А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 45)

   ГЛАВА 47

   Они плыли по черным водам океана, освещенного холодным сиянием северных звезд.
   Бельтан знал, что должен был давно замерзнуть. Куски льда проплывали мимо корпуса корабля; изо рта шел пар, усы покрылись инеем. Тем не менее рыцарю было тепло под шерстяным плащом; кожу покалывало, словно он катался по снегу после нескольких часов, проведенных в бане. Такое же покалывание он впервые почувствовал, когда попал в тюрьму в мире Тревиса и ему влили в вены чужую кровь. Необычное ощущение усиливалось всякий раз, когда кто-нибудь из членов команды проходил мимо.
   В тусклом звездном свете разглядеть их не мог никто из четырех пассажиров. Казалось, они никогда не стоят на месте, их движения были плавными и непредсказуемыми, как тени, которые успеваешь заметить лишь краем глаза – но исчезающие всякий раз, когда поворачиваешь голову, чтобы рассмотреть их как следует.
   – Кто они такие? – спросила стоявшая рядом с ним Вани, чей черный костюм сливался с мраком ночи.
   Бельтан снова не заметил, когда она подошла. Неужели она вообще не может передвигаться, как нормальный человек?
   Конечно, нет. Выскакивать из пустоты гораздо таинственнее, и ей нравится производить впечатление.
   Вот только Бельтан прекрасно понимал, что это не так. Вани двигалась так стремительно благодаря тому, что посвятила десятилетия своей жизни тренировкам. Бельтан знал, что до конца своих дней будет ходить так, словно на бедре у него висит тяжелый меч – даже если когда-нибудь перестанет его носить.
   Он проглотил сердитые слова, которые просились на язык в первый момент.
   – Маленький народец. Во всяком случае, я так думаю. В прошлом году в день Среднезимья к нам в замок пришла труппа и помогла разоблачить заговор в замке.
   Вани скрестила руки на груди.
   – Маленький народец? Ты имеешь в виду эльфов вроде того, что мы встретили в Таррасе?
   – Да. – Бельтан поскреб небритый подбородок. – Я почти уверен, что эльфы принадлежат к Маленькому народцу. Насколько мне известно, существуют эльфы, гномы, зеленушки и другие. Конечно, я всегда считал, что это лишь сказки для маленьких детишек, пока они не явились в замок в прошлом году. Но лучше спросить про них у Фолкена. Я не специалист по Маленькому народцу.
   – В самом деле? – спросила Вани, приподняв бровь.
   И вновь Бельтан ощутил покалывание в плечах и на спине.
   – Пойдем, – предложил он, – послушаем, о чем они разговаривают с Синдаром.
   Грейс и Фолкен стояли на корме корабля и беседовали с человеком с серебряными волосами. Он отвечал на заданный Фолкеном вопрос.
   – …только я затрудняюсь сказать, где я их нашел. Скорее, они меня нашли.
   Даже в тусклом свете звезд было видно, как поражен Фолкен.
   – Что вы хотите сказать?
   Синдар провел рукой перед глазами.
   – Я плохо помню. Меня выбросило на скалистый берег, я остался один – вот все, что мне известно. И я не в силах объяснить, что меня туда привело. Полагаю, я направлялся в какое-то важное место. Наверное, был ранен, но каким-то образом исцелился, однако я чувствовал страшную слабость и понимал, что мне пришлось действовать на пределе своих сил, так что я мог лишь сидеть на берегу и смотреть в море, пока волны не смоют меня, точно пену.
   Бельтан не находил смысла в словах Синдара. Получалось, что Синдар попал в кораблекрушение, как и они. Потом , был ранен и потерял память?
   – Не знаю точно, сколько времени я провел на берегу, – продолжал Синдар. – Наконец мгла разошлась, и я увидел белый корабль. И хотя это кажется невозможным, я понял, что корабль приплыл за мной, что он отвезет меня туда, куда я направлялся, и мне предстоит сделать там нечто важное. Поэтому я зашел как можно дальше в море, и мне сбросили с корабля веревку. Я вцепился в нее, и они втащили меня на палубу.
   Грейс посмотрела на мелькающие вокруг них тени.
   – А они сказали вам, что вы должны сделать?
   – В некотором смысле. Они со мной не разговаривали. Во всяком случае, не произносили слова. Тем не менее я знал, что мы плывем в Омберфелл, где я должен с кем-то встретиться. И забрать этих людей на корабль. Подслушав ваш разговор, я сразу понял, что они имели в виду вас.
   – А как вы узнали, что найдете нас в «Серебряном Граале»? – нахмурившись, спросил Фолкен.
   Синдар рассмеялся.
   – А я не знал. Просто я спрашивал у горожан, где, скорее всего, могут остановиться влиятельные путешественники, и они направили меня в «Серебряный Грааль».
   – А как насчет истории, которую вы рассказали нам? – осведомился Фолкен, скрестив руки на груди. – Вы сказали, что являетесь капитаном корабля, которого интересует только золото. Почему вы мне солгали?
   Синдар обвел рукой корабль.
   – А вы бы поверили, если бы я рассказал правду? Добравшись до Омберфелла, я провел некоторое время в порту, прислушиваясь к разговорам, которые вели между собой матросы. Так я узнал об эдикте герцога и мрачных людях, которых вы называете Рыцарями Оникса. И я решил выдать себя за одного из капитанов – чтобы вы мне поверили. И у меня получилось, не так ли?
   Фолкен промолчал, история Синдара казалась ему не слишком правдоподобной. Бельтану тоже. Рассказ Синдара вызывал больше вопросов, чем давал ответов. Кораблекрушение объясняло потерю памяти. Но почему за ним явился таинственный корабль? Бельтан мог представить себе, что Маленький народец решил помочь Грейс добраться до Торингарта, как тогда, в Кейлавере, во время дня Среднезимья. Но какова во всем этом роль Синдара? Бельтан вздрогнул и только тут с удивлением обнаружил, что Синдар смотрит на него.
   – Должен признать, – продолжал Синдар, – что даже если бы я не подслушал ваш разговор в гостинице, то все равно бы понял, что ищу именно вас. Вы мне знакомы. – Он кивнул Бельтану, а потом перевел взгляд на Грейс. – Особенно вы. Однако это невозможно. Даже если я действительно знал вас до того, как потерял память, вы меня явно не узнали.
   Грейс приложила руку к груди. Бельтан вспомнил, что она то же самое сказала про Синдара.
   – Вы знаете, кто такой Трифкин Клюковка? – негромко спросила Грейс.
   – Нет. Но имя… Мне кажется, они должны знать.
   Синдар показал на две диковинные фигуры – одну с рогами, другую с торчащими из волос листьями.
   – Кстати об именах, – сказал Бельтан, которому пришла в голову новая идея. – Как получилось, что вы помните свое имя, если все остальное забыли?
   – Я не знаю собственного имени. Во всяком случае, настоящего. – Он вновь посмотрел на скользящие по палубе тени. – Они называют меня Синдаром.
   – Конечно, – кивнул Фолкен. – Синдар на языке создателя означает серебро.
   После этого они перестали задавать вопросы Синдару. И не потому, что нечего было спросить – ему явно хотелось побыть одному. Синдар перешел на нос корабля и долго стоял там, глядя в темноту, словно мог увидеть, куда направляется корабль.

   Хотя Бельтан и Вани осмотрели всю палубу, им так и не удалось найти лестницы, ведущей вниз, так что путникам ничего не оставалось, как сидеть посреди палубы. При помощи заклинания Грейс сотворила небольшой шар, который освещал друзей, но не давал тепла. Впрочем, несмотря на холодный воздух, никто не мерз.
   Бельтан смотрел на сферу зеленого огня. Огонь напомнил ему магические заклинания матери, которые она творила, когда думала, что сын спит. Однако ему многое удавалось увидеть. Бельтан сидел на самом краю сеновала, тихонько, словно мышка, наблюдая за тем, как мать работала с волшебным светом, размалывала растения и готовила ингредиенты разных настоек.
   Ночью никто так и не заснул. Ни у кого не оставалось сил на разговоры, и они молча сидели, пока звезды медленно перемещались по небу у них над головами. Потом Бельтан заметил, что приближается рассвет, над водой поднялся густой туман и укрыл корабль серебристой тучей. Взошло солнце.
   Его спутники заморгали, и с ресниц белой пылью посыпался иней. Они с удивлением обнаружили, что их лица, волосы и одежду покрывает тонкий слой снега. Но как только путешественники поднялись на ноги, снег превратился в росу, а вскоре и вовсе исчез. Бельтан прошелся по палубе, разминая затекшие ноги.
   Даже при свете дня им не удалось толком разглядеть команду корабля. Клочья тумана тянулись за каждым моряком, мешая увидеть лица. Тем не менее изредка Бельтан успевал заметить наблюдающие за ним, подобные самоцветам, глаза.
   – А где Синдар? – спросила Грейс.
   Туман слегка разошелся, и они увидели человека с серебряными волосами, который по-прежнему стоял на носу корабля и смотрел вперед.
   – Создается впечатление, что кто-то оставил нам подарок, – сказал Фолкен.
   На палубе корабля появился маленький столик – Грейс могла бы поклясться, что еще несколько мгновений назад его там не было. На столике стояли глиняный кувшин и пять деревянных чашек. Фолкен наполнил чашки и протянул каждому, оставив одну для Синдара.
   Бельтан с сомнением посмотрел на чашку.
   – А разве людям не опасны напитки эльфов?
   – Вне всякого сомнения, – ухмыльнулся Фолкен и сделал большой глоток из своей чашки.
   Грейс сделала маленький глоточек, а Вани смело поднесла чашку к губам, не спуская глаз с Бельтана. Он почувствовал укол, который не имел ничего общего с магией, и поспешно глотнул из своей чашки.
   Сначала Бельтану показалось, что он пьет воду, затем – легкое вино. Но к тому моменту, когда чашка опустела, Бельтан понял, что это нечто третье. В любом случае напиток произвел на него благотворное действие. Рыцарь ощутил бодрость и прилив энергии. Более того, он даже перестал чувствовать голод, хотя в желудке и имелась некоторая пустота.
   Фолкен позвал Синдара, тот присоединился к ним и выпил свою чашку эльфийского напитка. Бельтан заметил, что зелено-золотые глаза Синдара часто обращаются к Грейс. Затем, все так же молча, Синдар вернулся на нос.
   – Как вы думаете, с ним все в порядке? – спросила Грейс.
   Фолкен поставил свою чашку на стол.
   – Не уверен. Возможно, он пытается вспомнить свое настоящее имя и хочет понять, почему Маленький народец выбрал именно его.
   – Он не единственный, кто ищет ответ на этот вопрос, – фыркнул Бельтан.
   Вани принялась нетерпеливо расхаживать по палубе.
   – Фолкен, ты знаешь, сколько времени у нас уйдет на дорогу до Торингарта?
   – Туман не позволяет определить наше местонахождение, но мне кажется, что мы плывем довольно быстро. Обычный корабль не может перемещаться с такой скоростью. Думаю, дорога не займет много времени. День или два, не больше. К тому же здесь нам не угрожает опасность.
   – Ты уверен? – спросила Грейс, сложив руки на груди. – А я подумала, что нам никогда еще не грозила большая опасность.
   Бельтан знал, что Грейс права. До прошлого года он вообще не верил в существование Маленького народца. И, хотя не мог отрицать очевидного, он чувствовал себя не слишком хорошо в их присутствии. Уж очень они необычные и такие старые. Их мотивы оставались тайной для всех. Хотя они не питали вражды к людям, особой любви Бельтан тоже не заметил. Много веков Фаленгарт принадлежал им. Затем, тысячу лет назад, люди пересекли континент, и Маленькому народцу пришлось уйти в Сумеречную страну, из которой они вернулись только теперь, когда настали темные времена.
   – Они хотят, чтобы ты нашла Фелльринг, не так ли, Грейс? – спросил Бельтан. – Вот почему они нам помогают.
   Грейс лишь сжала ожерелье, а Фолкен кивнул.
   – Мы знаем, что печать, которую Тревис наложил на Рунные Врата, не будет держаться вечно, – сказал бард. – Все указывает на то, что она слабеет. Бледный Король двинется в наступление, остановить его сможет лишь меч Ультера. И есть только один человек, способный его поднять, – ты, Грейс.
   Она покачала головой, но не стала возражать. Бельтан понимал ее страх. В прошлом году рыцарь стоял вместе с Тревисом перед Рунными Вратами, и ощутил ужас, силу и величие, исходившие от железных створок. Он любил Грейс и был готов на все, чтобы ее защитить. Но Бельтан знал, как велика ее сила. Возможно, по-своему, она сильнее их всех. Но она лишь женщина. Разве сможет она сражаться с огромной армией древнего короля? Иногда он начинал сомневаться, не слишком ли Фолкен верит в собственные легенды.
   – Он хочет открыть дверь для Мога, не так ли? – негромко проговорила Грейс, ни к кому не обращаясь. – Бледный Король. Бераш не забыл о своем повелителе, который его создал. Он хочет открыть врата, чтобы Повелитель Ночи вернулся на Зею и изменил мир по собственному разумению.
   Ее слова рассердили Вани.
   – Я ничего не знаю о Старых Богах, но о Вратах мне кое-что известно. Обе пары Врат исчезли. Одни уничтожены во время падения Этериона. А другие потеряны вместе с…
   Она неожиданно смолкла, но остальные, как показалось Бельтану, не обратили на это внимания.
   – …нашими спутниками. Я не представляю себе, как может Бледный Король открыть дверь для своего повелителя, не вернув один из артефактов Врат.
   – Он может, – ответил Фолкен. – Ему необходимо получить три Великих Камня. У него уже есть Гелтизар. Между нашим миром и миром Тревиса Уайлдера возникла трещина. Вот почему Мелия и Новые Боги послали туда Грейс в надежде ее спасти. Примерно в то же время Бледный Король отправил в мир Тревиса людей с железными сердцами. Если Бераш украсит железное ожерелье Имсаридур двумя другими Имсари, он получит могущество, которое позволит ему увеличить трещину. И тогда сквозь нее пройдет Мог, заберет Великие Камни у Бледного Короля и воспользуется их могуществом, чтобы разбить Первую руну.
   – Зея, – пробормотала Грейс, лицо которой стало серым, точно туман. – Он разобьет руну Зеи и разрушит мир.
   Фолкен мрачно кивнул.
   – А потом Мог переделает Зею по своему усмотрению. Он станет новым Кузнецом Миров, и Зея навсегда останется в его власти.
   – И Земля тоже, – добавила Грейс. – Они подобны двум сторонам одной монеты – той монеты, которую дал мне и Тревису брат Сай. Земля и Зея. Одна разделит судьбу другой.
   Фолкен не стал спорить.
   Хотя его мать и была колдуньей, Бельтан всегда опасался магии. Заклинания Алиры не спасли ее от смерти. Разговоры о богах и рунах вызывали у него неприятные ощущения.
   – Неужели Могу по силам такая сложная задача? – спросил он. – Неужели он может изменить Зею?
   Фолкен кивнул.
   – Имсари могут не только разбивать руны, но и связывать их. Мы сами видели, как это сделал Тревис. Тот, кто обладает тремя камнями, может уничтожить Зею, а потом заново ее сотворить.
   Вани положила руки на бедра.
   – Подожди минутку. Как ты сказал… Мы видели, что Тревис Уайлдер совершал великие дела, когда у него был Камень. Как ты его называл? Сумеречный?
   – Он носит имя Синфатизар, – ответил Фолкен.
   – Но Тревис исчез.
   Холодная рука сжала сердце Бельтана. Он понял, к чему ведет Вани.
   – Ты права. Тревис владеет Сумеречным Камнем. И до тех пор, пока он не вернется, Могу до него не добраться.
   Из чего следовало, что Тревису лучше не возвращаться на Зею.
   Бельтан увидел, как гримаса боли промелькнула на лице Вани – она все поняла.
   – Откуда ты знаешь? – с тоской спросила Грейс. – Откуда ты знаешь, что Мог не сумеет найти Тревиса там, где он сейчас находится? Может быть, Мог уже завладел Синфатизаром. А заодно, и Крондизаром. Может быть, звезда Тиры исчезла именно по этой причине.
   Фолкен положил руку ей на плечо.
   – Нет, Грейс. Иначе мы бы уже потерпели поражение. Вспомни слова из книги – каким-то образом Тревис сумел их написать. Причем после своего исчезновения. И у тебя есть ключ, который принес Эмпирей. Мы найдем осколки Фелльринга, а потом доберемся до Черной Башни. И там отыщем Тревиса. – Он сжал ее плечо. – Я тебе обещаю.
   Грейс поджала губы и ничего не ответила.
   А как насчет тебя, Бельтан? Ты согласен с Фолкеном?
   Он не знал. С одной стороны, возвращение Тревиса на Зею с Синфатизаром могло привести к ужасающим трагедиям. Они должны сделать все, чтобы Камень не попал в руки Бледного Короля. Но с другой стороны, Бельтан знал, что готов пойти на любой риск, чтобы снова увидеть Тревиса и рассказать ему о своих чувствах.
   Правда, Бельтан? Даже если он скажет тебе, что любит другого человека?
   Бельтана переполняли чувства: страх, гнев, любовь. Он бросил быстрый взгляд на Вани. Она смотрела на рыцаря. Он почувствовал, как его лицо искажает злая гримаса, но ничего не мог с собой поделать. Глаза Вани сузились, она отвернулась и отошла в сторону. Туман тут же скрыл очертания фигуры в черном.

   Оставшуюся часть дня путешественники нетерпеливо расхаживали по палубе. Время бесшумно скользило мимо, подобно белому кораблю, призраком летевшему по Зимнему морю. Бельтан стоял у борта и наблюдал, как мимо проплывают куски льда. По мере того как солнце клонилось к закату, льдин становилось все больше, а их размеры увеличивались. Однако ни одна из них ни разу не задела корпус корабля.
   Когда совсем стемнело, туман исчез, и на небе засверкал чистый хрусталь звезд. Стоящий на столе кувшин вновь наполнился прозрачной жидкостью, и они выпили по целой чашке, хотя Синдар по-прежнему держался особняком. Бельтану показалось, что в его зелено-золотых глазах застыла тревога, а лицо периодически искажает гримаса боли – когда он смотрел на Грейс. Может быть, к нему возвращаются фрагменты воспоминаний.
   И вновь прозрачная сладкая жидкость подняла настроение, хотя и не смогла избавить Бельтана от боли в груди. Казалось, осколок льда вонзился ему в сердце и постепенно проникает все глубже и глубже. Он обрадовался, когда после наступления ночи Вани растворилась в темноте вместе с таинственными фигурами матросов белого корабля.
   Бельтан еще долго стоял у борта, глядя, как темные тени, протянувшиеся от самого горизонта, загораживают звезды – верный знак приближения земли. Если верить Фолкену, никто не посещал Торингарт в течение нескольких столетий. Что они там найдут? Но как Бельтан ни напрягал глаза, ему ничего не удавалось разглядеть, кроме смутных силуэтов айсбергов, проплывавших мимо, подобно призрачным островам.
   – Как ты думаешь, что с ней стало? – спросила Грейс.
   Бельтан едва не подпрыгнул на месте. Он так погрузился в собственные мысли, что не услышал, как она подошла. Грейс смотрела на небо, но не на север, а на юг. Он понял. Она смотрела туда, где еще недавно сияла алая звезда.
   – Я не знаю.
   Грейс вздрогнула, но не от холода – здесь, на корабле, никто из них почему-то не мерз.
   – Как ты думаешь, с Тирой все в порядке?
   – Она же богиня, Грейс. Я уверен, что с ней ничего не случилось.
   Однако они оба знали, что даже боги уязвимы и что их можно убить. Демон научил их этому.
   Грейс вздохнула и опустила глаза, она держала в руке ключ, который ей дал в Таррасе Эмпирей. Ключ от Железной Башни Разбивателей рун. Она услышала, как тихонько ахнул Бельтан.
   – Мы найдем его, Бельтан. – Она говорила негромко, но в ее словах слышалась уверенность. – Мы найдем его ради Зеи. И ради тебя.
   Он стиснул зубы, осколок льда еще глубже вошел в его сердце.
   – Я не уверен, что он хочет именно этого.
   – Он тебя любит, – просто сказала Грейс.
   – Что значит любовь против судьбы?
   Грейс сжала ключ.
   – Если морниши правы, то у него нет судьбы.
   На мгновение в ночи вспыхнули два золотых огня и тут же погасли.
   – Да, – хрипло возразил Бельтан. – Но у нее есть судьба. И, возможно, она есть у меня.
   Рядом скользнула тень, и он содрогнулся.
   Грейс коснулась его плеча.
   – Ты их чувствуешь, верно?
   – Я чувствую их, начиная от Омберфелла, но сейчас ощущения усилились. Они подобны снегу. – Он покачал головой. – Нет, скорее, холодный огонь в моей крови.
   Грейс коснулась ожерелья.
   – Может быть, у всех нас есть что-то в крови. Словно тайна, которую необходимо раскрыть. Нечто, от чего нам не уйти, как бы мы ни пытались. – Грейс опустила глаза, она, скорее, обращалась к самой себе, чем к Бельтану. – Нет, не верю. Не могу я поверить в то, что все заранее спланировано и нет никакой возможности переломить собственную судьбу. Неужели все, что мы сделали до сих пор, было напрасно – не может такого быть.
   – Грейс?
   – Обещай мне, Бельтан. – Она посмотрела ему в глаза. – Обещай, что не позволишь судьбе решать за тебя. Или за Тревиса. Обещай, что в конечном счете решение примешь ты.
   Бельтан не очень понял, что имела в виду Грейс. Как можно решить то, что не в твоей власти? Однако в ее глазах горел такой огонь, что Бельтан кивнул и обещал сделать все, что в его .силах. Грейс удовлетворенно кивнула и отправилась на поиски Фолкена.
   Бельтан больше ни с кем не хотел разговаривать. Многие утверждают, что с болью легче справиться, когда рядом кто-то есть, но, когда Бельтана охватывала тоска, он стремился остаться в одиночестве. Синдар снова занял свое привычное место на носу корабля, Грейс и Фолкен сидели в центре палубы, поэтому Бельтан направился на корму.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 [45] 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация