А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 7)

   Сарет посмотрел на Лирит, и гнев у него в глазах начал затухать. Он кивнул.
   Четверка продолжала спокойно идти дальше по тротуару. Тревис и Дарж переместились так, чтобы Лирит и Сарет оказались между ними. Когда они проходили мимо троицы мужчин, им вслед раздался свист, но они неспешно шагали дальше, и скоро свист и крики смолкли.
   Пройдя два квартала, они остановились. Тревис рискнул бросить быстрый взгляд через плечо, но троих мужчин нигде не было видно. «Шахтный ствол» остался позади, но он не собирался возвращаться. Тревис обернулся к остальным – и нахмурился.
   – А где Лирит?
   – Только что была здесь, – ответил Дарж.
   Сарет показал рукой.
   – Вон она.
   Они поспешили за Лирит, которая успела пройти на дюжину шагов вперед. Все четверо одновременно оказались рядом со столиком, на котором были расставлены маленькие синие бутылочки. За столиком стоял мужчина с курчавыми седыми волосами, одетый в потрепанный костюм. У него за спиной висел плакат из парусины с надписью:

   ГОРЬКИЕ ЛЕКАРСТВА ДОКА ВЕТТЕРЛИ
   СТОИМОСТЬЮ В 1 ДОЛЛАР!

   ИСЦЕЛЯЮТ МНОЖЕСТВО БОЛЕЗНЕЙ,
   В ТОМ ЧИСЛЕ СИНЯКИ, МОЗОЛИ, КОСОГЛАЗИЕ,
   НЕВРАЛГИЮ!

   ИЗБАВЛЯЮТ ОТ ДУРНОГО ЗАПАХА ИЗО РТА,
   ФУРУНКУЛОВ, ВОДЯНКИ, СЛАБОГО
   ТЕМПЕРАМЕНТА, РЕВМАТИЗМА, ПОДАГРЫ,
   МЕЛАНХОЛИИ И ИКОТЫ!

   Человек в костюме обращался к полудюжине людей, стоявших полукругом возле его столика, звенящим голосом, словно перед ним была огромная толпа, превознося до небес достоинства своих патентованных снадобий. Лирит взяла одну из бутылочек, вытащила пробку, понюхала и наморщила лоб.
   Продавец лекарств повернулся к ней.
   – Если вы хотите не только понюхать, дайте мне один доллар и выпейте. И все ваши болезни пройдут.
   Лирит вставила пробку и поставила бутылочку на стол.
   – Вы лжете, – заявила она совершенно спокойно, и по толпе пробежал шепот.
   Продавец развел руки в стороны и рассмеялся.
   – Нет, мисс, я прекрасно понимаю ваши сомнения. Но будьте уверены, в маленькой синей бутылочке…
   – Нет ничего, кроме подкрашенного жженым медом пшеничного спирта с небольшими добавками перца, – довольно резко сказала Лирит. – Я не почувствовала настоек лекарственных растений, здесь нет ничего, что могло бы вылечить даже самое простое заболевание. Более того, это лекарство, как вы его называете, лишь немногим лучше яда; нужно быть последним глупцом, чтобы пить его, не говоря уже о том, чтобы платить деньги. Вам должно быть стыдно!
   Стоявшие у стола люди с возмущением забрали свои серебряные доллары и торопливо разошлись. Недоумение продавца сменилось гневом.
   – Почему, маленькая грязнуля, мне должно быть стыдно? – прорычал он. – Посмотри, что ты наделала. Из-за тебя я лишился утренней выручки. Ты за это заплатишь.
   Лирит сделала шаг назад, но продавец успел схватить ее запястье и вывернул его. Она негромко вскрикнула.
   Тревис и Дарж попытались остановить Сарета, но опоздали. Он мгновенно подскочил к столику и нанес быстрый удар по руке продавца. Тот завопил от боли, выпустил Лирит и прижал руку к груди. В результате он задел за край столика, часть бутылочек упала и разбилась. Воздух наполнился запахом дешевого алкоголя.
   – Пойдем, – сказал Сарет, отводя Лирит в сторону.
   – Вор! – закричал седовласый мошенник. – Ты должен заплатить за то, что разбила твоя шлюха. Вор!
   Тревис устремился вслед за Лирит и Саретом, замыкал отступление Дарж. Необходимо убраться отсюда подальше. И побыстрее. Они свернули за угол…
   …и столкнулись лицом к лицу с тремя молодыми парнями в темных костюмах.
   На лице чисто выбритого застыла прежняя усмешка, но голубые глаза оставались холодными.
   – Что здесь происходит, док? Банда бездельников? Ну, мы знаем, что делать с такими типами, когда они появляются в нашем городе.
   И он отодвинул пиджак в сторону, демонстрируя револьвер на бедре; оба его спутника сделали то же самое.

   ГЛАВА 7

   Пыльный воздух клубился на том месте, где несколько секунд назад собралась небольшая толпа. Испуганные лица смотрели с противоположной стороны улицы или выглядывали из окон, но никто не рискнул подойти слишком близко.
   Тревис втянул в себя воздух. Краем глаза он увидел, как Дарж потянулся к завернутому в плащ мечу, но потом остановился. Клинок был не только обернут плащом, но и перевязан веревкой; рыцарь вряд ли сумел бы им воспользоваться.
   – С тобой все в порядке, док? – спросил самый молодой из троицы, лицо которого украшала рыжая борода.
   Седовласый продавец – очевидно, он и был доком Веттерли – ползал на четвереньках по тротуару, собирая рассыпавшиеся бутылочки и рассовывая их по карманам.
   – Да, да, мистер Мюррей. Уверяю вас, я сам справлюсь. – Он вскочил на ноги, прижимая несколько бутылочек к груди. Часть из них лишилась пробок, жидкость вытекала ему на костюм, капала на тротуар. – Если вы только…
   Не закончив последней фразы, Веттерли устремился прочь и через несколько секунд скрылся за углом.
   Голубоглазый человек переступил с ноги на ногу и положил руку на бедро, рядом с револьвером.
   – Мне эти четверо с первого взгляда не понравились. Кажется, я вам говорил, мистер Эллис?
   – Совершенно верно, мистер Джентри, – отозвался усач с землистым цветом лица.
   Он поднес тонкую сигару к губам и затянулся.
   – Да, я именно так и сказал, – мелодичным и манерным голосом продолжал тот, кого звали Джентри. – Впрочем, эти двое не представляют особого интереса. – Он кивнул в сторону Тревиса и Даржа. – Хотя высокий что-то слишком бледен – должно быть, только что прибыл с Востока. А тот, что поменьше, кажется мне опасным. Я сразу узнаю убийцу, а по его глазам видно, что ему не раз приходилось лишать жизни других людей.
   Тревис заметил, как заходили челюсти Даржа. Лирит прижалась к Сарету. Может быть, она что-то сказала ему при помощи заклинания? Тревис понимал, что нужно хоть что-нибудь ответить, но язык отказывался ему повиноваться.
   Джентри приблизился к Сарету и Лирит.
   – А эти двое, мистер Эллис, мистер Мюррей, сразу выделяются. В нашем городе не так уж много негритянок, да и тех, кого я знаю, можно купить по десять центов. Но ты одета совсем не так, как те девки, хотя ты достаточно красива.
   В глазах Сарета вспыхнул гнев. Он хотел что-то сказать, но Джентри его опередил.
   – А ты, – сказал он, и его голос стал жестким, – меня беспокоишь по-настоящему. Увидев тебя, я спросил себя: «Лайонел Джентри, какого дьявола у этого человека деревянная нога?» И сам себе ответил: «У хорошего человека не может быть деревянной ноги. Деревянные ноги бывают только у пиратов и им подобных». Но даже и без деревянной ноги ты странный тип. Ты не мексиканец и не индеец. Так кто же ты, парень?
   – Он цыган, – выпалил Тревис, опередив Сарета.
   Ему совсем не хотелось, чтобы Джентри принялся расспрашивать о морнишах.
   Глаза Джентри превратились в льдинки.
   – Цыган? Значит, я не ошибся. Мне не раз приходилось слышать, что цыгане лжецы, воры и убийцы. Вот почему вы постоянно слоняетесь по свету.
   Тревис заметил, как шевелятся пальцы Лирит. Может быть, она пытается сотворить заклинание? Ему казалось, что для этого нужно закрыть глаза и сосредоточиться.
   А как насчет тебя, Тревис? Почему бы тебе не произнести руну?
   Вот только какую руну произнести, не убив всех сразу? Стоит ему сказать Кронд – и город вспыхнет, словно спичка, и сгорит дотла. А если попробовать Мелег, руну дерева? Сможет ли он заставить планки тротуара повиноваться? Он делал нечто похожее при помощи Сар, руны камня – создал кандалы из каменной стены, чтобы удержать владельца железного сердца, пытавшегося убить его в Кейлавере.
   А что Мелег сделает с ногой Сарета, Тревис? И с лавками вокруг, и с людьми в них?
   Рука Даржа вновь потянулась к мечу, но он заставил себя ее опустить.
   Эллис выпустил еще один клуб дыма.
   – Интересно, что у этого типа за спиной? – И он сигарой указал на Даржа.
   – Верно, – кивнул Мюррей. – Он все время тянется туда рукой, словно там что-то очень ценное.
   Джентри подошел к Даржу.
   – Что у тебя спрятано за спиной, мистер? Может быть, ружье?
   – Не ваше дело, – мрачно ответил Дарж.
   В ответ Джентри негромко рассмеялся.
   – Напротив, в этом городе меня касается все. Дело в том, что здесь совсем не так, как в других местах. Мы в Касл-Сити верим в закон и порядок. Здесь живут хорошие, миролюбивые люди. У нас нет места для бродяг, мошенников или любителей пострелять. И цыган. У нас все прилично себя ведут. Или покидают наш город. – Он коснулся рукояти револьвера. – С плохими людьми у нас часто происходят несчастные случаи.
   Тревис пытался сглотнуть забившую рот пыль. Им нельзя уходить из города. Во всяком случае, пока. Они должны дождаться Джека, чтобы он помог им вернуться в свое время.
   – Полагаю, они вас поняли, мистер Джентри, – заявил Эллис, и его губы изогнулись в улыбке.
   Он сделал последнюю затяжку, а затем приготовился выкинуть окурок. Пальцы Лирит замерли.
   – Я не стала бы этого делать.
   Ее взгляд метнулся к тротуару.
   Тревис посмотрел вниз и увидел влажные пятна на деревянных досках.
   Эллис помрачнел.
   – Я не потерплю, чтобы такие, как ты, указывали мне, что делать, мисс.
   Он швырнул горящий окурок на деревянный тротуар.
   И тут же в небо взметнулось синее пламя.
   Тревис, Лирит, Дарж и Сарет успели отскочить назад, каждый понимал, что сейчас произойдет. В отличие от остальных. Мюррей принялся сбивать пламя, лизавшее подошвы его сапог. Эллис, разинув рот, изумленно смотрел на происходящее. Джентри схватил его за руку и потащил прочь от огня.
   – Ты идиот, – прорычал он. – Ты же знал, что товар дока Веттерли почти такой же горючий, как керосин. Ну-ка, помоги мне погасить огонь.
   Он снял пиджак и попытался сбить пламя. Эллис и Мюррей присоединились к нему. Однако высохшее дерево, пропитанное алкоголем из разбитых бутылочек, горело отлично. Пламя стремительно набирало силу, по всей Лосиной улице начали раздаваться тревожные крики.
   – Сарет! – крикнула Лирит. – Вода!
   Она показала на дождевую бочку, стоявшую всего в нескольких шагах, у входа в переулок.
   Сарет и Дарж одновременно бросились к бочке.
   Да. Вот что им сейчас необходимо. Вода. Тревис засунул руку в карман и коснулся Сумеречного Камня. В тот самый момент, когда Дарж и Сарет опрокинули бочку, Тревис прошептал:
   – Шарн.
   Дождевая бочка была наполнена лишь наполовину. Небольшая струя потекла по тротуару навстречу пламени, но ее явно было недостаточно. Через несколько мгновений она испарится от жара ревущего пламени.
   Однако неожиданно тротуар залили потоки воды, в воздух поднялось облако пара. К тому моменту, когда туман рассеялся, огонь погас, а вода сбежала с тротуара на мостовую, где ее быстро поглотила пыль. Мюррей и Эллис стряхивали воду с сапог, они даже умудрились намочить брюки.
   – Какого дьявола? – воскликнул Джентри, глядя на бочку. – Невозможно!
   Он поднял взгляд, и уставился своими голубыми глазами на Тревиса. Тот открыл рот, но прежде чем успел что-то сказать, Джентри подскочил к нему и схватил за ворот рубашки.
   – Отпустите его, мистер Джентри, – раздался низкий голос.
   Джентри и Тревис замерли, когда сквозь клубы пара к ним подошел мужчина.
   Он был невысок ростом и отличался хрупким телосложением. Простое лицо частично скрывали песочного цвета усы, из-под полей соломенной шляпы спокойно смотрели серые глаза. Однако было в этом человеке нечто, придававшее ему значительность. На темно-синем костюме, таком же, как у Джентри и его товарищей, Тревис не заметил ни пятнышка пыли, хотя рукава слегка протерлись.
   Джентри не двигался, он так и не выпустил рубашку Тревиса, которому становилось трудно дышать.
   – Я же сказал, отпустите его.
   Джентри отпустил Тревиса и отступил на шаг, его лицо вновь стало непроницаемым.
   – Вы не понимаете, – вмешался Мюррей, выступив вперед. – Они просто шайка бродяг, шериф Тэннер.
   Только теперь Тревис заметил серебристый значок, приколотый к лацкану пиджака Тэннера.
   – В самом деле, Келвин Мюррей? – Шериф Тэннер негромко рассмеялся, но Мюррей побледнел. – А мне кажется, они только что спасли город от серьезного пожара. Совсем неплохо для шайки бродяг, не правда ли?
   Мюррей опустил голову и отчаянно покраснел.
   Шериф сделал шаг вперед.
   – Я хотел бы знать, как начался пожар. – Он посмотрел на разбитые бутылочки, валяющиеся на тротуаре, а потом пнул носком сапога окурок тонкой сигары. – Похоже на марку, которую ты куришь, Юджин Эллис. Ты ведь знаешь, бросать непогашенные окурки на тротуар нельзя – сейчас он может загореться, как трут.
   Эллис одарил шерифа недовольным взглядом, наклонился, поднял окурок и отошел в сторону.
   Тревис посмотрел на Даржа, Лирит и Сарета, но они не сводили глаз с шерифа. Тэннер сделал еще один шаг к Джентри, теперь их разделяло всего пять футов. Тэннер небрежно приоткрыл полу пиджака, так что стала видна блестящая рукоять револьвера.
   – Почему бы тебе не угостить своих ребят глоточком виски, Лайонел Джентри? – спросил Тэннер. – Вам необходимо немножко успокоиться.
   Наконец на лице Джентри появилось выражение – быстрая, словно взмах ножа, усмешка.
   – Не думаю, что мне требуется успокаивать нервы, шериф. Рука Тэннера зависла над револьвером, он повел плечами, и пола пиджака закрыла блестящую рукоять, затем шериф сжал правую руку в кулак.
   – Я же сказал, уходи, Джентри.
   Джентри кивнул, и по его лицу вновь промелькнула усмешка.
   – Пошли ребята. Вы слышали, что сказал шериф. Пришло время выпить.
   Все трое зашагали по тротуару, забросив на плечи почерневшие от сажи пиджаки. Пройдя несколько шагов, Джентри оглянулся, но теперь его ледяной взгляд остановился на Сарете. Затем вся троица скрылась за вращающимися дверями салуна.
   – С вами все в порядке, господа?
   Шериф внимательно смотрел на них, но в его взгляде Тревис не заметил подозрительности Джентри и его дружков; только любопытство, и больше ничего.
   – Все хорошо, – ответил Тревис, облегченно вздыхая. – Спасибо за помощь, шериф.
   – Никаких проблем, мистер. Люди вроде Лайонела Джентри хотят думать, будто они командуют в Касл-Сити. – Он поправил пышные усы. – А моя работа состоит в том, чтобы напоминать им о том, что они ошибаются.
   Дарж кивнул.
   – Значит, шериф – это нечто вроде рыцаря.
   Тэннер приподнял шляпу.
   – Неужели вы читаете дешевые романы, мистер? Если да, то не верьте тому, что там написано. В том, чтобы быть шерифом на Западе, нет ничего романтического. Скучная и грязная работа, и я к ней не стремился.
   – Тогда почему же вы шериф? – спросила Лирит.
   Тэннер рассмеялся.
   – Это длинная история, мадам. Хотя совсем не такая захватывающая, как те, о которых читает ваш приятель в дешевых романах.
   Сарет нахмурился.
   – О каких дешевых романах вы все время говорите? – поинтересовался Сарет.
   – Прошу простить моих друзей, – торопливо вмешался Тревис. – Мы здесь недавно.
   Тэннер присвистнул.
   – Да уж. Касл-Сити становится слишком большим, и я не успеваю познакомиться со всеми, но я сразу понял, что вы не местные. Вы не похожи на всех остальных, вот только не могу понять, чем. Откуда вы к нам приехали?
   – С Востока, – сказал Тревис, рассчитывая, что расплывчатый ответ удовлетворит шерифа.
   – У вас есть где остановиться в городе?
   Все четверо молчали.
   – Я так и подумал, – сказал Тэннер. – Ну, на Лосиной улице вам не найти ничего подходящего. – Он бросил взгляд на Лирит. – Но вы можете снять меблированные комнаты в двух кварталах отсюда, на улице Гранта, пансион называется «Голубой колокольчик». Я знаю женщину, которая его держит. Она хороший человек, что бы о ней ни говорили. Скажите, что вас прислал я, и она выделит вам две комнаты.
   Тревис благодарно улыбнулся. Интересно, сколько лет шерифу? Трудно сказать. Он выглядел не старше Тревиса; но казалось, будто Тэннер невероятно устал от жизни.
   Лирит шагнула вперед и взяла правую руку шерифа в свои.
   – Спасибо вам, – сказала она, глядя на него темными глазами.
   – Не стоит меня благодарить, мадам. А теперь отправляйтесь в «Голубой колокольчик», вам нечего больше делать на этой пыльной улице.
   И хотя он говорил мягко, смысл его слов был понятен: на них глазели зеваки, и шериф хотел побыстрее закончить спектакль. Он приподнял шляпу, и четверо друзей решительно зашагали по тротуару, который вновь заполнили спешащие по своим делам люди.
   Они не разговаривали, пока не вышли на улицу Гранта, узкую, малолюдную, всю пропитанную пылью.
   – Да, мы чудом избежали серьезных неприятностей, – со вздохом признался Тревис.
   – Мне уже приходилось встречать таких людей, как Джентри, – заявил Дарж своим грохочущим басом. – Им скучно, и они очень опасны, но это не просто разбойники. Нам не следует с ними встречаться, в противном случае мне придется достать свой меч.
   Тревис попытался представить себе, что будет, если рыцарь обнажит свой огромный меч посреди Лосиной улицы.
   – Давай лучше не будем с ними встречаться, – предложил он.
   – Почему он так меня возненавидел? – спросил Сарет, качая головой. – Неужели из-за моей ноги?
   Тревис положил руку на плечо морниша.
   – Таким людям не нужны причины, Сарет. Они выбирают какого-нибудь человека из толпы и решают, что он им не нравится, после чего их уже невозможно переубедить.
   Сарет кивнул, но выражение его лица оставалось мрачным.
   – Шериф Тэннер, – прошептала Лирит. – С ним что-то не так. Вы заметили, как дрожала его рука? Я попыталась понять, что с ним, когда взяла его ладонь. И ощутила нечто вроде тени, но мне не хватило времени.
   Тревис знал, что причин может быть сколько угодно. Те времена знали огромное количество смертельных болезней – туберкулез, оспа, холера, дизентерия.
   – Пойдем, сказал Тревис. – Кажется, я вижу вывеску «Голубого колокольчика».
   Оказалось, что «Голубой колокольчик» – самое большое здание во всем квартале. Дом был построен в викторианском стиле, с дюжиной башенок и «вдовьей дорожкой» [4] из кованого железа. Здание показалось Тревису слишком роскошным для обычных меблированных комнат. Неужели Тэннер переоценил их материальное положение? Но когда они подошли поближе, Тревис заметил облупившуюся штукатурку, обвисшие, давно некрашеные ставни и заросшие вьющимися растениями стены.
   Они поднялись по скрипучим ступеням к двери и увидели несколько кошек, которые нежились в солнечных лучах на крыльце и перилах. Все они выглядели ухоженными. Лирит наклонилась, подняла котенка и прижалась к нему щекой, а тот тихонько замяукал.
   Передняя дверь открылась, и раздался звон колокольчиков.
   – Будьте осторожны с Джиневрой, мисс, у нее болит лапка, – послышался низкий женский голос.
   Лирит не отрывала взгляда от котенка.
   – Да, вы правы. Кажется, у нее заноза.
   – До сих пор? Я проверяла.
   – Ее не видно, она застряла между подушечек.
   Послышался тихий смех и какие-то нестройные звуки, происхождение которых Тревис не сумел определить.
   – Ну, тогда несите ее сюда. И не забудьте своих мужчин. Должно быть, вы очень счастливая леди, если вас сопровождает трое таких симпатичных джентльменов.
   Дверь открылась шире.
   Лирит рассмеялась и, продолжая держать котенка, вошла в дом. Трое покрасневших мужчин последовали за ней. Стены были оклеены бумажными обоями с давно выцветшими алыми ирисами. На поцарапанном деревянном полу лежал потертый персидский ковер, на окнах висели пожелтевшие кружевные занавески, покрытые толстым слоем пыли. Внутреннее убранство показалось Тревису слишком роскошным для дома, где сдают меблированные комнаты, однако обстановка давно не обновлялась.
   То же самое Тревис мог бы сказать о стоявшей посреди комнаты женщине. Она едва ли была старше Грейс – немногим больше тридцати, – изящный овал ее лица сразу привлекал внимание. Однако женщина казалась такой же выцветшей, как ее зеленое бархатное платье. Тревису она напомнила портрет молодой красавицы, так долго провисевший на чердаке, что все цвета – желтые волосы, синие большие глаза и даже розовые щеки – получили немалую примесь серого.
   – Полагаю, вам нужны комнаты, – произнесла женщина голосом, подобным дыму, но не таким резким и едким. Он вызывал воспоминание о дыме вишневого табака. – У вас есть рекомендации?
   Тревис оглянулся на своих друзей и сглотнул.
   – Шериф Тэннер сказал нам, что мы можем сослаться на него…
   Она подняла руку.
   – Остановитесь. Если вас послал Барт, мне этого вполне достаточно. А теперь перейдем к более серьезной проблеме – лапе мисс Джиневры.
   Женщина подошла к Лирит, и Тревис услышал металлическое позвякивание. Она остановилась возле колдуньи и поставила трость из красного дерева около дивана, набитого конским волосом, только сейчас Тревис сообразил, что женщина опирается на трость во время ходьбы. Женщины уселись на диван и занялись кошечкой – через минуту злосчастная заноза была извлечена. Пациентку положили на подушку, где Джиневра принялась старательно лизать лапу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация