно исполинское копьё, он целился прямо в сердце стягивающихся над Хвалином туч. Маги в алых плащах, похоже, совместно творили какое-то заклинание; творил нечто и Хозяин; вспомнив, на что он способен, Агата нашла в себе силы подняться. Не в силах повернуться, она пятилась и пятилась, пока не упёрлась спиной в какой-то забор.
   В этот миг маги атаковали. Наверное, они опередили Хозяина лишь на краткий миг – однако в магических войнах, как и в обыкновенных, зачастую верх берет именно тот, кто нанёс первый удар.
   Над площадью прямо из воздуха сгустилась исполинская сеть, сотканная из мириад огненных нитей. Алый Орден не мудрствовал лукаво – заклятья, основанные на силе пламени, удавались им лучше всего. Сеть перечеркнула небо, зависла на миг, а потом стремительно рухнула.
   И тотчас же с пронзительным, режущим слух визгом радужное копьё оторвалось от шпиля башни, рванувшись прямо ввысь.
   Настоящим, живым огнём вспыхнул герб ордена на самом острие шпиля.
   Хозяин Ливня закричал. Ничего человеческого в этом крике уже не оставалось. В нём звучали слова давным-давно уничтоженного языка, потому что сами эти звуки казались оскорблением мировой гармонии. В боевом кличе Хозяина – неведомого существа, неведомо как возникшего и неведомо к чему стремившегося, – слышалась такая ненависть, что Агата даже зажмурилась – крик резал глаза, словно напоённый кислотным ядом ветер.
   В руке Хозяина возник, плавно соткавшись из бесформенного облачного обрывка, длинный чёрный клинок. Острие уставилось в зенит, и, теперь уже шёпотом, но таким, что слышала вся площадь и, наверное, слышал весь замерший от ужаса Хвалин, Хозяин произнес слово Силы.
   Прямо вверх прянула чёрная молния. Из обхвативших радужное копьё своими плотными боками туч вниз устремились первые ядовитые капли.
   Над Хвалином начинался Смертный Ливень.
   Сеть громко затрещала. Чёрный пар брызнул во все стороны, алые ячейки горели, горело само слагавшее их пламя, в свою очередь, распадаясь и обращаясь в ничто. С боков им на смену рвались новые и новые сплетения алых нитей, спеша залатать прореху; но и сила Хозяина не уступала, вверх рвались стрелы тёмного пламени, мощь Арка не могла погасить этот костёр; в небе радужное копьё пробило слой туч навылет, появилось смутное серое пятно, воздух внезапно замутился, Агате показалось, будто мириады мириад рук старательно ловят мчащиеся к земле капли Ливня, однако, конечно же, никакая сила остановить это бедствие не могла.
   Всё, что оставалось Дану, – это метнуться под защиту какого-то каменного сарая; иных в Хвалине и не строили.
   Ни один из магов не сдвинулся с места, и невольно Агата воздала должное мужеству врага. Магов можно было назвать подлецами, но трусами они явно не были.
   Ни та, ни другая сторона даже и не помышляла о переговорах. Бой шёл на уничтожение. Никаких компромиссов и перемирий. Очевидно, счёты были и в самом деле велики – возможно, так велики, что даже счёт Агаты показался бы перед ними жалкой детской обидой, что бесследно пройдёт самое большее через четверть часа.
   И всё-таки они боялись и смерти, и боли. Агата никогда не думала, что сможет пережить то, что увидели её глаза и услыхали её уши. Многоголосый вопль, вопль ужаса и отчаяния, вопль корчащейся человеческой плоти, вопль десятков и сотен жертв; кто-то начал метаться по крышам, в припадке безумия срывая с себя одежду, кто-то кубарем катился вниз, в эти последние мгновения надеясь отыскать укрытие; однако большинство чародеев остались стоять, не разрывая круга и не ослабляя мощи нацеленного на врага заклятья.
   На мостовую перед Агатой упали первые дымящиеся капли.
   Однако в небесах мощь Арка явно брала верх. Радужное копьё разделилось на тысячи мелких стрел, пронзавших чёрные косматые клубы, и капли падали медленно, неуверенно, редко, словно сила Ливня готова была вот-вот иссякнуть…
   Прореха в сети сузилась до размера человеческой головы.
   И тогда Хозяин вновь закричал. Это была уже не ярость, это был тяжкий стон попавшего в ловушку и смертельно раненного зверя.
   – Будь ты проклята! – услыхала обмершая Агата.
   А в следующий миг чёрный меч вспыхнул весь сразу, от эфеса до острия; Хозяин направил свой удар не в магов, не в сеть, что стремительно опускалась, почти что падала, ему на плечи; он направил его в основание башни Арка.
   Никогда ещё Хвалин не слышал такого безумного грохота. Казалось, сотни тысяч подземных демонов рванулись на волю из своих убежищ, ломая на своём пути даже крепчайшие кости земли. Воздух прорезал невыносимый, на самом пороге человеческого слуха, полувизг-полускрежет – словно железом вели по тонкому стеклу. Подножие башни окуталось дымом; то и дело в клубах мелькали гротескные, искажённые физиономии каких-то чудищ; физиономии гримасничали, кривились и дёргались, составляясь на несколько мгновений и тотчас же исчезая.
   Сперва Агате показалось, что с башней ничего не случилось и Хозяин лишь зря потратил силы. Но потом… потом башня внезапно приподнялась, словно пытаясь оторваться от косных фундаментов и рвануться в небо, по серому камню стен зазмеились чёрные трещины, шпиль переломился у самого основания, и гордый герб из огненного авальонна грянул вниз, вдребезги разбившись о камни брусчатки.
   А в следующее мгновение башня рухнула бесформенной грудой битого камня, крошева стен и обломков балок, месива утвари и обстановки – страшный пирог, щедро пропитанный алой начинкой.
   Агата скорчилась под каменным навесом, прижимая ладони к ушам. После такого удара, казалось ей, разве что-то ещё может оставаться в живых?..
   Однако большинство магов Арка были живы, жив и сам Хозяин Ливня; борьба не прекращалась, алая сеть стремительно стягивалась в глухой тёмно-красный кокон, внутри которого всё ещё стояла высокая фигура с чёрным мечом в гордо поднятой руке.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация