А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 2)

   А потом навеки заблудился в нем.

   ГЛАВА 2

   Грейс Беккет никогда не верила в судьбу.
   В конце концов, вовсе не судьба приводит людей к дверям Денверского мемориального госпиталя. Просто их оставляет удача. Они решают перейти улицу как раз в тот момент, когда у водителя приближающегося автомобиля, который не болел ни одного дня за всю жизнь, происходит расширение сосудов мозга. Или они не замечают порвавшийся электрический провод. Или им звонят в тот момент, когда они распаковывают покупки, и они забывают положить коробку с крысиным ядом на полку, до которой не может достать их маленький сынишка. И в одно мгновение, без всякой на то причины их жизнь меняется навсегда.
   Судьба здесь ни при чем; есть несчастные случаи. И если какие-то пророчества сбываются, то только потому, что самой природой в них заложено самоосуществление. История царя Эдипа вовсе не подтверждает существование судьбы; мораль здесь иная: осторожно относитесь к предостережениям. Эдип никогда бы не убил своего отца, если бы слова прорицательницы не привели в действие сложный аппарат. Реальна лишь та судьба, которую люди творят сами.
   Во всяком случае, Грейс так считала, пока жила в Колорадо. Однако теперь она знала о существовании другого мира. Мира, в котором боги являются смертными. Мира, где магия так же реальна, как электричество. Мира, где пророчества – кто знает? – могут выполняться.
   Прошло больше месяца с тех пор, как освобожденный Ксеметом демон был уничтожен – прикосновение Великого Камня Синфатизара превратило его в мертвый осколок скалы. Больше месяца прошло после побега из Этериона, когда они обнаружили, что не всем их друзьям удалось спастись. И все это время они вели почти безнадежные поиски.
   Вилла, где они жили, стояла на вершине холма, в полулиге от внешних стен Тарраса. Крытое черепицей здание имело форму подковы, сад украшали фонтаны и источающие изысканный аромат лозы линдары, а дом окружали деревья итайя, которые напоминали Грейс зелено-золотые колонны. Император предоставил им виллу, когда узнал, что они намерены снять комнаты на постоялом дворе Четвертого Круга.
   – Я не хочу, чтобы моя кузина находилась в доме, где живет всякий сброд, – заявил Эфезиан, и его многочисленные подбородки затряслись от возмущения.
   Он начал называть Грейс кузиной , к ее большой досаде и – она была вынуждена признать – тайному удовольствию.
   – Вздор, Ваше величество, – успокаивающе ответила Мелия. – В Четвертом Круге полно бань, и ваши подданные выглядят на удивление чистыми. Нам будет удобно на постоялом дворе.
   – Ни в коем случае! – Эфезиан стукнул пухлыми кулаками по подлокотникам трона, и его придворные-евнухи, которые, к радости Грейс, были вполне пристойно одеты, – отступили, широко раскрыв глаза от удивления. – У вас и так необычная репутация, леди Мелия. Но если леди Грейс остановится на постоялом дворе Четвертого Круга, это опорочит всю империю.
   Мелия приподняла бровь.
   – То есть бросит тень на столетия грабежа, коррупции и казней невинных?
   Несмотря на их яростные протесты, Эфезиан настоял на своем. Впрочем, Мелия отказалась расположиться в Первом Круге.
   – Ты любишь всеми командовать, как курица-наседка, Эфезиан. И будешь постоянно нас обрабатывать, пока мы не сделаем то, что тебе хочется.
   Грейс сумела найти решение, устроившее всех. Она спросила у Эфезиана, есть ли такое место, которое расположено достаточно далеко от города, но вполне соответствует их статусу. После ядовитых замечаний Мелии Эфезиан уже расхотел видеть ее рядом и в результате согласился, чтобы вся компания разместилась на вилле.
   – Вы поступили очень дипломатично, Ваше величество, – с улыбкой прошептал Бельтан, когда они покинули дворец.
   Его слова удивили Грейс. Поразмыслив, она поняла, что ее предложение действительно оказалось удачным. Может быть, у нее и в самом деле неплохо получается решать королевские проблемы. Возможно, это у нее в крови.
   Иногда, задолго до того, как просыпались остальные, Грейс выскальзывала из постели, раздвигала тонкие занавеси, служившие единственной преградой между нею и последним дыханием ночи, и выходила на балкон. Она касалась стального кулона, висящего у нее на шее, – кулона, который был частью меча, – и предавалась раздумьям. Может ли кровь определить судьбу человека?
   Однажды ей пришлось лечить пациента с симптомами лейкемии. Грейс прекрасно его помнила. Это был один из тех крупных, сильных людей, которые двигаются преувеличенно осторожно, словно опасаясь нечаянно что-нибудь сломать. Он преподавал в университете, жил с пожилой матерью, и смеялся так, что захватывало дух. Грейс он нравился.
   Его включили в список на трансплантацию костного мозга. Но через несколько месяцев Грейс узнала, что донора найти не удалось и пациент умер. Ей стало грустно, но его судьба от нее не зависела. Вопрос его жизни и смерти заключался в составе крови, определялся генным кодом, и никто не мог ничего изменить.
   Может быть, она ошибается? Может быть, все-таки судьба распоряжается людьми?
   Некоторое время Грейс стояла на балконе, глядя на далекий город. Белые дома Тарраса испускали призрачный свет, который всегда зажигался за час до восхода солнца, а у самого горизонта, над белыми скалами к югу от города пульсировала одинокая алая искорка.
   Красная звезда.
   Однажды эта звезда уже стала предвестницей перемен и смерти; то был Великий Камень Крондизар, которым завладел некромант Дакаррет, чтобы заразить землю Огненной чумой. Но Тревис Уайлдер победил некроманта, и немая рыжеволосая девочка Тира взяла Камень и вознеслась на небеса: так родилась новая богиня. Теперь звезда стала символом надежды, напоминанием о недолгой близости между Тирой и Грейс.
   – Я люблю тебя, Тира, – прошептала Грейс.
   И хотя ей казалось, будто все произошло очень давно, красная звезда появилась только весной. Сейчас синдат; в Колорадо он называется ноябрем. Невозможно поверить, но прошло чуть больше года с того момента, как она встретила брата Сая у сожженных развалин приюта «Беккет и Стрейндж». И впервые попала на Зею.
   Вернулась на Зею.
   Судьба или нет, Грейс, но именно здесь твое место. Ты это знаешь. Как и то, что ты обязательно найдешь друзей, где бы они ни находились.
   Когда красная звезда скроется за скалами, Грейс вернется в спальню и подождет рассвета. Проснутся ее спутники, и они вновь приступят к поискам.

   – Ты так и не рассказал нам, где был вчера, Фолкен, – сказала Мелия, когда Грейс спустилась во двор, где они каждое утро завтракали.
   Шел девятый день синдата. Поиски продолжались уже месяц, но им не удалось найти ни одного, даже самого незначительного следа.
   Мелия, в серебристо-белом платье, разливала из кувшина сок магры. Она посмотрела на барда.
   – Я даже не знала, вернулся ли ты.
   – Он вернулся, – вмешался Бельтан и зевнул. – Знаешь, в следующий раз, когда будешь красться по вымощенному мрамором полу, сначала сними сапоги. Или купи сандалии, какие носят горожане.
   Рыцарь был одет по моде таррасских солдат, свободных от несения службы: сандалии, доходящий до колен килт и широкая белая рубашка.
   Фолкен поморщился и провел рукой, затянутой в черную перчатку, по волосам. И хотя он вырядился на таррасский манер – в длинную тунику и свободные бриджи, – на ногах у него по-прежнему красовались высокие сапоги.
   – Прошу меня извинить. Я немного устал. Весь вчерашний день я провел в Тиррионе.
   – В Тиррионе? – переспросила Эйрин. – А это где?
   Молодая баронесса была одета в свободное платье из легкого лазурного материала, великолепно гармонировавшего с ее темными волосами.
   Она взяла бокал с соком из рук Мелии.
   – Горная деревушка в нескольких лигах к западу от Тарраса, – ответила Мелия. – Там нет ничего интересного, кроме пастухов и их овец. – Мелия бросила быстрый взгляд на Фолкена. – Впрочем, есть еще старый монастырь Бриэля.
   – Бриэль? – спросил Бельтан, успевший набить рот хлебом. – Кто такой?
   Грейс не могла сдержать улыбки. В последнее время она совсем лишилась аппетита. А вот Бельтан, что бы ни происходило вокруг, всегда сохранял способность поглощать пищу в огромных количествах. Она уже успела убедиться в том, что аппетит кейлаванских рыцарей является одной из универсальных констант.
   – Бриэль – один из второстепенных богов Тарраса, – сказал Фолкен.
   Мелия бросила на него пристальный взгляд.
   – Пожалуйста, Фолкен, второстепенный звучит оскорбительно, боги такими не бывают.
   – Ну, и какое слово мне следует выбрать? – хмуро проворчал Фолкен.
   Мелия задумчиво провела ладонью по волосам.
   – А как насчет «не самых знаменитых»?
   – А как насчет того, чтобы мне продолжить рассказ?
   Мелия тяжело вздохнула, но промолчала.
   – Бриэль – фаворит Фараласа, бога истории, – продолжал бард. – Он также известен как Хранитель Записей, говорят, у него есть книга, в которую он заносит все сколько-нибудь значительные события с начала истории Тарраса. Несколько лет назад я узнал, что в монастыре имеется хорошая библиотека.
   – И она сохранилась? – спросила Эйрин.
   – К сожалению, пришла в упадок. В монастыре осталось слишком мало монахов. Похоже, люди нынче не слишком интересуются историей.
   – Из чего следует, что история будет повторяться, – заметила Мелия.
   Бельтан стряхнул крошки, застрявшие в его золотистой бородке.
   – Фолкен, ты так и не рассказал, что хотел найти в библиотеке Бриэля. Что-нибудь относительно Врат? – Его зеленые глаза вспыхнули. – Сведения, которые помогли бы нам отыскать…
   – Нет, – вмешалась Грейс, и улыбка исчезла с ее губ. – Это был Мог, Повелитель Ночи.
   Остальные с удивлением посмотрели на Грейс.
   – Доброе утро, дорогая, – сказала Мелия, первой придя в себя. – Для тебя есть горячий мэддок.
   В сапфировых глазах Эйрин отразилась тревога, а ее голос прозвучал в сознании Грейс:
   – С тобой все в порядке, сестра?
   – Я прекрасно себя чувствую, – заявила Грейс вслух. Лирит и Эйрин охотно пользовались Даром для безмолвной речи в присутствии других людей, но Грейс всячески ее избегала. Что бы там ни думал король Бореас, она не любила интриги, считая, что гораздо проще ничего не скрывать.
   Грейс села, расправив складки платья, точно такого же, как у Эйрин, только светло-зеленого цвета – и налила себе чашку мэддока, вдыхая его изысканный аромат. Только сделав несколько глотков, Грейс поняла, что ее спутники смотрят на нее. Она бросила быстрый взгляд на Фолкена.
   – Ты рассчитывал узнать что-нибудь о Моге, не так ли? Чтобы помешать ему вернуться на Зею?
   Фолкен кивнул, в его выцветших голубых глазах застыло мрачное выражение. Казалось, солнце потускнело. И Грейс вновь ощутила тень, неразрывно связанную с нитью ее жизни. Она знала, что у каждого есть тень. Ей удалось пройти сквозь свою, когда демон попытался пожрать всех. Но Грейс не сумела ее победить, и тень осталась у нее за спиной. Возможно, именно благодаря ей Грейс стала такой, какая она есть, и теперь сама определяет свое будущее.
   К сожалению, проходя сквозь свою тень, она обнаружила воспоминания, которые ей пришлось забыть, чтобы выжить; воспоминания двадцатилетней давности: о ночи, когда сгорел приют. Теперь Грейс понимала, что она видела той ночью. Кухарка, миссис Фальк, обрела железное сердце. Потом появился яркий, зловещий призрак. И рисунок, украшавший ковер в запретной комнате наверху: древний изначальный глаз, полный вожделения и ненависти.
   Мог, Властелин Ночи. Старый Бог, который боялся появления людей и пытался подчинить Зею своей власти. Однако Старые и Новые Боги, объединившись, изгнали его прочь – теперь такой союз невозможен, поскольку с тех пор Старые Боги переселились в Сумрачное Царство. Мог каким-то образом нашел путь на Землю; события в приюте это подтверждали. Он собирался использовать Землю в качестве моста на Зею, чтобы она навеки погрузилась в ночь.
   – Ну, – сказала Мелия, не спуская глаз с Фолкена, – тебе удалось что-нибудь найти в библиотеке?
   Он посмотрел в свою пустую чашку.
   – Ничего нового: Мог выпил крови дракона Хрисса, чтобы обрести темную мудрость, необходимую для власти над Зеей; пытался добраться до Рассветного Камня, разрушить Первую Руну и переделать Зею по своему разумению; Новые и Старые Боги заключили союз, а потом выманили Мога из круга мира, после чего запечатали вход, навеки изгнав его прочь.
   Эйрин обхватила себя левой здоровой рукой и задрожала, хотя в небе ярко сияло солнце.
   – Вот только его не удалось изгнать навсегда. Во всяком случае, похоже, он знает, как найти дорогу обратно.
   Бельтан обнял ее за плечи.
   – Не нужно тревожиться из-за того, что еще не произошло, кузина. Мог не вернется – если Фолкен встанет у него на пути.
   Маленький черный шарик запрыгнул на стол – котенок Мелии. Грейс уже успела привыкнуть к тому, что он совсем не изменился за целый год. Его золотистые глаза нетерпеливо посматривали на миску с молоком. Мелия подхватила котенка, и он недовольно замяукал.
   – Значит, тебе не удалось отыскать ничего нового? – спросила Мелия, поглаживая котенка, который все пытался вырваться на свободу. – Я ожидала, что книги в Бриэле хранятся в полном порядке.
   – Не ты одна так думала, – проворчал бард. – Большинство книг разваливаются на части или так и не закончены. А одна вещь меня особенно смутила. В самых старых рукописях, где излагается история Мога, я наткнулся на упоминание «о тех, кто потерян вне круга». Но нигде не говорится, кто они такие. Ты знаешь, о ком идет речь?
   Мелия поднесла извивающегося котенка к щеке; маленькое существо забыло о своей обиде и принялось мурлыкать.
   – Я не уверена. Насколько мне известно, ни один из богов не погиб во время войны с Могом. Во всяком случае, ни один из Новых Богов. Старые Боги всегда казались нам такими далекими. И хотя мы действовали заодно, мы плохо их понимали. А затем, вскоре после окончания войны, они ушли в Сумеречное Царство. Нельзя исключить, что часть Старых Богов настигла смерть в сражении, а мы просто ничего не знали.
   Фолкен поскреб подбородок – как и всегда, ему не мешало бы побриться.
   – Может быть, – только и сказал он.
   Они закончили завтрак и обсудили планы на предстоящий день. Мелия сказала, что на рассвете ей принесли послание от императора – завтра вечером они приглашены во дворец.
   Фолкен закатил глаза.
   – С тех пор как я гостил у короля Кэла, мне не приходилось участвовать в таком количестве пиров.
   – Или наблюдать такие отвратительные манеры, – недовольно отозвалась Мелия.
   – Я тебя умоляю, – фыркнул Фолкен. – Ты оскорбляешь подданных Кэла. Ты видела, как едят придворные Эфезиана? Должно быть, мода запрещает использование салфеток в Таррасе.
   Эйрин содрогнулась.
   – Не напоминай мне об этом! Моя рука стала такой липкой после того, как ее поцеловал министр финансов, что я с трудом оторвала ее от его губ.
   Грейс решила, что они получили приглашение по ее вине. В отсутствие Лирит ей пришлось удовлетворять растущий аппетит Эфезиана, которому ужасно хотелось побольше узнать о морали и добродетели. Грейс не была уверена, что является образцом в этой области, но заручилась помощью Эйрин, и император с огромным аппетитом поглощал все, что они ему скармливали. К несчастью, Эфезиану пока не удалось убедить свой двор – и поваров – в преимуществах умеренности.
   – Я не понимаю, что вы имеете против пиров, – обиженно заявил Бельтан. – Что плохого в том, чтобы поесть до отвала?
   Мелия потрепала рыцаря по плечу.
   – Мне кажется, ты сам только что ответил на свой вопрос, дорогой.
   – Кроме того, – мягко добавила Грейс, – у нас полно дел.
   Улыбка исчезла с лица Бельтана. Он кивнул, пришло время возобновить поиски.

   В госпитале Грейс приходилось сталкиваться с фантомными болями в ампутированных конечностях, люди жаловались, говорили, что не могут спать ночами. В некотором смысле, они испытывали нечто похожее. Всякий раз, садясь за стол, они вспоминали о своих пропавших друзьях.
   Оставалось лишь строить предположения – никто не знал, что произошло в последние секунды в Этерионе. Купол мог рухнуть в любую секунду. Тревис, Лирит, Дарж и Сарет, оставшиеся по другую сторону разверзшейся пропасти, собирались использовать Врата и каплю крови из Скарабея Ору, чтобы вырваться из ловушки. Но четверка так и не появилась. Вани сказала, что Врата осуществляют мгновенный перенос. Значит, что-то пошло не так.
   В течение двух недель Грейс боялась, что их друзья просто не успели активировать Врата и купол рухнул им на головы. Однако армия императорских наемников довольно быстро разобрала руины, чтобы отстроить Этерион заново. Среди развалин нашли дюжины тел. Однако Тревиса, Лирит, Даржа и Сарета среди них не оказалось.
   Значит, они успели воспользоваться Вратами, Грейс. Они живы, они не погибли.
   В таком случае, где они? Врата переносят людей из одного мира в другой, а если учесть, какую могущественную кровь они использовали, они могут оказаться, где угодно.
   Когда слуги – еще один подарок императора – убрали остатки завтрака, Мелия заявила, что отправляется в храм Вечноугасающего Манду: часть богов начала принимать в своих храмах последователей Сифа, Геба и Мисара, и теперь Манду мог больше не тревожиться о потерявших своих богов людях.
   – Работа Манду практически завершена, – сказала Мелия, – и я боюсь, что он может перейти в другой круг. Мне необходимо с ним поговорить. Его мудрость поможет нам в поисках.
   Эйрин, в свою очередь, заявила, что намерена навестить колдуний Тарраса.
   Молодой баронессе было трудно сблизиться с колдуньями, которые встречались тайно – в городе не слишком жаловали тех, кто поклонялся Сайе, – но постепенно Эйрин удалось заслужить доверие Тесты, верховодившей колдуньями. Некоторые из них обладали даром предвидения, и Эйрин надеялась, что они увидят что-нибудь полезное в своих снах.
   Баронесса вздохнула.
   – Будь у меня дар Лирит, я могла бы узнать что-нибудь сама.
   Грейс сжала ее здоровую руку. Эйрин и сама обладала немалой силой, которая увеличивалась с каждым днем.
   – Грейс, можно мне на время взять твой кулон? – спросил Фолкен.
   Он уже дважды просил у Грейс разрешения на изучение стальной подвески ее кулона. Интересно, что он с ним делает, подумала она. Фолкен сказал, что собирается весь день провести в библиотеке Бриэля. Какое отношение к библиотеке имеет ее кулон? Грейс не знала, но молча сняла его и протянула Фолкену. Без него она сразу почувствовала себя неуютно.
   Бельтан бросил на Грейс нетерпеливый взгляд.
   – Сегодня мы опять пойдем в университет?
   Грейс глубоко вздохнула, собираясь с силами, понимая, что они ей понадобятся.
   – Если ты готов меня сопровождать.
   – Я готов следовать за вами, миледи.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация