А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 59)

   – Мы не те, за кого вы нас принимаете, – ответил он.
   И они рассказали Тэннеру, что Лирит и Дарж пришли из другого мира, а Тревис из будущего, что за ними последовал маг. Когда они закончили, Тэннер некоторое время молча смотрел на пробитые пулями консервные банки. Наконец он кивнул:
   – Моди права. Может быть, вы и в самом деле Тайлер Кейн.
   Тревис сжал рукоять револьвера.
   Лирит бросила беспокойный взгляд на Тэннера. Лицо шерифа посерело.
   – Нам пора возвращаться.
   – Я приведу лошадей, – сказал Дарж.
   Обратно они ехали молча и к полудню вернулись в «Голубой колокольчик». Тэннер и Лирит соскочили с лошадей, и Дарж уже собрался отвести их в конюшню, когда дверь пансиона неожиданно распахнулась, и на крыльце появилась запыхавшаяся Моди.
   – Слава Богу, вы вернулись!
   Казалось, Тэннер забыл об усталости. Он взбежал по ступенькам и взял ее за руку.
   – Моди, что случилось?
   – Это… – Она раскашлялась. Тэннер обнимал ее за плечи, пока приступ не прошел. – Мистер Барретт.
   – Что с ним? – спросила Лирит. – Лорд Барретт наконец пришел в себя?
   – Нет, – тихо ответила Моди. – Он умер.

   ГЛАВА 61

   Они похоронили Барретта на следующий день.
   Солнце уже давно взошло, когда Дарж привел к пансиону фургон из конюшни и отвез их на холм, где располагалось кладбище Касл-Сити. Когда они остановились, к фургону подошел человек в черном костюме. На мгновение Тревису показалось, что перед ним брат Сай.
   Он ошибся. Гробовщик был не старше Тревиса, его лицо и костюм покрывала пыль. Тэннер что-то спросил у него, и гробовщик показал в сторону противоположного края кладбища. Дарж помог Моди вылезти из фургона и пошел рядом с ней, придерживая под руку.
   Тэннер вежливо предложил руку Лирит, но Тревис заметил, что шериф опирается на свою спутницу. Последними шли Тревис и Джек, они несли полевые цветы, которые утром собрала Лирит. Тревис, Дарж и Тэннер надели свои лучшие рубашки, а Лирит облачилась в серое платье, гармонировавшее с костюмом Джека. Моди оделась во все черное.
   – У него нет жены, которая могла бы его оплакать, – проговорила она, когда они собирались на похороны. – Значит, это должна сделать я.
   Они нашли наскоро выкопанную могилу на дальнем краю кладбища. Рядом лежал сосновый гроб. Единственным памятником служил простой крест.
   – Найлс, – сказала Моди, вытирая слезы со щеки. – Мне будет не хватать вашего голоса.
   Тэннер положил руку ей на плечо, и она прижалась к его груди.
   – Почему он умер? – спросил Тревис у Лирит после того, как она осмотрела тело Барретта.
   – Он получил слишком серьезные ранения, – устало ответила Лирит. – Жаль, что с нами нет Грейс – возможно, она бы сумела ему помочь, но мне кажется, что он умер от потери крови – рана на голове так и не затянулась.
   Аневризм, вызванный ударами по голове, подумал Тревис.
   – Но ты же говорила, что он приходит в себя.
   – Нет. Я сказала, что он пытается и что он сильный человек. Но иногда… – голос Лирит пресекся, – …иногда этого бывает недостаточно.
   А как насчет него самого? Хватит ли у него сил и мужества сделать все, что необходимо? Прошлым вечером в «Шахтном стволе» он слышал разговоры, из которых следовало, что их план удался. Все в Касл-Сити знали, что Тайлер Кейн вызвал на дуэль лидера «Похода за Чистоту» и что карты будут открыты сегодня, в пятницу вечером, в «Баре Эль Ранчо».
   Локк не мог не знать о слухах. Но известен ли ему их источник? Не раз Тревис смотрел на крутящиеся двери салуна, ожидая появления Лайонела Джентри и Юджина Эллиса или даже самого Аарона Локка. Но никто из них так и не показался. Они – как и Тревис – ждали наступления вечера.
   – Где проповедник? – спросила Моди, оглядывая кладбище.
   Хороший вопрос, подумал Тревис. Где брат Сай? Впрочем, у Тревиса зародилось подозрение, что он больше не увидит брата Сая – во всяком случае, в этом столетии.
   – Наверное, здесь нет проповедника, – ответил Тревис.
   – Тогда нам придется самим произнести молитву, – сказала Лирит.
   Все по очереди рассказали, как познакомились с Найлсом Барреттом, и поделились воспоминаниями о нем: о его сардоническом смехе, умном взгляде и о том, как он хотел основать газету в Касл-Сити, которая могла бы соперничать с «Вестником».
   – Жаль, что мне не удалось познакомиться с этим парнем, – с огорчением проговорил Джек. – Похоже, он был единственным цивилизованным человеком в Касл-Сити.
   Когда все сказали положенные слова, Тревис разложил цветы на крышке гроба. Моди улыбнулась, по ее щекам вновь покатились слезы.
   – Он направился на встречу со своим лейтенантом. Кажется, я вам о нем не рассказывала, мисс Лили. Прошлой осенью Найлс узнал о его смерти – более чем через год после того, как корабль, на котором находился лейтенант, затонул у берегов Австралии. Но теперь они рядом. Не правда ли? – Ее улыбка исчезла, и она посмотрела на Тэннера. – Правда, Барт?
   Тэннер взял ее руку в свои ладони.
   – Навсегда, Моди.
   Он обнял ее за плечи, и они медленно двинулись обратно к фургону. Остальные последовали за ними.
   День получился долгим и знойным. Никому не хотелось есть, но Лиза сделала лимонад, истратив последний лед из погреба. Тэннер ушел отдохнуть в свою комнату, но Моди не могла сидеть спокойно. Она переходила из одной комнаты в другую, вытирала пыль, переставляла вещи с места на место, пока у нее не начался приступ кашля.
   – Пожалуйста, мадам, – сказал Джек, когда кашель прошел, – составьте мне компанию в гостиной.
   Моди промокнула губы платочком.
   – Сомневаюсь, что вам будет весело в моей компании, мистер Грейстоун, но я посижу с вами, если хотите.
   Тревис бросил на Джека благодарный взгляд. Оставшуюся часть дня он просидел на крыльце вместе с Лирит и Даржем. Они почти не разговаривали, но Тревис знал, что они думают об одном и том же. Сумеют ли они спасти Сарета? Затем, когда длинные тени легли на улицу Гранта, дверь заскрипела и на крыльцо вышел Тэннер.
   – Пора, – сказал он.
   Тревис поднялся наверх, пристегнул пояс с револьвером и надел черную шляпу. После чего пришел черед очков в проволочной оправе. Мир вокруг стал каким-то странным, не размытым и искаженным, а наоборот, слишком четким. Тревис посмотрел на себя в зеркало, а потом спустился вниз, чтобы попрощаться.
   – Мы пойдем с тобой, – сказал Дарж.
   Рыцарь закинул за спину меч, который был по-прежнему завернут в одеяло. Тэннер держал в руках обрез, и хотя Лирит не обзавелась оружием, на ее лице читалась такая решимость, что стало ясно: ее ничто не остановит.
   – Я должен быть один, – сказал Тревис.
   Тэннер покачал головой.
   – Во время любой дуэли полагается иметь секундантов.
   У Тревиса защемило сердце, но он не знал, от радости или от ужаса.
   – Но, Дарж, твой револьвер не заряжен. Шериф, ваша рука…
   – …не нуждается в твердости для стрельбы из этой штуки, – перебил его Тэннер, поудобнее перехватывая обрез. – Мне нужно лишь подойти поближе.
   Тревис покачал головой.
   – Лирит…
   – Поедет с вами. – Она положила руку ему на плечо, и ее лицо смягчилось. – Я люблю его, Тревис, и не могу оставаться здесь.
   И хотя страх не отпускал, Тревис почувствовал облегчение. Он не знал, чем закончится дуэль, но друзья не оставили его наедине с врагами.
   Моди все еще сидела в гостиной, но не вышла их провожать.
   – Я не стану прощаться с вами, – заявила она, не вставая с кресла. – Не стану, потому что вы все вернетесь, понятно? Вы вернетесь!
   – Да, мадам, – ответили Тэннер, Дарж и Тревис.
   К счастью, Джек не посчитал необходимым идти с ними в «Бар Эль-Ранчо».
   – Я останусь здесь и буду пить чай. После того, что произошло в Лондоне, мой интерес к приключениям поутих, – заявил он.
   Тревис с трудом сглотнул.
   – Как ты думаешь, Джек, что предпримет волшебник?
   – Я не знаю, Тревис. – Впервые в голубых глазах Джека появилась тревога. – Но будь готов к предательству. Волшебники преуспели в искусстве обмана. Не забывай о рунах. Они внутри тебя – нужно лишь к ним прислушаться.
   – Мне пора, – сказал Тревис.
   – Ты постараешься быть осторожным, ладно? Ты мне понравился, и я с нетерпением жду продолжения нашей дружбы. Буду очень разочарован, если все закончится не так, как ты говорил.
   Несмотря на жару, по спине Тревиса пробежал холодок. В словах Джека было нечто важное. Только вот что?
   – Тревис, закат приближается, – напомнил Дарж.
   Тревис так и не смог уловить, что стоит за словами Джека.
   Он зашагал к двери, друзья уселись в фургон и вчетвером поехали в южную часть города. По дороге они никого не встретили.
   Солнце еще не успело опуститься за гребень Касл – пика, когда впереди показался роскошный викторианский особняк. Дарж остановил фургон, и остаток пути они прошли пешком. Тревис был рад этому, он не мог сидеть неподвижно. Энергия искала выхода, и он подергивался, словно мертвая лягушка под воздействием тока электрической батарейки.
   Они подошли к распахнутым воротам ранчо. Тэннер огляделся.
   – Нужно быть наготове, – сказал Тэннер.
   – Чего мне ждать? – прогрохотал Дарж.
   – Чего угодно.
   Дарж поднял руку и снял сверток со спины. Развернул одеяло и отбросил его в сторону. Рыжий луч солнца сверкнул на гладком лезвии.
   Глаза Тэннера широко раскрылись.
   – Боже мой, так вы не шутили, мистер Дирк?
   – Дарж не склонен шутить, – сказала Лирит и одарила рыцаря нежной улыбкой.
   Дарж небрежно засунул клинок в висящие за спиной ножны.
   – Пойдем, – сказал Тревис, и они вместе прошли в ворота. Будь наготове, Тревис. Они не станут сражаться честно. Локк сделает все, чтобы его нападение было неожиданным.
   Откуда пришла эта мысль? Потом Тревис понял – Тэннер. Благодаря вмешательству Лирит он теперь обладал знаниями шерифа.
   Не забывай о мертвой, зоне. Держи руку поближе к пистолету.
   Она уже и так находилась на месте.
   Четверо шагали по пыльной дороге, когда небо на западе запылало. Слышался лишь свист ветра в высохшей траве. Ближе к особняку дорога расширялась. Справа находился загон для скота, обнесенный изгородью, сейчас он пустовал, если не считать корыта и нескольких бочек. Слева располагались конюшни, ворота которых были закрыты.
   – Похоже, они намерены прогнать нас сквозь строй.
   На мгновение Тревис решил, что вновь слышит мысли Тэннера, но потом сообразил, что шериф говорит вслух. Они прошли еще немного вперед и остановились. Мимо промелькнул «перекати-поле», но в остальном мир застыл в неподвижности.
   Лирит закрыла глаза и сделала неуловимый жест пальцами.
   – За нами наблюдают.
   Тревис подошел поближе к колдунье.
   – Сколько их, Лирит?
   – Не знаю. Я… – Она открыла глаза. – Что-то не так. Нити Паутины жизни всякий раз вырываются из моих пальцев, когда я пытаюсь их связать. Такое впечатление, что они чего-то боятся.
   – Маг?
   – Я так не думаю. Несмотря на все свое могущество, скирати живой человек. Я увидела бы его. Но здесь все иначе. Такое впечатление, что это существо живое и…
   В двадцати ярдах впереди открылись последние ворота конюшен, и оттуда вышел Кэлвин Мюррей. Точнее, то, что осталось от Кэлвина Мюррея, потому что даже с такого расстояния Тревис видел пятна разложения на его теле. Черная слюна стекала из волчьих челюстей, выросших на лице Мюррея; человеческую кисть заменила лапа пумы. Он неуверенно протянул человеческую руку и вытащил что-то из конюшни.
   – Сарет! – вскрикнула Лирит.
   Во рту морниша был кляп, руки связаны за спиной; на лбу запеклась кровь. Они забрали его деревянную ногу, и он был вынужден прыгать на одной ноге. Глаза Сарета широко раскрылись, когда он увидел Лирит.
   Колдунья хотела броситься вперед, но Дарж схватил ее за руку.
   – Тебя убьют, если ты попытаешься к нему подойти.
   – Вы совершенно правы, мистер Дирк, – послышался голос, который едва уловимо растягивал слова. Говорящий находился у них за спиной. – А я не люблю, когда убивают хорошеньких женщин, вне зависимости от цвета кожи.
   Должно быть, они вышли из ворот, что в начале конюшен, подумал Тревис, обернувшись. К ним неторопливо направлялся Лайонел Джентри. Слева и справа от него шли Юджин Эллис и помощник шерифа Вилсон. На бедрах у них поблескивали револьверы. Воздух наполнился неприятным сладковатым запахом.
   Тревис попытался сделать вид, что гнев в нем сильнее страха.
   – Я пришел сюда вовсе не для того, чтобы драться с вами.
   Эллис, державший в левой руке тонкую сигару, затянулся; дым тут же повалил у него изо рта.
   – Вам ни с кем не нужно драться, мистер Кейн. Вы прекрасно выглядите для человека, который уже умер. Уверен, вы не хотите изменить это обстоятельство. Вам нужно лишь дать нам то, что мы хотим.
   Тревис заставил себя стоять спокойно; он ощущал тепло скарабея, лежащего в кармане. Дарж бросил суровый взгляд на Вилсона.
   – Помощник, почему вы выбросили свой значок и связали судьбу со злыми людьми?
   Молодой человек ничего не ответил, его пухлое лицо побледнело. Джентри рассмеялся и взъерошил ему волосы.
   – Давай, расскажи им, мистер Вилсон. Ты ведь хотел вести жизнь, полную приключений, не так ли? Чтобы все было, как в дешевых романах, которые ты читаешь. Ну, ты получил то, о чем мечтал. Замечательно, правда?
   – Где Локк? – громко спросил Тревис. – Он настолько труслив, что не способен защитить свою честь? Или у него ее просто нет?
   – Люди склонны слишком переоценивать честь, мистер Кейн, – ответил голос у него из-за спины. – Уверен, что вы со мной согласитесь.
   Тревис повернулся. Аарон Локк стоял перед Саретом и Кэлвином Мюрреем. Он надел модный коричневый костюм, его голову украшала элегантная шляпа. Мальчишеское лицо было чисто выбрито. Прямо хоть сейчас в оперу. Впечатление портил лишь шестизарядный револьвер на бедре.
   – Однако, – продолжал Локк, – я не позволю называть себя трусом. Возможно, вы хладнокровный убийца, но я видел вещи, от которых даже у вас кровь застыла бы в жилах.
   Могу спорить, что ты говоришь правду, подумал Тревис, глядя мимо Локка на Мюррея, продолжавшего держать Сарета. Глаза морниша туманила боль.
   Инстинкт Тэннера напомнил о себе. Тревис понимал, как и сам шериф, что ему необходимо выиграть время, чтобы полностью оценить ситуацию.
   – А где ваш слуга, Мортимер Хейл? – громко спросил Тревис, делая несколько шагов навстречу Локку.
   Локк также двинулся к нему.
   – Хейл? Вот кто трус, мистер Кейн. Он любит писать о насилии, но у него не хватает храбрости принять в нем участие. Его смущают некоторые вещи, которые делает мой новый… союзник. Впрочем, кое-кому из моих людей они тоже не совсем нравились.
   – И вы их убили, – сказал Тревис, подходя еще на шаг.
   Локк также шагнул вперед.
   – Нет, я их не убивал. Мистер Джентри, мистер Эллис и мистер Вилсон без проблем справились с этой задачей. За что они будут вознаграждены. – На его лице появилась очаровательная улыбка. – О, да, мистер Мюррей также оказал мне неоценимую помощь.
   Существо, стоящее у него за спиной, захрипело, словно узнало свое имя. Оно издавало жалкие и одновременно ужасные звуки, а потом его гниющая морда прижалась к щеке Сарета, лиловый язык лизнул морниша в лицо. Сарет застонал.
   Тревиса и Локка разделяло всего несколько шагов. Тревис поправил очки. Ему вдруг показалось, что Локк, точно темным плащом, накрыт тенью. Солнце коснулось вершины Касл-пика, и дневной свет начал меркнуть – все очень просто.
   Тревис собрался сделать следующий шаг, но остановился, когда рука Локка потянулась к револьверу. Значит, время пришло. Тревис ощущал у себя за спиной присутствие Даржа, Лирит и Тэннера. Оставалось надеяться, что они сумеют помешать Джентри и его людям принять участие в дуэли. Что касается Мюррея, то ему явно поручили присматривать за Саретом. Из чего следовало, что Тревису следовало сосредоточить все свое внимание на Локке.
   Помни, Локк очень быстр. По всей видимости, ты не сумеешь его опередить. Значит, остается рассчитывать, что первым выстрелом он промахнется, после чего тебе придется постараться попасть в цель.
   Тревис не знал, кому принадлежали эти мысли – ему самому или Тэннеру. Не имеет значения. Не спуская глаз с Локка, он коснулся пальцами рукояти «Миротворца».
   Ты не сможешь, Тревис.
   А вот это уже его собственные мысли. Нет, неправда. Тэннер может победить Локка, а к Тревису перешли все его навыки и знания. Тревис стоял перед вратами Имбрифайля.
   Он смотрел в лицо некроманта, видел пустое сердце демона и выжил. Что такое один единственный человек?
   Им овладела уверенность в собственной непобедимости, самый короткий путь к гибели. И тогда Тревис заставил себя ни о чем не думать. Сейчас имел значение лишь револьвер у него на бедре.
   – Вы готовы, мистер Кейн? – спросил Локк. Его приятный голос звучал совершенно спокойно. Казалось, вокруг него сгустились тени. – Уверяю вас, с сегодняшнего дня слухи о вашей смерти перестанут быть ложными.
   – Я готов, – ответил Тревис, – но не к смерти.
   Время остановилось. Последний кусочек солнца еще висел над вершиной горы, заливая мир кровавым сиянием. Удар далекого грома раскатился над землей, и Тревис понял, что это биение его сердца.
   А потом увидел: красная вспышка, рука Локка тянется к оружию, вытаскивает пистолет из кобуры. Тревис понимал, что ему следует начать двигаться, но сообразил, что его револьвер уже у него в руке, которая поднимается вверх.
   Ему казалось, что будет очень трудно, но он ошибся. Легким движением большого пальца Тревис взвел курок, прицелился и выстрелил. Раздался гром, и Тревис ощутил жар и давление, пуля вылетела из дула револьвера.
   Локк все еще взводил курок. Каким-то образом Тревису удалось выстрелить первым. Он не промахнулся; пуля вошла в грудь Локка.
   Раздался негромкий стук, пуля отскочила в сторону.
   Время восстановило свой привычный ритм. Тревис услышал, как за спиной кто-то выругался – Тэннер? – и рассмеялся. Улыбка Локка стала еще шире, и он прицелился.
   Вот почему ты опередил его, Тревис. Локк не торопился. Он знал, что твоя пуля не причинит ему вреда.
   Но это невозможно. Сейчас 1883 год. Кевларовых жилетов еще не изобрели.
   Впрочем, его могло защищать нечто ненадежнее пуленепробиваемого жилета. Тревис прищурился. Да, солнце окончательно зашло. Тень окружала Локка, словно черный муар. Тревис опустил голову, чтобы посмотреть поверх очков. Тень тут же исчезла.
   Заклинание. Волшебник защитил Локка от пули. Джек прав: его заманили в ловушку.
   – Тревис! – Он узнал голос Лирит.
   Раздался яростный рев, сопровождаемый скрежетом металла. Тревис не сомневался: если он обернется, то увидит, что Дарж обнажил свой меч. Что еще? Глаза Сарета были широко раскрыты, но кляп мешал ему говорить.
   – Повернись! – раздался суровый голос Тэннера.
   Металл ударил по металлу. Послышались выстрелы. Тревис хотел повернуться, сделать хоть что-нибудь, но не мог отвести глаз от револьвера в руке Локка.
   – Прощайте, мистер Кейн, – дружелюбно сказал Локк. И выстрелил.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 [59] 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация