А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 64)

   ГЛАВА 66

   Для Грейс путешествие было окутано дымкой нереальности.
   Время шло какими-то рывками, будто во сне. Вот она стоит на носу белого корабля, наблюдая за восходом солнца. Затем, не успела Грейс моргнуть глазом, как солнце исчезло, и рогатая луна плывет по черному океану неба. Иногда звезды начинали безумное кружение в небесах вокруг невидимых осей, или вдруг появлялось солнце, висевшее над горизонтом долгие часы, превращая море в расплавленную медь.
   А Маленький народец, управлявший кораблем, представлялся ей волшебными существами из снов. Грейс никак не удавалось как следует разглядеть хотя бы одного из них. Лучше всего на них было смотреть краем глаза, а если она быстро поворачивала голову, то видела лишь серебристое мерцание в воздухе, а потом и вовсе все исчезало.
   Впрочем, пару раз им удалось разглядеть команду корабля. Однажды Грейс стояла с Бельтаном возле кормы, наблюдая за полной луной. И они увидели круг сатиров, резвящихся возле трех стройных женщин с веточками вместо пальцев и листьями вместо волос. Когда косматые сатиры сомкнулись вокруг женщин-деревьев, Грейс покраснела и отвернулась. Однако Бельтан лишь рассмеялся, продолжая наблюдать за удивительным танцем.
   Однажды, когда Грейс осталась в одиночестве, маленькое морщинистое существо с пушистыми волосами вновь подошло к ней, коснулось руки и посмотрело черными глазами-бусинками. Грейс показалось, что она прочитала в его глазах печаль и надежду.
   В другой раз зеленый человечек – низенький и коренастый, с бородой из дубовых листьев и глазами, коричневыми, точно желуди, – принес Фолкену деревянную чашку, наполненную жидкостью, очень похожей на воду. Бард плохо себя чувствовал, но стоило ему напиться, на бледных щеках вновь заиграл румянец. Несколько раз зеленый человечек приносил такие же чашки для Вани.
   Т'гол выглядела неважно. Не раз Грейс замечала, как Вани опирается на идущие вдоль борта поручни. Ее кожа приобрела зеленоватый оттенок, и она ходила по палубе, прижав руки к животу. Грейс предположила, что у т'гол морская болезнь. Однако настойка, которую приносил зеленый человечек, всякий раз помогала Вани прийти в себя.
   Море также выглядело сонным. Они проплывали мимо островов зеленовато-голубого льда, которые приобретали форму фантастических замков и дворцов с куполами, блестящими на солнце. Затем корабль свернул на юг, и берег, появившийся по правому борту, показался Грейс страшнее ночного кошмара.
   Отвесные черные скалы вздымались на высоту в триста футов, море бурлило и пенилось у их основания, словно острые камни ранили его плоть. Время от времени на вершинах утесов Грейс замечала выступающие пальцы черного камня. Она решила, что это естественные образования, но вскоре заметила, что из вершины одного из шпилей в небо поднимается желтый дымок.
   – Дозорные башни, – сказал стоявший у нее за спиной Фолкен. – И кузни.
   На корабле было тепло, но Грейс вдруг стало ужасно не по себе.
   – Что это за земли, Фолкен?
   – Имбрифайль. – мрачно ответил бард. – Доминион Бледного Короля.
   С этого момента Грейс старалась смотреть на северо-восток, пока корабль не оставил за кормой неприветливое побережье.
   Хотя на корабле поддерживалась приятная температура, Грейс не сомневалась, что море постепенно становится теплее. Им больше не попадались айсберги, над густыми лесами побережья кружили птицы. Тем не менее Грейс заметила, что и сюда пришла зима. Когда корабль приближался к берегу, Грейс видела хвойные деревья, ели и сосны, тут и там покрытые белым снегом. И нигде ни ферм, ни замков. Дикие земли.
   Грейс еще дважды разговаривала с Эйрин при помощи Паутины жизни, восхищаясь мастерством юной баронессы, способной преодолевать такие огромные расстояния. Грейс заворожено слушала Эйрин, которая рассказала ей все последние новости. Она понимала, что Фолкен должен знать о содержании письма Иволейны. Но не сейчас. После семисот тяжелейших лет бесконечных тревог бард заслужил хотя бы несколько недель покоя.
   Время шло, путешественники все меньше и меньше разговаривали друг с другом. И дело было не в усталости или нервном напряжении; просто необходимость в разговорах отпала, казалось, тишина передает их чувства лучше любых слов. Иногда Грейс садилась рядом с Фолкеном, брала его серебряную руку – теплую и гладкую – в свои, и они смотрели, как мимо борта проплывает лес. Случалось, она молча прогуливалась по палубе вместе с Вани или отдыхала, положив голову на грудь Бельтана. Они практически перестали спать; никто не чувствовал усталости, хотя изредка им хотелось немного полежать.
   Теперь Грейс часто видела Бельтана и Вани вместе. Ей показалось, что их неприязнь друг к другу осталась в Торингарте, а в отношениях появилось нечто новое. Нет, ничего романтического – оба всей душой любили Тревиса Уайлдера. И все же между ними возникла какая-то мягкость и даже нежность. Может быть, причина кроется в необычной атмосфере, царившей на корабле? Грейс не могла найти ответа на этот вопрос, но радовалась тому, что вражда исчезла.
   Отпала необходимость не только в сне и разговорах, но и в еде. Они пили прозрачную жидкость, которую периодически оставлял на столе Маленький народец, и этого вполне хватало. Впрочем, путешествие все больше напоминало сон еще по одной причине – Фелльринг, прохладный, сверкающий, ждущий прикосновения Грейс, всегда был рядом.
   Должно быть, тебе приснился увлекательный сон, Грейс. Иначе и быть и может. Ну, какая ты королева – меч не может тебе принадлежать.
   Вот только она знала, что это правда.
   Иногда Грейс брала меч в руки, и тогда Фелльринг начинал тихонько гудеть. В какой-то момент у него появилась рукоять из полированного светлого дерева – еще один дар Маленького народца. Фолкен сказал, что это валсиндар. Рукоять удобно ложилась в ладонь, а клинок был так идеально сбалансирован, что ей казалось, будто он способен сам наносить удары.
   Всякий раз, когда Грейс брала в руки меч, у нее возникало множество вопросов. Что означают выгравированные на нем руны? Хватит ли у нее сил, чтобы управляться с ним? И как – почему – Синдар принес себя в жертву, чтобы восстановить клинок, отдав ему свою кровь?
   – Он знал, Грейс, – сказал Бельтан однажды вечером, когда на пурпурном небе появились звезды.
   Он вновь начал учить Грейс фехтованию, и она уже делала успехи.
   Грейс опустила клинок и посмотрела на рыцаря.
   – Кто знал?
   – Синдар. Он знал, что иногда любить – означает отдать всего себя.
   Костяшки пальцев Грейс побелели на рукояти Фелльринга. Нет, это уже слишком.
   – Неужели меч стоит жизни, Бельтан?
   – Вонзи его в сердце Бледного Короля, Грейс. Помешай его армии вторгнуться в Доминионы. Не позволь найти Великие Камни и передать их Могу. И тогда задай себе тот же самый вопрос.
   Бельтан отвернулся и отошел в сторону, и только глядя в его растворяющуюся в вечернем сумраке спину, Грейс спросила у себя: кому на самом деле предназначались его слова?
   Любить – значит отдать всего себя…
   – Нет, Бельтан, – прошептала она. – Не отдавай себя. Ни за что. И никому.
   Но ее никто не услышал.
   Корабль плыл на восток до тех пор, пока они не достигли Серебряного океана. Затем повернули на юг, проскользнули мимо скалистого берега, где гигантские деревья тянули свои изогнутые ветви к безмолвному небу, вошли в устье огромной реки и на северном берегу широкого эстуария увидели город, высеченный из белого камня. В самом его центре в небо поднимался шпиль, серебряный, как сам океан. Путники с удивлением разглядывали город, но тут поднялся ветер, и на вершине башни появилось знамя, кровавое, точно кровь.
   – Заморье, – скорбно пробормотал Фолкен.
   Грейс положила руку на плечо барда. Именно сюда бежали те, кому удалось спастись после падения Малакора. В башню, построенную королем Мерандоном при помощи эльфов. Они воздвигли сияющий город в честь королевства, которое им пришлось покинуть.
   А затем появился Повелитель рун Келефон, словно змей в саду, и рай сгнил изнутри.
   Некоторое время они стояли, затаив дыхание, опасаясь, что из города выплывут черные корабли и, подняв алые паруса, отправятся за ними в погоню. Однако белый корабль нырнул в облако тумана, а к тому моменту, когда туман рассеялся, они успели уплыть вверх по огромной реке, оставив город далеко позади.
   Фолкен сказал, что река называется Форвандер, ее верховья располагались в сотнях лиг к востоку, возле Кельсиора. Сначала река была такой широкой, что Грейс с трудом могла разглядеть берега. Однако шли дни, они плыли все дальше и дальше, и река постепенно становилась все уже и уже.
   Наконец, в метель, они оказались возле слияния двух рек – южный приток нес свои быстрые воды в Форвандер. Корабль свернул в приток.
   – Силверфлад, – объяснил Фолкен, когда корабль продолжал плыть против течения, влекомый неведомой силой. – К востоку отсюда лежат земли Эридана.
   Силверфлад оказался узким и бурным, но маленький быстрый кораблик легко справлялся с течением. На правом берегу расстилалась равнина, а темная линия лесов с каждым днем все ближе продвигалась к побережью. На востоке путешественники видели города и замки. Все они выглядели уныло, стены домов покрывала сажа, в небо вздымались черные клубы дыма.
   – Клянусь Ватрисом, Эридан никогда не был таким, – сказал Бельтан, когда они наблюдали за проплывающими мимо печальными городами. – Что произошло с Доминионом?
   Впрочем, довольно скоро они заметили длинную процессию людей в черном, которые направлялись к городу. Грейс слышала, как они что-то скандируют, но слова разобрать ей не удалось. Однако она не сомневалась, что они возносят молитвы Ворону-то же самое путешественники видели в Омберфелле.
   Периодически им попадались и другие такие же шествия. Куда они направлялись и с какой целью, Грейс знать не могла, но у нее сложилось впечатление, что в паломничестве приняло участие большинство жителей Доминиона, корабль постоянно проплывал мимо заброшенных поселений и ферм, где на полях догнивал урожай. По дороге, идущей вдоль восточного берега реки, они пару раз замечали отряды черных рыцарей. Похоже, Келефон все еще правил Эриданом.
   Грейс боялась, что они заметят белый корабль и поднимут тревогу. Но рыцари проносились мимо, словно ничего не видели.
   Наконец, к всеобщему облегчению, они покинули пределы Эридана. Западный лес совсем близко подобрался к реке, которая становилась все уже и уже. Им стали попадаться пенистые пороги, которые белый кораблик ловко преодолевал.
   И вот наступил момент, когда маленький кораблик уже не мог двигаться дальше.
   Он остановился в месте слияния трех небольших речушек, ни одна из которых не была достаточно глубокой. Белый корабль причалил к западному берегу. В тускнеющем свете Маленький народец забегал по палубе, светлые сходни упали на песок.
   Фолкен закинул за спину флейту.
   – Дальше пойдем пешком.
   Грейс взяла Фелльринг, а Вани и Бельтан надели на спину сумки с продовольствием, которые неожиданно появились на палубе.
   Друзья двинулись на юг по узкой полоске суши между рекой и лесом. Здесь оказалось не так холодно, как в Торингарте, но влажный стылый воздух проникал под одежду вместе с мокрым снегом, и казалось, что метель никогда не прекратится. Впрочем, одежда, купленная в Галспете, защищала от ветра, а постоянное движение помогало не замерзнуть. К тому же эльфы снабдили их своим прозрачным напитком.
   В первый вечер, разбив лагерь под прикрытием деревьев, путники заметили серебристые огоньки, поблескивающие в лесу.
   – Мы не одни, – сказал Бельтан.
   Вани всматривалась в ночь своими золотыми глазами.
   – Я их видела. Они следуют за нами с того самого момента, как мы сошли с корабля, но стараются держаться в тени.
   Но почему? Они доставили Грейс в Торингарт, что еще им нужно?
   – Мне кажется, они хотят убедиться в том, что ты добралась до цели своего путешествия, Грейс, – ответил Фолкен на невысказанный вопрос. – Наше путешествие еще не закончено. Полагаю, с нами должно случиться нечто важное.
   Размышляя о том, что их может ждать, Грейс на всякий случай чистила Фелльринг.
   Два дня спустя они добрались до того места, где приток, вдоль которого лежал их путь, обрушивался вниз, на камни. Рядом вздымались к небесам поросшие вереском серые горы – Фол Синфат, сказал Фолкен.
   Они почти у цели. Днем они следовали на юго-восток вдоль кряжа, оставляя горы слева. Когда спустились сумерки, искорки света уже танцевали в лесу справа от них.
   – Как вы думаете, какой сейчас день? – спросил Бельтан, когда они вечером собрались вокруг костра.
   Вопрос рыцаря удивил Грейс. Она совершенно забыла о времени.
   – Трудно точно ответить на твой вопрос, – сказал Фолкен. – Но я старался считать дни. – Он показал палочку, на которой делал насечки. – И наблюдал за звездами. Я практически уверен, что до Среднезимья осталось два дня. Из чего следует, что завтра его канун.
   Грейс охватила паника, она вскочила на ноги.
   – Мы не можем тут сидеть, нужно идти! Мы должны…
   Вани схватила ее за руку, заставила сесть и прижала палец к губам.
   – Что такое? – негромко спросил Бельтан.
   Вани огляделась по сторонам.
   – Вы видите?
   – Я ничего не вижу, кроме темноты, – прошептал Фолкен.
   – Именно.
   Серебристые искорки света, сопровождавшие их с того момента, как они покинули корабль, исчезли. Их окружал тихий темный лес.
   – Где они? – пробормотала Грейс, но никто ей не ответил.
   Рассвет был красным, как кровь. Небо очистилось, стало холодно, земля покрылась коркой наста. Ночью никому не удалось заснуть; тьма стала тяжелой и угрожающей. Тем не менее они быстро зашагали вперед.
   Бельтан шел первым по свежему снегу, остальные следовали за ним. Каждый шаг казался Грейс ужасно медленным. А вот солнце, наоборот, стремительно перемещалось по небу. Время. Им не хватало времени. Солнце приближалось к зениту, когда они начали спуск. Ветер неожиданно стих, мир вокруг замер. Не пели птицы, казалось, в лесу не осталось зверей.
   – Не нравится мне это, – несколько раз пробормотал себе под нос Бельтан.
   Вани появлялась и исчезала, словно тень. Грейс знала, что т'гол производит разведку, но Вани никому ничего не говорила о том, что ей удалось обнаружить. Солнце клонилось к западу, вспыхнули кровавыми всполохами облака, и Грейс охватил страх, из груди рвался крик, который она с трудом сдерживала. Нужно торопиться. Она попыталась прибавить шагу, но легкие горели, снег лип к сапогам.
   Наконец Грейс не выдержала гонки, споткнулась и покатилась вниз по заснеженному склону. Она услышала крик Бельтана за спиной; рыцарь призывал Грейс упереться ногами, чтобы затормозить падение, но у нее ничего не получалось, она слишком устала. Внизу высились скалы. Она о них разобьется.
   К счастью, склон стал более пологим, и Грейс остановилась в нескольких футах возле камней.
   Грейс встала на колени, она промокла и замерзла, спина мучительно болела, но по-настоящему пострадала только ее гордость. Кряхтя от усилий, она с трудом поднялась на ноги.
   И посмотрела в голодные желтые глаза.
   – Ой, – сказала Грейс.
   Она была так удивлена, что не могла пошевелиться. Фейдрим оскалил желтые клыки. Грейс ощутила отвратительный запах его дыхания. За камнями показались другие серые существа. Их собралась целая стая.
   Грейс показалось, что она слышит приближающиеся крики за спиной. Но друзья были слишком далеко, они не успеют прийти к ней на помощь. Из горла фейдрима вырвалось рычание, чудовища напряглись, приготовившись к атаке.
   И вдруг раздался звон колокольчиков. Фейдримы оскалились и подняли морды, принюхиваясь к ветру. Звон колокольчиков усилился. Фейдримы зашипели и стали отступать.
   Вспыхнул серебристый свет, такой яркий, что Грейс пришлось прикрыть глаза руками. Сквозь пальцы она увидела залитые ослепительным сиянием удивительные существа. Раздался громкий визг, который тут же стих. Свет погас, и Грейс заморгала, пытаясь успокоиться.
   – Грейс! – послышался голос у нее за спиной. – Грейс, с тобой все в порядке?
   Сильная рука схватила ее за плечи. Бельтан.
   – Фейдримы ушли, – сказала Вани. – Похоже, наши проводники позаботились о них…
   Т'гол замолчала, не закончив фразы, и Грейс услышала удивленное восклицание.
   – Посмотри, – донесся до нее тихий голос Фолкена.
   Грейс стерла навернувшиеся на глаза слезы и ахнула. До сих пор деревья закрывали ей обзор, но сейчас на вершине невысокого холма она увидела башню из черного камня.
   – Мы на месте, – сказала Грейс, чувствуя огромное облегчение и понимая, что может в любой момент разрыдаться.
   – Клянусь кровью Быка, – пробормотал Бельтан. – Вы только посмотрите!
   Облегчение исчезло, уступив новому страху. Темные гибкие тени быстро поднимались по склонам холма к Черной Башне Разбивателей рун. Их были дюжины. Сотни. Солнце почти скрылось; покрытая снегом земля стала алой, как кровь.
   Фолкен сжал серебряную руку в кулак.
   – Фейдримы!
   – Но почему они здесь? – дрожа, спросила Грейс.
   – Возможно, не только мы надеемся найти здесь Тревиса, – ответил бард. – Может быть, Бледный Король знает о его появлении и послал своих приспешников забрать Синфатизар.
   – У нас за спиной могут быть еще фейдримы, – заметила Вани, озираясь по сторонам.
   Грейс сжала руку Бельтана.
   – Что делать?
   – Следовать за ними, – ответил Бельтан, показывая вперед.
   Солнце скрылось за деревьями, над миром воцарились голубые сумерки. Вновь стали видны серебристые искорки, да так много, что Грейс не могла их сосчитать. Они направлялись к башне со всех сторон, приближаясь к темным существам, поднимающимся по склонам холма.
   – Пойдем! – воскликнул Бельтан, подтолкнув ее вперед. – Тревис там!
   Они поспешили к башне, Вани и Фолкен бросились вслед за ними. Бежать было трудно, темнота быстро сгущалась. Когда они оказались на склоне холма, у них возникло ощущение, что тени со всех сторон окружают башню пологом тьмы. Бельтан побежал быстрее, не выпуская руки Грейс.
   Она забыла о боли и усталости. Кольцо серебряных искр стало ярче. Оно сомкнулось вокруг темных тел фейдримов и поглотило их. Узловатые тени извивались под натиском света. Раздались пронзительные крики боли и облегчения; свет разгорался все ярче.
   – Грейс! – крикнул Бельтан. – Ключ!
   Она прищурилась – сияние стало почти невыносимо ярким. Затем стена света раздвинулась, и Грейс увидела темную арку дверного проема с маленькой дырочкой в центре. Грейс вытащила из-под плаща железный ключ, висевший у нее на шее, как раз в тот момент, когда все четверо подбежали к двери.
   Бельтан ударил кулаком по железной двери.
   – Тревис!
   Свет продолжал сиять вокруг, но тени наседали, стараясь его погасить. Затем свет стал чище и ярче, заставив тени отступить к самым стенам башни. Послышались нечеловеческие крики. Грейс возилась с ключом.
   – Пожалуйста, Грейс, – сказала Вани. – Нам нужно спешить.
   – Разреши, я тебе помогу, – сказал Фолкен, и его серебряная рука легла на пальцы Грейс, успокаивая и направляя.
   Ключ скользнул в скважину и повернулся. Бельтан и Вани одновременно налегли на створку, и она с громким стуком распахнулась.
   Еще несколько мгновений свет ярко сиял, потом потускнел, и зрение вернулось к Грейс.
   В пяти шагах от них на коленях стоял мужчина в черном. Он либо не слышал, как открылась дверь, либо ему было все равно. Он обшаривал коричневую рясу – наконец ему удалось найти то, что он искал. Человек встал. В руках он держал светлый каменный диск. Когда он его перевернул, Грейс разглядела вырезанный на поверхности символ: точка и линия над ней.
   – Тревис, Дарж! – крикнул Бельтан. – Держитесь!
   Грейс подняла голову, и радость в ее сердце смешалась с ужасом – она знала, что еще немного, и оно разорвется. Вдоль стены вверх поднималась спиральная лестница. На верхней площадке стояли Дарж и Тревис. Дарж взмахнул огромным мечом, и фейдримы с шипением отскочили назад. Тревис нанес удар стилетом, рубин на его рукояти сиял, словно пурпурное око. Чуть выше, обнявшись, замерли Сарет и Лирит.
   Человек в черном наконец заметил их. Он поднял голову, но его лицо скрывал капюшон. Бельтан шагнул вперед.
   – Сар, – сказал человек в черном, протянув руку вперед.
   Каменный пол под ногами Бельтана рассыпался, превращаясь в пыль, его сапоги погрузились в него на несколько дюймов, затем незнакомец опустил руку – и камень вновь обрел плотность.
   Бельтан застыл на месте; он рвался вперед, но его сапоги намертво застряли в камне. Он протянул руки, но человек в черном уже повернулся и обратился в бегство. Проскочив между двумя колоннами, он оказался у дальней стены башни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 [64] 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация