А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 34)

   ГЛАВА 36

   Тревис лежал в постели, ощущая теплое прикосновение солнечных лучей к лицу. Пока не открываешь глаза, можно делать вид, что продолжаешь спать и видеть сны.
   Ему приснился чудесный сон: Джек Грейстоун наконец приехал в Касл-Сити – такой же седовласый и похожий на профессора, каким его помнил Тревис. Стоило ему пожать руку Джека, как раздался удар грома, и все могущество, кипевшее в теле Тревиса, устремилось к Джеку. Когда Тревис поднял правую руку, серебряная руна на ладони бесследно исчезла. Он вновь стал прежним Тревисом. Совершенно безобидным человеком.
   Пружины кровати заскрипели, и Тревис ощутил тяжесть на груди. Он открыл глаза и увидел перед собой изящную кошачью мордочку.
   – Ты намекаешь, что пора вставать?
   В ответ мисс Джиневра лизнула лапу. Тревис вздохнул и сел. Прижимая кошечку к груди, он скатился с кровати и положил изящное существо на квадратик солнечного света. Она свернулась на подушке и тут же заснула.
   – Так вот чего ты добивалась, хитрая бестия.
   Тревис надел джинсы и рубашку из набивного ситца. В тазике для умывания осталось немного воды, и он сполоснул лицо. Бросив взгляд на постель Даржа, он увидел, что она осталась несмятой; прошлой ночью рыцарь так и не вернулся в «Голубой колокольчик». Тревис постарался подавить тревогу и спустился вниз.
   На завтрак он опоздал. Старатели, снимавшие комнаты в пансионе, уже успели отправиться на свои серебряные поля. Он слышал, как напевает на кухне Моди, заканчивая мыть посуду, а Лирит складывает скатерть. Тревис с облегчением вздохнул, когда увидел, что Дарж сидит за столом с чашкой кофе в руке.
   – Доброе утро, – сказал Тревис.
   Дарж поднял голову. От усталости и тревоги черты лица рыцаря заострились. Тревис посмотрел на Лирит, но лицо колдуньи оставалось непроницаемым.
   – Что произошло? – спросил Тревис.
   – Тебе лучше присесть, – мрачно посоветовал Дарж.
   Тревис молча повиновался. Он выслушал рассказ Даржа о том, что произошло ночью возле офиса шерифа, и на него накатила мучительная волна тошноты, лишь чудом ему удалось с ней справиться – хорошо, что он не позавтракал.
   – Ты уверен, что действительно видел Кэлвина Мюррея? – спросил Тревис, когда рыцарь закончил.
   Он не сомневался в истинности слов Даржа, просто не мог в них поверить.
   – Уверен, – глухо проговорил Дарж. Тревис редко видел рыцаря в таком состоянии, в глазах эмбарца притаился ужас. – Я узнал его, несмотря на то… что с ним сделали.
   Тревис покачал головой.
   – Но Кэлвин Мюррей умер в «Шахтном стволе». Ты же проверяла, Лирит, и сказала, что он мертв.
   – Да, – проговорила колдунья. – И я совершенно уверена, что он и сейчас мертв.
   Тревис содрогнулся. Как мог мертвец швырнуть камень в окно? А откуда у мертвеца взялись лапы пумы и челюсти волка? Лишь одно не вызывало сомнений: теперь они знают, кто убивает домашний скот в окрестностях Касл-Сити.
   Дверь, ведущая на кухню, распахнулась, и в гостиную, опираясь на трость и позвякивая шпорами, вошла Моди.
   – А вот и наш бездельник, – сказала она Тревису. – Я оставила для вас немного печенья. Сейчас принесу, и еще джем из крыжовника. Вечер в салуне выдался трудным?
   Тревис кивнул, хотя он вернулся в пансион не слишком поздно. В «Шахтном стволе» почти не было посетителей. После того, что произошло в игорном доме на Тополиной улице, люди предпочитали оставаться дома. Тревис их понимал. Никто не знал, кто станет следующей жертвой «крестоносцев».
   Моди принесла ему джем с печеньем и вернулась на кухню. Они слышали, как она долго и мучительно кашляет.
   Тревис снова принялся расспрашивать Даржа, но им так и не удалось найти объяснения метаморфозам, произошедшим с Кэлвином Мюрреем. Они лишь поняли, что мистер Мюррей даже после смерти продолжает работать на Комитет бдительности.
   – Можно мне взглянуть на послание, которое он забросил в окно? – спросил Тревис.
   Дарж вытащил листок бумаги из кармана и протянул Тревису. Тот разгладил его на столе и прочитал: «Отпусти цыгана или готовься к самому худшему».
   – Миледи, – сказал Дарж Лирит, – я хотел кое-что вам показать, но после событий вчерашней ночи совсем забыл.
   Рыцарь вытащил из кармана маленькую стеклянную бутылочку и протянул ее Лирит.
   – Что это такое? – спросила колдунья.
   – Точно не знаю. Возможно, какое-то лекарство. На дне осталось несколько капель. Может быть, вы сумеете разобраться, что там было.
   Лирит вытащила пробку и поднесла ее к носу. Потом провела пальцем по горлышку бутылки и коснулась его кончиком языка. Ее брови удивленно поползли вверх.
   – Это сильное и опасное средство, – заявила Лирит, поставив бутылку на стол. – В небольших количествах оно притупляет боль и дарит приятные сны. Если увеличить дозу, человека начнут посещать жуткие видения, он даже может умереть. И чем больше принимать такое лекарство, тем сильнее человек начинает в нем нуждаться. – Но что это? – спросил Тревис.
   – Настойка опия.
   Дарж наморщил лоб.
   – Настойка опия?
   – Laudanum [15], – вмешалась Моди, с порога кухни.
   Они повернулись к вошедшей в гостиную Моди. Следом за ней появился шериф Тэннер с задумчивым выражением лица.
   – Это дело рук дьявола, – сердито продолжала Моди. – Многие мои девушки ее пили. Клиент давал им попробовать, а потом они не могли без нее жить. Во всяком случае, до тех пор, пока на смену камелиям не приходили лилии и их не укладывали в холодную землю. Где ты ее достал?
   Тэннер шагнул вперед и взял бутылочку.
   – Полагаю, мистер Дирк нашел ее в моем офисе.
   Все посмотрели на Тэннера, и лишь Лирит кивнула, словно получила ответ на одной ей известный вопрос. Она встала и подошла к шерифу, не спуская с него пристального взгляда своих темных глаз.
   – Как давно вы начали это пить? – спросила колдунья. Тэннер смотрел мимо них на стену. Потом его водянистые голубые глаза обратились к Лирит, и он вздохнул.
   – Пять лет. Прошло пять лет с тех пор, как я начал употреблять настойку опия, мисс Лили. Каждый день я просыпался с намерением прекратить. Иногда даже пытался. Но к полудню я покрывался потом и дрожал, как новорожденный теленок, голова раскалывалась от боли, казалось, кто-то пытается добывать там серебро. И мне ничего не оставалось, как вновь и вновь вытаскивать пробку.
   Шериф сел за стол и поставил бутылочку перед собой. После коротких колебаний Лирит положила ему руку на плечо.
   – Как это началось? – спросила она.
   – Я жил тогда в Сан-Франциско. Служил помощником шерифа. Доктор прописал мне опий после того, как меня стала беспокоить рана плеча, которую я получил во время войны.
   – О какой войне вы говорите?
   – За освобождение рабов, мисс Лили, – сказал он, и колдунья кивнула. – Наверное, мне не следовало воевать. Я убежал из дома в шестнадцать лет, чтобы вступить в армию. Мне довелось принять участие во многих боях, а потом в Геттисбергском сражении[16] я получил штыковое ранение. Рана быстро затянулась, но когда я стал старше, она начала болеть. Тогда я обратился к врачу, и он прописал мне опий. Боль давно прошла, а я продолжал его принимать. Только так я мог забыть о… иными словами, только после приема настойки моя рука переставала дрожать. Но постепенно мне приходилось увеличивать дозу, и я понял, что очень скоро моя тайна обнаружится и меня уволят. Поэтому я сам отказался от работы в Сан-Франциско и приехал сюда, в Касл-Сити, где, как я слышал, требовался шериф. – Он опустил голову. – Вот только теперь мне все равно придется вернуть значок.
   Глаза Моди блестели от слез. Она села за стол рядом с Тэннером.
   – О, Барт, почему ты ничего мне не сказал?
   Он не поднимал глаз.
   – А что бы ты тогда обо мне стала думать, Моди? .
   – Я бы подумала: Моди, вот мужчина, который нуждается в твоей помощи. И ты уж постарайся о нем позаботиться, потому что за все золото, что прячется в земле Калифорнии, тебе не найти другого такого замечательного человека. – Она взяла его руку в свои и сильно сжала. – Вот что я бы подумала, Барт.
   Он поднял голову и посмотрел ей в глаза, и тут только Тревис понял, что Тэннер и Моди любят друг друга. Почему он так долго ничего не замечал? Впрочем, они старательно скрывали свои чувства – даже друг от друга. В конце концов, он шериф, а она до недавнего времени владела борделем. Он прекрасно понимал, что стали бы благовоспитанные дамы Касл-Сити нашептывать своим мужьям, если бы шериф Тэннер женился на Моди. Тогда уж ему точно пришлось бы расстаться со своим значком.
   – Мистер Дирк, – сказал Тэннер, вставая. – Я должен передать вам свою бляху и револьвер. Теперь вы исполняете обязанности шерифа до тех пор, пока правление округа не выберет нового. Надеюсь, у них хватит ума выбрать вас.
   Рыцарь покачал головой.
   – Я принес вам клятву верности, сэр Тэннер, и не нарушу своего слова. Но и это еще не все. Сейчас Касл-Сити нуждается в вас больше чем когда-либо. Как и я, вы человек войны, а значит, чувствуете в воздухе ее приближение. Нам предстоит сражение.
   На мгновение Тревиса поразило сходство Тэннера и рыцаря Эмбара – такие же усы и хмурый взгляд. Стоило ли удивляться, что Дарж называл его сэр.
   – Если вы правы, мистер Дирк, и если нам действительно предстоит сражение, то от меня будет мало толку. – Тэннер поднял правую руку; его пальцы трепетали, словно крылышки колибри. – Буду я принимать опий или нет – я потерял способность управляться с револьвером.
   – Есть другие способы сражаться.
   – Только не с такими людьми. Даже вам будет трудно их остановить, мистер Дирк, и не только потому, что вы отказываетесь зарядить револьвер, который носите на поясе. Не думаю, что шериф способен что-то изменить.
   – Но ты же представляешь закон в нашем городе, – возмущенно вмешалась Моди. – Ты можешь бросить их всех в тюрьму!
   – А потом придут другие и освободят их. – Тэннер устало покачал головой. – Законы имеют силу только в том случае, если за ними стоит реальная власть, Моди. Сейчас в Касл-Сити лишь одна власть – «крестоносцы». Люди могут уважать закон, но они боятся Комитета бдительности. Лишь человек, поставивший себя выше закона, способен остановить таких людей.
   Моди оглянулась через плечо.
   – Ты имеешь в виду истории, которые рассказывают в городе? Они говорят, что он придет. Цивилизатор, Тайлер Кейн.
   Тревис почувствовал, как у него закипает кровь. Страх или что-то другое?
   – Я тоже слышал эти истории, – ответил Тэннер. – И очень хотел бы в них верить. Кейна разыскивают за убийства в пяти штатах. Тем не менее я был бы рад, если бы он здесь объявился. Но все говорят, что Тайлер Кейн умер.
   Тревису хотелось спросить, почему они все думают, что Тайлеру Кейну по силам остановить таких людей, как Лайонел Джентри. Но прежде чем он успел заговорить, Лирит сдавленно вскрикнула. Колдунья замерла, ее спина выгнулась дугой, пальцы вцепились в спинку стула, она закрыла глаза и запрокинула голову.
   Моди бросилась к ней.
   – Мисс Лили, что с вами? Что случилось?
   Лирит пошатнулась, и Дарж бросился к ней, опередив Тревиса. Рыцарь обхватил ее за плечи и помог удержаться на ногах. Колдунья открыла глаза.
   – Я видела, – прошептала она, – так ясно…
   – О чем вы, милая? – спросила Моди, заламывая руки. – Вы заболели?
   Тревис подошел поближе. Лирит не была больна. Он знал, что колдунья обладает способностью иногда заглядывать в будущее. Только что ее посетило подобное видение.
   – Что такое, Лирит? – спросил Тревис. – Что ты видела?
   – Он придет.
   Тэннер покачал головой.
   – Что вы имеете в виду, мисс Лили? Кто придет?
   – Тайлер Кейн. – Однако она смотрела не на Тэннера, а на Тревиса. – Он придет и будет сражаться с «крестоносцами». И ему придется вступить в бой с кем-то еще, но я не смогла понять, с кем.
   Тревис сжал правую руку в кулак. Тайлер Кейн мертв – так гласят легенды. Он не может появиться в Касл-Сити, но даже если чудо произойдет, что он в состоянии сделать? Лирит однажды сказала, что ее дар Предвидения далек от совершенства; возможно, она ошиблась.
   Тревис больше не хотел говорить о Тайлере Кейне, настойке опия или «Крестовом походе за Чистоту». Он посмотрел на Тэннера.
   – Шериф, по какой причине вы решили к нам зайти?
   – Я собирался рассказать вам об Иезекиле Фросте. Мне кажется, вы поддерживали с ним дружеские отношения, мистер Уайлдер.
   Тревис недоуменно покачал головой.
   – О чем вы говорите?
   – Сегодня утром Эдвард Диковинная Сова нашел его возле своего вигвама, – сказал Тэннер. – Судя по всему, Фроста забили до смерти.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация