А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 27)

   ГЛАВА 29

   Рассвет третьего дня в Морском Дозоре оказался еще более мрачным, чем первые два. Стоит ли удивляться, что жители Эмбара имели репутацию людей безрадостных и угрюмых: по сравнению с этим местом Сиэтл выглядел как Палм-Бич. Если бы не появилась служанка с завтраком, Грейс ни за что бы не догадалась, что солнце уже взошло.
   – Спасибо, Мирдрид, – сонно проговорила Грейс, приподнимаясь на локте, когда служанка поставила поднос с завтраком на стол.
   Вчера Грейс немного поговорила с молодой девушкой – постаралась убедить слуг, что ее не следует бояться. К удивлению Грейс, у нее получилось, девушка сделала реверанс и смущенно улыбнулась. Она была хорошенькой, как едва раскрывшийся цветок. Один глаз у нее слегка косил, но другой внимательно смотрел на Грейс.
   – Скажите, если вам что-нибудь понадобится, миледи.
   – Конечно, Мирдрид. Принеси мне вышивку, над которой ты работаешь, мне бы хотелось на нее посмотреть.
   Служанка еще раз улыбнулась и торопливо вышла из комнаты. Грейс отбросила одеяло и только тут поняла, что Вани нет в спальне. Она прикоснулась к ее постели, но простыни оказались холодными. Грейс слезла с кровати по приставной деревянной лесенке, налила себе чашку мэддока и уселась возле камина.
   Остальные появились полчаса спустя. Сначала пришли Фолкен и Бельтан: бард поговорить, а Бельтан проверить, не осталось ли что-нибудь от завтрака. Вне всякого сомнения, сначала он проглотил большую часть того, что принесли ему и Фолкену. Грейс, все еще в ночной рубашке, поплотнее завернулась в одеяло и надеялась, что держится по-королевски. Затем пришла Вани, и Грейс получила новое подтверждение того, что т'гол больна, – на сей раз все заметили, как она вошла.
   – Где ты была ночью? – спросила Грейс.
   – Осматривала замок.
   Никто не стал спрашивать, что Вани искала. Вчера вечером, после ужина, Грейс рассказала им о том, что видела на галерее: чуждое присутствие. Кто-то наблюдал за ними. Кто-то неживой.
   Фолкен посмотрел на т'гол.
   – Тебе удалось что-нибудь найти?
   – Нет. Лорд Элвард сказал правду, в замке осталось мало людей, так что у меня не возникло никаких проблем. Однако я не нашла никаких следов существа, описанного Грейс. Там было лишь…
   Вани нахмурилась.
   – Что? – спросила Грейс.
   – Ничего, – ответила Вани, протягивая руки к огню. – Я не нашла существа, о котором ты говорила, Грейс.
   Бельтан бросил на нее подозрительный взгляд.
   – А почему ты уверена, что это существо не спряталось от тебя?
   Вани так посмотрела на него, что поняли все: от т'гол спрятаться невозможно. Однако после того как Грейс выспалась, она начала сомневаться в истинности того, что увидела при помощи Паутины жизни. Ощущение было коротким. К тому же она еще не полностью оправилась от простуды. Может быть, ей только показалось.
   Тогда почему же ты до сих пор ее чувствуешь, Грейс? Ощущение смерти было таким сильным, что у тебя едва не остановилось сердце.
   – Тебе не следовало гулять всю ночь, – сказала Грейс Вани. – Ты еще нездорова. Тебе необходимо больше отдыхать.
   – Я отдохну сейчас.
   Вани, скрестив ноги, села у камина.
   Бельтан провел хлебом по краю тарелки с остатками каши.
   – Ну, и как меняет наши планы то, что ты видела?
   Грейс обдумала имеющиеся в их распоряжении возможности. Лекарство оказывало необходимое действие; быстрая проверка нитей Фолкена и ее собственной показала, что им стало заметно лучше. Да и Вани с Бельтаном постепенно поправлялись, но опасность воспаления легких еще существовала. Если они отправятся в путь, их состояние может быстро ухудшиться.
   Поэтому они не могут покинуть замок сейчас. Стоит ли рассказать лорду Элварду о том, что она видела, на случай, если опасность может грозить всем обитателям замка? Нет, решила она. Если бы существовал незваный гость, Вани нашла бы его. К тому же Грейс совсем не хотелось объяснять лорду, каким образом она ощутила чуждое присутствие. Она решила держаться настороже и провести в замке еще несколько дней.
   Поскольку выбора не было, они провели следующий день в своих комнатах. Фолкен играл на лютне, чтобы скоротать время, иногда принимался негромко петь, и Грейс погружалась в видения древних залов и тайных башен.
   После полудня пришел Льюит узнать, все ли в порядке. Грейс спросила об Элварде – и не потому, что ей хотелось увидеть графа, а из обычного любопытства.
   – Боюсь, он сегодня опять занят, – с поклоном извинился Льюит. – Но если нам повезет, к ужину он освободится. В таком случае он будет рад, если вы согласитесь разделить с ним трапезу.
   – Конечно, – вежливо ответила Грейс.
   – Похоже, лорд Элвард занятой человек, – заметил Фолкен, когда управляющий удалился.
   – Ну, если он остался без рыцарей, то многие вопросы ему приходится решать лично, – возразил Бельтан.
   Вани и Бельтан проспали почти весь день, что вполне устраивало Грейс. Если на них подействовало лекарство, которое она незаметно подсыпала в их чашки, они могут сердиться на нее, сколько влезет. Сама Грейс начала испытывать нетерпение – верный признак того, что она поправляется, – но проводила почти все время в беседах с Фолкеном. Она не совсем понимала барда и его азарт относительно поисков осколков Фелльринга. Даже если они сумеют найти все части меча Ультера, а потом каким-то образом его перековать, Малакор все равно останется лишь воспоминанием. И какая будет от него польза?
   Откровенно говоря, несмотря на несгибаемую веру Фолкена, Грейс никак не могла взять в толк, как меч поможет им против Старого Бога Мога. Или его слуги, Бледного Короля. Или Рыцарей Оникса, кем бы они ни были и чего бы ни хотели. В конечном счете, у них ведь имеется одна тощая женщина с ржавым мечом, которая толком не умеет им пользоваться.
   Но как только Грейс собиралась сказать Фолкену о своих сомнениях, она видела надежду в его глазах, замечала сжатый серебряный кулак, и слова замирали на языке. Как-то раз Грейс попросила барда еще раз показать ей серебряную руку. Она завораживала Грейс, в особенности после того, как Фолкен сказал, что ее сделала колдунья.
   Металлическая рука была живой, как и сам Фолкен. Обратившись к Паутине жизни, Грейс видела ее мерцающие очертания. Значит, могущественная колдунья способна сотворить такое чудо. Но придать металлу точную форму и применить изощренное заклинание – нет, насколько хватало ее скудных знаний, такое под силу лишь рунической магии. Так и оказалось. Перевернув серебряную руку ладонью вверх, Грейс увидела три маленькие руны – такие тусклые, что они были едва заметны, – образующие круг. Получалось, что новую руку для Фолкена сделали колдунья и рунный мастер? Невозможно!
   Небо за окном превратилось в непроглядную тьму – они и не заметили, как село солнце. Появился Льюит и с сожалением сообщил, что обязанности Элварда не позволят ему присутствовать на ужине и трапеза будет доставлена к ним в комнаты. Грейс обрадовалась, ей совсем не хотелось возвращаться в большой зал и вновь вглядываться в тени, прячущиеся на галерее. Однако она пожалела, что не увидит Элварда.
   Вани и Бельтан проснулись, обоим стало лучше, хотя Грейс беспокоил кашель рыцаря. Она заставила его сплюнуть на салфетку, и на белой ткани появились ржавые следы. Грейс приготовила для них снадобье, но когда рыцарь и т'гол с подозрением посмотрели в свои чашки, рассердилась не на шутку. Так что они предпочли с ней не связываться и молча выпили лекарство. После ужина вся компания улеглась в постели.
   Следующие два дня мало чем отличались от предыдущих. Погода оставалась неизменной, граф не появлялся даже за ужином, и они ели у себя в комнатах.
   – Если лорд Элвард так и не появится, мы не сможем попросить разрешения покинуть замок, – раздраженно проворчал Фолкен на пятый день пребывания в Морском Дозоре.
   Грейс вырезала ножом фигурки из плотного листа пергамента.
   – Я не знаю, что отнимает у Элварда столько времени. Но разве мы не сможем уйти, если у нас возникнет такая необходимость? Он нас поймет.
   Фолкен мрачно покачал головой.
   – Нарушить законы гостеприимства – более страшное преступление, чем воровство. Смертельное оскорбление. Если мы покинем замок без его разрешения, лорд Элвард будет иметь право догнать нас и заковать в кандалы.
   – Но у него же нет рыцарей, – возразил Бельтан, разминая пальцы. – Кроме того, разве вы однажды не покинули Кельсиор без разрешения короля Кела?
   Бард возмущенно замахал руками.
   – Сказал тоже! Кел уже и так решил меня казнить, так что я не ухудшил свое положение, сбежав из замка.
   Бельтан не нашел достойных возражений.
   Вани присела за стол рядом с Грейс.
   – Что ты делаешь, Грейс?
   – Не знаю. Мне стало скучно, и я решила чем-нибудь заняться – вот что вышло. – Грейс взяла одну из готовых фигурок. Она отдаленно напоминала человека, какого-то кривобокого и непропорционального. У нее лучше получалось лечить людей, чем вырезать их из пергамента. – Наверное, я пыталась сделать бумажную куклу.
   Бельтан взял одну из фигурок и принялся вертеть ее в руках, пытаясь определить, где у нее верх, а где низ.
   – И что ты намерена с ними делать?
   – Понятия не имею. У меня никогда не было кукол.
   Грейс погладила фигурку из пергамента, зажатую в руке. Она вдруг поняла, что думает про Тиру – немую, обожженную девочку, ставшую у нее на глазах богиней.
   Фолкен пристально посмотрел на нее.
   – Ты хотела сказать, что не играла в куклы с тех пор, как стала взрослой?
   Грейс покачала головой.
   – Нам не разрешали иметь игрушки в… – Она сглотнула. – Я хотела сказать, у меня никогда не было кукол.
   Вани взяла нож и кусок пергамента.
   – Я покажу тебе другой способ их изготовления. Аль-Мама научила меня, а ее научила ее аль-Мама. Я была тогда маленькой девочкой, в цитадель Голгору меня отправили позже.
   Мужчины быстро потеряли интерес к их деятельности, но Грейс и Вани провели остаток дня, складывая кукол из плотного пергамента и вырезая для них одежду. Грейс сделала краски из части лекарственных растений, которые принес Льюит, и из сушеных ягод, оставшихся от ужина, а кусочки угля из камина они использовали вместо карандашей. Вскоре у них уже были король, королева и дюжина придворных.
   В самом конце Грейс сделала крошечную куколку – ребенка, девочку с длинными рыжими волосами. Когда работа подошла к концу, она ее погладила и тихонько пропела ей песенку. А потом, когда никто на нее не смотрел, бросила куклу в огонь. Яркое пламя подхватило пергамент, возникла золотая вспышка, и куколка исчезла. Грейс прижала руку к животу и закрыла глаза, чтобы скрыть подступившие слезы. Исчезла кукла, и даже звезды Тиры больше нет на небе.
   На следующее утро лорд Элвард вновь не появился, и Фолкен решил, что необходимо отправиться на поиски графа.
   – Я с тобой, – заявила Вани, вставая со стула и потягиваясь.
   Она уже давно была готова взяться за любое дело.
   Фолкен кивнул, и Грейс бросила на т'гол благодарный взгляд. Они все начали испытывать беспокойство – следствие перенесенной болезни и безвылазного сидения в своих комнатах. Тем не менее Грейс обрадовалась, что Вани решила сопровождать барда.
   Бельтан пробурчал, что он тоже хотел бы отправиться на поиски Элварда, но Грейс бросила на него строгий взгляд, и рыцарь неохотно замолчал. Кашель Бельтана стал лучше; когда Грейс в последний раз проверяла его мокроту, она была чистой. Он почти поправился – но Грейс хотела исключить осложнения.
   – Еще один день, Бельтан, – сказала она, положив руку на плечо другу. – Больше я ни о чем не прошу. Фолкен и Вани найдут Элварда, получат разрешение на отъезд, и завтра мы отправимся в путь.
   Бельтан вздохнул.
   – Как пожелаете, миледи. Еще один день, но не больше. Я устал от этого унылого замка. Если мы останемся здесь еще на некоторое время, я начну разговаривать, как Дарж.
   За окном прогремели раскаты грома, словно затем, чтобы подчеркнуть последние слова Бельтана.
   Грейс не смогла найти ни одного подходящего возражения, которое хотя бы немного успокоило рыцаря. Она надеялась, что Фолкен сумеет найти лорда Элварда, а тот продаст им лошадей. Без лошадей путь в Омберфелл будет очень долгим.
   Бельтан нашел способ скоротать время до возвращения остальных.
   – Я мало что знаю о куклах, Грейс, но хорошо разбираюсь в сражениях. А раз уж мы собираемся в Торингарт, чтобы найти осколки твоего меча, тебе пора научиться им пользоваться.
   Грейс с сомнением отнеслась к идее Бельтана. Рыцарь однажды показал ей, как следует орудовать кинжалом, но маленький клинок был ужасно похож на скальпель.
   – Ты потерял свой меч во время кораблекрушения, – напомнила она. – Он пошел на дно вместе с доспехами. Нам не на чем практиковаться.
   – А как насчет этой штуки? – Бельтан поднял кочергу, лежавшую возле камина. Он взвесил ее в руке и несколько раз помахал ею в воздухе. – Ощущение вполне подходящее. А баланс у нее даже лучше, чем у некоторых клинков. Подойдет, пока у нас не появится настоящий меч.
   Грейс посмотрела на кочергу. Год назад она воспользовалась такой же, чтобы отбиться от фейдримов, которые напали на них с Тревисом в Кейлавере. Нескладное чудовище едва их не прикончило, но вместе с Тревисом они сумели с ним справиться.
   Грейс сглотнула.
   Возможно, научиться себя защищать не такая уж глупая затея, Ваше величество.
   И взяла кочергу.
   – Учи меня.
   Они начали с простейших вещей. Бельтан продемонстрировал ей серию позиций, стоя у нее за спиной и показывая, как следует правильно держать кочергу, изо всех сил стараясь, чтобы Грейс лучше запомнила стойку. Затем он отошел в сторону и принялся называть каждую позицию, а Грейс пыталась принять ее как можно быстрее. Сначала ее попытки выглядели жалкими; ей даже не удавалось удерживать кочергу на месте. Но через час появились первые успехи.
   Грейс бросила кочергу и опустилась на стул. Она задыхалась, руки и плечи ломило от непривычных упражнений.
   – Совсем неплохо, Ваше величество, – заметил Бельтан, и его лицо озарилось улыбкой. – У тебя выходит лучше, чем у многих начинающих. Движения получаются естественными.
   Грейс слабо улыбнулась.
   – Наверное, они у меня в крови.
   Улыбка исчезла, и Бельтан отвернулся.
   Несмотря на боль и усталость, Грейс подошла к рыцарю.
   – В чем дело, Бельтан? Если что-то не так, скажи мне? Он пожал плечами.
   – Так, ничего, Грейс. Просто твои слова напомнили мне о том, что течет в моей крови.
   Грейс поняла. В Денвере «Дюратек» перелил Бельтану кровь эльфа, чтобы вытащить его с того света. Но, возможно, в нем произошли какие-то изменения.
   Она взяла его большие жесткие ладони в свои.
   – Ты не изменился, Бельтан. Что бы они с тобой ни сделали.
   В его печальных зеленых глазах появилось удивление.
   – Я не уверен, что это так, Грейс. Я помню, как чувствовал себя раньше. Теперь все иначе. – Он подошел к окну и выглянул наружу. Дождь не прекращался. – Ты помнишь, Фолкен сказал, что из-за туч здесь невозможно определить, когда садится солнце. – Он повернулся к Грейс. – А я это знаю. У меня в спине возникает покалывание, и я понимаю, что солнце только что село, какими бы плотными ни были тучи. И я чувствую, когда оно встает, и когда восходит и заходит луна.
   Грейс смотрела на него и не знала, что сказать.
   – Я чувствую, Грейс. И слышу то, что не должен. Например, пение звезд. Ты знала, что у них есть голоса? Они подобны звону хрусталя. Только в тысячу раз громче, вот почему они доносятся до меня, преодолевая огромные расстояния, если я затаю дыхание. И ветер у него тоже есть голос. Но я не понимаю, что он говорит, только иногда он кажется мне сонным, а порой печальным. А когда приближается буря, ветер начинает нервничать и его охватывает гнев. – Бельтан провел рукой по глазам. – И я вижу странные вещи.
   Грейс удивленно посмотрела на него.
   – Какие вещи?
   – Я не уверен. – Казалось, Бельтан смотрит сквозь нее. – Иногда, в яркий полдень краем глаза я замечаю тень, но стоит мне повернуться – и она исчезает. А по ночам я вижу мерцающий свет, но только на короткие мгновения, так что иногда я думаю, будто мне это просто почудилось. – Он провел рукой по светлым волосам и посмотрел в глаза Грейс. – Я схожу с ума, Грейс? Как король Соррин?
   – Нет, – ответила она негромко, но твердо. – Ты не сходишь с ума.
   – Но я другой, не так ли? Кровь эльфа меня изменила.
   После коротких колебаний, Грейс кивнула.
   – Тебе следует рассказать Фолкену. Возможно, он знает, что ты видишь.
   – Ты права. Но не сейчас. Я не против, чтобы ты знала, Грейс. Более того, я даже рад, что поделился с тобой своей тайной. Но я не готов к тому, чтобы Фолкен начал изучать меня как диковинное животное. Сначала я должен привыкнуть к новым ощущениям.
   – Я никому не скажу. Даю слово.
   На лице рыцаря появилась тень его прежней улыбки.
   – Спасибо, Ваше величество.
   Она простонала.
   – Если хочешь меня поблагодарить, не называй Ваше величество.
   – Да, Ваше величество.
   И тогда она обняла его и крепко к нему прижалась, с удивлением почувствовав, как дрожит его сильное тело. А потом Грейс поняла, что тоже дрожит. Что ж, изменился не только он.
   – Ты преодолеешь все трудности, Бельтан. Мы вместе с ними справимся, я обещаю.
   Рыцарь ничего не ответил, но Грейс ощутила, как мощно и уверенно бьется его сердце, и ей этого хватило.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация