А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 55)

   ГЛАВА 57

   Голос звал ее.
   Грейс напряглась, стараясь услышать. Она чувствовала, что может узнать голос, но он был таким слабым и далеким, что Грейс засомневалась, действительно ли она его слышит. Мир был темным и пустым, и она осталась совсем одна. Нет, не одна.
   Грейс… – произнес голос, и она проснулась.
   Она поняла, что продолжает держать Фелльринг, прижимая хрупкий меч к груди. Затем – что земля под ней колеблется. Неужели началось землетрясение? Тут ей на лицо упали хлопья холодной пены, и она сообразила, что происходит.
   Грейс села. Серые шпили Ур-Торина расплывались у них за спиной, черный корабль стремительно удалялся от берега, алые паруса надувал холодный ветер. Сердце Грейс дрогнуло, когда она заметила слабое белое мерцание – волшебный корабль? – нет, айсберг, оставшийся далеко по правому борту.
   Она и ее спутники находились в передней части корабля. Бельтана и Вани привязали к фок-мачте спиной друг к другу. Их ноги и руки покрывали толстые витки веревки, головы склонились на грудь; они спали. Рядом на палубе с закрытыми глазами лежал Фолкен.
   Грейс отвела от лица спутанные волосы. Почему она проснулась, когда остальные продолжали находиться под воздействием рунного заклятия? Потом Грейс вспомнила о разбудившем ее голосе. Может быть, он ей не приснился; возможно, именно этот голос и разорвал заклинание. Кто ее зовет?
   Прежде чем Грейс нашла ответ, она поняла, что не спит еще один человек. В нескольких шагах от нее на палубе сидел Синдар, прижав колени к груди и обняв их руками. Его золотисто-зеленые глаза смотрели в море.
   Грейс незаметно огляделась. Трое черных рыцарей стояли вокруг фок-мачты, повернувшись спиной к пленникам, но она прекрасно понимала, что они продолжают за ней следить. На палубе Грейс заметила и других темных рыцарей. Некоторые отдавали приказы оборванным рабам, которые быстро взбирались на мачты или натягивали канаты, меняя положение парусов.
   Келефона нигде не было видно.
   Продолжая прижимать Фелльринг к груди, Грейс подползла к Синдару.
   – Синдар. – Он не шевелился. – Синдар.
   Он повернулся, встретился с Грейс глазами и улыбнулся. Однако Грейс еще не приходилось видеть таких печальных улыбок.
   – Со мной что-то происходит, Грейс.
   – О чем вы говорите? Вы ранены?
   Он покачал головой, продолжая улыбаться.
   – Мне кажется… я постепенно вспоминаю свое прошлое. Это началось в тронном зале Ур-Торина. События стали возникать подобно коротким вспышкам… или осколкам. Но теперь все быстрее и быстрее.
   Грейс молчала. В госпитале ей приходилось работать с людьми, потерявшими память; она знала, какое опустошение может причинить мозгу ранение в голову и как хочется пострадавшим вернуть потерянные воспоминания, свою ускользающую личность. Она прикоснулась рукой к холодной щеке Синдара.
   Он накрыл ее ладонь своей.
   – Я знаю вас, Грейс. Мне неизвестны детали, но я был уверен в этом с самого начала. Вот почему Маленький народец решил помочь мне вас разыскать. Все дело в ваших глазах. Они такие же, как у меня. Может быть, у нас одна кровь.
   Грейс невольно улыбнулась.
   – Очень может быть.
   Синдар быстро наклонился к ней, и прежде чем Грейс поняла, что происходит, его губы коснулись ее губ. От него пахло, как от нагретой солнцем травы.
   У нее за спиной послышался стон – Бельтан. Грейс отодвинулась, испытывая скорее удивление, чем возмущение.
   – Я должна разбудить остальных.
   Синдар кивнул в ответ.
   Она закрыла глаза, потянулась через Паутину к своим друзьям и увидела нити, сияющие знакомым светом. Она разглядела также нити Рыцарей Оникса, и рабов, и одинокую яркую нить на корме корабля – Келефон.
   Грейс быстро коснулась нитей Бельтана, Вани и Фолкена, прошептав каждому из них: Проснитесь. Задача оказалась довольно трудной. Рунная магия мешала ей прикасаться к нитям Паутины жизни, но Грейс стиснула зубы и сосредоточилась.
   У нее получилось. Фолкен сел. Бельтан тряхнул головой, Вани заморгала. Через несколько мгновений все проснулись.
   – Я не знал, что колдовство может противостоять магии рун, – признался Бельтан, когда Грейс объяснила, как ей удалось их разбудить.
   – И я тоже, – ответила Грейс. Фолкен с любопытством посмотрел на нее. – И куда нас везут?
   Фолкен пошевелил серебряной рукой.
   – Я не знаю. В одну из своих крепостей, наверное. Ему нужно доставить нас в спокойное место, где ему никто не помешает с твоей помощью создать руну крови.
   – Ты думаешь, он именно это имел в виду, когда сказал, что ему нужна моя кровь?
   – У меня нет ни малейших сомнений, – мрачно ответил Фолкен. – Келефон – могущественный волшебник. Он в состоянии произнести руну крови и забрать всю твою кровь, а потом связать ее с каким-нибудь предметом – например, с перчаткой. И тогда он сможет прикоснуться к Фелльрингу, и меч не станет ему противиться.
   Тошнота подступила к горлу Грейс.
   – А что произойдет со мной, если он заберет мою кровь?
   – Ты умрешь.
   Она сжала рукоять меча. Так вот почему у нее не отняли Фелльринг. Келефон не осмеливается к нему прикоснуться; он не сможет его забрать, пока не произнесет руну крови. Однако заниматься магией на глазах у своих рыцарей он не станет. Грейс подняла голову и увидела, что на нее смотрит Синдар. Нет, не на нее. Его взгляд был устремлен на меч в ее руках.
   – Нужно бежать, – сказал Бельтан, пытаясь разорвать веревки.
   – Прекрати! – прошипела Вани. – Если ты не хочешь сломать мне руки.
   Веревки были завязаны таким образом, что стоило одному из пленников потянуть их, они затягивались на другом.
   – А разве мы не можем просто исчезнуть? – проворчал Бельтан.
   Золотые глаза Вани засверкали.
   – Если бы ты сумел хотя бы немного втянуть брюхо, то у меня появилось бы место для работы, но где тебе, даже такая простая задача тебе не по плечу. Я слышала, что ты сильный воин, не так ли? Почему бы тебе не разорвать путы?
   – Я бы уже давно их разорвал, если бы ты не жаловалась всякий раз, как я натягиваю веревки. Не знал, что убийцы такие слабаки.
   – Прекратите, – сказала Грейс.
   Она встала и некоторое время постояла, приспосабливаясь к покачиванию корабля, а потом подошла к мачте. Затем одарила Бельтана и Вани ледяным взглядом, предназначавшимся для упрямых пациентов.
   – Ума не приложу, что произошло между вами на белом корабле, но в любом случае, сейчас не время для выяснения отношений. Мне нужна ваша помощь.
   Бельтан и Вани молча посмотрели на нее, потом опустили головы.
   – Даже если мы освободимся, ничего не изменится, – хрипло проговорил Бельтан. – На корабле сто рыцарей.
   – И не стоит забывать о магии волшебника, он один легко справился с нами, – добавила Вани.
   Она покраснела, и Грейс поняла, что ей стыдно; да и Бельтан явно чувствовал себя не лучшим образом. Грейс не собиралась корить их за поражение, наоборот, ей хотелось сказать, что сейчас они должны помогать друг другу – Однако она так и не сумела найти подходящие слова.
   Какое это имеет значение, Грейс? Они правы. Келефон отвезет нас в укромное место, где спокойно создаст руну крови, после чего убьет остальных. Мы не в силах ничего сделать.
   Вот только Грейс не верила в то, что они попали в безвыходную ситуацию. Она не знала, на что рассчитывала; возможно, гордость мешала ей смириться с поражением, когда она продолжала бороться за своего больного даже после того, как остальные врачи называли время его смерти. Она не станет сидеть и ждать, пока Келефон получит от нее то, что ему нужно.
   Ноги Грейс привыкли к качке, и прежде чем Бельтан успел ее остановить, она подошла к одному из трех рыцарей, охранявших пленников.
   – Я хочу поговорить с Келефоном, – спокойно заявила она, хотя огромный рыцарь производил устрашающее впечатление.
   – На нашем корабле нет человека с таким именем, пленница, – прогрохотал голос из под закрытого забрала.
   – Горандон, – исправила свою оплошность Грейс. – Вы называете его этим именем. Я хочу поговорить с ним. Немедленно.
   – Сядьте. У вас нет права требовать что-либо.
   Гнев пронизал все ее существо, как электрический разряд дефибриллятора.
   – Почему я не имею права требовать? Я королева Малакора, а ты жестянка, набитая конским навозом. Ты должен мне служить.
   Она услышала, как рыцарь тихонько ахнул.
   – Я бы прикончил тебя за такие слова, узурпатор. Однако наш генерал милосерднее меня. Он сказал, что перед твоей казнью тебе будет позволено молить о прощении за страшные преступления, совершенные тобой и твоими предками. А потом, когда священный меч лорда Ультера будет освобожден от проклятия, которое наложили на него твои прародители, Горандон возьмет в свои руки клинок по праву своего священного рождения и Свет Малакора воссияет вновь.
   В голосе рыцаря Грейс услышала слепую страсть. Теперь она поняла, что Горандон внушил своим солдатам. Стоит ли удивляться, что они с таким пылом старались уничтожить ее семью. Даже то, что она держала в руках меч, не убедило их в том, что она говорит правду. Келефон опутал ее тенетами своей лжи.
   Рыцарь резко повернулся и прижал сжатый кулак к груди, отдавая честь. К ним направлялся Келефон, который так и не надел шлем, ветер трепал его длинные седые волосы и черный плащ за спиной.
   – Оставьте нас, – сказал Келефон рыцарям.
   Рыцарь и двое его товарищей молча повиновались. Келефон не хотел, чтобы они услышали слова, которые могли поставить под сомнение его власть. Впрочем, рыцарь говорил с таким фанатизмом, с такой безграничной преданностью своему повелителю, что даже если бы Келефон вдруг начал расхаживать в одеждах, расшитых рунами, он и тогда не засомневался бы в правомерности его действий.
   Возможно, ты ошибаешься, Грейс. Ты слышала, что произошло в Эридане – Рыцари Оникса перебили всех Толкователей рун и колдуний. Келефон научил рыцарей ненавидеть всякого, кто владеет магией. И не без причины – лишь волшебники и колдуньи могут противостоять рыцарям. Однако Келефон перестарался. Если рыцари узнают о его истинной природе, они его уничтожат. Вне всякого сомнения, они решат, что только таким способом удастся спасти его от ереси.
   Страх сжал горло Грейс, но она постаралась его перебороть. Она пленница, и ей нечего терять.
   – Ты пришел, чтобы при помощи магии отнять мою кровь? – спросила она, стараясь говорить как можно громче.
   Келефон рассмеялся.
   – Вы можете кричать все, что вам угодно, Ваше величество. Они вас не услышат.
   – Руна тишины, – сказал Фолкен, вставая на ноги и подходя к Грейс. – Он связал ее рядом с нами.
   – Верно, – кивнул Повелитель рун барду и вновь обратился к Грейс. – Впрочем, в этом не было необходимости. Даже если бы мои люди вас услышали, они бы не поверили ни единому вашему слову. Ведь всем известно, что вы еретичка и узурпатор – кто же станет вам верить. Более того, вы вступили в сговор с теми, кто творит магию.
   Грейс скрестила руки, чтобы скрыть дрожь.
   – Похоже, вы многое обо мне знаете.
   – О да, Ваше величество. Я наблюдал за вами с самого младенчества.
   – Чтобы меня убить?
   – Напротив, чтобы воспитать как собственную дочь.
   Грейс никак не ожидала услышать такие слова.
   – Что?
   Келефон наклонился к ней; его дыхание пахло камнем.
   – Да, Ралена. Твои родители были безнадежны – мне в любом случае пришлось бы их убить. Но тебя бы я взял. И вырастил как собственное дитя.
   – То есть отравил бы ее сознание, – вмешался Фолкен. – Ты хотел украсть Ралену и потчевать ее ложью до тех пор, пока она не превратилась бы в твою рабыню. Потом она бы выросла, и ты отправил бы ее собрать осколки Фелльринга. А затем приказал бы отдать тебе свою кровь, и она бы добровольно выполнила твою волю.
   Келефон пожал плечами.
   – Правда, изящный замысел? Но тут вмешался ты, Фолкен, и все испортил. Ты и твоя ядовитая Мелиндора. Дакаррет в очередной раз продемонстрировал глупость, даровав тебе бессмертие. Ты спрятал Ралену, и я не мог ее найти. Но она вернулась. И хотя осуществить прежний план невозможно, теперь это не имеет никакого значения. – Он обратил свои холодные глаза к Грейс. – Твоя кровь и твой меч станут моими, Ралена.
   Он пришел, чтобы насладиться победой, сообразила Грейс. Ему нечего мне сказать – Келефон хочет продемонстрировать свою власть над нами. Вот почему нас оставили на палубе, на виду у всех, а не посадили в запертые каюты.
   Грейс почувствовала, как ею овладевает презрение.
   – Как ты нас нашел, Келефон? – спросил Фолкен. – Ты ведь знал, что Грейс нет на Зее.
   Голос барда звучал хрипло, он словно весь поник, но Грейс заметила, как сверкнули его глаза, и она не сомневалась, что бард пришел к какому-то выводу относительно Келефона. У них появился шанс получить дополнительную информацию у Повелителя рун.
   – Мне повезло, – проникновенно заговорил Келефон. – Я встретился со старым другом Фолкена и Мелиндоры. Как же его звали? Имя как-то связано с книгами. Да, вспомнил – Тум.
   Глаза Фолкена широко раскрылись.
   – Нет!
   – Твой друг мне очень помог. – Тонкие губы Келефона растянулись в улыбке. – Перед тем, как я его встретил, меня начало охватывать отчаяние, мне казалось, что уже никогда Фелльринг не станет моим и что нужно найти способ реализовать мои планы без меча. А потом я встретил твоего друга Тума в Зимней Пуще. Хрупкому старику нельзя бродить в одиночестве по лесу, это слишком опасно. Знаешь, мне кажется, он искал тебя, Фолкен. После некоторого внушения Тум рассказал мне, что Ралена вновь появилась на Зее. Все остальное просто. У Бледного Короля всюду свои шпионы, к тому же им сообщили описание тех, на кого следует обратить внимание. Очень скоро я узнал, что Ралену видели в Галспете. Грейс прижала ладонь ко лбу; лицо у нее горело.
   – Изольда, – сказала она. – Дочь портного. Она видела мое ожерелье. Должно быть, она доложила местному лидеру Культа Ворона. Вот почему Рыцари Оникса стали нас преследовать.
   – Тум, – прохрипел Фолкен. – Что ты с ним сделал?
   Келефон театрально вздохнул.
   – Он поступил глупо, пытаясь противостоять моим рунам. То, что он мог рассказать мне добровольно, я был вынужден вырвать из его груди силой. К концу в нем осталось сил не больше, чем в старой тряпке. Твой Тум у меня на глазах растворился в воздухе, и ветер унес его прочь.
   Фолкен склонил голову, а Бельтан откинулся назад и взревел. Однако на лице Вани отразилось недоумение, ей не доводилось встречать мягкого золотоглазого Тума, который был одним из девяти меньших богов, оставивших свои небесные дома и принявших человеческий облик, чтобы спуститься на Зею для борьбы с некромантами. Теперь его не стало, а из девяти богов на Зее осталась лишь Мелия. Печаль наполнила сердце Грейс, но ей на смену пришел гнев. Как смел Келефон убить такое кроткое и красивое существо?
   С другой стороны, что такое один человек – даже если он бывший бог – для Повелителя рун? Разве ему не приходилось уничтожать целые народы?
   – Как тебе удалось убедить Рыцарей Оникса, что ты наследник Малакора? – спросила она, зная, что Келефон с удовольствием ответит ей.
   Келефон радостно рассмеялся.
   – Это оказалось гораздо легче, чем я предполагал. В течение столетий они обитали в Заморье, тоскуя о своем драгоценном потерянном королевстве и жалея себя. Они думали, что Малакор пал по их вине. Им казалось, что они могли его спасти. Поэтому рыцари сбежали в Заморье, где потчевали друг друга рассказами о том, как они вернутся в Малакор и восстановят королевство. Откровенно говоря, они выглядели жалко. В их планах недоставало важнейшего звена – наследника Малакора.
   Фолкен вытер глаза.
   – И ты дал им наследника – себя.
   – Совершенно верно, – кивнул Келефон, явно наслаждаясь происходящим. – И они с радостью поверили в мою сказку. Я обещал показать им путь в Малакор. Дал новые доспехи и новую цель. А потом поведал о злых Толкователях рун и колдуньях, которые явились причиной падения Малакора, потому что объединились под началом Бледного Короля и предали сияющее королевство. Так начался поход за восстановление благословенного Малакора. Сначала мы захватили Эридан, потом Брелегонд. Скоро Эмбар также станет нашим, после чего придет черед остальных Доминионов.
   Грейс не сумела сдержать дрожь. Рыцари Оникса думали, что сражаются против Бледного Короля, а сами расчищали дорогу для Бераша.
   – Но тебе нужен Фелльринг, – сказал Фолкен. – Без него Рыцари Оникса не пойдут за тобой.
   Келефон бросил взгляд на клинок, зажатый в руках Грейс.
   – Я пытался заполучить его триста лет назад – именно тогда я узнал, что только человек, в жилах которого течет кровь Ультера, может его коснуться. Два десятка моих рыцарей сгорели, когда я отдал им приказ вытащить осколки меча из трона в Ур-Торине. Весьма впечатляющее зрелище.
   – Я не понимаю, – продолжал Фолкен, скорбь которого сменилась недоумением. – Как ты сумел войти в тронный зал? Мне неизвестно, что произошло с Торингартом за последние годы, но триста лет назад в Ур-Торине кипела жизнь. Воины-волки должны были тебя остановить.
   Келефон ухмыльнулся.
   – Что такое воины-волки?
   Он сделал небрежный жест.
   Кровь отхлынула от лица Фолкена.
   – Нет, – прошептал он. – Ты настоящее чудовище. Неужели ты разбил руну жизни?
   – О чем ты говоришь, Фолкен? – вмешалась Грейс, которая не понимала, о чем говорит бард.
   – Только объединив все силы, Повелителям рун удалось связать руну жизни, одну из самых сильных, – охрипшим голосом произнес Фолкен. – Они создали всего несколько дисков. Потом Повелители рун поняли, что совершили ужасную ошибку, и уничтожили все руны. – Он посмотрел на Келефона. – Однако тебе удалось утаить одну из них.
   – Я не понимаю, Фолкен, – сдавленным голосом заговорила Вани – веревки сжимали ее грудь. – Что происходит, когда разбивается руна жизни?
   – Разбить руну, значит разрушить ее силу. Таким образом, разбить руну жизни…
   Фолкен замолчал.
   Удивление и ужас наполнили душу Грейс.
   – В городе погибло все живое. Животные, люди – все исчезло.
   – На десять лиг вокруг, – добавил побледневший Фолкен. – Такая могущественная руна оказывает страшное действие.
   – Вот почему мы не заметили никаких следов сражений, – тихо проговорил Бельтан.
   – Но все было напрасно, – раздраженно проговорил Келефон. – Никто не сумел прикоснуться к осколкам. – Он взглянул на Фолкена. – И тут мои шпионы донесли, что вам с Мелией удалось сохранить королевскую линию Малакора. Умный бард. Честно говоря, я не верил в то, что ты обладаешь такой силой. Должно быть, ты вырезал ребенка из тела королевы Агдалы. Думаешь, спасение ребенка может оправдать ее убийство?
   Фолкен открыл рот, но сумел издать лишь сдавленный стон.
   – О чем он говорит, Фолкен? – спросил Бельтан, не сводя яростного взгляда с Повелителя рун.
   – В чем дело? – Келефон прижал руку к груди, делая вид, что он удивлен. – Я думал, ты обожаешь рассказывать легенды, Фолкен. Как ты мог не поведать своим дорогим друзьям такую важную историю – ту, в которой ты убил своей песней короля и королеву Малакора? Придется мне просветить их на сей счет.
   Грейс заставила себя отвернуться. Она не хотела слушать Келефона. Однако ей ничего не оставалось, как внимать насмешливому голосу Повелителя рун.
   – Когда я первый раз встретил Фолкена, он был самым обычным странствующим бардом, который выступал в придорожных тавернах и на постоялых дворах. Конечно, тогда его звали иначе. Титус Мандалор. Его отца, Мадруса Мандалора, изгнали за измену за двадцать лет до описываемых событий. Дело в том, что Мадрус Мандалор польстился на золото Бледного Короля и стал его шпионом. Однако Мадруса разоблачили, и лишь милосердие короля спасло ему жизнь – хотя он довольно быстро нашел свою смерть на южных окраинах Малакора.
   Фолкен вновь застонал. У Грейс так перехватило горло, что она даже не могла сглотнуть.
   Келефон обошел вокруг барда.
   – Полагаю, Фолкен никогда не говорил вам, что он сын предателя. Предательство течет в его крови – я понял это в тот день, когда впервые увидел его в городской таверне возле подножия замка Малакор, хотя тогда он и сам не подозревал о том, какова его сущность. Он сказал, что больше всего на свете хочет стать королевским бардом, чтобы играть для короля Гуртана и королевы Агдалы. Поскольку он знал, что я Повелитель рун и обладаю немалым могуществом, он попросил моей помощи. И тогда я сказал, что ему нужно взять другое имя – не опозоренное предательством, – а также обзавестись новой лютней, если он хочет осуществить свое заветное желание.
   С именем особых проблем не возникло, и он стал называть себя Фолкен Быстрая Рука. С лютней оказалось сложнее. У него не было золота, чтобы купить инструмент, достойный ушей короля. Тогда я рассказал ему легенду о волшебной лютне, которая спрятана в глубокой пещере в Зимней Пуще. Раньше она принадлежала знаменитому барду первых лет Малакора. Я предупредил, что ему может грозить магическая опасность и что у древнего барда наверняка имелась веская причина, по которой он спрятал свою лютню так далеко, но по загоревшемуся в глазах Фолкена огню я понял, что он пропустил мимо ушей мои слова.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [55] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация