А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Люди и призраки" (страница 37)

   – Деревня! Она безразмерная, там сзади можно подтянуть. Надевай, она к твоей раздолбайке как раз подойдет.
   – А что на ней написано?
   – Радио «Прикол». Я там работаю. Передачу веду. Ты не отвлекайся, а то опять промахнешься.
   Пассионарио надел подаренный головной убор и сосредоточился на ориентирах учебной комнаты Мафея. Конечно, следовало бы наведаться сначала на базу и успокоить своих безутешных телохранителей, но тащить туда жизнерадостного Толика неуместно. Лучше уж к Мафею, там хоть поймут правильно.
   Первая попытка оказалась неудачной. Вместо предполагаемой комнаты они оказались на пустынной равнине среди каких-то древних руин.
   – Драпаем отсюда, – мгновенно всполошился Толик. – Не фиг нам делать на Каппе, набегут местные – будет драка, а оно нам надо?
   – Они что, агрессивны? – уточнил Пассионарио, стараясь сосредоточиться получше.
   – Ну ты спросил! Постъядерная цивилизация, какие они еще должны быть? За пару ботинок башку открутят.
   – А, я здесь был, – вспомнил непутевый маг. – Еле ноги унес.
   – Вот и давай убираться отсюда, пока нас никто не увидел.
   Следующий пейзаж был приятнее – редкий лиственный лес, над верхушками которого возвышались тонкие башни то ли дворца, то ли храма. Легкий ветерок доносил мелодичный звон множества колокольчиков и негромкое пение на несколько голосов. Однако Толик снова потребовал убираться поскорее, так как «шархи вообще-то ребята хорошие, но очень не любят, когда к ним вламываются без спросу, и могут обидеться». Пассионарио очень хотелось взглянуть на историческую родину мэтра Максимильяно, но заработать очередные неприятности желания не было, поэтому он незамедлительно последовал совету. Оглядевшись в очередной раз, маг-недоучка обрадованно заметил:
   – О, и здесь я уже был! Помню эту свалку!
   – Да что тебя так и тянет на Каппу! – недовольно проворчал Толик. – Не хватало только на граков напороться. Говорят, они любят селиться именно в таких местах.
   – А кто это такие? – уточнил Пассионарио, в очередной раз пытаясь вспомнить проклятые ориентиры, которые почему-то никак не срабатывали.
   – Очень гадостные мутировавшие твари. Здоровые, зубастые, и, что противно, их ни магия не берет, ни лазер, ни плазма, ни обычный огонь. А пули просто насквозь проходят, как сквозь кисель, и никакого вреда им не причиняют.
   – Действительно, гадостные, – согласился Пассионарио, вспомнив, как драпал с этой свалки в прошлый раз, и сразу перестав радоваться знакомым местам. – Хуже троллей. Тех хоть огонь берет. А при известной сноровке можно и мечом управиться. Кстати, тот парень, по которому безнадежно сохнет мой влюбленный папа, однажды свернул шею троллю голыми руками.
   – Верю, – охотно согласился Толик. – Хоулиану всегда такие нравились. Но все-таки давай уносить ноги из этого нехорошего места, а то у нас с тобой так не получится, как у этого замечательного парня, и если нападут граки…
   С четвертого раза вождю и идеологу все-таки удалось попасть в цель. Почти точно. Ну вломились вместо учебной комнаты в спальню, так это мелочи. Все равно Мафея там не оказалось. Наверное, развлекается где-то или наставник увел на полевые занятия.
   – Попал, – сообщил Пассионарио, пропуская нового знакомого в дверь. – Вот здесь и живет мой приятель. Можешь взять ориентиры и заходить в гости. Скажешь, что ты меня ищешь, и познакомишься сам, я вижу, ты парень общительный. Только постарайся не попадаться на глаза королю, а если попадешься, прикинься нормальным эльфом с Эпсилона, а об Альфе даже не упоминай, а то он так и стремится завязать знакомства в других мирах, а это может не понравиться службе «Дельта».
   – Ты не слишком много знаешь для парня из закрытого мира, который в первый раз на Альфе? – хитро прищурился Толик. – Ну да ладно, делишки службы «Дельта» меня не касаются. Будет время, загляну. А ты, если опять потеряешься, приходи сразу к папе. Он будет рад тебя видеть, а я, если что, помогу домой добраться. Хоулиану привет.
   – Хорошо, – кивнул Пассионарио. – Спасибо.
   – На здоровье, – засмеялся Толик и исчез почти мгновенно. А блудный принц переместился на верхушку башни, чтобы не попасться кому-нибудь на глаза, и принялся вспоминать ориентиры памятной лестничной площадки с заветной дверью, в которую он неоднократно стучал по утрам. Как ни печально было это все, как ни тяжело, он же обещал Амарго, что сам сходит к безутешной подруге Кантора. Обещал, значит, надо сходить. Вот он немного посидит… наберется мужества… соберется с духом… и все-таки наведается. Хоть бы ее дома не было, что ли…
   Мужества неустрашимый вождь набирался часа четыре, так что, когда все-таки постучал в знакомую дверь, был уже вечер. На стук долго никто не отвечал, и товарищ Пассионарио решил было, что судьба смилостивилась над ним и дала возможность отложить тягостный разговор на неопределенное время. Но тут отворилась дверь напротив – и на площадку выглянула соседка.
   – Вы Ольгу ищете? – поинтересовалась она, с интересом рассматривая его костюм.
   – Да, – ответил Пассионарио, с запозданием вспомнив, во что он одет, и понимая, что деваться уже некуда. Когда и как он умудрился сменить свой камзол на эту «раздолбайку», а штаны – на джинсы, он помнил плохо. Кажется, штаны порвались и ему кто-то дал свои, а камзол… а, вспомнил, поменялись с одним парнем на память. Хоть бы переоделся, балбес…
   – А Ольга здесь сейчас не живет, – охотно просветила его соседка. – Господин Жак пригласил ее пожить некоторое время у него. Вы кто, бард? А где ваша гитара? Или вы художник?
   – Я поэт, – вдохновенно начал врать Пассионарио, одновременно изыскивая повод поскорей смыться, поскольку явственно чувствовал излишний интерес к своей особе со стороны любопытной девицы. – Хотел познакомиться с творчеством выдающихся бардов других миров, до меня дошли слухи, что проживающая здесь дама обладает уникальными образцами этого самого творчества… А где мне найти этого гостеприимного господина Жака?
   – Поэт?! – восторженно захлопала глазами соседка и кокетливо улыбнулась. – Подумать только! А вы не…
   – Прошу вас, – напомнил вождь и идеолог, все сильнее ощущая, что интерес юной дамы к незнакомому поэту начинает переходить всякие рамки приличествующего порядочным девицам, – вы отвлеклись. Вы как раз собирались объяснить мне, где живет господин Жак.
   – Недалеко… – очень медленно начала говорить девица, не сводя с него глаз. – Всего пять кварталов, если идти по левой стороне улицы по направлению к центру, а у фонтана свернуть направо, там будет виден очень высокий железный забор… Его там все знают, спросите, где дом старой Джессики, вам покажут. Но их все равно в это время дома нет, может, вы зайдете, подождете…
   «Ага, посидите, выпьете чаю, почитаете стихи, а там, может, и перепихнемся между делом…» – недовольно подумал Пассионарио, у которого не было никакого настроения флиртовать со всякими посторонними соседками, и кратко ответил:
   – Большое спасибо. Прощайте.
   Когда он спускался по лестнице, в подъезде витало невыразимое разочарование.
   Дом Жака он нашел почти сразу, хотя до него и добирался пешком по улице, привлекая внимание прохожих своим неуместным нарядом и красной шапочкой. Где-то на середине пути к нему попыталась привязаться группа местной шпаны, начав издалека отпускать замечания касательно его костюма, так что пришлось остановиться и внушительно посмотреть на них в упор, ненавязчиво поигрывая огненным шариком. Геройских ребят тут же как ветром сдуло. Все-таки это вам не Мистралия, господа, здесь не находится дураков связываться с магом на предмет кто кому начистит чайник…
   Разговорчивая соседка оказалась права – ни Ольги, ни Жака дома не было. На стук выглянул какой-то небритый ремесленник в заляпанном известью рабочем халате и разъяснил, что в доме ремонт, потому как на днях в гостиной имела место небольшая битва магов. А все жильцы переехали временно погостить к его высочеству Элмару. Это было уже легче, в библиотеке Элмара Пассионарио как-то бывал. Его водил туда Мафей (разумеется, без ведома хозяина), чтобы показать одно редкое издание – «Боевые песни западных варваров в обработке маэстро Айре», из которого вождь и идеолог намеревался почерпнуть новые мотивы для своей революционной поэзии. Правда, повальная эпидемия переездов и странные битвы магов в гостиных показались товарищу Пассионарио подозрительными, однако он не стал над этим задумываться, а поспешил телепортироваться в библиотеку Элмара, радуясь, что по крайней мере не надо больше ходить по улицам и пугать своим видом прохожих. Задумался он, только оказавшись на месте. Ну вот он пришел, явился, вестник хренов, приперся наконец. И что дальше? Что этой бедной, ненормальной переселенке сказать? «Здрасте, а Кантор больше не приедет, потому как его плютам скормили»? Нельзя же так… Надо же как-то постепенно… издали… Проклятье, великий оратор, куда же твое хваленое красноречие подевалось? Пропил-прокурил, раздолбай? Стоишь, пень пнем… Нет, надо спокойно сесть и подумать, что сказать и с чего начать. Здравствуйте, я… а кто я, собственно? Как ей представиться? Вот влип…
   Пока предводитель ломал голову, с чего начать и как объяснить, кто он такой, не нарушая конспирации, сработал вечный и неизменный закон подлости. В библиотеку вошла худенькая девушка с соломенными косичками и застыла на пороге, воззрившись на незваного гостя с удивлением и некоторой опаской.
   – Вы кто? – спросила она, и Пассионарио с ужасом осознал, что так и не придумал, как представиться.
   – Я… э-э… – растерянно начал он, понимая, что обычное «назовите меня как-нибудь» здесь не пройдет, ведь именно так с ней знакомился Кантор.
   – Вы новый переселенец? – предположила девушка, отступая на шаг. – Тогда почему один, без Жака?
   – Нет, – поторопился ответить Пассионарио, видя, что собеседница отступила еще на шаг и завела руку за спину. Кантор всегда так делал, у него была дурацкая манера носить пистолет без всякого чехла, просто заткнув за пояс на спине. – Я, собственно, к вам…
   – Я так и поняла, – с неожиданной враждебностью отозвалась девица и все-таки рванула из-за пояса пистолет: – Не шевелиться. Отвечай быстро и без запинки: кто ты такой и кто тебя послал?
   – Не надо… пожалуйста, – как можно тише и жалобнее попросил Пассионарио, пытаясь хоть немного унять страх и агрессивность, исходившие от этой ненормальной девчонки. Не зря на нее Кантор так запал, вот уж родственная душа… Что же ей сказать, как объяснить, кто он такой, чтобы не пальнула ненароком? А то если она и на спуск нажимает с такой же легкостью, как Кантор… – Вы меня не узнали?
   – Я тебя впервые вижу, – не поддалась на провокацию злобная девочка.
   – Верно. Вам не следовало меня видеть, – не стал возражать Пассионарио. И тут его осенило. Видимо, правильные слова имеют свойство приходить на ум только в экстремальной ситуации. – Но слышали неоднократно, так что мы, можно сказать, почти знакомы. Я – голос по утрам за дверью. Помните?
   – Точно! – обрадованно тряхнула головой Ольга и с облегчением опустила оружие. – А я думаю, что за голос знакомый! В ищете Диего?
   – Ну… – промямлил великий оратор, не в силах сказать прямо. – Не то чтобы… Не совсем… По правде говоря, я…
   – Ольга, кто там? – прозвенел в гостиной волшебный голосок, и в дверь просунулась головка очаровательной нимфы. И не успел вождь и идеолог осознать, что он окончательно и бесповоротно пропал, как несравненная Азиль с восторженным визгом повисла у него на шее.
   – Плакса! Милый! Откуда ты здесь взялся?
   – Ах, Азиль… – Пассионарио не удержался и растроганно вздохнул: – Узнала все-таки… Неужели еще помнишь меня?
   – Вас с маэстро трудно забыть… – защебетала Азиль. – Ну вот, опять ты плачешь! Ничуть не изменился! Даже старше не стал! Ты уже познакомился с Ольгой?
   – Ну… почти…
   – А с каких пор ты стал таким застенчивым? Я еще не видела мужчину, который бы так стеснялся Ольги. Даже благовоспитанный Шеллар обменивается с ней непристойными анекдотами, а ты познакомиться постеснялся! Тогда знакомься. Это моя подруга Ольга. А это Плакса, любимый ученик маэстро Эль Драко.
   – Да не то чтобы любимый… – скромно поправил болтливую нимфу товарищ Пассионарио. – Просто единственный…
   – А что, он не брал учеников? – полюбопытствовала Ольга.
   – Маэстро был еще слишком молод, – засмеялась Азиль. – Но этот был исключением. Так что же мы стоим? Пойдемте в гостиную. Кстати, Ольга, а зачем тебе пистолет?
   – Да так… На всякий случай… – пробормотала Ольга, возвращая оружие на место и одаряя любимого ученика маэстро извиняющимся взглядом. – У вас же на лбу не написано, кто вы и к кому… Так вы, значит, бард? Можно было догадаться. Кто ж еще в такой ночнушке по улицам ходит…
   – Ой, и правда… – подхватила Азиль. – Плакса, а что это на тебе надето? Какая рубашечка милая… Она точно не ночная?
   – Это раздолбайка, – пояснил Пассионарио, стремясь поддержать разговор о своем дурацком наряде, чтобы не заострять внимание на вопросе, кто он и к кому. – Мне ее подарили… давайте лучше действительно пойдем в гостиную, спокойно сядем, и я вам все объясню…
   Спокойно объяснить, ему, разумеется, не удалось. Несравненная Азиль тоже ничуть не изменилась за семь лет, во всяком случае ее манера задавать десяток вопросов одновременно, не оставляя времени для ответа на них. Прекрасную нимфу интересовало абсолютно все – где он был (семь лет ни много ни мало по дням ей расписать или как?), что делал, где он сейчас, выучился ли на мага, как хотел, не встречал ли кого из ребят, в частности самого маэстро?… Правда, такая беседа была удобна тем, что от скользких вопросов можно было легко уйти, выбирая из непрерывного потока только самые безобидные. Так Пассионарио и делал, пока не вмешалась Ольга, которая ничего не понимала, и попросила объяснить все сначала и по порядку. И хоть минуту не тарахтеть. И не плакать.
   Азиль послушно замолчала, а Пассионарио смахнул предательскую слезу, невольно выступившую при упоминании о маэстро, и пояснил:
   – Мы с Азиль встречались когда-то… очень давно. Когда я учился музыке и композиции у маэстро Эль Драко, а она танцевала в его труппе. Если честно, наше знакомство было очень кратким, хотя и перевернуло всю мою жизнь. Случилось так, что после прекрасной ночи, которую подарила мне несравненная Азиль, я обрел Силу.
   – Я помню, – засмеялась Азиль. – Ты разбудил меня своими воплями. Представь себе, Ольга, каково утром проснуться от диких криков и обнаружить, что твой мужчина сидит на спинке кровати в чем мать родила, таращится обалдевшими глазами на свои руки и вопит что есть мочи: «Сила! Сила вернулась!» Я думала, бедняга с ума сошел. Оказалось, что когда-то он был учеником мага и однажды по собственной неосторожности потерял Силу. А в то утро она к нему вернулась. После того Плакса решил оставить музыку и вернуться на путь мага. И как, получилось?
   – Почти, – грустно улыбнулся Пассионарио. – Собственно, этот странный костюм и есть результат моих магических экспериментов. Я ошибся при телепортации и попал совершенно в другой мир, а там, если я верно помню, сменял свой камзол на вот эту чудную рубашечку, сам не знаю зачем. А штаны у меня порвались, и мне добрые люди дали вот эти…
   – Если верно помнишь? – хихикнула Азиль. – Ты что там, пил беспробудно все это время?
   – Нет, что ты, я теперь вообще не пью, – заверил ее Пассионарио, почти веря в то, что сказал. – Пришлось бросить, моя Сила, как оказалось, не переносит больших доз алкоголя. Зато трава в том мире неплохая. И люди хорошие. Вот шапочку подарили. И еще… вот, угощайтесь… я и забыл про нее…
   Он вытащил из кармана пакетик, который всучил ему на прощанье веселый оливковый Толик, и, оторвав от сердца, выложил на стол.
   «Я же кабальеро, – напомнил Орландо сам себе в утешение. – Не подобает прятать от дам сладости и трескать в одиночку тайком. Тем более если уже целую кучу стрескал».
   – Ой! Шоколадка! – ахнула Ольга, умиленно всплеснув руками. – Ой, спасибо! Настоящая шоколадка! И какая большая! Я их уже почти год не видела и думала, больше никогда не увижу! Надо ее поделить, чтобы и ребятам хватило… Спасибо… э-э… а мне так вас и назы-вать– Плакса?
   – И можно на «ты»…
   – Ну тогда и меня можно. Где ты умудрился выцепить эту шоколадку?
   – А ты знаешь, что это такое? – с надеждой ухватился за тему Пассионарио. – Может, тебе известен рецепт этой удивительной… э-э… субстанции?
   С бедной дамой тут же случился приступ истерического смеха, который она, отсмеявшись, объяснила тем, что в таком растаявшем состоянии это действительно не шоколадка, а субстанция и что неплохо было бы ее сначала подержать в холодном месте, чтобы она хоть немного застыла. А затем объяснила, что основным компонентом этой… хи-хи… субстанции является порошок из плодов… или зерен?… некоего растения, которое здесь не растет. Какао называется. А еще там, кажется, молоко, сахар… Да на фантике должно быть написано… Он действительно был в ее родном мире? И как там? Хоть какое там сейчас время?
   – Не знаю… – виновато развел руками вождь и идеолог, с сожалением отвлекшись от грандиозных планов разведения чудесного растения в Мистралии, когда станет королем. А что, всего делов-то: попросить папу привезти семян и разводи на здоровье… – Я мало что понял из того, что видел. Познакомился с очень странными ребятами, выдающимся бардом и его непутевым сынулей-полуэльфом… Уникальный экземпляр. Скажи, Азиль, ты когда-нибудь видела толстого эльфа?
   – Нет, – засмеялась Азиль. – Но я их вообще не так часто встречала. А что, такие бывают?
   – Как сказал бы мой папа, от этих людей чего угодно можно набраться, – махнул рукой Пассионарио.
   – А говорил, что ты сирота, – упрекнула его Азиль. – Врал? Или сейчас выдумываешь?
   – Да не врал я, просто не знал. Мама мне как-то не отчитывалась, когда и с кем, и я искренне полагал, что человек, которого я звал папой, действительно был моим отцом. Оказалось, все не так просто. Так что можешь меня поздравить, теперь я не сирота. У меня есть отличный папа, парень приятный во всех отношениях, за исключением некоторых невинных слабостей, присущих эльфам…
   – Например, влюбляться в здоровенных героев и отравлять им жизнь, сидя по вечерам на заборе и печально пялясь на окна… – хихикнула Ольга. – Это, кстати, не твой папа случайно?
   – Ну а кто же еще…
   – Серьезно? Хоулиан – твой папа? – обрадовалась девушка. – А ты не мог бы как-нибудь с ним поговорить и попросить не доставать Элмара своим безмолвным обожанием? А то мне его аж жалко…
   – Кого? – хитро уточнила Азиль.
   – Да обоих в общем-то, но Элмара сильнее.
   – Можно и поговорить, – вздохнул Пассионарио, – но это бесполезно. Вы скажите Элмару, пусть не переживает так, папа через неделю-две сам угомонится. Он на редкость непостоянен.
   – А ты? – улыбнулась Азиль. – Совсем забросил музыку или до сих пор пытаешься освоить основы композиции?
   – Конечно, всерьез я музыкой теперь не занимаюсь, – скромно опустил глаза Пассионарио. – Но не забросил, и достиг некоторых успехов. Я даже сочиняю песни на собственные стихи.
   – Жаль, гитары нет, – посетовала Азиль. – Я бы с удовольствием послушала. Хотя маэстро и ругался, что таким непутевым учеником его наказали боги за какие-то грехи, ты все же, помнится, неплохо играл.
   Пассионарио не удержался от желания порисоваться перед дамами и заверил их, что гитару сейчас достанет. Он вышел в библиотеку и тихонько переместился в свою хижину на базе, совершенно забыв о том, что рискует нарваться на Амарго и получить двухчасовую порцию нравоучений. К счастью, в комнате никого не оказалось и его прихода не заметили. Однако, снимая с гвоздика гитару, он немедленно вспомнил, зачем, собственно, явился к девушке, и едва удержался, чтобы в очередной раз не расплакаться. А как можно было взять в руки гитару и не вспомнить при этом Кантора, когда-то – строгого, но любимого наставника, затем – верного друга и телохранителя. А вспомнив, как не заплакать? Нет, только не сейчас, напомнил он сам себе. Не ровен час, кто-то войдет, и выслушивай тогда…
   Орландо поспешно протер рукавом глаза, заглянул в зеркало, поправил челку, вздохнул несколько раз и вернулся в гостиную Элмара, где дамы терпеливо ожидали великого момента приобщения к прекрасному. Присел на диван, привычно пристроив инструмент на колене, тронул струны, подтянул четвертую. Вечно она сбивается со строя, наверное, колок разболтался… Кантор как-то сказал, что таким инструментом только гвозди забивать и вообще это не гитара, а дрова.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация