А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 63)

   Он поднялся на ноги, а молодой человек остановился в нескольких шагах от всей компании.
   Невозможно: он не мог оказаться здесь. В последний раз ты видел его в Серой Башне, в сотнях лиг и ста годах отсюда. Тем не менее это он.
   – Эмпирей? – сказал Тревис.
   Молодой человек широко улыбнулся, показав обрубок языка, и протянул зажатый в руке диск из белого камня; на нем чья-то твердая рука вырезала символ: два треугольника с общей вершиной, один над другим.

   ГЛАВА 65

   Они проговорили до поздней ночи – хотя разговором это трудно было назвать. Жесты Эмпирея отличались выразительностью, но его возможности были весьма ограничены. Однако все связанное с ним окутывал полог тайны. Эмпирей выглядел точно так же, как в тот день, когда Тревис в первый раз увидел его в Серой Башне Толкователей рун более чем сто лет спустя.
   – Кто ты, Эмпирей? – спросил Тревис, когда мрак сомкнулся вокруг их костра.
   Эмпирей сделал движение, словно ударил по какому-то предмету молотком.
   – Я слуга, инструмент, не. более, того.
   – Слуга? – сердито спросил Дарж. – Чей? Наших врагов, наверное.
   Эмпирей энергично затряс головой. Он взял палку и на земле возле огня нарисовал пару символов.
   – Ты знаешь, что они означают? – спросил Сарет у Тревиса.
   Тревис посмотрел на символы, а потом показал на тот, что располагался слева.
   – Этот я знаю. Мне рассказали о нем Рин и Дженис. Руна Одноглазого Орлига. Он был одним из Старых Богов, самым преданным Кузнецу Миров. Но я не совсем уверен относительно второго символа. Это…
   Вновь у него в голове зазвучал хор голосов. Получалось, что он знает руну; нужно только внимательно слушать.
   – Это руна Сайи.
   Лирит ахнула.
   – Руна Сайи? Невозможно!
   Однако Эмпирей улыбнулся и кивнул.
   – Значит, ты служишь им обоим? – с сомнением спросил Дарж.
   Эмпирей поднес один палец к груди.
   – Я служу лишь одному.
   Они говорили до тех пор, пока луна не взошла над башней, но ответы Эмпирея не слишком пролили свет на происходящее.
   – Как ты нас нашел? – спросил Тревис, наверное, в десятый раз. – И почему?
   Однако Эмпирей в ответ лишь зевнул и подложил ладони под щеку.
   – Пора спать.
   Однако сон еще не скоро пришел к Тревису. Он лежал в темноте и водил пальцами по гладкой поверхности белого диска. Теперь они владеют всем временем мира. Почему же у него появилось ощущение, что их время истекает?
   На следующее утро, после того как они выпили по чашке мэддока, Эмпирей повел их в самое верхнее помещение башни. Солнечный свет проникал внутрь через узкое окно, прорубленное под куполообразным потолком.
   – Что, Эмпирей? – спросил Тревис. – Нам нужно что-то сделать с рунным камнем? – Больше они здесь ничего не нашли.
   Молодой человек покачал головой и показал на руну времени в руках Тревиса, а затем поднял руку вверх и сделал разбивающее движение.
   – Что он хочет сказать? – спросил Сарет.
   – Я не понимаю, – недоуменно ответил Тревис.
   – Мне кажется, я поняла, – вмешалась Лирит. Она коснулась плеча Эмпирея. – Ты хочешь, чтобы мы забрались на самый верх башни? И там Тревис должен разбить руну.
   – Но мы не можем туда забраться, миледи, – возразил Дарж, глядя наверх. – Здесь не меньше трех морских саженей [23]. И я не вижу лестницы.
   Тут в голову Тревису пришло неожиданное предположение. Да, такую возможность нельзя исключать.
   – Дайте мне немного подумать.
   Он положил руку на стену и закрыл глаза.
   – Сар, – прошептал Тревис.
   Камни повиновались. Раздался грохот, перешедший в скрежет. Когда шум стих, Тревис услышал удивленные восклицания и открыл глаза.
   Каменные блоки выступили из стен башни, формируя лестницу, которая по спирали шла вдоль стен к маленькому окну.
   Тревис улыбнулся Даржу и показал на лестницу.
   – После вас, милорд.
   В карих глазах рыцаря вспыхнуло удивление, однако он лишь покачал головой и зашагал по каменным ступеням. Остальные последовали за ним, выбрались наружу через окно и увидели козырек, от которого начиналась еще одна, совсем узкая лестница, прилепившаяся к внешней стене башни; получалось, что до них этот путь проделал кто-то еще.
   Они поднялись на самый верх и оказались в каменном круге, украшенном четырьмя коническими колоннами из оникса: рога, которые они видели снаружи. Самая большая колонна в форме обелиска стояла в центре круга. Над головами синел купол неба.
   Друзья разбрелись по круглой площадке. Каменный пол украшали какие-то символы. От центральной колонны шли концентрические кольца, из центра к четырем колоннам, стоящим на краях круга, тянулись прямые лучи. Тревиса удивило, что колонны расположены по периметру несимметрично. Две стояли рядом на востоке, другие две расположились на западе. Он остановился возле центрального обелиска, скрестил руки на груди и задумался. Почему у него возникло ощущение, что он уже видел нечто похожее?
   – Часы! – возбужденно воскликнул Дарж.
   Да, теперь понятно!
   Это сооружение напоминает Стоунхендж[24], Тревис, или другие каменные круги. Вспомни шоу, которое вы с Максом видели по телевизору. Кажется, тени некоторых камней в определенные дни года достигают центра круга?
   Да, осматривая круг, он пришел к выводу, что не ошибся.
   – Дарж, – сказала Лирит, – ты изучал движение небесных тел, верно?
   Рыцарь кивнул.
   – Некоторые алхимические опыты можно ставить только при определенном благоприятном расположении солнца, луны и звезд. – Он обошел круг. – Если я ничего не забыл, то на закате дня Летнего Солнцестояния этот камень отбросит тень, которая коснется центрального обелиска. – Он показал на северо-западную колонну. – А этот, – он ткнул пальцем в соседнюю, – отбросит тень на центр на закате дня Праздника Парования.
   – Теперь я понимаю, – сказал Сарет, который стоял между двумя восточным колоннами. – Эти камни отбросят тени в центр на рассвете, один в день Пробуждения, другой в день Среднезимья.
   Тревис знал, что Парование и Пробуждение – дни осеннего и весеннего равноденствия. А Среднелетье и Среднезимье – дни летнего и зимнего солнцестояния. Тревиса охватило возбуждение, но Лирит заговорила первой.
   – Мы можем сосчитать прошедшие года и вернуться в свое время, не так ли? – Она повернулась к Тревису.
   Эмпирей улыбался и кивал. Он вновь сделал движение руками, будто что-то ломает.
   Ждать не имело никакого смысла. Друзья собрались в северной части круга, постаравшись встать как можно ближе друг к другу. Тревис видел все четыре колонны, а также центральный обелиск. Он сжал руну времени неожиданно вспотевшими руками. На земле сейчас 1883 год. Оставалось лишь отсчитать год, когда он покинул дом. Но как выбрать нужный день?
   Как уже бывало не раз, решение нашел Дарж.
   – Мы победили демона в конце ревендата. Нужно отсчитать до следующего Парования, которое наступило через неделю. Так мы исключим любую возможность…
   Рыцарь помрачнел.
   – Встречи с самими собой, – закончила Лирит, и Дарж кивнул.
   Сарет усмехнулся.
   – Надеюсь, считаешь ты лучше, чем читаешь, Тревис?
   Тревис с трудом сглотнул.
   – Да. И спасибо тебе за полное отсутствие веры.
   Эмпирей улыбнулся и сделал жест.
   – Удачи, мастер Уайлдер.
   Потом повернулся, словно собрался уйти.
   – Подожди! – испуганно воскликнул Тревис. – Разве ты не пойдешь с нами, Эмпирей?
   Молодой человек сделал серию знаков.
   – У меня много других дел. Не тревожьтесь – я буду вас ждать, когда вы вернетесь.
   Страх перерос в удивление. Конечно, Эмпирей не может отправиться с ними. Он должен провести какое-то время в Серой Башне. И кто знает, какие проблемы ему еще нужно решить? Молодой человек помахал им, после чего спустился по лестнице и исчез из виду, оставив их на вершине Черной Башни. Тревис глубоко вздохнул, затем поднял перед собой каменный диск.
   Дарж бросил на него внимательный взгляд.
   – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь?
   – Честно говоря, нет, – ответил Тревис и сломал диск.
   Все получилось на удивление легко. Тревис лишь представил себе руну разрушения Рет, и на каменном диске появилась трещина, которая разделила его на две части – одновременно грянул гром. Возник столб черно-золотого света.
   Считай, Тревис! Во имя глаза Орлига, считай!
   Голос Джека привел Тревиса в чувство. Он стал следить за солнцем, которое мчалось по небосводу, его преследовала луна. Тени стремительно удлинялись, исчезали и появлялись вновь. Звезды кружили над ними в диком хороводе, гасли и зажигались опять. Дни проносились все быстрее и быстрее, и вскоре восход следующего дня уже совпадал с закатом предыдущего. Казалось, кто-то накладывает фотографию восхода на изображение заката, быстро листая страницы.
   Длинные тени протянулись вдоль круга с севера на юг. А потом все произошло так быстро, что он едва не пропустил нужный момент. Тень западной колонны коснулась центрального обелиска – Парование, – затем двинулась дальше.
   Не обращай внимания на другие колонны, Тревис. Смотри только на западную. Всякий раз, когда тень будет касаться центра, прибавляй один год.
   Задача оказалась гораздо более сложной, чем он предполагал. Скорость продолжала увеличиваться. Сначала тени требовалась минута, чтобы вернуться к обелиску. Потом полминуты. Затем секунды.
   Иногда все вдруг становилось серым; должно быть, в некоторые дни облака закрывали солнце. Однако Тревис привык к ритму движения и успевал зафиксировать момент равноденствия, когда тень западной колонны перемещалась с севера на юг, словно темный маятник.
   Он смутно ощущал присутствие своих друзей, но не мог повернуться, чтобы посмотреть на них. Шел ли дождь? Или снег? Видит ли кто-нибудь четыре застывшие на вершине башни фигуры?
   Тревис продолжал считать. Он дошел до девяноста, скорость движения тени продолжала нарастать. Сто. Сто двадцать. Он держал глаза широко раскрытыми, не позволяя себе моргать.
   Пора!
   Тень коснулась центрального камня. Тревис сложил две половинки диска – и чуть не выронил одну из них. Тень начала уходить от обелиска…
   Стань целой! – мысленно закричал Тревис.
   Половинки диска срослись – голубая вспышка едва не ослепила Тревиса, и безумный танец теней прекратился. Тревис покачнулся, но сильная рука Даржа поддержала его за плечи.
   Сарет сделал шаг вперед, его деревянная нога отрывисто стукнула по камню.
   – У тебя получилось? – спросил он.
   Стояла ночь. Но какого дня? И какого года?
   Дарж внимательно посмотрел на усыпанное звездами небо.
   – Если судить по расположению созвездий, прошло около месяца после Парования.
   Тревис провел ладонью по гладкому диску руны: она вновь стала целой.
   – У меня возникли небольшие проблемы, когда я останавливал время.
   – Надеюсь, не слишком серьезные, – заметил Сарет. – Как ты думаешь, какой сейчас год? Мы достаточно продвинулись вперед?
   – Да, – сказала Лирит, показывая рукой. – Взгляните.
   Над южной линией горизонта пульсировал рубиновый свет.
   – Звезда Тиры, – продолжала колдунья. – Она появилась летом, до нашего ухода. Значит, мы попали в правильный год.
   Если только не ушли слишком далеко, хотел сказать Тревис, и не прошли годы после нашего исчезновения.
   В этот момент все ахнули. Звезда исчезла.
   – Что произошло? – спросил Сарет, протирая глаза. – Может быть, звезда нам лишь привиделась? Возможно, мы просто хотели ее увидеть, чтобы убедиться в том, что попали в нужное время.
   Дарж бросил на морниша мрачный взгляд.
   – Со мной такого не бывает. Звезда только что сияла на небе.
   – Дарж прав, – вмешался Тревис. – Мы видели звезду Тиры.
   Но только несколько мгновений. Куда она исчезла? Но им не удалось обсудить диковинное происшествие – послышались шаги. Они обернулись и увидели, что к ним направляется человек.
   – Эмпирей! – с облегчением сказал Тревис.
   Молодой человек откинул капюшон коричневой рясы и улыбнулся. Эмпирей совершенно не изменился с момента их предыдущей встречи. А ведь прошло больше ста лет.
   Эмпирей сделал несколько быстрых движений руками.
   – Я вас ждал.
   Тревис робко улыбнулся.
   – Извини, я немного ошибся, и мы опоздали.
   Улыбка Эмпирея исчезла. Он с тревогой оглянулся через плечо, а потом вновь взглянул на Тревиса.
   – Возможно, следовало прибыть еще позднее. Опасность приближается.
   Тревису не терпелось задать юноше множество вопросов. Что он делал все предыдущее столетие? Однако он понимал, что не имеет права терять время.
   – Какого рода опасность?
   Эмпирей сделал из пальцев когти – жест, говорящий о многом.
   – Я вижу приближение теней, – сказал Дарж. Рыцарь подошел к краю круга и принялся вглядываться сквозь темноту вниз. Остальные поспешили к нему. – Кажется, это фейдримы.
   Тревис прекрасно видел в темноте.
   – Ты прав, Дарж, это фейдримы. Не меньше сотни, они быстро приближаются. Но почему они появились здесь?
   Эмпирей коснулся плеча Тревиса. Молодой человек сделал серию сложных жестов обеими руками.
   – Следовало ожидать их появления. Он знал, что ты появишься здесь, а теперь это стало известно и Бледному Королю.
   – Кто знал о моем появлении?
   Эмпирей продолжал энергично жестикулировать.
   – Я передам сообщение леди Грейс. Мне по силам… быстро связаться с ней. Однако ее путешествие к башне займет много недель. Будет лучше всего, если ты переместишься в день Среднезимья, чтобы встретиться с ней.
   Тревис попытался понять смысл «слов» Эмпирея. Почему сюда направляется Грейс?
   – Они приближаются к башне, – сказал Дарж.
   Раздался негромкий скрежет – рыцарь вынул меч.
   Лирит бросила испуганный взгляд на Сарета.
   – Мы оставили открытой дверь в башню?
   Морниш молча кивнул.
   – Не беспокойтесь, – вновь замелькали руки Эмпирея. – На обратном пути я закрою дверь.
   – Но ты не можешь с ними сражаться в одиночку, – сказал Дарж.
   – Не думаю, что в этом возникнет необходимость. Как только исчезнете вы, уйдут и фейдримы. Они ищут Сумеречный Камень. – Эмпирей взмахнул рукой. – Вам пора уходить, мастер Уайлдер. До встречи в день Среднезимья.
   Эмпирей повернулся и начал быстро спускаться вниз по лестнице. Почти сразу же над ними пролетела тень. Ворон, который вскоре скрылся в темноте.
   Лирит испуганно посмотрела на Тревиса.
   – Что будем делать?
   – То, что сказал Эмпирей.
   И Тревис вновь сломал руну времени.
   На сей раз он действовал более уверенно. Теперь он не сводил глаз с юго-восточной колонны, стараясь следить не за последовательностью закатов, а за рассветами. Тревис наблюдал, как тень колонны постепенно перемещается к центральному обелиску.
   Пора. Тревис сложил половинки диска и мысленно приказал им стать единым целым. Неожиданно он ощутил сопротивление, и ему пришлось надавить сильнее. Голубой свет пробежал по его пальцам; две половинки слились вместе. Солнце прекратило свой стремительный бег по небу и зависло над западным горизонтом, медленно опускаясь вниз.
   Дарж выступил вперед, чтобы поточнее оценить положение солнца.
   – На сей раз ты немного поторопился Тревис. Сейчас канун дня Среднезимья.
   Изо рта рыцаря шел пар. Лирит дрожала, и Сарет обнял колдунью за плечи. Ночь выдалась ясной и холодной. Все были одеты в расчете на осень.
   – Я боялся опоздать, – сказал Тревис. – И если бы не возникшая у меня проблема, я остановил бы время еще раньше. Почему-то, мне было трудно…
   Каменный диск рассыпался в его руках. В ладонях осталась лишь белая пыль.
   Сарет негромко выругался на морниш.
   – Что ты с ним сделал?
   – Я… точно не знаю. – Холодный ветер подхватил белую пыль и развеял ее. – Возможно, диск просто не выдержал перегрузок.
   Лирит покачала головой.
   – Теперь это не имеет значения. Нам больше не потребуется руна времени. Эмпирей сказал, что нам необходимо появиться именно здесь-точнее, именно в это время.
   Кстати, а где сам Эмпирей? Тревис ожидал, что молодой человек вновь поднимется к ним по лестнице, но ни один звук не нарушал тишину.
   – Тревис, – позвал Дарж. – Иди сюда, взгляни.
   Рыцарь смотрел вниз через внешнюю стену, и его друзья подошли к нему. Далеко внизу, по покрытой снегом земле к башне со всех сторон стекались темные тени.
   – Кажется, Эмпирей сказал, что они уйдут, – сказал Сарет.
   – Возможно, они вернулись. – Тревис вспомнил о вороне, который пролетал над башней, когда он готовился вновь сломать руну времени. – Может быть, они знали, что мы вернемся. Точнее, что вернусь я.
   Он ощутил тяжесть Камня в кармане.
   Солнце продолжало садиться. Красный свет упал на снег, окрасив его в цвет крови.
   – Дверь, – напомнила Лирит. – Как вы думаете, Эмпирей закрыл ее, как обещал?
   Они переглянулись и бросились вниз по ступенькам.
   К счастью, лестница, которую создал Тревис, осталась на месте. Они пробежали через помещение, где висел рунный камень, и устремились вниз, к двери. Дарж поднял руку: теперь требовалось соблюдать осторожность.
   Они замедлили шаг, услышав шум схватки, потом звук тяжелого удара. Кто-то издал пронзительный животный вопль. Затем крик боли – человек. Мужчина.
   – Эмпирей, – сказал Тревис, удивленно посмотрев на остальных.
   Они ускорили шаг. Первым двигался Дарж, за ним Тревис, Сарет и Лирит. Наконец они оказались на площадке лестницы, над большим залом.
   Эмпирей стоял у основания лестницы, голыми руками отбиваясь сразу от пяти фейдримов. Злобные существа рычали, разбрызгивая вонючую слюну, царапали каменный пол. Эмпирей умудрялся уходить от их атак. Однако он уже хромал. Тревис заметил, что его коричневая ряса разорвана и залита кровью.
   Еще два фейдрима бросились на молодого человека. Откуда они берутся? Железная дверь башни была закрыта. Казалось, они возникают прямо из темного алькова. Двое фейдримов мчались к Эмпирею слева. Он их не видел.
   – Эмпирей! – крикнул Тревис, и его голос эхом разнесся по залу.
   Тот повернулся, увидев новых врагов, и сделал резкое движение обеими руками. Скуля, фейдримы отлетели назад.
   Один из них упал на пол и больше не поднялся. Второй потряс головой и осторожно двинулся вперед.
   – Мы должны ему помочь, – сказал Дарж.
   Сжимая рукоять меча, он начал спускаться по лестнице. После секундной паузы Тревис последовал за ним. Но в этот момент из темного алькова появился незнакомец – человек, одетый в черный плащ. Держа в руке кинжал, он решительно направился к Эмпирею. Фейдримы увидели человека в черном, заскулили и попятились. Эмпирей повернулся как раз в тот момент, когда человек в черном поднял кинжал.
   – Эмпирей! – вновь крикнул Тревис.
   Молодой человек посмотрел на Тревиса и улыбнулся.
   Лезвие кинжала разорвало коричневую рясу и вонзилось ему в грудь. Глаза Эмпирея широко раскрылись. Руки метнулись к рукояти кинжала, но тут же безвольно повисли. Тревис наткнулся на плечо Даржа; рыцарь застыл на месте.
   – Нет! – крикнул Тревис.
   Пять оставшихся фейдримов уже мчались вверх по лестнице. Человек в черном вытащил кинжал из груди Эмпирея. Возникла вспышка голубого света, а когда она погасла, оказалось, что Эмпирей исчез. Послышался стук камня о камень, коричневая ряса упала на пол. Человек в черном опустился на колени, ощупывая коричневую ткань.
   – Тревис, Дарж! – кричала стоявшая позади них Лирит.
   Тревис оторвал взгляд от человека в черном. Фейдримы бежали вверх по ступеням. Им оставалось десять ступеней. Пять.
   – Будь наготове! – прорычал сквозь зубы Дарж, держа перед собой меч.
   Тревис вытащил малакорский стилет. Рубин на рукояти яростно пылал. Фейдримы оскалили клыки; их желтые глаза горели от голода и боли.
   С оглушительным грохотом железная дверь башни распахнулась, и зал наполнился серебряным светом.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 [63] 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация