А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 9)

   Тревис заверил, что у него и в мыслях нет ничего подобного, и Мэнипенни предложил ему заступить на работу с сегодняшнего дня. Тревису пришлось обещать, что он купит белую рубашку и черные шерстяные брюки; на это уйдет часть общих денег, но теперь, когда он получил работу, они могли себе позволить подобную роскошь. Мэнипенни обещал платить четыре доллара в день, что покрывало все расходы.
   – У меня найдется фартук, – сказал Мэнипенни. – Но вам придется купить помаду, чтобы привести в порядок волосы. Лучше всего подойдет «Принц Альберт».
   Тревис смущенно улыбнулся, снял шляпу и продемонстрировал бритую макушку, чем заслужил новый увесистый удар по плечу, а потом Мэнипенни расхохотался и отвел его в заднюю часть салуна.
   – Служащие всегда входят через заднюю дверь, – заявил хозяин салуна. – Чтобы держать дистанцию с клиентами.
   Если учесть то, как пахли почти все посетители салуна, Тревис охотно согласился. Он обещал вернуться в семь часов, и они с Мэнипенни пожали друг другу руки.
   – Мне остается лишь благодарить судьбу за ваше появление! – воскликнул хозяин салуна, энергично сжимая руку Тревиса. – И в каком салуне вам пришлось мучиться?
   Тревис ухмыльнулся.
   – В очень похожем на ваш.
   Мэнипенни вновь рассмеялся и открыл заднюю дверь. Тревис собрался выйти на улицу… и замер на месте.
   Ему в глаза бросился плакат.

   РАЗЫСКИВАЕТСЯ ЖИВЫМ ИЛИ МЕРТВЫМ
   ЗА МНОГОЧИСЛЕННЫЕ УЖАСНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
   ТАЙЛЕР КЕЙН, УБИЙЦА.
   НАГРАДА $500

   Однако вовсе не текст произвел на Тревиса ошеломляющее впечатление. Ниже был сделан грубый набросок мужского лица. Закрученные вверх усы, бритый подбородок, черная шляпа и очки в проволочной оправе.
   Это ты, Тревис. Ты в черной шляпе и с усами. И в очках, которые тебе отдал Джек.
   Очки Тревис нашел в антикварном магазине Джека Грейстоуна. Джек сказал, что они когда-то принадлежали известному стрелку и преступнику.
   И его звали Тайлер Кейн.
   Этого не может быть, Тревис. Не может быть.
   – Что-то не так, мистер Уайлдер?
   На красном лице Мэнипенни появилась тревога.
   Тревис облизал губы.
   – Плакат…
   Глаза Мэнипенни загорелись.
   – Перед вами Тайлер Кейн, знаменитый цивилизатор. Неужели вы о нем не слышали? Он разыскивается за убийства в пяти штатах. Закон называет его преступником, но люди знают правду. Со времен Айвенго и Робина Локсли из Шервуда не рождался столь благородный защитник справедливости, который думал бы об интересах простых людей.
   Тревис нахмурился, но ему немного полегчало. Может быть, Мэнипенни читает дешевые романы, о которых говорил шериф Тэннер?
   – Я слышал, что он всегда носит очки, – продолжал Мэнипенни. – Даже во сне. Так его легко узнать. Конечно, говорят, что несколько лет назад он умер от дифтерии в Вирджинии. Но я не верю. Вот было бы здорово, если бы он появился в Касл-Сити. Клянусь Богом, Тайлер Кейн сумел бы положить конец…
   Мэнипенни прикусил губу и быстро оглянулся на входную дверь салуна. Его плечи сгорбились, и большой веселый хозяин салуна стал маленьким испуганным человечком. Что он хотел сказать?
   Он явно боится, что его слова кто-то услышит. Только вот кто, Тревис?
   Однако ответа на свой вопрос Тревис не получил. Мэнипенни быстро попрощался с ним, задняя дверь захлопнулась, и он остался на улице в одиночестве. Тревис коснулся лица, но очки, которые он много лет носил не снимая, теперь ему были не нужны. Его новые глаза – после того как Тревис горел в огне Крондизара – видели все идеально. Но на плакате он в очках. Что же это значит?
   Тишина, лишь ветер завывал, проносясь по пустынной улице. Засунув руки в карманы, Тревис направился в пансион, чтобы подождать там наступления вечера. Сегодня он начнет работать в салуне.

   ГЛАВА 9

   Грейс помогла Бельтану отнести Эмпирея в маленькую комнатку рядом с главной гостиной виллы. Она легко справлялась со своей частью ноши-то ли находилась под воздействием шока, то ли жизнь в средневековом мире сделала ее значительно сильнее. Так или иначе, но Грейс подняла ноги Эмпирея, хотя он был одного с ней роста и отличался плотным сложением. Они осторожно уложили раненного юношу на диванчик.
   – Поверни его на бок, Бельтан, – попросила Грейс.
   – Да, Ваше величество, – с улыбкой ответил Бельтан. Она бросила на него свирепый взгляд, а потом обратила все свое внимание на Эмпирея. Что он здесь делает? Они не видели его с тех пор, как он исчез из Башни Толкователей рун. И кто на самом деле этот необычный молодой человек? Пока они находились в Серой Башне, у нее не было возможности получить ответы на многие вопросы. Например, почему Эмпирей рисковал, помогая Тревису? Может быть, теперь она все узнает.
   Но прежде необходимо его осмотреть. Умелые пальцы Грейс коснулись спины, шеи и головы юноши. Кровь продолжала сочиться из ран, и он не приходил в сознание, но Грейс практически сразу поняла, что молодой человек просто изможден и спит.
   – Как он, дорогая?
   На пороге появилась Мелия, за ней вошли Фолкен и Эйрин.
   – На спине глубокие раны, но они не смертельны, – ответила Грейс тем спокойным и уверенным тоном, которым пользовалась в денверском госпитале даже в самых критических ситуациях. – Он страдает от переохлаждения и большой потери крови.
   – Мы можем чем-нибудь помочь? – озабоченно спросил Фолкен.
   – Можете, – ответила Грейс и принялась перечислять: – Мне потребуется теплая вода, одеяло, чистая ткань для перевязки. Нож. Иголка и вощеные нитки. И свеча.
   – А мне что делать, Грейс? – спросил Бельтан, когда остальные вышли из комнаты.
   Грейс взяла руку рыцаря и положила ее на запястье Эмпирея.
   – Чувствуешь пульс? Хорошо. Если ритм ускорится или замедлится, сразу же скажи мне.
   Когда принесли все, что она просила, Грейс принялась за работу. Она разрезала куски плотной рясы над ранами; оказалось, что широкие плечи и руки Эмпирея покрыты сетью мышц. Бельтан удивленно присвистнул, а Грейс обменялась с ним взглядами. Оба подумали об одном и том же: такую мускулатуру не заработаешь, готовя еду для Толкователей рун.
   Она намочила чистую тряпицу теплой водой, и воздух наполнился свежим ароматом алосая. Мелия или Эйрин положили в воду сушеные листья скипетра. Они правильно поступили: алосай обладает антисептическими свойствами. Грейс: осторожно смыла запекшуюся кровь и грязь со спины Эмпирея. На правом плече оказались три рваные царапины, еще три она нашла под левой лопаткой.
   Они похожи на удары когтей – здесь поработала пума или другой хищник.
   Вот только у какого хищника всего три когтя? Грейс про таких никогда не слышала.
   А как насчет фейдримов, Грейс? Сколько когтей у них на передних лапах?
   Однако она никак не могла вспомнить; лишь однажды ей довелось рассмотреть вблизи одно из чудовищ, когда они с Тревисом отбивались от него у нее в покоях, в Кейлавере. Фейдримы – создания Бледного Короля, а Бераш замурован за Рунными Вратами в день Среднезимья.
   Она продолжала осторожно смывать кровь – и с удивлением уставилась на плечи Эмпирея.
   – Клянусь Сайей, что это? – спросила Эйрин.
   – Не знаю, – ответила Грейс.
   Верхнюю часть спины Эмпирея украшала синяя татуировка, величиной в две сложенные ладони Грейс. Она состояла из трех пересекающихся окружностей, вдоль каждой из которых шли руны. А внутри кругов находилось по одной более крупной руне.
   – Я уже видел такие рисунки у дикарей севера, при дворе короля Кэла, – проворчал Бельтан. – Воины-северяне часто делают себе такие татуировки, чтобы все знали, на стороне какого вождя они сражаются.
   В голубых глазах Эйрин появилось удивление.
   – Воины? Но Эмпирей слуга.
   – Я начинаю в этом сомневаться, – заявила Грейс.
   – А ты знаешь, что означают руны? – спросила Мелия у Фолкена.
   Бард наклонился над раненым.
   – Я не уверен относительно малых рун, начертанных по границе круга. Нужно время, чтобы разобраться с ними. Однако я узнал большие. Наверху руна неба. Тут все понятно – его имя. Справа начертана руна Орлига, а слева – руна Сайи.
   – Это руна Сайи? – уточнила Эйрин.
   – Конечно, – кивнул Фолкен. – У каждого из Старых Богов есть своя руна. У всякого создания есть руна. За исключением Новых Богов, конечно, и драконов.
   Баронесса задумчиво посмотрела на Фолкена. Грейс понимала ее сомнения; если верить колдуньям, Сайя является Матерью Зеи, и не имеет ничего общего со Старыми Богами или рунной магией. В свою очередь Толкователи рун считали, что Мировой Кузнец произнес руны и создал Зею и все остальные живые существа. А один из Старых Богов – Орлиг – украл тайну рун у драконов, которые обитали среди серого тумана, существовавшего еще до создания мира, и слышали, как произносились эти руны. Как мог Эмпирей служить одновременно Сайе и Орлигу?
   – Я давно не видел этих рун, – продолжал Фолкен. – Они очень древние.
   Янтарные глаза Мелии загорелись.
   – Поразительно, – пробормотала она, но ничего не стала объяснять.
   Грейс отбросила многочисленные вопросы, которые ей хотелось задать, и занялась пациентом. С автоматическим профессионализмом она промыла раны и наложила швы.
   – Бельтан, помоги мне его посадить. Нужно сделать повязку через всю грудь, чтобы она держалась на месте.
   С помощью Бельтана она усадила Эмпирея и спустила остатки рясы до пояса. Грудь юноши оказалась такой же мощной, как и спина.
   – Клянусь Ватрисом, он мог бы славно управляться с мечом, – заявил Бельтан.
   Грейс кивнула. Однако она сомневалась, что Эмпирей был воином. На гладкой коже груди и бицепсов обнаружились новые татуировки. Большинство – рунические символы, которые Грейс не могла расшифровать, но над сердцем она обнаружила более понятный рисунок. Грейс узнала изображение черной башни с тремя парящими над ней кругами.
   Нет, это не круги, Грейс. Три луны.
   Одна прибывала, вторая была полной, третья убывала. Внутри каждой луны Грейс увидела искусное изображение женского лица: девушки, красивой женщины и сморщенной старухи.
   Грейс услышала удивленное восклицание. Эйрин смотрела на татуировку на груди Эмпирея. Грейс не любила говорить тайно, но в голубых глазах Эйрин появилось такое необычное выражение, что она не удержалась.
   – Эйрин? – сказала она голосом, идущим по нитям Паутины жизни. – Эйрин, в чем дело?
   – Этого не может быть, – послышался удивленный голос Эйрин. – Клянусь тремя лицами Сайи, такое просто невозможно. Черная башня – разве они не воздвигли черную башню?
   Кто, Эйрин?
   Разбиватели рун…
   О чем Эйрин говорит? Что она имела в виду, когда упомянула три лица Сайи? Грейс собралась задать следующий вопрос, но тут к ней обратился Бельтан.
   – Грейс, – негромко позвал он.
   Она выпустила плетение Паутины жизни и увидела, что Эмпирей смотрит на нее своими кроткими карими глазами.
   Грейс приложила руку к его сердцу, и на лице юноши появилась усталая улыбка. Он сделал быстрое изящное движение рукой, словно что-то зашивал.
   Благодарю вас, миледи, за то, что вы меня заштопали.
   Грейс не смогла сдержать ответной улыбки.
   – Всегда рада помочь, Эмпирей. Не думаю, что твои раны серьезны, во всяком случае, если мы будем держать их в чистоте. Кто на тебя напал?
   Улыбка исчезла, и он покачал головой. Казалось, Эмпирей подхватил ее слова из воздуха и мягко, но твердо отодвинул в сторону.
   Сейчас это не имеет значения, миледи.
   Он сделал еще несколько выразительных движений, написав что-то указательным пальцем на своей ладони, а потом протянул руку Грейс.
   – Я не понимаю, – нахмурив брови, признался Бельтан. – Что он пытается сказать?
   – Послание, – негромко ответила Грейс. – Он говорит, что принес для нас послание.
   Мелия подошла поближе, не спуская взгляда с Эмпирея.
   – Сообщение? От кого?
   И вновь Эмпирей сделал несколько выразительных движений.
   От тех, кто потерян.
   Некоторое время все ошеломленно смотрели на молодого человека.
   Этого не может быть, Грейс, он не знает, что они исчезли.
   Но о ком еще мог говорить Эмпирей? Только о Тревисе, Лирит, Дарже и Сарете.
   Все пришли в себя одновременно и заговорили, задавая Эмпирею вопросы. По его телу пробежала дрожь.
   Он потерял много крови, Грейс, и ему холодно. Если он не согреется, у него может быть шок.
   Она подняла руку и с удивлением обнаружила, что все замолчали. Уроки Эфезиана не прошли даром. Грейс протянула принесенное одеяло Бельтану. Женщины отвернулись, а Бельтан и Фолкен помогли Эмпирею избавиться от остатков рясы. Когда Грейс вновь посмотрела на своего пациента, он лежал, аккуратно укрытый одеялом. Эмпирей все еще дрожал, но постепенно согревался.
   – Выпей это, – сказала Грейс, протягивая ему разведенного водой вина, и он повиновался.
   Алкоголь подействует как слабое успокаивающее, кроме того, он уничтожит бактерии в воде. Больному сейчас ни к чему инфекция.
   Поставив пустую чашку, Эмпирей сделал жест руками, смысл которого поняли все.
   – Ты хочешь получить свою рясу? – спросила Грейс. – Боюсь, от нее мало что осталось.
   Однако Эмпирей повторил свой жест, и Грейс подняла рясу и протянула ему. Он что-то поискал, а затем ряса вновь соскользнула на пол. В руке Эмпирей держал ключ. Довольно большой, выкованный из железа. Эмпирей протянул его Грейс.
   Вы должны его взять, миледи. Взять ключ и пойти туда.
   Фолкен потер подбородок рукой в перчатке.
   – Куда мы должны пойти? Какую дверь открывает ключ, Эмпирей?
   Молодой человек пошевелил плечами, и одеяло сползло с его левого плеча. Он показал на татуировку над сердцем – изображение черной башни.
   – Клянусь Старыми Богами! – воскликнул бард. – Это Черная Башня, не так ли? Ты хочешь, чтобы мы пошли в Башню Разбивателей рун.
   Эмпирей кивнул. Эйрин приложила руку к губам, чтобы сдержать крик. Грейс посмотрела на нее. Почему слова Эмпирея так смутили юную колдунью? Это как-то связано с Разбивателями рун – очевидно, баронесса что-то знает, но не говорит. Но что?
   Ладно, потом. Грейс встала на колени рядом с диваном и взяла Эмпирея за руку.
   – Я не понимаю. Мне казалось, что Черная Башня покинута столетия назад, а Разбивателей рун больше не осталось. Зачем нам туда идти?
   Он вложил железный ключ в ее ладонь.
   Чтобы найти то, что потеряно.
   Грейс замерла. Ей вдруг показалось, что она поняла. Фолкен рассказывал ей легенду: много лет назад Разбиватели рун исчезли из Фаленгарта, и члены двух других рунических орденов – Вязателей рун и Толкователей рун – обратились против них, обвинив Разбивателей рун в том, что из-за них простые люди боятся и ненавидят волшебников.
   Но ведь остался еще один Разбиватель рун, не так ли, Грейс?
   Бельтан произнес его имя раньше, чем Грейс.
   – Тревис. Речь идет о Тревисе, верно? Он каким-то образом находится там, вместе с остальными, в Черной Башне. Мы должны отправиться туда и найти их.
   Светловолосый рыцарь посмотрел в сторону двери, словно собирался пуститься в путешествие прямо сейчас.
   Эмпирей поднял руку.
   Подожди.
   – В чем дело, Эмпирей? – тихо спросила Мелия.
   Он вновь показал на изображение башни, а потом сжал пальцы в кулаки и несколько раз описал ими круги друг относительно друга. Затем, в тот момент, когда кулаки находились на максимальном расстоянии, они застыли.
   На сей раз Грейс не поняла.
   – Что это значит, Эмпирей?
   – Мне кажется, я знаю, – вмешался Фолкен. – Речь идет о кануне дня Среднезимья. Он хочет, чтобы мы находились в Черной Башне именно в этот день.
   Конечно. Когда солнце находится на максимальном расстоянии от Зеи.
   – Но почему? – спросила Грейс. – Почему нам следует быть там именно в день Среднезимья, а не раньше?
   И вновь жесты Эмпирея помогли ей понять его мысль.
   Потому что именно в этот день потерянные могут быть найдены.
   Фолкен начал задавать новые вопросы, но глаза Эмпирея закрылись, и он устало опустился на постель. Инстинкты врача мгновенно победили любопытство Грейс.
   – Он устал, – заявила она. – Вы сможете поговорить с ним позже. Сейчас ему необходим отдых.
   Фолкен начал протестовать, но Грейс уколола его взглядом, и бард предпочел не спорить. После того как все ушли, Грейс убрала волосы Эмпирея со лба. У нее самой накопилось множество вопросов, но они могли подождать.
   – С тобой все будет в порядке?
   Он слабо улыбнулся в ответ, затем протянул руку и сжал ее ладонь, в которой она держала железный ключ.
   Со мной все будет хорошо, миледи.
   Она улыбнулась ему, но Эмпирей уже закрыл глаза, и через несколько мгновений его дыхание стало глубоким и ровным. Грейс выскользнула из комнаты и аккуратно прикрыла за собой дверь.
   Ее спутники собрались вокруг стола в гостиной – лишь Бельтан нетерпеливо расхаживал взад и вперед.
   – Я не понимаю, почему мы не можем выйти прямо сейчас, – говорил рыцарь. – Как далеко до Черной Башни? Не больше ста шестидесяти лиг. Мы будем там через три недели.
   – Ты слышал Эмпирея, – сказал Фолкен и почесал в затылке, – точнее, видел. Он утверждает, что раньше дня Среднезимья нам там делать нечего. Или ключ раньше просто не сработает. Если мы отправимся сейчас, придется ждать несколько недель. Даже до того, как Черная Башня опустела, вокруг нее располагались дикие земли. Далекое не самое спокойное место, чтобы разбивать там надолго лагерь.
   Бельтан сжал руки в кулаки.
   – Но Тревис и остальные могут быть ранены. А вдруг они голодают? Неужели они должны умереть, дожидаясь нас?
   – Ты бредишь, дорогой, – сказала Мелия, мягко касаясь плеча рыцаря. – Эмпирей не стал бы откладывать наше путешествие, если бы они нуждались в помощи.
   – Но почему там? – пробормотала Эйрин. Взгляд баронессы был обращен куда-то вдаль. – Почему мы должны идти в Башню Разбивателей рун? И почему сейчас? Это добром не кончится.
   Грейс посмотрела на молодую колдунью. Почему Эйрин так огорчило это известие? Грейс собралась задать вопрос…
   …но тут кто-то постучал в дверь виллы.
   Несколько мгновений никто не двигался. Вновь послышался настойчивый стук. Бельтан стремительно подошел к двери и распахнул ее.
   Стоящий на пороге мужчина не принадлежал к императорской гвардии – ни бронзовых доспехов, ни кожаного килта… Он был в серых штанах и тунике, поверх которой красовалась кольчуга и зеленый плащ, забрызганный грязью. Мужчина едва успел отдернуть руку, чтобы не постучать Бельтану в грудь. И только после того, как на его красивом лице появилась улыбка, Грейс узнала нежданного гостя. Пониже Бельтана, отличная фигура, короткие рыжие волосы и заостренная бородка…
   – Сэр Тарус! – воскликнул Бельтан.
   Светловолосый рыцарь обнял Таруса и буквально втащил его внутрь. После некоторых колебаний Тарус ответил на объятие Бельтана.
   Наконец Бельтан отпустил его.
   – Клянусь хвостом Быка Ватриса, от тебя воняет, сэр Тарус.
   Молодой человек рассмеялся и почесал бороду, словно пытался вытащить оттуда незваных гостей.
   – Я скакал без передышки больше недели, сэр Бельтан. Мне было некогда мыться и даже спать. Я хотел вас предупредить, но…
   – …но, как обычно, – вмешалась Мелия, – энтузиазм сэра Бельтана одержал верх над здравым смыслом. Конечно, в вашем случае причины очевидны.
   Рыцарь отчаянно покраснел. Он молча поклонился Мелии, и его кольчуга зазвенела.
   Грейс вспомнила, как она в первый – и единственный – раз встретилась с сэром Тарусом, во время путешествия в Серую Башню. Они столкнулись с Тарусом и Бельтаном, а также другими рыцарями Малакорского Ордена в лесах западного Кейлавана. Тогда она догадалась, что Бельтан и Тарус были любовниками. И хотя Грейс никогда не умела читать чужие эмоции, даже она все поняла, когда увидела, как смущенно смотрит Тарус на Бельтана.
   Однако его улыбка была искренней и – как показалось Грейс – в ней не нашлось даже намека на сердечную боль. Наверное, такому красавцу, как Тарус, легко завести себе нового друга. Но она заметила и кое-что еще. Когда Грейс видела Таруса в прошлый раз, в нем кипел юношеский энтузиазм – он и сейчас освещал его лицо. Однако теперь в юноше появилась еще и сила. Бельтан оставил его командовать отрядом рыцарей; складывалось впечатление, что новая должность пошла ему на пользу.
   – Рад встрече с вами, леди Грейс, – с поклоном сказал Тарус.
   Она вздрогнула. Должно быть, он заметил ее пристальный взгляд. Грейс торопливо поклонилась в ответ, с опозданием сообразив, что ей следовало сделать реверанс.
   Скажи спасибо за свою ошибку, Грейс, – не стоит строить иллюзий относительно твоего королевского происхождения…
   – Благодарю вас, – сказала она. – А теперь расскажите нам, почему вы так торопились в Таррас?
   – Чтобы найти нас, естественно, – вмешался Фолкен. – Вот только зачем?
   В одно мгновение поведение Таруса изменилось. Он развернул плечи и заговорил официальным голосом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация