А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 6)

   Дарж вскочил на ноги, схватил меч и подбежал к двери. На несколько мгновений воцарилась тишина, а потом все услышали, как маленький камешек ударился о скалу.
   Одним движением Дарж распахнул дверь и выскочил наружу с мечом наготове. Тревис последовал за ним, сжимая в руке малакорский стилет.
   Холодный ветер гулял в пустоте ночи. С безоблачного неба сияла луна, освещавшая голые скалы.
   Дарж опустил меч.
   – Должно быть, какое-то животное. Один из ваших полосатых бурундуков, кажется, так они называются.
   Тревис собрался ответить рыцарю, но краем глаза заметил алую вспышку. Он посмотрел на свой стилет и увидел, как тускнеет рубин на рукояти. Через несколько мгновений он погас.

   ГЛАВА 6

   Тревиса разбудили раскаты грома.
   С потолочных балок прямо на голову сыпались песок и пыль. Он протер глаза и сел. Сквозь щели в двери пробивались лучи солнца, нарезая пыльный воздух на квадраты.
   Утро.
   Хижина вздрогнула от еще одного удара грома.
   Спавший рядом с Тревисом Дарж сел и обалдело уставился на Тревиса, на его волосах медленно оседала пыль.
   – Мы должны торопиться! – выпалил рыцарь. – Огонь дракона приближается. Замок может рухнуть в любой момент!
   – Проснись, Дарж, – сказал Тревис и потряс рыцаря за плечи. – Здесь нет дракона. И поверь мне, мы не в замке.
   – Это буря, Тревис? – спросила Лирит.
   Она лежала на полу под туманным плащом Тревиса рядом с Саретом, который все еще спал.
   Тревис встал и прошелся, разминая затекшие ноги.
   – Взрывы, где-то на южных склонах.
   Дарж нахмурил лоб.
   – Взрывы?
   Лирит села и обхватила себя руками.
   – Они делают новые дыры в земле. Но какое волшебство они используют?
   – Волшебство тут ни при чем, – ответил Тревис. – Это взрывчатка. Динамит, может быть, нитроглицерин. Я точно не знаю, чем именно пользовались в то время – точнее, сейчас. Мне известно лишь, что одним взрывом можно разнести на куски тонны камня.
   Дарж стряхнул пыль с каштановых волос.
   – Хотел бы я взглянуть на взрыв, как ты его называешь.
   – Таких громких снов мне еще никогда не снилось, – простонал Сарет. – Не могли бы вы уйти куда-нибудь и дать мне поспать? И заберите свои взрывы с собой.
   Эта ночь прошла лучше, чем предыдущая, но в хижине, даже несмотря на разожженный огонь, было очень холодно Тревис не купил в лавке одеял, и у них имелся один на всех туманный плащ, завалявшийся на самом дне его сумки. Он отдал плащ Лирит и Сарету, и они спали рядом, прижимаясь друг к другу, чтобы согреться.
   Когда парочка вновь оказалась под плащом, Дарж испытующе посмотрел на Тревиса.
   Тревис, в свою очередь, уставился на рыцаря.
   – Ты серьезно?
   Дарж фыркнул.
   – Насколько мне известно, Тревис, ты предпочитаешь светловолосых рыцарей. А я вообще не люблю рыцарей. Поэтому мы ничем не рискуем. – Он улегся на пол. – А теперь обними меня, пока мы окончательно не замерзли.
   Тревис провел всю ночь, прижимаясь к Даржу, и совсем не замерз. Но все тело у него ломило, словно последние восемь часов он провисел на крюке в холодильнике.
   Новый взрыв хорошенько тряхнул старую хижину, и кусок деревяшки упал прямо на голову Сарета. С громким проклятьем, которое не требовало перевода, он отбросил плащ и сел.
   – Я вижу, судьба решила, что я недостоин сна.
   Тревис не смог сдержать смех.
   – Ты чувствуешь себя лучше, Сарет?
   В темных глазах Сарета появилось удивление.
   – Честно говоря, да.
   Дарж поднялся на ноги, и все суставы у него затрещали.
   – Миледи, – сказал он, обращаясь к Лирит, – ваша… ловушка сработала?
   Рыцарь пытался говорить непринужденно, но, как водится, у него ничего не получилось.
   Лирит встала, отряхнула платье – удивительное дело, оно почти не помялось. Перед сном она сплела тонкую веревку из высохшей травы и натянула ее над порогом. Наклонившись, она внимательно ее осмотрела.
   – Нет, заклинание не нарушено. Никто не пытался войти в хижину прошлой ночью.
   – Кроме холода, – проворчал Дарж, разминая застывшие суставы рук.
   – И страшного грохота, – мрачно добавил Сарет.
   Тревис не обратил внимания на их реплики и повернулся к Лирит.
   – Что ты почувствовала прошлой ночью?
   Колдунья покачала головой.
   – Я не уверена.
   – Может быть, крупное животное? Медведь или пума? Здесь их немало.
   – Нет, присутствие животного не произвело бы на меня такого впечатления. Так или иначе, но я чувствовала его всего несколько мгновений. – Она поднесла руку к подбородку. – В некотором смысле, оно напомнило мне… нет, невозможно.
   – Скажи, – попросил Тревис, чувствуя, как его охватывают мрачные предчувствия.
   – Похожие ощущения у меня возникли в Этерионе.
   Они обменялись удивленными взглядами. Неужели магия демона последовала за ними сквозь Врата?
   Тревис принял решение.
   – У нас осталось немного денег. Думаю, нам лучше остановиться в городе.
   – Ты уверен, что это будет разумно? – спросил Сарет. Он уже два дня не брился, и щеки его заросли темной щетиной, что придавало морнишу мрачный вид. Он показал на Лирит и Даржа: – Мы здесь чужие.
   Тревис вздохнул.
   – В этом столетии – я тоже. Но все равно, считаю, что нам не следует здесь оставаться. Если кто-то нас преследует, я бы предпочел создать ему трудности. Кроме того, у меня есть надежда, что в городе кто-нибудь знает, когда появится Джек. Возможно, он написал письмо или арендовал дом. Только не говорите мне, что хотите провести тут еще одну ночь.
   Все дружно посмотрели на холодный грязный пол, и вопрос был решен.
   За завтраком доели остатки еды, купленной Тревисом; от холода у всех разыгрался зверский аппетит. Тревис все бы отдал за чашку горячего кофе, но не стал покупать его в лавке, а руны для мэддока, насколько он знал, не существовало. Он собрался спросить у Лирит, не сможет ли она наколдовать хотя бы одну чашечку мэддока, но как только произнес ключевое слово, она проворчала нечто очень сердитое, приложила руку к голове и отошла в сторону. В конце концов всем пришлось довольствоваться горячей водой с несколькими каплями салициловой кислоты, в надежде, что пройдет головная боль.
   Друзья сложили свои пожитки и уже через час после рассвета пустились в путь. На высокогорье солнце набирает силу с самого утра, и Тревис порадовался, что у него есть соломенная шляпа, которая защищала чувствительную кожу лица и головы. Он купил шляпы для всех своих спутников. Кажется, в конце девятнадцатого века все носили именно такие?
   На узкой тропинке, ведущей к городу по склону горы, они никого не встретили, а хижины, мимо которых проходили, давно пустовали. За годы, проведенные в Касл-Сити, Тревис узнал, что большинство разработок было заброшено почти сразу же – как только заканчивалась добыча руды с поверхности. Теперь работали только крупные рудники, где у владельцев хватило денег для покупки оборудования и найма рабочих, чтобы вгрызаться в самое сердце гор.
   Как только путники спустились в долину, тропа превратилась в грязную дорогу с глубокими колеями. Тревис заметил вдалеке шахтеров, спешащих на работу, время от времени попадались тележки, запряженные мулами.
   Только когда Тревис увидел людей, ему в голову пришла тревожная мысль. Он рассчитывал, что сможет общаться с жителями Касл-Сити – несмотря на то, что английский, на котором говорила хозяйка лавки, оказался весьма непривычным. Однако Лирит, Дарж и Сарет вообще не знают английского. Что, если кто-нибудь к ним обратиться с каким-нибудь вопросом?
   Ты можешь дать одному из них половинку серебряной монетки, Тревис. Однако двум другим она не поможет. Но тогда ты сам не сможешь говорить с ними, если только каким-то образом не овладел языком Зеи.
   Они остановились на тропе, примерно в сотне метров от дороги, по которой проезжали тележки, запряженные мулами.
   – Что-то не так? – спросил Дарж. – Здешние люди кажутся мне довольно агрессивными. Не удивлюсь, если они на нас нападут.
   Рыцарь потянулся к мечу, завернутому в туманный плащ.
   – Нет, Дарж, вряд ли.
   На дороге было очень много самых разных людей – Тревис сомневался, что на них обратят внимание. Среди бледных лиц европейского типа попадались черные, коричневые, желтые и смуглые. Здесь действительно был настоящий людской котел.
   Тут собрались люди из старых колоний – Джорджии, Южной и Северной Каролины, Новой Англии, – а также из штатов, составивших первый западный «фронтир»: Кентукки и Огайо, Канзас и Миссури. Другим, чтобы попасть сюда, пришлось пересечь Атлантику, они родились в Англии, Франции, Пруссии и Швеции. Здесь были русские, попавшие в Америку через Аляску, и мексиканцы, еще недавно владевшие многими землями. Большинству индейцев пришлось уйти в резервации на юг и запад, но кое-кто остался. Попадались и выходцы из Африки, освобожденные от рабства всего двадцать лет назад.
   Тревис, тебе придется рассказать об этом Лирит.
   Вот только он не знал, как ей все это объяснить – ведь здесь люди, похожие на нее, находились в жестокой зависимости от других. Что ж, придется придумать способ.
   Он обязан не только все объяснить им, но и помочь приспособиться к жизни в чужом времени и чужой стране. Тревис вытащил серебряную половинку монеты – жаль, что их не три.
   А что тебе мешает сделать их, Тревис? В конце концов, у тебя в руках лишь половинка монеты, и она прекрасно работает.
   Он зажал монету в кулак, а другую руку засунул в карман и коснулся гладкой поверхности Сумеречного Камня.
   – Рэт, – пробормотал он и ощутил покалывание в обеих руках.
   Лирит бросила на него быстрый взгляд.
   – Что ты сейчас сделал?
   Тревис протянул руку и разжал кулак. На ладони лежало четыре маленьких кусочка серебра.
   Довольно быстро выяснилось, что серебро прекрасно работает. Тревис понял Сарета, когда тот споткнулся и выругался на морниш.
   – Клянусь проклятым молоком Махонадры! – сказал Сарет на страстном и ритмичном языке морнишей.
   Судя по выражению лиц, Дарж и Лирит тоже все поняли.
   – Извините, – сказал Сарет, заметив их взгляды. – Это одно из тех ругательств, смысла которого посторонним лучше не понимать.
   – Охотно верю, – заметила Лирит, приподняв бровь. – А кто такая Махонадра?
   – Она была матерью короля – бога Ору. Больше я вам ничего не скажу.
   Тревис оказался прав, шахтеры не обращали на них никакого внимания, хотя некоторые улыбались и приподнимали грязные шляпы, увидев Лирит, кто-то из вежливости, на лицах других читались иные мысли. Лирит старалась не обращать на них внимания.
   Наконец толпа начала редеть, спешащие на работу шахтеры с красными от выпитого накануне виски лицами встречались все реже и реже. Однако через некоторое время прохожих снова стало больше – а пыльная дорога шире и прямее, – одновременно закончились длинные ряды одно этажных лачуг.
   Тревис с удивлением обнаружил, что за сто лет здесь почти ничего не изменилось. Он узнал гостиницу «Серебряный дворец», длинное величественное здание высотой в три этажа, и универмаг Маккея. Чуть дальше находились городской оперный театр с внушительными колоннами в стиле возрождения и государственная пробирная лаборатория. Хотя во времена Тревиса о ней давно забыли – сейчас перед входом толпились люди. Каждый держал в руках кусок породы, принесенный на пробу. Тревис уже знал, что, стоит ему захотеть, и он увидит, что находится дальше. Но он решил, что еще рано.
   Ты станешь владельцем салуна через сотню с лишним лет, Тревис. Так что даже не думай о нем.
   Он сделал шаг вперед и остановился, у его ног клубилась пыль. Сердце в груди Тревиса забилось быстрее.
   Лирит с беспокойством посмотрела на него.
   – Что с тобой, Тревис? Здесь твой дом?
   – Наверное. Только он был таким за сто лет до того, как я родился.
   – Уверен, что поместье Стоунбрейк мало изменилось за последние сто лет, разве что деревья стали выше, – проворчал Дарж. – В конце концов, что такое какие-то сто лет? И тут же, словно для того, чтобы подчеркнуть слова рыцаря, мимо промчался дилижанс, колеса грохотали, возница нахлестывал лошадей. Четверо путников лишь в самый последний момент успели отскочить в сторону. Тревис достаточно прилично знал историю, чтобы понимать: несмотря на кажущееся сходство, их ждет немало неожиданных опасностей. На Диком Западе каждый день умирали люди – от болезней, самых невероятных случайностей… и от пуль.
   Они свернули на Лосиную улицу, когда мимо промчался еще один экипаж. Пройдет еще несколько месяцев, подумал Тревис, и узкоколейка доберется до Касл-Сити; а пока дилижансы будут возить людей от временной железнодорожной станции до главной улицы города. Дилижанс остановился перед входом в «Серебряный дворец». Дверца открылась, и на тротуар вышел человек в дорогом сером костюме. Он повернулся, чтобы помочь спуститься даме в длинном платье темно-бордового цвета с черной отделкой; сзади платье украшал турнюр, с крошечной шляпки свисали петушиные перья.
   Лирит пригладила свое простое коричневое платье, темно-красные губы изогнулись в язвительной улыбке.
   – Да, у женщины здесь есть перспектива.
   – Перед нами лорд и леди города? – спросил Дарж. – Если да, то нам следует просить их гостеприимства.
   Мужчина в сером костюме огляделся по сторонам, его глаза скрывали поля черного котелка. Женщина поправила вуаль на шляпке. Он обнял ее за талию, и они скрылись за дверью гостиницы.
   Сарет негромко рассмеялся.
   – Мне кажется, они не здешние. И, несмотря на ее роскошное платье, она совсем не леди, а он – не лорд. Во всяком случае, не в том смысле, какой ты имел в виду, Дарж.
   Рыцарь покраснел. Сарет расхохотался, Лирит демонстративно повернулась к нему спиной, и смех замер у него на губах. Он недоуменно посмотрел на колдунью, а Дарж на Тревиса.
   – Если это не местный лорд, тогда кто?
   – Здесь нет лордов, Дарж.
   – А кто служит королю и королеве?
   – Здесь нет короля и королевы. – Тревис приподнял шляпу, чтобы почесать голову. – В Англии есть королева – в той стране за океаном, о которой я вчера вам рассказал. Ее зовут Виктория. Европейские аристократы посещали Колорадо в те времена-то есть сейчас. Кажется, я припоминаю, что русский великий князь приезжал на Запад, чтобы поохотиться на бизонов. – Он вздохнул. – Впрочем, он уже уехал.
   Дарж обдумал его слова.
   – Если у вас нет короля, в таком случае, как тут поддерживается порядок?
   Тревису и в голову не приходило, какой странной может показаться Америка обитателям средневекового мира. Он попытался придумать простое объяснение.
   – Ну, у нас есть президент. Я точно не помню, как его зовут. Гровер Кливленд[1]. Нет, он был позднее – его политика привела к тому, что все серебряные рудники разорились. – Тревис пожал плечами. – В любом случае люди здесь каждые четыре года выбирают президента и определенное число представителей закона. В каждом штате имеется губернатор. Кроме того, для управления и поддержания порядка в городах есть мэр и шериф.
   – Диковинная система, – с заметным отвращением заявил Дарж. – И кто голосует за представителей закона? Крестьяне?
   – Все, кому исполнилось восемнадцать лет. – Тут Тревис задумался. – В мое время стало именно так. Но сейчас здесь у женщин нет права голоса.
   – Я вижу, некоторые вещи остаются неизменными всюду, – вздохнув, сказала Лирит.
   – Мне кажется, твоя страна похожа на наши Свободные Города, – заметил Сарет. – Здесь важна не королевская кровь, а золото и серебро.
   С этим Тревис спорить не мог. В его время Касл-Сити был спокойным тихим городком, в особенности когда заканчивался туристический сезон. Однако сто лет назад в городе кипела жизнь.
   Прохожие спешили по широким тротуарам, некоторые были одеты как старатели и ковбои, другие щеголяли в черных пиджаках и белых рубашках с жесткими воротничками – последние часто поглядывали на золотые часы, которые с важным видом доставали из карманов. Многие женщины разгуливали в тяжелых пышных туалетах, другие – прачки или жены рабочих, в платьях попроще – бежали куда-то по своим делам.
   Стайка школьников в потрепанных башмаках следовала за чопорной учительницей, мальчишки в кепках носились по улицам, предлагая прохожим свежие выпуски газет. По проезжей части катились запряженные мулами тележки, тут и там попадались лошади, грохотали дилижансы. В дождливую погоду улицы превращались в настоящую трясину, но сегодня было сухо, и все вокруг покрывал тонкий слой пыли.
   Здания, как и шагавшие по тротуарам люди, также отличались друг от друга. Некоторые хвалились фасадами из кирпича и камня, но большинство было построено из досок. Тревис разглядывал банки, рестораны, парикмахерские, бакалейные, книжные магазины и лавки, где торговали тканями и одеждой. В каждом третьем доме располагался либо салун, либо питейное заведение. Серебро рекой текло с рудников, все вокруг кричало о богатстве.
   Впрочем, Тревис знал, что процветанию скоро придет конец. К 1883 году многие рудники уже не приносили прежнего дохода. В 1893 разразился финансовый кризис, когда президент Кливленд наконец отменил закон Блэнда-Эллисона[2], создававший искусственный рынок для серебра. В одну ночь цена на серебро упала в несколько раз, и почти все рудники разорились. Люди мгновенно теряли огромные состояния. Генри Табору, самому богатому человеку в Колорадо, пришлось провести последний год своей жизни на посту почтмейстера Денвера. Его жена, легендарная Бейби Доу, сошла с ума и умерла много лет спустя. Ее тело так сильно примерзло к полу в лачуге в Лидвилле, что пришлось ждать оттепели, чтобы ее похоронить.
   – Ну и где мы будем жить? – спросила Лирит, разглядывая дома по обеим сторонам улицы.
   Тревис понимал, что «Серебряный дворец» им не по карману.
   – Пока не знаю. Давайте пройдемся по Лосиной улице и посмотрим, нет ли чего-нибудь подходящего…
   Он не стал говорить «дешевого».
   Они шли по широкому тротуару, пробираясь между рабочими, женами старателей и спешащими по делам клерками. Несколько раз им попадались заведения, где сдавались комнаты. Однако цены поразили Тревиса. В некоторых местах предлагалось платить по пять долларов в день. Так им долго не протянуть. Четверка продолжала идти дальше.
   Тревис предполагал, что сейчас около девяти утра, но все салуны уже открылись. В большинстве из них были вращающиеся двери, как в вестернах, но деревянная панель мешала разглядеть, что происходило внутри. Тем не менее наружу доносился смех, Тревис даже несколько раз уловил стук костей. Изредка из салуна выходил посетитель и удивленно щурил глаза – оказывается, уже взошло солнце.
   Вскоре Тревис увидел знакомую вывеску. Она выглядела почти такой же, как в тот раз, когда Тревис подкрашивал ее. Надпись была настолько знакомой, что Тревис прочитал ее без обычного напряжения. «ШАХТНЫЙ СТВОЛ». Салун. Его салун – во всяком случае, так будет через много лет. Интересно, как он выглядит сейчас?
   Громкий смех прервал его размышления. Трое молодых мужчин стояли, опираясь на перила мостка. Все в белых рубашках и темных костюмах с жилетами, из карманов которых свисали серебряные цепочки часов. Головы украшали черные «стетсоны»[3], на ногах поблескивали черные сапоги.
   Один был чисто выбрит, у второго имелась пушистая рыжая борода, третий щеголял черными усиками.
   Чистовыбритый сплюнул табачный сок, сделал непристойный жест и показал пальцем. При этом его пиджак распахнулся, и Тревис увидел на бедре кобуру с револьвером. Однако кровь застыла в жилах Тревиса совсем не из-за револьвера.
   Мужчина показывал на Лирит.
   Тревис ощутил, как напряглась шагавшая рядом с ним колдунья. Наверное, она тоже заметила жест. Трое мужчин снова рассмеялись, на сей раз громче. Самый красивый из них – с пышной рыжей бородкой – покраснел и опустил голову. Однако усатый продолжал похотливо смотреть на Лирит, чисто выбритый ухмылялся, в голубых глазах загорелся холодный свет.
   – Пусть вечно голодные призраки морндари проглотят их мужское естество, – прошипел Сарет.
   Тревис поморщился. Он не сомневался, что это еще одно проклятье морнишей, перевод которого лучше не знать. Сарет сделал шаг вперед, но Тревис схватил его за руку.
   – Успокойся, Сарет. У них револьверы.
   Однако морниш не знал, что такое револьвер. Он вновь рванулся вперед. Дарж опередил его. На лице рыцаря появилось суровое выражение.
   – Тревис прав. Мы здесь чужаки – и нам не следует нарываться на неприятности. А я кое-что знаю о револьверах. Они убивают человека с большого расстояния.
   Глаза Сарета сверкали.
   – Но ублюдки…
   – Мне на них наплевать, – вмешалась Лирит, вставая между Саретом и Даржем. – Глупые мальчишки, ничего больше. Пожалуйста, бешала.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация