А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 16)

   Если до того времени не случится чуда.
   И всё-таки ей повезло. В момент предельного напряжения обостряются дремлющие инстинкты, жертва – словно судьба дает ей последний шанс – неосознанно чувствует, где преследователь.
   И, как правило, бежит прочь от него.
   Тави поступила наоборот. Она побежала навстречу.
   …Она столкнулась с магами возле самого Тракта, что вёл от Хвалина на юго-восток, к имперской столице. Развернувшись редкой цепью, около дюжины аколитов младших ступеней посвящения прочёсывали лес. Тави тут скорее всего не ждали – она загнала себя почти насмерть, она бежала всю ночь без отдыха; из носа, не переставая, сочилась кровь.
   «Я прорвусь или умру», – равнодушно подумала она.
   Волшебница хотела устроить засаду, однако ей противостояли не зелёные новички. Они почувствовали её раньше, чем она их, и успели подготовиться, перехватив её возле самого Тракта. Было их немного, всего пять человек – остальные семеро оказались далеко от места схватки, – молодых, но уже тёртых. Тави уловила дрожь великого Эфира, предвестник сплетаемого заклятья, инстинкт опередил сознание, она бросилась плашмя, одновременно воздвигая свой собственный щит, но чары – это не стрела, что безвредно пролетает над твоей головой, если тебе повезёт вовремя нагнуться.
   Её не пытались убить, она нужна была Арку живой и только живой; очевидно, дело было уже не только и не сколько в том, что Тави знала, сколько в желании отомстить.
   …Неподъёмная, давящая и не дающая поднять голову Сила навалилась ей на плечи. Не пошевелить ни рукой, ни ногой.
   – Я держу её! – завопил ломающийся мальчишеский басок.
   Какой прыткий, однако…
   Терзая зубами и без того уже изувеченную губу, Тави тащила клинок из ножен. Тёплая искра в груди не угасала, но молодые охотники действовали на редкость слаженно. Волшебница не могла разорвать цепей наложенного на неё заклятья.
   «Неужели ты был прав, священник? Мы тяжко оскорбили богов, и удача отвернулась от нас…»
   – Эй, вы, там! А ну-ка, хватит! – раздался вдруг с дороги дребезжащий старческий фальцет.
   – Что такое? Это что ещё за образина? – со всегдашним жестоким презрением молодости к старикам, рявкнул кто-то из аколитов.
   – А ты посмотри на меня и узнаешь, – жизнерадостно предложил всё тот же голос.
   – Какого… А-а-а-а!!!.. – Вопрос прервался воплем такого дикого животного ужаса, что Тави вздрогнула. С разных сторон послышались истошное ржание, крики, треск кустов и быстрый-быстрый перестук копыт.
   Прижимавшее её к земле заклятие исчезло.
   – Выходи, девочка, – сказали с Тракта.
   Прямо посреди осенней дороги, под низким серым небом, стоял старик в поношенном, залатанном плаще неопределённого цвета, в основном – цвета жидкой дорожной грязи. Совершенно обыкновенный старик, морщинистый, сутулый, с длинной спутанной бородой; голову покрывал засаленный платок, из-под которого во все стороны торчали седые волосы, явно забывшие как о мытье, так и о гребне. Правда, абсолютно ничего страшного в нём не было. Обыкновенный грязный нищий, какие во множестве шатались по имперским городам, несмотря на строгие указы Радуги против бродяжничества и угрозу попасть в работные дома.
   И что же обратило в столь паническое бегство пятёрку тёртых аколитов Семицветья?
   – Я их прогнал, – деловито сказал старик. – Смешно было б дать тебе погибнуть сейчас, Тави.
   – Откуда ты меня знаешь? – с трудом прохрипела она. Наведённые самой на себя чары слабели, колени дрожали, ноги подкашивались, во рту – омерзительный вкус медной пуговицы, а в глазах – жёлто-синие круги пополам со звёздами.
   – Мы виделись, – сказал нищий, протягивая ей руку и помогая перебраться через канаву. Рука оказалась сухой и необычно сильной. – Может, ты вспомнишь пещеру гномов?
   – Так это был ты… – только и смогла выдавить Тави, изумлённо уставившись на волшебника. – Кто ты? Учи…
   – Нет, я не твой Учитель. – Нищий покачал головой. – И, увы, не знаю его. Хотя хотел бы. А кто я… Видишь ли, у меня много имён. В этом мире меня знали как Заточённого.
   Тави едва не лишилась чувств. Ноги её подогнулись; хорошо, что старик успел обхватить её за талию.
   – Боги!.. – Она задыхалась, глядя на своего спасителя расширенными от страха глазами. – Когда мы шли сюда… священник говорил, что… что они верят – в тот день, когда ты выйдешь из своего заточения, наступит конец мира…
   – Успокойся и пойдём, – мирно сказал старик, ведя Тави за руку словно маленькую. – Здесь нам делать нечего. Тебе нужна горячая еда, горячая ванна и трое суток сна. – Он улыбнулся.
   – Кто ты, господин? – Тави предприняла попытку упасть на колени.
   – Перестань! – всполошился маг. – Ну, хорошо, егоза, зови Акциумом. Не слишком люблю это имя, натворил… много чего, пока его носил, но что уж поделаешь.
   – Акциум, Акциум… – бормотала Тави, судорожно пытаясь отыскать в памяти это имя.
   – Не трудись, – заметил волшебник. – Я носил это имя в очень далёких местах.
   – На востоке? – жадно спросила Тави. – На востоке, за морем?
   – Н-ну… – помялся чародей, – можно и так сказать. И за морем, и даже ещё дальше. Так далеко, что даже и не описать. Идём, идём! Не глазей так на меня. Нищих никогда не видела?
   – А… а почему же разбежались те, что…
   – Показался им в другом обличье, – пожал плечами Акциум. – Иллюзия, ничего больше. Просто даже удивительно, что они поддались на столь простую уловку. Там, в пещере, пришлось куда труднее.
   – Ты убил его?! – У Тави появилась надежда на то, что за Кан-Торога всё-таки отомстили. Пусть даже и не она.
   – Нет, – вздохнул Акциум. – Не удалось. Он… скользкий и вёрткий. Его так просто не возьмёшь. А тогда я ещё не пускал в ход всю силу. Потому что, сама понимаешь, сидел под храмом.
   – Заточённый… но почему у белых Слуг Спасителя такая вера? Что стоит тебе…
   Акциум опустил голову. Видно было, что говорить на эту тему ему неприятно.
   – Тави, девочка… давай не будем об этом. Мир наш и впрямь ждут трудные времена, собственно говоря, я потому и покинул свою келью. Эти козлоногие твари – они смертельно опасны. Хотя если разобраться и если верить пророчествам Илэйны, не должны они были препятствовать вашему прорыву. Вы ведь шли к Алмазному Мечу?
   Тави кивнула.
   – Мы с Каном не знали… а Кан так и не узнал. Мы были просто наёмниками. Нас нанял Каменный Престол – довести гнома Сидри Дромаронга до некоего места в пещерах под Хребтом Скелетов и сопроводить обратно. Вот и всё. А… когда схватились под землёй с козлоногим, Сидри куда-то исчез. Потом я его отыскала – он удирал на запад, с Алмазным Мечом за плечами…
   Акциум задумчиво кивнул.
   – Внутрь нас, похоже, загнали маги Радуги. Они гнались за нами от Хвалина. Через болота… там к нам пристал странный такой священник, он-то и рассказал о тебе. А потом его убила какая-то болотная тварь, и я… я…
   – Ну, говори, говори, Тави, – мягко сказал волшебник. – Я тебе не судья. Только твоя совесть – но ведь она-то и так всё знает.
   – Я занялась некромантией. Я хотела узнать…
   Акциум прикусил губу и молча отвернулся. Тави замерла, трепеща до глубин души: что сейчас сотворит с ней этот загадочный чародей?
   – Ну, что сделано, того не воротишь, – вздохнул наконец он. – Всё сходится, одно к одному. Хотя непонятно мне, чем вы помешали козлоногому? Ведь если… Если он хотел Алмазный Меч для себя, то всё равно просчитался – оружие унёс Сидри. Или же той твари из Тьмы надо было, чтобы Меч унёс именно Сидри? – в задумчивости закончил Акциум, последние слова уже еле слышно пробормотав себе под нос. – Может, они тоже знают о пророчествах Илэйны?..
   – Мой Учитель немного говорил о них… – робко подала голос Тави.
   Акциум горько усмехнулся.
   – Пророчества! Громадное большинство и людей, и гномов, и эльфов, и магов думает, что пророчества – это увиденное будущее, что перед провидцем открывается завеса и он пронизывает взором саму Великую Реку Времени… хотя мне всё больше и больше кажется, что это не так.
   Он по-прежнему вёл Тави за руку, и той почему-то очень не хотелось, чтобы Акциум отпустил её ладонь. Появилось чувство, что она под защитой, что с ней больше ничего плохого не случится – давным-давно забытое чувство. Из далёкого погибшего детства.
   – По-моему, – говорил Акциум, мерно шагая пустынным, размокшим от дождей Трактом, – пророк не столько провидит будущее, сколько творит его. Понимаешь, Тави? Творит! Сам, без всяких там провидений и прозреваний! Его воля настолько сильна… или находится в случайной гармонии с потоками эфирной магии… невероятно редко, но всё-таки такое случается… что его мысли, образы, чувства сами начинают влиять на будущее. Понимаешь меня, Тави?
   – Понимаю, – замирая, прошептала она.
   – Илэйна могла произнести своё пророчество, когда уже всем стало ясно – Дану обречены. Горечь и боль искали себе выхода. И нашли. – Акциум вздохнул. – Я тоже виноват. Я слишком пёкся о себе.
   – Что ты хочешь этим сказать?
   – Заточённым меня прозвали не зря, – слабо улыбнулся маг. – Я и в самом деле был посажен под замок… одним из небожителей. – Лицо его передёрнулось. – Мне нельзя было покидать своей кельи. Но… я презрел запрет. Слишком долго этот мир был моим домом.
   – Этот мир? – похолодела Тави.
   – Разумеется, – пожал плечами Акциум. – Мир не един, как ты, наверное, знаешь. Он… он множествен. Есть много небес и много звёзд. Есть много пределов и много границ. И есть те, что умеют ходить от одного неба к другому.
   – Боги! – Тави едва не задохнулась.
   – А… понятно, девочка. Твой Учитель не сказал тебе об этом ни полслова. Что ж, похоже.
   – Похоже?
   – Я думаю, он был из Радуги, – пояснил Акциум. – Изначально. Потом покинул её. Маги Радуги – кроме лишь самых сильных – ничего не знают о множественности миров.
   – Ты научишь меня? – немедленно вырвалось у Тави. Она забыла даже о собственной слабости. – Научишь ходить между мирами?
   – Ишь какая быстрая, – невесело усмехнулся чародей. – Ты видела лишь крошечный пятачок своего собственного мира, а уже мечтаешь о других!.. Давай поговорим об этом после.
   – После чего?
   – После того, – серьезно сказал Акциум, – как станет ясно, погаснет это небо или нет.

   Глава седьмая

   Такого бурного собрания Гильдии Клара не могла припомнить при всём желании. Яростный спор вспыхнул, едва только она умолкла и Архимаг дал знак говорить. Первой бесцеремонно выскочила Эвис, глазки горят, ворот нарядной рубахи расстёгнут на пару пуговиц больше того, чем необходимо.
   – Стереть их в порошок! Мы боевые маги или кто? Когда какая-то Нечисть посягает на нашу Долину, какие тут могут быть сомнения! Никаких переговоров, ника…
   Архимаг сделал едва уловимое движение бровью – над Эвис появилось вместительное деревянное ведро с водой.
   – Тебя поостудить, внучка? – ласково осведомился Игнациус. – Твоя точка зрения мне ясна. Теперь я хочу понять, многие ли тут разделяют её?
   Эвис поспешно сама зажала себе рот, одновременно пытаясь увернуться от падающих с донца капель.
   Однако вид плавающей в воздухе бадейки отнюдь не остудил других.
   – Почтенный Игнациус, я согласен с Эвис, – неожиданно сказал Мелвилл. – Надо драться, а не унижать себя переговорами.
   – Унижать? – Игнациус поднял бровь. – Мальчики и девочки, вы занимаетесь своими играми… а вы помните, что мы не одиноки? Что есть слепые силы природной магии? Что есть великие иерархии, уходящие в такую высь, что даже моего зрения не хватает достигнуть её вершины? Что есть намертво прикованные к какому-то миру боги, чья мощь тем не менее превышает всю нашу совокупную?! Вы помните обо всём этом?..
   – Да простит меня достопочтенный Архимаг Игнациус, – подал голос молчавший до того времени Эгмонт, в элегантном чёрном камзоле, с небольшой серебряной розой на груди. По его словам, он получил её от своего боевого побратима в каком-то из особо дальних миров Границы. – Но если всё решено без нас, для чего потребовалось это собрание? Если вы, владыка, решили вести переговоры и отдать Долину без боя – что можем сделать мы, горстка боевых магов? Ведь известно, что в случае разногласий вы можете созвать Народное собрание… а Гильдии целителей, погодников и мастеров выскажутся так, как вы этого пожелаете. Зачем тогда этот спектакль?
   – Эгмонт, мне следовало бы почаще драть тебя длинной хворостиной, когда ты ещё ходил ко мне в класс, – ворчливо сказал Игнациус. – Глядишь, тогда ума бы в тебе прибавилось, хотя сия вероятность, увы, исчезающе мала. Ты не слышал Клары?
   – Слышал, владыка. – Эгмонт учтиво наклонил голову. – Но мне ясно одно – как бы ни был силён враг, ему нельзя уступать без боя, потому что он всё равно вернётся и тогда потребует ещё больше. Как говорится, «войны нельзя избежать, её можно только оттянуть, а это пойдёт лишь на пользу неприятелю».
   – Ты не совсем прав, Эгмонт, – вступил в разговор Мелвилл. – Да и цитату ты привёл неточно. Оттяжка войны может пойти на пользу и нам, ибо…
   – Нападающий всегда имеет преимущество первого удара, – запальчиво перебил Эгмонт.
   – Но лишь в том случае, если…
   – Ну вот, начинается спор профессионалов, – вздохнул из своего кресла Игнациус. – Клара! Ну хоть ты-то меня понимаешь?
   – Понимаю, владыка. – Клара коротко поклонилась. – Нельзя, чтобы в такой момент в Долине начались внутренние свары и раздоры, нельзя, чтобы горячие головы из числа моей Гильдии рванулись в драку по собственному разумению…
   – Молодец, Клархен, я не зря вручал тебе диплом с отличием, – одобрил Игнациус. – Кстати, дочь моя, а почему ваша Гильдия так долго лишена главы? – добавил он, но уже так, чтобы слышала одна только Клара.
   – Владыка… – Клара не выдержала – покраснела. Она – глава Гильдии?
   Боевые маги и в самом деле уже давно никого не выбирали, с тех пор как знаменитый Роб Кламон погиб в неравном бою, прикрывая отход пятерых юных, только что прошедших посвящение волшебников и волшебниц.
   – Разве время сейчас говорить об этом?!
   – Самое время, Клара, – заверил её Игнациус. – Мне нужна твёрдая рука, чтобы держать этих сорванцов…
   – Господа Гильдия, – вслух произнёс Архимаг. – Мне нужно ваше решение. И вы нужны мне для глубокой разведки. Мы почти ничего не знаем об этих созданиях. Но глубокая разведка – это не диверсионный рейд, Эвис, к тебе это особенно относится. Мне нужно ваше слово, ваше единство и ваше понимание. Клару я отправляю прямо к этим бестиям… отправляю одну, с целью выторговать хотя бы два лишних дня для того, чтобы нам действовать не вслепую. Вы понимаете меня, господа Гильдия?
   – Конечно, владыка, – немедленно отозвался Эгмонт. – С другой стороны, нельзя не заметить…
   Спор вспыхнул заново. Гильдия разделилась надвое. Половина – те, кто помоложе, во главе с Эвис и Эгмонтом, – стояли за немедленную и всеобщую войну. Другая половина, во главе с Мелвиллом, – за переговоры. Страсти разгорались, Эгмонт начал хвататься за изящную шпагу, Мелвилл порывался натянуть боевые перчатки, остальные их разнимали…
   Клара молчала. Да и что тут говорить? Никакие слова или описания не смогут передать то, что она тогда почувствовала. С Эвис надо не спорить, а отправиться вместе к этим… может, тогда бы помогло. Но слово Архимага – закон… иногда даже более жёсткий, чем хотелось бы.
   – Клара, тебе пора, – услыхала она.
   – Что, прямо сейчас? – удивилась волшебница.
   – Конечно. Так я могу быть уверен, что за тобой никто не увяжется и не испортит дело.
   Клара молча кивнула.
   – Можешь повидаться с Аглаей Стевенхорст, – неожиданно официально сказал Игнациус.
   – Спасибо, владыка… – растерялась Клара.
   – Спасибо скажешь, когда вернешься. Всё, иди. Времени очень мало. Удачи тебе, дочка!
   Однако к Аглае Клара заходить не стала. Кэрли так и остался где-то в мельинском огненном море, и лучше даже не думать, что с ним могло случиться. Пусть уж лучше Аля думает, что Клара в поиске, – если, конечно, доброхоты из Гильдии не разболтают… Хотя нет, Архимаг их так просто не отпустит, только под страшной клятвой молчания.
   Она лишь на краткое время забежала домой. Сборы боевого мага обычно быстры; однако на сей раз Клара долго и придирчиво отбирала талисманы и обереги. Как бы то ни было, идти второй раз к козлоногим безоружной ей совершенно не улыбалось.
   На заставе в караул уже заступила другая смена, Райны видно не было. Клара вздохнула. Плохо, что Игнациус посылает её в одиночку. Пока один ведёт переговоры, второй смотрит по сторонам и запоминает. Азбука. Аксиома.
   Она шла пешком по широкой, наезженной, гладкой и ровной дороге. За нешироким лесом начинались земли арендаторов, здесь ещё действовали законы Долины, а вот уже чуть дальше тропы принимались виться, и каждая из них вела в свой особый мир. Когда-то Клара исходила их все – пока была молодой и сил, чтобы найти собственную дорогу в любое место, ещё хватало.
   Сегодня ей нужна была мельинская Тропа, одна из дальних, боковых. Этот мир не принадлежал к числу первостепенных для Долины, однако Клара сознательно не хотела попадать туда прямиком, как в прошлый раз. Ей хотелось взглянуть на окрестности
* * *
   – Ну что, пошли? – невозмутимо сказал центурион Фарг.
   Пламя в башне отбушевало. Больше ловушек как будто не было. Можно заходить – если, конечно, верить Искажающему Камню и забыть о том, что его зовут Искажающим.
   Они шагнули за порог. Фесс стоял, напряжённый как струна, пытаясь уловить малейшие признаки магического возмущения, хотя и понимал, что совершает ошибку. В таких местах помогает не напряжение, а, напротив, предельное расслабление, когда Сила свободно течёт сквозь тебя, как вода по руслу ручья, и тогда ты, глядя сверху, отлично видишь все завихрения и водовороты – те места, где Сила натыкается на спрятанные ловушки. Но это, увы, удел опытных магов, мастеров своего дела. Поневоле приходилось надеяться на зелёный камень.
   Однако холл им удалось миновать без всяких происшествий. Перед тем как ступить на лестницу, Фесс вновь положил перед собой Искажающий Камень. Сосредоточился, постарался повторить то же, что проделывал за порогом, однако на сей раз камень не отозвался.
   Фесс выругался про себя как следует, попытался ещё раз – вроде бы есть слабый отклик. Потянулся дальше, вверх по ступеням – как будто бы чисто… хотя как можно утверждать наверняка!
   За его спиной Фарг терпеливо ждал.
   – Стой здесь, – приказал Фесс. Если что и случится, он ещё может надеяться на Долину и умелые руки тамошних целителей. Фаргу после начала войны с Радугой надеяться стало не на кого.
   Широкая винтовая лестница поднималась из холла на второй этаж. Обливаясь потом, ступая осторожно, точно босыми ногами по битому стеклу, Фесс миновал два полных витка.
   Второй этаж башни представлял собой нечто вроде гостиной. Не требовалось особых усилий – и самый младший ученик понял бы тотчас, что тут не осталось даже пылинки, обладающей хоть какими-нибудь силами. Маги уходили отсюда в полном порядке, не торопясь, и, разумеется, вывезли всё, что только могли.
   Но зачем тогда такие мощные охранные заклятия? Или это просто прощальный подарок?
   Фесс крикнул центуриону.
   – Ишь ты, – заметил Фарг, с профессиональным умением выуживая из-за массивного буфета забытую нитку жемчуга. – Неплохо жили господа маги!
   – Эй, не трогай! – запоздало крикнул Фесс… однако Фарг спрятал ожерелье в карман и залихватски подмигнул Фессу.
   – Было их, а стало наше!
   – Погоди, надо проверить! А что, если…
   – Ну проверяй, проверяй. А только такие вещи за буфетами не прячут. Уж ты мне поверь. Приходилось с магическими сюрпризами сталкиваться. Когда за морем воевали или там с пиратами.
   Центурион, привыкший охотиться за добычей в разоряемых городах, оказался совершенно прав. В жемчуге не содержалось ни единого грана магии.
   – Тебе повезло, – мрачно кивнул Фесс. – Только смотри, больше ничего не хватай. Ладно?
   – Не хватай… – усмехнулся центурион. – Ладно, чародей. Идём дальше.
   Третий этаж оказался трапезной. Четвёртый – спальней. Ни одной ловушки и ничего интересного. Всё, что можно, вывезено. Фарг приуныл – его жемчуга оказались единственной добычей.
   Пятый этаж. Здесь когда-то была библиотека. Теперь – только пустые полки. Маги не бросили ни одной книги. Ни одного листка.
   Фесс смотрел на высокие конторки для письма вдоль окон, вдыхал застарелый запах книг, кожаных переплётов, натёртого пола – несмотря ни на что, он блестел, – невольно вспоминая Академию. Там всё выглядело почти так же – куда богаче, но…
   …Может, он был не прав в своём смешном ребячьем бунте? Он сумел бы сделать гораздо больше, будь он настоящим боевым магом Долины.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация