А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 49)

   Фолкен, Вани и Бельтан лишь удивленно смотрели на Грейс. Келефон рассмеялся.
   – Очень неплохо, Ваше величество. Не думаю, что наш бард догадался бы даже в ближайшие семь столетий, которых, кстати говоря, у него не будет. – Он сделал несколько шагов к Грейс. – Ты умна, Ралена. Все члены королевского дома Малакор – будь они прокляты! – отличались умом. Это едва не стоило мне всего. Но я не сделаю еще одной ошибки.
   Новый страх охватил Грейс. Перед ней стоял древний, могущественный и жестокий волшебник. Он мог сделать все, что угодно. С ней. С любым другим человеком.
   – Почему? – хрипло спросила она.
   И тут вновь заговорил Фолкен. Его голос звучал невероятно устало.
   – Он хочет заполучить твой меч, Грейс. Тогда он сможет назвать себя новым королем Малакора.
   – И вновь бард ошибается. Мне нужен не только меч, Ваше величество. – Келефон поднял руку в тяжелой рукавице и почти нежно провел ею по щеке Грейс. – Мне нужна ваша кровь.
   – Не трогай ее, пес! – взревел Бельтан.
   Светловолосый рыцарь бросился на Повелителя рун. Грейс попыталась остановить его криком, но опоздала.
   – Шен, – прошептал Келефон, и серебряная половинка монеты в кармане Грейс сделала свое дело.
   – Спи. – Сквозь серую вуаль она увидела, как Бельтан опустился на колени, а потом упал на землю рядом с Фолкеном. Вани пошатнулась, но лед удерживал ее ноги. Лишь Синдар продолжал стоять. Но прежде, чем Грейс успела удивиться, на нее обрушилось небо, а земля подпрыгнула и ударила ее в лицо.

   Часть IV
   КАРТЫ НА СТОЛ

   ГЛАВА 51

   Близилась ночь, в Касл-Сити царила тишина, город погрузился в темноту, когда Тревис с Джеком поднялись по ступенькам «Голубого колокольчика».
   Тревис облегченно вздохнул, когда увидел теплый свет, сияющий сквозь окна гостиной. Никто не встретился им по дороге из «Серебряного дворца», но тут им просто повезло, поскольку Джек что-то непрерывно громко говорил – главным образом, жаловался на неудобства в поезде и дилижансе.
   – Уверяю вас, Денвер не город, – говорил Джек, размахивая руками, – это варварское поселение. Когда я сошел с поезда в Канзас – Сити, мне пришлось самому нести свою сумку до самого конца платформы. А когда я спросил носильщика, не хочет ли он мне помочь, он сделал вид, что не видит меня. Вы можете себе представить подобное хамство?
   – Без особого труда, – ответил Тревис, скрипя зубами и перехватывая увесистый саквояж из одной руки в другую.
   Он и сам не понял, как это произошло, но каким-то образом оказалось, что он тащит тяжелый багаж Джека. Тревис не знал, что лежит в саквояже, но не удивился бы, если бы выяснилось, что Джек привез свинцовые слитки. Полный саквояж свинцовых слитков.
   – Да и кучер ничем не улучшил неприятное впечатление от людей, населяющих сей штат, – беспечно продолжал Джек. – Он и двух слов не мог сказать, не выплюнув на дорогу табачный сок. Мне пришлось отплясывать джигу, чтобы уберечь свои сапоги. Да наградит меня стойкостью Прометей, иначе мне не выжить в стране, где люди не уважают своих сограждан.
   Он остановился возле входной двери, дожидаясь, пока Тревис ее откроет.
   Тревис протянул руку к дверной ручке, но саквояж начал выскальзывать из его руки. Он подставил под него колено, перехватил саквояж и прижал его телом к двери. Нашарил в темноте ручку и умудрился повернуть ее. Дверь открылась внутрь, и Тревис вместе с саквояжем ввалился в дом, чудом сохранив равновесие.
   – Какой стыд, мистер Уайлдер, – с укором сказал Джек, входя вслед за ним. – Разве вам неизвестно, что сначала нужно пропускать старших? Неужели и вас коснулась грубость Американского Запада?
   Тревис с громким стуком поставил саквояж на пол.
   – Будьте осторожны, – строго сказал Джек. – Там лежат весьма хрупкие вещи.
   Очевидно, они были не столь хрупкими, как спина Тревиса, которую ему удалось распрямить с некоторым трудом. Они вошли в вестибюль, где обнаружили Моди с Джиневрой на коленях.
   – Моди, я рад, что вы еще не спите. Это Джек Грейстоун. Он хотел бы на некоторое время у вас поселиться.
   Моди подняла голову.
   – Вы именно его ждали, мистер Уайлдер?
   Как она узнала? Должно быть, Моди слышала гораздо больше, чем им казалось.
   – Нет, мадам, мы с мистером Уайлдером только что познакомились. По крайней мере мне так кажется, – заявил Джек, бросив любопытный взгляд на Тревиса.
   – Ну, все равно, добро пожаловать. – Глаза Моди весело сверкнули. – Во всяком случае, до тех пор, пока вы готовы платить доллар в день. Надеюсь, вы не в обиде, что я не встаю, чтобы поздороваться с вами.
   Она указала на спящую у нее на коленях кошечку.
   Однако Тревис заметил зажатый у нее в руке платок, на краю которого выступило алое пятно.
   Она слабеет. В последнее время большую часть работы в пансионе делает Лиза.
   Сердце Тревиса защемило, но он так ничего и не смог придумать. Наконец появился Джек. Нужно сходить в салун и привести Лирит: одной ей небезопасно ходить ночью по улицам. Но не успел он об этом подумать, как в пансион вернулись Дарж и Лирит. Моди улыбнулась.
   – Мисс Лили, мистер Дирк, мы с мистером Уайлдером очень рады, что вы вернулись. В последнее время я очень волнуюсь, когда вас нет дома после наступления темноты.
   – В городе что-то не так? – спросил Джек, приподняв косматые брови.
   – Полагаю, они вам все расскажут. Я слишком устала, чтобы говорить о таких вещах сегодня. Мисс Лили, вы не могли бы показать мистеру Грейстоуну его комнату? Я хочу поселить его в голубом номере на втором этаже.
   – Конечно, – кивнула Лирит.
   Моди попыталась встать с кресла, и Дарж быстро подошел к ней, чтобы помочь. Она с благодарностью похлопала его по руке и, опираясь на трость, шаркающей походкой вышла из гостиной. Несколько дней назад она переехала в комнату на первом этаже, Тревис и Дарж перенесли ее вещи со второго этажа вниз. Они услышали кашель, потом дверь закрылась, и стало тихо.
   После того как представление закончилось, Лирит и Дарж принесли всем чай из кухни.
   – Я должен поблагодарить вас за то, что вы привели меня сюда, мистер Уайлдер, – сказал Джек и подул на горячий чай. – Это заведение значительно уютнее обычной гостиницы. К тому же здесь гораздо дешевле – а я в последнее время изрядно поиздержался. Мое дело в Лондоне понесло неожиданные убытки.
   – Вы имеете в виду пожар, – сказал Тревис.
   Джек поставил чашку с чаем на стол, и в его голубых глазах появилась настороженность.
   – Откуда вы узнали, что мой магазин сгорел?
   Тянуть не было никакого смысла. Тревис опустил руку в карман и вытащил Синфатизар. Камень мерцал серо-зеленым светом.
   – Вот это да, – удивленно проговорил Джек, потом у него на лице появилось понимание.
   Он полез в карман своего зеленого жилета и извлек оттуда маленькую железную коробочку, покрытую рунами. Тревис узнал ее: когда-то он и сам хранил в ней Синфатизар. Джек откинул крышку. Внутри лежал Камень – зеркальное отражение того, что покоился на ладони Тревиса.
   Они не только выглядят одинаково, Тревис. Они один и тот же Камень. Каждый из них – Синфатизар. Только мой прибыл сюда из будущего.
   Тревис вспомнил старые фильмы о путешествиях по времени, которые видел в детстве. Если герой встречался с самим собой, то происходили ужасные вещи – например, он случайно убивал отца и уже не мог появиться на свет. Однако пока ничего не происходило. Охваченный любопытством, Тревис наклонился и поднес свой Синфатизар к тому, что лежал в шкатулке. Они соприкоснулись.
   Тревис скорее почувствовал, чем услышал шум, подобно вибрации от взрыва динамита в шахте глубоко под землей.
   Джек тут же закрыл железную шкатулку.
   – Не стоило этого делать, – проворчал он.
   – А что произошло? – дрогнувшим голосом спросил Тревис.
   Джек покачал головой.
   – Что-то изменилось несколько мгновений назад. Не могу сказать ничего определенного, но лучше больше не допускать контакта Камней. Точнее, Камня, поскольку речь идет об одном и том же предмете. – Он бросил проницательный взгляд на Тревиса, Даржа и Лирит. – Вы из будущего, верно?
   – Да, – кивнул Тревис, стараясь говорить спокойно. – Наше время начнется более чем через сто лет.
   – А где вы взяли Камень?
   – Получил от вас.
   – Наверное, вы стукнули меня по голове, когда я отвернулся, и украли его, – нахмурившись, заявил Джек. – Теперь я буду осторожнее. Особенно через сто лет. Вам не удастся меня обмануть, молодой человек!
   Тревис сжал Камень.
   – Нет, вы меня не понимаете. Вы сами дали мне Камень. Точнее, дадите его мне.
   – Чепуха, – раздраженно бросил Джек. – Что я, сумасшедший, чтобы раздавать Великие Камни каждому Тому, Дику или Гарри.
   Тревис уже успел забыть, как трудно иногда разговаривать с Джеком.
   – Я не Том, Дик или Гарри. Я Тревис, и мы лучшие друзья. Точнее, нам предстоит ими стать. У вас имелись очень серьезные причины отдать мне Камень.
   – Да, – уже гораздо спокойнее проговорил Джек. – Теперь я вижу.
   Он неотрывно смотрел на руку Тревиса, сжимающую Камень. Тревис опустил глаза. Его пальцы окутывал серебристый свет. Он торопливо засунул Синфатизар в карман, потом потер правую ладонь, и начертанная на ней руна постепенно померкла.
   Джек откинулся на спинку дивана. Он выглядел усталым и гораздо более старым, чем запомнил его Тревис. Однако Джек был на сто лет моложе, чем во время их предыдущей встречи.
   Лирит коснулась руки Джека.
   – Вам нехорошо, милорд?
   Он слабо улыбнулся.
   – Когда я смотрю на вас, миледи, со мной все в порядке. Вы с Зеи, не так ли? С юга, да? А вы, мой добрый сэр, конечно, рыцарь.
   Дарж кивнул.
   – Я двенадцатый граф Стоунбрейка.
   Джек улыбнулся.
   – Тогда я попал в замечательное общество, на что никак не мог рассчитывать в этих варварских землях. Дочь Сайи, рыцарь и… – его глаза обратились на Тревиса, – …Повелитель рун.
   У Тревиса перехватило горло.
   – Мне так не хватало тебя, Джек. Столько раз я хотел поговорить с тобой, когда сталкивался с неразрешимыми проблемами.
   Вот только он говорил с Джеком. Во всяком случае, мысленно, поскольку Джек отдал ему часть своей личности в ту страшную ночь в подвале антикварного магазина.
   Вот почему Джек, так ослабел. Он похож на героя одного из фантастических фильмов, повествующих о путешествиях во времени. Если часть Джека находится во мне, то он существует в данном времени в двух различных формах.
   Джек потрепал его по плечу.
   – Ничего, ничего, молодой человек… ты сказал, что тебя зовут Тревис? Теперь, когда мы здесь собрались, я думаю, что все будет хорошо.
   Если не считать того, что в моем времени ты мертв, хотел сказать Тревис, но сумел лишь кивнуть в ответ.
   – Что ж, – деловито сказал Джек, – сейчас уже слишком поздно, но после путешествия в поезде у меня все так болит, что заснуть мне не удастся, а судя по вашему невеселому виду, вам есть что рассказать. И если вы нальете мне еще одну чашку чаю, я готов вас выслушать.
   Лирит начала вставать, но Дарж усадил ее обратно и сам двинулся в сторону кухни.
   – Немного печенья мне бы тоже не помешало, мой добрый сэр, – вслед ему попросил Джек.
   Пожалуй, ничего более необычного за последний год Тревис не видел: Дарж осторожно нес поднос с чайником, молоком, лимоном, медом и песочным печеньем, красиво уложенным в вазочке. Рыцарь поставил поднос на стол, и Тревис решил, что ему следует сделать вид, что он не заметил, как Дарж предложил блюдечко с молоком мисс Джиневре.
   – Признаюсь, ситуация начинает понемногу проясняться, – заявил Джек, с удовольствием прихлебывая чай с печеньем. – Раньше я думал, что судьба совершенно случайно забросила меня в Колорадо, но теперь вижу, что ошибся. Меня влекло сюда из-за тебя и Камня, Тревис.
   – Ты еще не все знаешь, Джек. – Тревис посмотрел на Даржа и Лирит. – О том, как мы попали в Касл-Сити. И о том, кто еще прибыл вместе с нами.
   Джек поставил чашку на стол, и его лицо стало серьезным.
   – Полагаю, пришло время твоей истории.
   Тревис сделал глубокий вдох. Он не знал, что следует открыть Джеку, а что опустить. Если Джек будет знать слишком много, это может изменить будущее. Но стоило Тревису начать, как слова полились потоком. Он рассказал Джеку обо всем, начав с того октябрьского вечера, когда брата Сая занесло в Касл-Сити, и закончив упоминанием о скирати, который последовал за ними через врата.
   Джек сидел, широко раскрыв глаза, а его чашка, оказавшаяся на колене, упала бы на пол, если бы ее не подхватила Лирит.
   – Клянусь Гадесом[20]! – Джек ударил кулаком по ручке кресла. – Значит, мой магазин атаковал маг. Я не успел его заметить – едва унес ноги, – однако мне следовало почувствовать зловонный аромат его кровавой магии. Но мне даже в голову не пришло, что он может оказаться так далеко от Зеи.
   Тревис наклонился вперед.
   – Джек, расскажи, что произошло с тобой в Лондоне.
   – Боюсь, он застал меня врасплох. – Джек откинулся на спинку кресла, и в его глазах появилась тоска. – Дело в том, что я заболел. Должен признаться, что за последние семьсот лет – с тех пор, как в мои руки попал Камень, – я практически не болел. Тем не менее примерно полтора месяца назад на меня обрушилась ужасная слабость, словно я лишился половины жизни.
   Темные глаза Лирит с беспокойством обратились на Тревиса.
   – Как раз в это время мы появились на Земле.
   – Думаю, дело во мне, Джек, – сказал Тревис. – Именно из-за меня ты чувствуешь такую слабость. Ты слишком много отдал мне, а теперь…
   – А теперь ты здесь, – негромко проговорил Джек. – Конечно, мое волшебство не может находиться в двух местах сразу.
   – Лорд Грейстоун, расскажите нам, как скирати напал на вас? – вежливо попросил Дарж.
   – Две недели назад, – начал свой рассказ Джек, – я находился в своем книжном магазине. Наступила ночь, и я трудился над книгой, к которой не раз обращался в течение прошедших столетий. Это трактат, посвященный магии Фаленгарта. Он лежит в моем саквояже – одна из немногих вещей, которые мне удалось вынести из горящего магазина. Вы хотите взглянуть на него, лорд Стоунбрейк?
   Дарж кивнул.
   – Не сейчас. Вы рассказывали…
   – О, да. Нападение. Все произошло очень быстро, и я не сумел уловить, откуда пришла опасность. – Глаза Джека заблестели, и он расправил плечи, словно теперь случившееся стало казаться ему любопытным приключением. – Разбились все окна одновременно, и в разные стороны полетели осколки стекла. Затем в магазин ворвалась стая летучих мышей, которые принялись кружить возле меня. По исходящему от них запаху я сразу понял, что они мертвы, хотя шумели мои незваные гости изо всех сил. Мне сразу же следовало догадаться, что тут замешан волшебник, однако у меня не оставалось времени на размышления. При обычных обстоятельствах я бы просто произнес руну, и… – Он развел руками. – Мерзкие существа обратились бы в пыль. Но тут я ощутил…
   Свет в его глазах померк, а руки упали на колени.
   Лирит коснулась его плеча.
   – Что вы ощутили?
   – Смерть. – Он вздохнул. – И чуждое присутствие – темное и полное ненависти. Казалось, холодная рука сжала мое сердце, которое билось все менее и менее охотно. Я был слишком слаб – и не мог сражаться. Мне удалось лишь прошептать руну огня. Этого оказалось достаточно, чтобы заклинание моего врага на время отступило. Мне удалось бежать, а мой магазин сгорел. И я понял, что мне не следует оставаться в Лондоне, иначе мой враг обязательно меня найдет. Тогда я сел на корабль, потом на поезд – и оказался здесь. То есть именно в том месте, где маг хотел меня видеть.
   Об этом Тревис не подумал. Должно быть, маг покинул Касл-Сити вскоре после того, как подслушал их разговор в старой хижине. Он отправился в Лондон, где выследил Джека. Но почему скирати потратил столько сил на поиски? Он мог бы просто подождать, пока Джек переберется в Касл-Сити.
   Ну, как ты не понимаешь, Тревис. Именно по этой причине Джек и перебрался в Касл-Сити в 1883 году. Все произошло из-за тебя. А сам ты через сто лет отправился на Зею из-за того, что Джек перебрался в Касл-Сити.
   От этих размышлений голова у Тревиса закружилась. Он решил проанализировать все это позднее. Теперь Джек в городе, но и волшебник тоже здесь и наверняка что-то замышляет. Что именно Тревис не знал, но подозревал, что скирати намерен вернуться в будущее с помощью Джека. А еще волшебник собирается перед уходом убить Сарета.
   – Могу я на него взглянуть, Тревис? – нетерпеливо спросил Джек. – Я имею в виду скарабея, о котором ты рассказал? Мне доводилось слышать о подобных артефактах, но я не видел их своими глазами.
   Тревис вытащил из кармана золотого паука.
   – Протяни руку, – сказал Тревис.
   Он позволил пауку забраться к себе на палец, откуда тот переполз на ладонь Джека.
   – Ой, щекотно! – со смехом воскликнул Джек.
   Лирит улыбнулась.
   – Похоже, вы ему понравились.
   – Да, верно. – Джек поднял руку, чтобы получше рассмотреть скарабея. – Как удивительно – я держу кровь бога в руке.
   Дарж мрачно наблюдал за происходящим.
   – Король Ору не стал истинным богом. Мы слышали легенду от морнишей, которые являются его потомками. Ору был волшебником, в его кровь вошли тринадцать душ других волшебников. Да, он обладал огромным могуществом, но остался человеком, в отличие от Джоруса, Ирсайи или Ватриса.
   – Мой добрый друг, – сказал Джек, поворачиваясь к рыцарю, – именно из крови Ору возникли Джорус, Ирсайя и Ватрис. А также все Новые Боги.
   Усы Даржа грустно поникли.
   – Но это невозможно.
   – Вы занимались изучением происхождения богов, лорд Стоунбрейк? Расскажите мне, что вам еще удалось узнать.
   Дарж счел за лучшее промолчать.
   Лирит осторожно погладила скарабея пальцем.
   – Лорд Грейстоун, я не понимаю, как Ору мог быть отцом Новых Богов?
   Джек улыбнулся колдунье.
   – Боюсь, я не знаю ответов на ваши вопросы, моя дорогая. Это произошло очень давно, задолго до моего появления на свет. И речь идет не об одном Ору – а обо всех волшебниках одновременно. Вы знаете о городах Амуна, построенных много веков назад на юге?
   Лирит кивнула.
   – В них жили волшебники, а управляли ими боги-короли. Одним из самых могущественных городов считался Мрак Моринду, которым правил Ору. Но после того как тринадцать морндари вошли в его тело, Ору погрузился в вечный сон, и жрецы стали править от его имени. А потом произошел грандиозный конфликт, волшебники восстали против богов-королей, и все города Амуна были уничтожены.
   – Да, все правильно, – кивнул Джек. – Во время конфликта была пролита кровь множества волшебников, так что река Эмир стала красной, а земля почернела. В конце концов Эмир изменила свое русло и потекла на север, Амун превратился в пустыню, а те, кому удалось выжить, бежали прочь. Но могущество крови осталось в почве. Почва обратилась в пыль. И пыль разлетелась по всему миру, люди вдыхали ее и ели, она попадала в их тела в течение столетий.
   Глаза Лирит широко раскрылись от удивления.
   – И какое воздействие она оказала на людей?
   – Мне кажется, она дала им силу веры. – Джек позволил скарабею переползти на другую руку. – Конечно, один человек не мог вдохнуть столько пыли, чтобы она его существенно изменила. Но если таких людей набирались тысячи, и если их вера становилась общей… ну, тогда, моя дорогая, и свершалось волшебство.
   Наконец Тревис понял.
   – Когда много людей верит в общего бога, он становится настоящим.
   – В некотором смысле, – ответил Джек. – Однако все значительно сложнее. Видишь ли, таинства каждого культа рассказывают нам, как определенный мужчина или женщина превратились в бога. Мне кажется, в данном случае дело было несколько иначе. Возможно, они обладали повышенной чувствительностью к древней пыли или поглотили ее в больших количествах. Такие люди, как король Ватрис или юная охотница Ирсайя.
   И Мелия. подумал Тревис, которая избежала брака с тираном, обручившись с луной.
   Золотой паук устроился на кончике пальца Джека.
   – Кровь тайн сейчас покоится в моей руке, – негромко проговорил он. – А еще она есть в каждом из нас, и ждет чуда – нужно только в него поверить.
   Тревис почувствовал покалывание в правой руке. Он посмотрел на Лирит и Даржа, но колдунья погрузилась в размышления, а рыцарь смотрел на свои шишковатые пальцы. Тревис протянул руку, и скарабей перебрался на его ладонь.
   – Джек, скажи, мы можем вернуться в свое время?
   – А почему вам не нравится это?
   Тревис прикусил губу.
   – Оно замечательное. Просто оно не наше, вот и все. Мы оставили людей, которые нуждаются в нас. – В его сознании возник образ светловолосого мужчины с ослепительной улыбкой, однако через несколько мгновений ему на смену пришла женщина с золотыми глазами. – Пожалуйста.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [49] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация