А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 2" (страница 14)

   Глава шестая

   Клара осторожно раздвинула кусты. Всё правильно. Козлоногий не обманул. Вот она, знакомая дорога, вон и крыши заставы, а вот и Райна, меряет шагами обочину – в полном вооружении, только забрало поднято. Стараясь, чтобы всё выглядело, как обычно, Клара вышла из зарослей.
   – Госпожа Хюммель! – воскликнула мгновенно повернувшаяся к ней воительница. – Уже вернулись! С удачей?
   – Как всегда, Райна, как всегда. – Клара снисходительно похлопала валькирию по обтянутому двойной кольчужной сеткой плечу. – Ты же знаешь, у меня нет привычки возвращаться на щите.
   – О да. – Воительница смотрела на Клару горящими глазами. – Госпожа Хюммель… могу ли я… дерзну ли…
   – О чем ты хочешь просить, доблестная?
   – Когда окончится срок моей службы здесь… и я отработаю своё право тут жить… вы возьмёте меня с собой, когда отправитесь на войну? Меня уже тошнит от этих мелких стычек! Мой меч уже давно не пил вдоволь крови!
   У входа в долину, несмотря на все усилия магов и стражи, никогда не прекращались беспорядки – уж слишком много охотников находилось пощупать мошну здешних обитателей. Райна ела свой хлеб не зря.
   – Пожалуйста, госпожа Клара, кирия, – умоляла воительница. – Я устала здесь. Возьмите меня, я пригожусь! Я буду вашим оруженосцем, я готова таскать за вами дорожный мешок, лишь бы вновь побывать в сражении!
   Клара помолчала. И, видно, что-то в её лице опасно изменилось, так что Райна вдруг осеклась и схватилась за меч.
   – Я думаю, тебе нет нужды проситься на войну со мной, Райна, – медленно сказала волшебница. – Потому что война, боюсь, скоро сама придёт сюда.
   На скулах воительницы набухли желваки.
   – Тогда, с вашего позволения, госпожа, я пойду устрою смотр стражи. И отряжу глубокий поиск…
   – Погоди, погоди, Райна, – вздохнула Клара. – Всё это далеко не так просто. Смотр, пожалуй, проведи… и глубокий поиск устрой тоже, но так, чтобы об этом никто не знал, кроме меня и Архимага господина Игнациуса.
   Лицо Райны приобрело выражение фанатичного восхищения.
   – Не извольте беспокоиться, госпожа Хюммель. Всё будет исполнено в лучшем виде.
   – Хорошо бы, – проворчала Клара, глядя в спину удалявшейся валькирии.
   …В Долине ничто не изменилось. Собственно говоря, и времени прошло совсем немного. Однако Клара уже давно заметила – сколько бы ни длился твой поход, к Долине ты подходишь утром и впереди ещё целый долгий день, за который можно успеть очень многое.
   Она шла по привычно чистым улицам, привычно раскланиваясь со знакомыми; правда, дом Аглаи Стевенхорст Клара обошла стороной. Не хватало только ещё объясняться сейчас с лучшей подругой.
   Волшебница спешила к дому Архимага Игнациуса.
   «Жду тебя, милая Клархен, – прозвучало у неё в сознании, когда она поднялась на крыльцо. – Дверь не заперта».
   Архимаг вышел из-за стола, встречая её, неожиданно галантно поцеловал руку. Небрежно повёл странно загнутыми пальцами правой руки – Клара почувствовала, как дом окутывает облако непроницаемой магической защиты.
   – Ты голодна, Клархен? Я вижу, ты прямо с дороги… Приказать завтрак?
   – Едва ли я сейчас могу что-то есть, – покачала головой волшебница. – Владыка, дело куда хуже, чем кажется отсюда, из нашей милой Долины…
   Архимаг Игнациус слушал Клару, не перебивая. Длинные сухие пальцы задумчиво играли крупным остроконечным самоцветом необычного ярко-ярко-зелёного цвета, ярче, чем даже молодая трава.
   Искажающий Камень. Не более чем забавная игрушка, пресс для бумаг и свитков в руке Архимага. Страшное оружие в иных мирах.
   Когда она наконец замолчала, Игнациус вздохнул и откинулся в кресле, как никогда похожий на старого охотничьего ястреба – если только ястребы могут поседеть до снежной белизны.
   – Ну что же, милая Клархен, – неторопливо произнес Архимаг, и Клара внезапно ощутила, что по спине у неё бегут струйки холодного пота. Она поняла, что ей страшно, так страшно, как никогда ещё в жизни; и что от последующих слов Архимага будет зависеть вся судьба Долины. – Не могу сказать, что ожидал чего-то подобного. Рад бы, но не могу. Ты видишь сейчас редкий случай – Архимаг признает своё поражение. Моя память тут бесполезна. Ни я, ни кто-либо из предыдущих Архимагов никогда не сталкивался ни с чем подобным. Надо же, они прокладывают Путь! Дочиста уничтожая миры, что ли?.. Надо разведать, милая Клархен. И, боюсь, мне придётся отправляться самому. Времени осталось очень мало, а рисковать безопасностью всей Долины я не могу. Пожалуйста, собери всю вашу Гильдию… да, да, там, где обычно. Я буду говорить.
   – Владыка, вы хотите драться?
   – Не знаю, милая Клархен, не знаю. Конечно, всегда лучше решить дело миром, но…
   – Неужели мы станем спокойно смотреть, как эти твари обращают в ничто целый мир? – тихо спросила волшебница. – Целый наш мир, куда у нас нахожены Тропы! И кто может поручиться, что эти создания сказали всё-таки правду? Я ведь могла и ошибиться.
   – Спокойно смотреть мы, конечно, не станем, Клара, – сухо сказал Архимаг, вновь принимаясь крутить в пальцах Искажающий Камень. – Но и класть всю Долину под ноги могучего врага, о котором мы почти ничего не знаем, было бы крайне неразумно. Нам надо ещё многое выяснить. Что это за Путь? Откуда и куда он ведёт – или это какой-то совершенно иной вид Пути, из ниоткуда в никуда через ничто? Проклятые «скаты» дали нам слишком мало времени. Надо попытаться выиграть его побольше… поэтому тебе придётся возвращаться в Мельин. Думаю, они следят за тобой и сами тотчас отыщут тебя. Постарайся выторговать у них побольше времени, Клархен, а я пока прикрою тебя и вышлю разведку. Я объявлю день и час заседания Совета – не сомневаюсь, наши козлоногие гости имеют тут, в Долине, и глаза, и уши. Всё должно выглядеть предельно достоверно. На Совете мы объявим, что не можем принять окончательного решения из-за нехватки правдивых вестей, но склоняемся к тому, чтобы принять предложения наших… м-м-м… гостей. Постарайся выторговать у них отсрочку, Клара. Совсем-совсем небольшую. Пару дней, не больше, хотя лучше, конечно, три. Начинай торговаться с трёх, девочка. Потом уступи, но ни в коем случае не отпускай меньше двух. Тебе всё понятно, Клархен?.. Тогда иди и собери мне вашу Гильдию, всех, кто сейчас в Долине.
   …Гильдия боевых магов никогда не отличалась многочисленностью, в противовес тем же целителям, мастерам погоды или инженерам. Далеко не у всех правителей сопредельных и несопредельных стран хватало казны оплатить услуги настоящего мага. Всего в Гильдии сейчас числилось шестнадцать членов, из которых целых двенадцать предавались в Долине сладостному ничегонеделанию.
   Гильдийский клуб, однако, помещался в самом престижном месте Долины – на узком мысу, что подобно наконечнику стрелы вонзался в Круглое Озеро. Гильдия боевых магов была самой древней и когда-то самой богатой и самой почитаемой. Однако те времена уже давно миновали, золотой век воинов-волшебников остался позади – даже Игнациус не помнил дней их расцвета. Однако в самые трудные годы, когда Гильдия, чтобы поддержать своих членов, один за другим продавала знаменитые трофеи и редкие артефакты, ни у кого не зародилось даже мысли продать клуб, хотя Гильдия целителей предлагала за него огромную сумму, достаточную, чтобы несколько поколений боевых магов провели всю жизнь в роскоши и неге.
   Здание было похоже на небольшой замок с башнями в виде вставших на дыбы драконов по углам; сплетшиеся и перекрывающиеся крылья каменных чудовищ образовывали крышу. У высокого и крутого крыльца с коваными перилами, опять же в виде распластавшегося и вытянувшегося дракона, стоял привратник, он же сторож и хранитель клуба, старик Гормли. У него было очень бурное прошлое. Годами он, кстати, почти не уступал Архимагу Игнациусу, и Клара знала, что два старика частенько проводят вместе время за кружкой доброго эля, сваренного осенней порой окрестными гоблинами.
   В самой Долине, как известно, осени не бывало.
   Гормли служил привратником уже очень, очень давно – он поступил на эту должность ещё до рождения Клары. Где и от кого он, не будучи магом, получил секрет бессмертия – знал, наверное, один только Игнациус.
   Несмотря на годы, Гормли сохранил военную выправку и бравый вид. Поскольку несение караульной службы без оружия старик почитал чепухой, он всегда облачался в полный доспех и лишь лет двадцать назад сменил тяжёлые латы на более лёгкую кольчугу.
   Гормли отсалютовал Кларе обнажённым мечом, чётким движением вбросив клинок обратно в ножны.
   – Гильдия собралась, фройляйн Хюммель.
   – Сколько можно тебе говорить, Гормли, что в моём возрасте уже неприлично именоваться «фройляйн»!
   – Ничего не могу поделать, фройляйн Хюммель, вот когда я погуляю на вашей свадьбе, тогда и стану именовать вас «фрау», – невозмутимо отпарировал старик.
   Клара поморщилась и взбежала по ступенькам. Гормли ухмыльнулся ей вслед.
   Зал собраний Гильдии мог вместить куда больше народу, чем обычно собиралось тут. Что делать, первоначально Гильдия насчитывала почти две сотни членов, а в годы своего расцвета – и до трёхсот; в зале спокойно могли усесться около полтысячи человек.
   Сейчас там сошлись всего двенадцать.
   Горел камин – не огромный пиршественный очаг в середине зала, рассчитанный на жарку пары быков одновременно, а небольшой, в дальней стене. Члены Гильдии сдвинули кресла к огню; позвякивало серебро кубков (по традиции стекло, хрусталь или кристаллы здесь не допускались), длинные тени метались по стенам, скользя по развешенным тут и там памятным трофеям, добытым членами Гильдии в разные времена и пожертвованным для этого своеобразного музея.
   – Клара!
   – Государыня моя Клара Хюммель!
   – Ну наконец-то Клара кончила красить губы и соизволила явиться…
   – Где ты пропадала, Клархен?
   Кто-то пододвинул ей высокое жёсткое кресло с вырезанным на спинке гербом Гильдии – драконом, обвившимся вокруг обнажённого меча.
   – Зачем ты нас собрала?
   – Что такое случилось? – слышалось со всех сторон.
   – Друзья мои, погодите! – как могла, отбивалась Клара. – Владыка сам будет говорить. И сам всё скажет. Ай! Мелвилл, старый греховодник, если ты не перестанешь трогать мой зад так нагло…
   – Значит, потихоньку, не нагло, можно, да, Клара? – тотчас отпарировал Мелвилл. На вид ему можно было дать лет сорок – статный черноволосый мужчина с лёгкой проседью на висках и короткой щетинкой усов над верхней губой. На самом деле ему было не меньше четырёхсот. Правда, последнее время он совсем отошёл от дел, предпочитая в своём саду выращивать дивные, невиданные сорта орхидей, что ценились среди магов Долины много выше золота.
   – Да ну тебя! – необидчиво отмахнулась Клара. – Давайте немножко посерьезнее, друзья мои. Дело, поверьте, не столь уж веселое.
   Смех как-то сразу стих.
   – Дело? Дело – это хорошо, особенно если за него неплохо заплатят, – задумчиво проговорила Эвис, самая молодая из членов Гильдии – ровесница Кэрли Лаэда, но, поелику не принадлежащая к бесчисленному сонму Клариных дво-, тро – и четвероюродных племянниц, от знакомства с ним отставленная. Впрочем, Эвис не скучала. О её похождениях уже ходили легенды.
   Тонкая, миниатюрная, черноволосая, с эльфийскими миндалевидными глазами и высокими скулами, Эвис была очень хороша. Она вечно жила в долг, потому что считала своей обязанностью одеваться у самых дорогих и модных кутюрье Долины. Судя по тому, что на ней сейчас была простая куртка из драконьей чешуи – рабочая одежда боевого мага, – дела у неё в очередной раз шли не очень.
   – Насчет оплаты не знаю, – покачала головой Клара. – Речь пойдёт о судьбе Долины. О нашей с вами судьбе. Похоже, придётся вспомнить, что нас не зря называют боевыми магами. Обычно мы сражаемся по найму и получаем золото за свои услуги, но когда надо защищать родную Долину, место, где мы все родились и выросли…
   – А почему мы должны бесплатно защищать тех же докторишек? – нимало не смутившись, заявила Эвис. – Они гребут золото не то что лопатами, а целыми телегами, сражаться же не умеют вовсе. Если нам придётся пойти всем в бой, они останутся у нас за спинами, ноя и скуля от страха!.. Так почему бы им не раскошелиться чуток? Гильдия целителей бы не обеднела, а мы…
   – О времена, о нравы! – демонстративно всплеснул руками Мелвилл. – Девочка, ты далеко пойдёшь. А представь себе, что если тебя ранят…
   – Про воинских целителей я не говорю, – вывернулась Эвис. – Они ребята что надо. Я и не сомневаюсь, что они будут с нами. А всякие там женские доктора… детские… которые спасают высокорождённых принцев и герцогов или делают тайные аборты забеременевшим в отсутствие мужей королевам – почему мы должны защищать их?
   – Потому что тебя, соплячка, принимала и обмывала целительница этой Гильдии! – рявкнул Мелвилл.
   Наступила звонкая тишина. Один член Гильдии тяжко оскорбил другого, а это означало дуэль.
   – Мелвилл! – бросилась вперёд Клара. – Ты не прав, называя Эвис соплячкой. Она может ошибаться, но имеет право высказывать своё мнение открыто. Здесь клуб Гильдии, не забывай об этом!
   Мелвилл отвернулся и что-то проворчал.
   – Прошу прощения, Мелвилл, если задела тебя, – медовым голоском проворковала Эвис, на миг прижимаясь щекой к его плечу. Клару обдало терпким ароматом её духов. Да, мужчины от такого просто не могут не дуреть…
   – Ладно, чего там… проехали. Приношу свои извинения, Эвис.
   – Вот и ладно, вот и хватит об этом, – поторопилась перевести разговор на другое Клара. – Нам надо обсудить…
   – Обсуждать станете после, – раздался холодный голос Архимага, и Эвис первая опустилась на правое колено, приветствуя старейшего волшебника Долины по всем правилам Долгого Этикета.
   Её примеру последовали остальные. Последней, чуть помешкав, на одно колено опустилась Клара. Она ждала, что Игнациус, страшно не любящий подобных церемоний, сейчас же начнет вопрошать «ну когда же наконец прекратятся эти глупости?!», требовать, чтобы все немедленно встали и отряхнулись, однако…
   – Благодарю вас, господа, – сдержанно сказал Игнациус. Архимаг облачился в своё самое лучшее, парадное одеяние – длинный коричневый плащ с золотыми звёздами, на седые волосы он надел знак своего достоинства – узкий обруч чистой платины с огромным, величиной с воробьиное яйцо, лучащимся диамантом посредине. На памяти Клары Игнациус надел этот обруч впервые.
   – Вы можете встать, господа, – после паузы произнёс наконец Архимаг. Он слегка повернул голову – как бы в поисках, куда сесть. Несколько пар рук мгновенно пододвинули кресло.
   – Благодарю, – сдержанно сказал Игнациус. – Прошу выслушать меня стоя, господа Гильдия. Так, я надеюсь, вы поймёте меня лучше.
   Мы стоим на самом краю истребительной войны. И притом с таким врагом, о котором мы почти ничего не знаем. Страшным врагом. Врагом, который жаждет не просто захватить наш мир или обратить его в доминион Хаоса, но уничтожить, целиком и полностью уничтожить, обратив в нечто совершенно нам чуждое и непонятное. Я думаю, госпожа Клара Хюммель, что столкнулась с этими тварями лицом к лицу, сможет дополнить мой рассказ. Прошу тебя, Клара!
* * *
   Падая, Фесс перекатился через плечо раз, другой и замер, прикрывая голову руками. Ничего большего он сделать сейчас не мог. Только молить всех известных ему богов и демонов.
   Над мельинской брусчаткой стремительно разворачивались извивы тёмно-алого чешуйчатого тела. Широкие крылья упёрлись в воздух, увенчанная рогатой короной голова взметнулась выше крыш. Янтарные глаза вспыхнули яростным пламенем. Синевато-стальные когти, каждый длиной в руку взрослого человека, заскребли по камням, высекая снопы искр. Длинный хвост, заканчивавшийся мощным жалом на манер скорпионьего, щёлкнул, играючи обрушив внушительного вида стену.
   Дракон воплотился между Фессом и восьмёркой магов. Пасть чудовища раскрылась, извергнутый Искажающим Камнем поток огня исчез в ненасытной утробе; дракон торжествующе взревел, по чешуйчатой броне безвредно щёлкнуло несколько зеленоватых разрядов – напрасные попытки остановить гиганта, – и созданное магией из крови Фесса существо ринулось в атаку.
   Удар хвостом – и тела магов летят в разные стороны, ударяясь о стены, точно тряпичные куклы, раскидываемые капризным ребёнком. Шея дракона изгибается, из глотки вырывается поток пламени; человеческие тела на мостовой вспыхивают, распадаясь чёрным пеплом; однако и дракон вдруг начинает дёргаться, горло конвульсивно вздувается, он исступлённо ревёт – и брюхо его внезапно лопается под напором того самого зеленоватого огня, что создание Фесса с такой жадностью глотало несколько мгновений назад.
   …Когда стих вихрь, Фесс осторожно приподнял голову. Никого. Драконье пламя – лучшее средство для разрушения нацеленных в тебя заклятий. Жаль, конечно, что чудовище продержалось так мало. Видно, к крови неплохо бы добавить ещё и знаний.
   Шатаясь и зажимая порез грязноватым платком, Фесс шагнул взглянуть на останки. Нет… нет… ничего нет. Пламя без остатка слизнуло и плоть, и кость, и камень, и сталь. Булыжник мостовой обратился в зеркально блестящую лужу. Не уцелело ничего; хотя нет – что это там, в стороне?
   Не тронутый драконьим огнем, в сточной канаве лежал выпавший из руки чародея посох. Посох с Искажающим Камнем в навершии.
   Недолго думая, Фесс подхватил свою добычу.
   И как раз в этот миг раздался знакомый сигнал – «легиону к атаке!».
   Впереди, в самом конце улицы, Фесс увидел стремительно растущую стену щитов.
   Он добрался до легионов Императора, однако теперь, с этим посохом в руках, как бы его самого не приняли за мага.
   Фесс повернулся и бросился бежать. Объясняться с рядовыми легионерами никак не входило в его намерения.
   Как, впрочем, и лезть в самую гущу боя, что стремительно нарастал за его спиной.
   Маги столкнулись лицом к лицу с солдатами имперских когорт.
* * *
   Аврамий успел довести своих, прежде чем волшебники нанесли удар. Прямо посреди шеренг вспыхнуло ослепительно белое огненное кольцо, языки пламени взметнулись, словно зубцы в короне. Легат слышал отчаянные вопли заживо сгораемых, видел падающих легионеров – против этого чародейства не помогали ни латы, ни щит.
   Первый ряд наступающих рассыпался, но назад не повернул. Десятка полтора солдат – и среди них сам легат – остались целы и невредимы.
   И в тот же миг – любо-дорого было посмотреть! – все уцелевшие дружно метнули пилумы; короткие копья ещё летели, а легионеры уже выхватили мечи.
   У легата пилума не было, и он не успел нагнуться, подхватить оружие у мёртвых. За ним, огибая пламенное кольцо и перешагивая через трупы товарищей, двигались задние шеренги, раздирая глотки хриплым и отчаянным боевым рёвом.
   Пилумы летели…
   Летели, пока не врезались в ставший внезапно видимым перламутровый призрачный щит – такой же, что останавливал арбалетные болты. Железо наконечников вспыхнуло, однако сжечь тяжёлые копья было не так-то легко, как быстрые, но лёгкие в сравнении с пилумами стрелы.
   Аврамий видел, как горящее копьё ударило одного из волшебников в бок, так что тот со стоном скорчился и повалился навзничь. Ага, значит, этот барьер можно прорвать!
   Кольцо волшебников почти исчезло за взметнувшимися снопами искр. Прикрывшись щитами, легионеры набегали, готовые к последнему, решающему удару мечами, легат нагнал своих, затыкая одну из прорех в и без того неплотном строю; он уже видел искажённые ужасом лица магов – несмотря ни на что, они не разрывали кольца; перед самым лицом колыхался перламутр магической завесы, и Аврамий со всего разбега ворвался в неё.
   Он не думал в тот миг о себе, не думал и о смерти; он знал лишь, что через перламутровый щит можно пробиться, и Аврамий вломился прямо в него в тот миг, когда Искажающие Камни всех семи посохов извергли настоящий дождь коротких зелёных стрел.
   Щит, шлем и латы легата в один миг охватило пламя. Сталь горела словно бумага. Однако даже магический огонь оказался бессилен пожрать доспехи Аврамия за долю мгновения. Легат успел выбросить пылающий клинок вперёд на всю длину руки.
   Горящая сталь пробила грудь волшебнику, и шипящее, раскалённое остриё, уже изглоданное пламенем, высунулось из спины точно между лопатками.
   Уже теряя сознание от непереносимой боли в обожжённых глазах, легат со всей силой повернул клинок в ране.
   Он упал, однако через его тело рвались новые и новые легионеры, они подступали сплошными рядами, успев сомкнуть строй; их доспехи и щиты горели, но видно было, что чародейство не справлялось – слишком много стали в единый миг пересекало черту заклятья.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация