А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кровь тайны" (страница 13)

   ГЛАВА 13

   Два дня спустя они причалили в Перридоне, в порту Галспет, маленьком городке в устье реки Змеиный Хвост – по словам Магарда, это была последняя удобная гавань перед Омберфеллом. После недели с лишним, проведенной на борту маленького судна, Грейс с радостью сошла на землю, чтобы немного размять ноги, не опасаясь, что палуба уйдет в пучину.
   Магарду потребуется целый день, чтобы разгрузить и продать пряности. Поскольку «Посланец судьбы» не собирался покидать порт до следующего дня, все четверо решили поискать место, где они могли бы провести вечер и ночь.
   Путники вышли из порта, чтобы прогуляться по узким кривым улочкам городка. Галспет был втиснут в узкую долину; а вершину утеса венчал внушительный серый замок. Холодный пронизывающий ветер легко расправлялся с легким платьем Грейс, предназначенным для более теплой погоды. Она зябко передернула плечами, что не осталось незамеченным.
   – Нужно найти теплую одежду, – сказал Фолкен. – Чем дальше на север, тем будет холоднее.
   Бельтан похлопал по животу.
   – Эль в желудках быстро нас согреет.
   – Какая глубокая мысль, – заявила Вани, приподняв бровь. – Я слышала, что тюлени, плавающие в северных водах, отращивают толстый слой жира, чтобы защитить себя от холода. Похоже, кое-кто решил последовать их примеру.
   Бельтан тут же заметно помрачнел. Грейс вздохнула и переместилась так, чтобы оказаться между рыцарем и убийцей. Она подумала, что Фолкен не ошибся – всем будет гораздо холоднее.
   Путешественники углубились в город. После сравнительной чистоты Тарраса – там столетия назад узнали о канализационных трубах – Грейс забыла, какими грязными могут быть средневековые города в Доминионах. Деревянные дома выглядели достаточно прочными, но почти все потемнели от сажи, шиферные крыши покрывали пятна лишайника. По вымощенным булыжником улицам бежала темная вода – если не замерзала темными кусками льда, – и даже холодный ветер не мог справиться с вонью.
   Люди выглядели так же, как в других городках Доминионов: низкорослые, хилые, беззубые, преждевременно состарившиеся. Они предпочитали одежду дымчатых тонов, впрочем, некоторые прикрывали наготу жалким тряпьем. Грейс видела дюжины маленьких детей, бегающих босиком, их голени покрылись цыпками. Почему родители не купят им обувь?
   Может быть, у них. просто нет родителей, Грейс.
   К ним подошла группа худых, оборванных детей с протянутыми руками. Грейс полезла в большой кожаный кошель, полный монет, которым снабдил ее император Эфезиан. Однако Бельтан ее опередил. Он вложил в каждую протянутую ладонь серебряную монетку, и дети все так же молча, без улыбки, убежали.
   – Галспет стал еще грязнее, – сказал рыцарь, глядя вслед убегающим детям.
   Фолкен кивнул.
   – Перридон больше всех остальных Доминионов пострадал от Огненной чумы. Кто знает, сколько людей погибло?
   Конечно, вот почему здесь столько сирот.
   – Королеве Инаре потребуется много времени, чтобы навести порядок, – заметил Фолкен. – Но я уверен, она справится.
   Грейс хотелось бы вновь встретиться с юной королевой, а также с ее шпионом, Пауком Олдетом. Замок Спардис находился недалеко отсюда – не больше, чем в двадцати лигах вверх по реке, согласно карте капитана Магарда. Однако Грейс понимала, что у них нет времени для визита. Найти другой корабль, который доставит их в Омберфелл через Зимнее море, будет совсем не просто. А затем, вне зависимости от того, найдут они осколки Фелльринга в Торингарте или нет – Грейс и сама не знала, хочет ли она этого, – им следовало поспешить, чтобы успеть в Черную Башню до дня Среднезимья.
   Они нашли лавку, где продавали одежду. Владелец оказался общительным человеком, который, судя по всему, решил последовать примеру тюленей – причем добился значительно более серьезного успеха, чем Бельтан. Он с трудом передвигался по своей лавке среди шерстяных туник, толстых штанов, кожаных перчаток и зимних плащей.
   Вани отказалась от покупки одежды – видимо, привыкла к обтягивающей черной коже, – но в конце концов не выдержала и приобрела изящный черный плащ. Для Грейс хозяин нашел шерстяное платье и теплое нижнее белье, а также накидку с капюшоном, отороченную серебристым лисьим мехом.
   – Ваши мужчины могут переодеться там, – сказал хозяин лавки, указывая на деревянную загородку в углу. – А вы, миледи, проходите сюда. – Он открыл дверь в небольшую комнату. – Я пришлю Изольду, она вам поможет.
   Прежде чем Грейс успела сказать, что прекрасно справится сама, хозяин огляделся по сторонам и крикнул:
   – Изольда? Где ты, противная девчонка? Немедленно иди сюда! – Он посмотрел на Грейс. – Не будь она дочкой моей любимой сестры, которая покинула наш бренный мир, я бы давно выбросил ее на улицу. Пусть бы попробовала просить подаяние вместе с другими оборванцами. Не знаю, куда она подевалась, миледи. Раньше Изольда была хорошей девочкой, но в последнее время становится все более ленивой и угрюмой. Изольда!
   Наконец из-за занавески появилась Изольда – ее простое лицо показалось Грейс угрюмым. На девушке было потертое серое платье, старая шапочка, скрывавшая волосы, надвинута до бровей.
   – Ну, не стой как столб. Помоги леди переодеться!
   Изольда прошла вслед за Грейс в соседнюю комнату. Она держала новую одежду, и молча смотрела, как Грейс снимает таррасское платье.
   – Я готова, – стуча зубами, сказала Грейс. В комнате не было камина. – Изольда, дай мне нижнее белье, пожалуйста.
   Никакого ответа. Грейс обернулась.
   Молодая девушка застыла на месте, лишь ее бессмысленные карие глаза изредка мигали.
   – Какое уродливое ожерелье, – проговорила она с сильным акцентом. – В нем даже нет драгоценных камней.
   Грейс подняла руку и сжала холодный осколок стали, висевший у нее на шее. Она улыбнулась, рассчитывая успокоить девушку.
   – Да, ты права. Мне говорили, что это часть меча.
   Изольда пожевала нижнюю губу, словно мучительно пытаясь понять смысл слов Грейс.
   – Меч не драгоценный камень, – наконец сказала она. – Вам не следует его носить. Он не любит, когда делают странные вещи. То, что не делает никто. Я ему скажу.
   По спине Грейс пробежал холодок.
   – Кому ты скажешь?
   Теперь девушка заговорила быстрее, казалось, она разволновалась, но ее глаза оставались безжизненными.
   – Однажды я подглядывала в окошко и увидела, как мужчина засовывает свою штуку в задницу другого мужчины, как если бы это был женский медальон. Я ему сказала, и он увел мужчин и изрубил их на куски. Я не хотела, чтобы он их рубил. Но нельзя делать то, что другие не делают. И кровь… – Она задрожала всем своим худеньким телом и тихонько вскрикнула. – Никогда в жизни не видела ничего такого же красного.
   Если бы Грейс находилась на дежурстве в госпитале, она бы пригласила для консультации психиатра; девушка явно пострадала от эмоциональной травмы. Хозяин лавки – ее дядя – сказал, что ее родители умерли. Может быть, они погибли у нее на глазах от огненной чумы? Она явно страдала от галлюцинаций. Но кто тот человек, о котором она говорила, и которому все рассказывает? Может быть, ее дядя?
   Грейс слишком замерзла, чтобы предаваться размышлениям. Она выхватила нижнее белье из безвольных рук Изольды и быстро натянула его на себя. Затем надела платье, привела себя в порядок и вернулась в лавку. Фолкен закончил отсчитывать монеты в руку хозяина.
   – Почему ты так задержалась? – спросил Бельтан.
   – Запуталась в крючках и застежках, – ответила Грейс и оглянулась через плечо.
   Дверь в комнату осталась приоткрытой, и она заметила пару карих глаз, выглядывающих из-за нее. В них загорелся огонь.
   Грейс завернулась в теплую накидку.
   – Пойдем отсюда, – сказала она.
   Защищенные теплой одеждой от холода, они вышли на улицу и отправились к гостинице, которую им порекомендовал хозяин лавки.
   Когда они подходили к двери гостиницы, Фолкен взвесил в руке свой кошелек. Он заметно опустел.
   – Мне следовало взять побольше из запасов Мелии в Таррасе. У нее столько денег, что она не знает, как ими распорядиться. Наша одежда оказалась дороже, чем я предполагал.
   Грейс вытащила кошелек, которым ее снабдил Эфезиан.
   – Вот, возьми. – И она со звоном опустила его в ладонь барда. – Теперь моя очередь платить.
   Бельтан ухмыльнулся.
   – Сегодня за выпивку платит Ее величество.
   На следующее утро, когда Грейс проснулась, вокруг царил призрачный, предрассветный туман. Дрожа от холода, она встала, подошла к камину и попыталась вдохнуть жизнь в гаснущие угольки. Вани опять исчезла; казалось, на ее кровати никто не спал.
   После того как Грейс оделась, она постучала в дверь комнаты, где остановились Бельтан и Фолкен.
   – Извини, – прошептал в ответ бард, – для нас утро еще не наступило. Некоторые выпили вчера слишком много эля.
   – Прекрати кричать! – простонал Бельтан из-под вороха одеял.
   Грейс не удержалась от улыбки.
   – Похоже, он неплохо продвинулся в создании жировой прокладки.
   – Безусловно, – кивнул Фолкен.
   – Я все слышал! – обиженно пробормотал Бельтан, прячась под одеялами.
   Два часа спустя – и после множества чашек мэддока – они подошли к порту и обнаружили, что «Посланец судьбы» уже практически готов к отплытию. Они так и не нашли Вани в гостинице, но когда Грейс, Бельтан и Фолкен подходили к кораблю, она появилась из боковой улочки.
   – Неужели обязательно все время так поступать? – хмуро проворчал Бельтан.
   – Я не понимаю, о чем ты говоришь, – деловито ответила Вани.
   – Где ты была? – спросил Фолкен.
   Вани бросила взгляд через плечо.
   – Наблюдала. В этом городе происходит… что-то неправильное.
   Несмотря на теплую одежду, Грейс почувствовала, как холодная игла кольнула ее в сердце.
   – Что ты имеешь в виду, Вани? – спросила она.
   – Я не совсем уверена. На людях лежит тень. Тень страха.
   Грейс потеснее запахнулась в новую накидку и вспомнила о словах, сказанных племянницей хозяина лавки: «Он не любит, когда делают странные вещи». Но прежде, чем она успела рассказать своим спутникам о разговоре с Изольдой, послышалось хриплое карканье. Грейс подняла голову и увидела темное существо на крыше ближайшего дома. Затем птица взмахнула крыльями и улетела.
   Бельтан фыркнул.
   – Плохо, что мы еще тут болтаемся. Пойдем, пока Магард не отплыл без нас.
   Подхватив сумки, Бельтан взошел на сходни. Остальные последовали за ним, и Грейс подумала, что с радостью оставляет за спиной мрачный город.
   Когда корабль покидал порт, на долину спустился туман, но вскоре они вышли в открытое море и оставили город позади. Оказалось, что туман стелется вдоль берега, а открытое море остается чистым.
   – Хотите побыстрее попасть на север? – спросил капитан Магард у Грейс вечером того же дня, встретив ее на носу корабля.
   Она сжала под плащом свое ожерелье.
   – Точнее, страшусь.
   Капитан кивнул, в его темных глазах появилось понимание.
   – Тогда лучше покончить с этим побыстрее.
   Грейс не нашлась, что ответить. Теперь, когда весь товар был распродан, на корабле осталась совсем маленькая команда. Раньше всякий раз, когда Грейс оказывалась на верхней палубе, она слышала соленые морские шутки или веселые песни. Теперь же тишину нарушал лишь вой ветра и скрип веревок. Вокруг расстилался бескрайний океан, и Грейс почувствовала себя одиноко.
   В течение следующих пяти дней «Посланец судьбы» плыл на север, а справа по борту, вдоль берега, стлался туман. Начиная с третьего дня Грейс периодически видела со стороны берега желтые и зеленые вспышки.
   – Это Пустошь, – сказал Фолкен однажды вечером, когда вспышки заметно участились и усилились. Он стоял, держась за поручни, рядом с Грейс.
   Несколько месяцев назад Фолкен, Дарж и Лирит отправились в Пустошь, чтобы найти Цитадель Огня – крепость, возведенную некромантом Дакарретом, чтобы охранять Великий Камень Крондизар. Однако крепость оказалась брошенной; Дакаррет пришел в замок Спардис, где Грейс встречалась с ним, не зная его истинной природы.
   – Что произошло с людьми, которые там жили? – спросила она.
   Фолкен покачал головой.
   – Там никто никогда не жил. На рассвете времен Старые Боги и драконы воевали в этом месте. Боги пытались возвести горы. А драконы – стереть их в пыль. Земля так и не отправилась от ран.
   Грейс прижала руку к сердцу и почувствовала, как оно затрепетало. Она знала о шрамах, которые остаются навсегда. Но Зея продолжала существовать, несмотря на перенесенную боль и страдания, – как и сама Грейс.
   – Кстати, тебе удалось узнать что-нибудь полезное в книге, которую я нашла в библиотеке, – вспомнила она. – Например, об осколках Фелльринга?
   Ветер взметнул волосы барда, открыв его лоб; Грейс вдруг показалось, что в них стало больше серебристых прядей.
   – Я прочитал ее трижды, и хотя там очень много интересного, об осколках меча почти ничего не говорится. Есть лишь фраза… после падения Малакора, один из последних Повелителей рун сложил осколки в железную шкатулку и бежал в Торингарт. Он сумел добраться до Ар-Торина, хотя был смертельно ранен и вскоре умер.
   – В твоих историях люди часто получают смертельные ранения, – заметила с мрачной улыбкой Грейс.
   Фолкен лишь вздохнул и посмотрел на свою руку в черной перчатке. Грейс тут же пожалела о своих словах.
   – Фолкен, – сказала она, накрыв его руку ладонью.
   – Нет, все в порядке, Грейс. Дакаррет думал, что проклял меня, сделав бессмертным. Но если мне хватит времени и сил изменить то, что он сделал тысячу лет назад, его проклятие исчезнет, не так ли?
   Почему Фолкен винил себя за падение королевства Малакор, которое погибло семьсот лет назад, Грейс не знала. Но за прошедшие годы Фолкен давно искупил свою вину. Ей хотелось сказать об этом барду, но боль в груди мешала говорить, поэтому она лишь улыбнулась.
   – Не имеет значения, – продолжал Фолкен. – Книга мне очень помогла. Я думал, что осколки Фелльринга находятся к западу от Заморья. Теперь я знаю, что это не так.
   – Заморье? – Кажется, ей попадалось это название в книге.
   Фолкен кивнул.
   – Даже я не могу с уверенностью утверждать, что это правда, а не красивая легенда. Рассказывали, что Мерандон, второй король Малакора, был опрометчивым и гордым человеком. Многие опасались, что он не сможет править так же достойно, как его отец. Вскоре после того, как он взошел на трон, Мерандон пошел к старой колдунье и спросил у нее, каким будет его самое замечательное деяние. Она заявила, что ему следует отправиться в путешествие в самую западную точку Фаленгарта – там он найдет ответ на свой вопрос.
   Советники убеждали короля, что он должен забыть о словах колдуньи, но они накрепко засели у него в голове. Несколько лет спустя, когда он убедился, что оставленные им правители сумеют поддерживать порядок в его отсутствие, в сопровождении дюжины лордов он отправился на запад. Мерандон и семеро лордов вернулись через семь лет. А еще Мерандон привел с собой небольшой отряд людей, каких еще никогда не видели в Малакоре – могримов, первых людей, которых нашли Старые Боги в лесах Фаленгарта в самом начале времен. Могримы были более массивными и ширококостными, чем жители Малакора, кроме того, по слухам, их с ног до головы покрывала шерсть. Они носили шкуры зверей, а оружие делали из камня, а не из железа.
   Грейс затаила дыхание.
   Очень похоже на неандертальцев, Грейс. Или других протолюдей. Как давно Земля и Зея имели контакты? И в каком из миров зародились первые гомо сапиенс?
   – Эти трое могримов оказались последними представителями своего народа в Фаленгарте, – продолжал Фолкен. – Мерандон научился говорить на их диковинном языке, но они так и не освоили языка Малакора, и никто из них не взял себе жену. Могримы умерли, не оставив потомства. Но дело было не только в могримах, которых привел с собой Мерандон. Он рассказал фантастические истории о своем путешествии на запад, а в конце заявил, что дошел до самой западной точки Фаленгарта и на берегу серебряного океана возвел башню, которую назвал Заморье.
   Но правду о том, как он возвел башню, Мерандон шепотом поведал своей дочери лишь через тридцать лет, когда лежал на смертном ложе – а его дочь стала королевой. Вовсе не могримы помогли ему построить Заморье. Могримы лишь отвели его в одно место в лесу, где в круге света танцевали существа. Эти существа протянули руки к Мерандону и вовлекли его в свой танец. То были эльфы. Именно они попросили его построить башню на берегу моря. Некоторые источники утверждают, что среди светлых эльфов имелось несколько темных и извращенных. Не исключено, что именно темные эльфы – или гномы, как их иногда называют, – помогли Мерандону построить Башню, поскольку они славились умением обрабатывать камень и металл.
   Грейс нахмурилась; в легенде, рассказанной Фолкеном, чего-то не хватало.
   – Колдунья сказала, что если Мерандон отправится на запад, он узнает о своем самом величайшем свершении. Так в чем же оно состояло?
   Фолкен рассмеялся.
   – В том, чтобы отправиться в путешествие на запад, естественно. Когда Мерандон вернулся, он стал другим человеком. Путешествие было трудным, он возмужал и стал старше на семь лет, К нему пришли мудрость и сдержанность. Его считали самым великим из всех малакорских королей.
   Грейс надолго задумалась над легендой, рассказанной Фолкеном. Интересно, такое путешествие изменило бы ее? Почему-то она сомневалась, что они встретили бы эльфов, которые бросились бы им помогать.
   – Фолкен, – сказала она, набравшись мужества, – даже если мы найдем осколки Фелльринга, какая нам от этого польза? Что толку от нескольких кусочков сломанного меча?
   Бард посмотрел на нее своими пронзительными голубыми глазами.
   – Неужели после всего, что ты видела, тебе действительно кажется, что магия ломается так же легко, как металл?
   Она открыла рот, чтобы ответить, но бард повернулся и быстро зашагал по палубе, а вскоре и вовсе исчез в сгущающихся сумерках.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация