А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Будущие марсиане" (страница 3)

   5

   – Вы ответите за это, Эчеварра! – набросился Робертс на перуанца.
   Спутники гиганта окружили Ахерна. У двери инспектор увидел несколько растерянных перуанцев, которые, став на цыпочки, пытались разглядеть, что происходит в комнате.
   – О чем вы говорите, Робертс?
   – Я говорю о том, что вы украли этого человека.
   Робертс повернулся к Ахерну.
   – Они были с вами грубы? – участливо спросил он.
   Ахерн отрицательно покачал головой.
   – Нет, я…
   – Наверно, вы все неправильно поняли, – вкрадчиво начал Эчеварра. – Мистера Ахерна никто не похищал. Он пришел сюда сам ранним утром, чтобы осмотреть нашу колонию. Разве я не прав, мистер Ахерн?
   Представитель ООН заметил, как вытянулись лица у шестерых колонистов Картера. Они были явно обеспокоены: вдруг Эчеварра добился своего и заручился поддержкой инспектора? Ахерн не стал рассеивать их сомнения.
   – Я бы не сказал, что меня похитили, – ответил он с улыбкой. – Я приехал сюда сам, по собственной воле.
   – Ну вот видите? – обрадовался Эчеварра.
   На лице Робертса отразилась растерянность.
   – Но…
   – Не волнуйтесь, мы не причинили мистеру Ахерну никакого вреда, – проговорил Эчеварра. – А теперь, с вашего позволения, мы закончим нашу беседу…
   – Мы ждем мистера Ахерна в нашем куполе, у него на сегодня обширная программа, – сказал Робертс. – Очень жаль, если он останется здесь.
   «Деликатно говорят обо мне в третьем лице, – отметил Ахерн. – Боятся, как бы я не подумал, что они вмешиваются в мои дела».
   – Я считаю, они правы, senor Эчеварра, – сказал Ахерн. – Ведь я прибыл на Марс, чтобы осмотреть колонию Картера.
   – Надеюсь, вы не забудете о нашем разговоре, мистер Ахерн.
   – Постараюсь, – уклончиво пообещал инспектор. – Но пока я полагаюсь на авторитет Ассамблеи.
   – Прекрасно, – Эчеварра слегка нахмурился и склонил голову в знак согласия. – Только я очень хотел бы повидать вас до отъезда с Марса еще раз, быть может, тогда ваше мнение изменится.
   – Может быть, – согласился Ахерн. Он повернулся к Робертсу. – Наверно, нам пора возвращаться.

   Когда они выбрались из дома и торопливо направились к воздушному шлюзу, Робертс заговорил, не скрывая дотоле сдерживаемого волнения:
   – Ну и напугали вы нас, мистер Ахерн. Как только мы узнали, что вас увел один из маленьких индейцев, мы сразу же бросились вдогонку.
   – Чего же вы испугались? – спросил Ахерн, когда они приблизились к шлюзу.
   – Понимаете, сэр, вы не оставили никакой записки, и мы были уверены, что вас похитили. Нам и в голову не могло прийти, что вы решили посетить перуанцев, не предупредив нас, – пояснил Робертс.
   «В его словах, – подумал Ахерн, – проскальзывает недовольство. Он намекает на то, что мне не следовало тайком оставлять купол, или на то, что меня похитили, а я покрываю злоумышленников».
   – Мы с Эчеваррой – старые знакомые, – сказал Ахерн. – Я часто встречался с ним в ООН, пока не отвергли его проект.
   – И правильно, у него сумасшедшие идеи, – охотно подхватил Робертс.
   Могучий колонист легонько подтолкнул Ахерна в пескоход и поднялся вслед за ним.
   – Он надеется, что родится поколение людей, способных дышать марсианским воздухом. Вот уж утопия, не правда ли?
   – В этом я далеко не уверен.
   Ахерн заметил, как легкая тень огорчения промелькнула на открытом лице Робертса, и коварно порадовался своей выходке. Он нарочно поддразнивал колониста, который готов был вынести все, чтобы добиться его расположения, и хотя понимал, что поступает жестоко, не мог отказать себе в этом маленьком удовольствии.
   Они надолго замолчали, избегая смотреть друг на друга, вперив взгляд в бесконечные марсианские просторы.
   – Вы хотели сказать, что будете ратовать за передачу наших средств перуанцам?
   Инспектор немного помедлил с ответом, но рассудив, что не стоит больше испытывать терпение колониста, тем более что для себя он уже решил этот вопрос, сказал:
   – Нет, конечно нет. Члены ООН проголосовали в поддержку проекта Картера, и, на мой взгляд, нет оснований вновь извлекать на свет идеи Эчеварры.

   У внутреннего затвора Ахерна встретили взволнованные колонисты. Его поджидали члены комиссии и несколько незнакомых ему людей с обеспокоенными лицами.
   Первым к инспектору подошел доктор Раймонд Картер. Но Робертс предупредил расспросы, объяснив, где он нашел Ахерна и как тот очутился у перуанцев.
   – Так вы были у Эчеварры? – начал Картер. – У этого маньяка? И что же интересного он вам рассказал? В последний раз мне передавали, будто он разрабатывает теорию выживания индейцев на Юпитере… или чуть ли не в фотосфере Солнца.
   Ахерн улыбнулся этому выпаду, но предпочел не заметить его.
   – Извините, что задержался, – проговорил он. – Я подумал, что мне не мешает осмотреть перуанскую колонию и сравнить ее с вашей для принятия окончательного решения.
   Картер с тревогой взглянул на инспектора.
   – И вы поверили Эчеварре?
   – Нет, – успокоил его Ахерн. – По крайней мере я не вижу оснований пересматривать постановление Генеральной Ассамблеи с точки зрения ассигнований.
   Он увидел, что Картер заметно повеселел.
   – Разумеется, – тут же добавил Ахерн, – мне необходимо поближе узнать вашу колонию, чтобы судить о ее успехах и возможностях.
   – Конечно, – оживился Картер. – Вы можете тут же отправиться на ознакомительную прогулку. Мисс Гриа с удовольствием проводит вас, куда пожелаете.
   Картер был до смешного благодарен Ахерну за то, что тот не принял сторону перуанского генетика. Ахерн направился с общительной мисс Гриа к центру колонии, сожалея о том, что не может быть откровенным с этими людьми, признаться им, как он всей душой желает дать положительный отзыв о колонии и тем самым продлить ее жизнь.
   Но сначала следует все проверить. Излишняя чувствительность и расположение к этим пионерам грозили опасностью, могли подорвать объективность его суждений. Ахерн понимал, что его решение должно быть обдуманным, справедливым и бескомпромиссным. А до окончательных выводов ему, Майклу Ахерну, приехавшему сюда по заданию ООН, было еще далеко.

   6

   Высокая, стройная, очаровательная мисс Гриа делала все возможное, чтобы Ахерну понравилось в колонии. Он равнодушно подумал о том, насколько мог злоупотребить ее гостеприимством.
   – Вы не замужем? – спросил Ахерн, удивляясь, почему такая красивая девушка вдруг решила оставить Землю и приехать на Марс.
   Она опустила глаза.
   – Мой муж умер, и я снова взяла свою девичью фамилию. У нас здесь так принято.
   – Простите, что причинил вам боль, – виновато проговорил Ахерн.
   Они повернули к небольшим низким домикам, которые выстроились в ряд неподалеку от шлюза, за ними располагалась школа – место первой остановки Ахерна и его спутницы.
   – Он погиб при строительстве купола, – рассказывала мисс Гриа. – Пока мы его монтировали, было одиннадцать аварий. Муж пострадал во время одной из них. А я приехала сюда ради него, но решила остаться. Здесь моя жизнь, моя работа. Я делаю нечто важное, и не только для себя, для всего человечества.
   Ахерн пробормотал что-то невнятное, он не хотел оказаться в плену чувств, его интересовали лишь голые факты.
   – Что с ним случилось?
   – На группу колонистов упала секция. Это была самая большая наша неудача.
   – Значит, в колонии редко обращаются к врачам?
   – Довольно редко. Вначале бывали разные мелкие неприятности. Иногда дети выбирались из купола через шлюз, но мы выставили охрану, и больше это не повторяется. В прошлом году мы все отравились несвежим мясом и перенесли ботулизм, никто не умер, но поболеть пришлось. Многие страдали из-за непривычной силы тяжести – это наша главная проблема на сегодняшний день.
   – Что-что? – переспросил Ахерн.
   – Вам, конечно, известно, что сила тяжести здесь составляет сорок процентов земной, и к ней нужно долго привыкать. У некоторых нарушается пищеварение, происходит несварение желудка. И еще одна проблема, которую мы не решили: она связана с беременностью. В условиях марсианской гравитации наши женщины просто-напросто не в состоянии рождать детей. У них ослабевают мышцы.
   Об этом Ахерн слышал впервые.
   – Но дети все-таки здесь рождаются?
   – О да. – Лицо мисс Гриа засветилось. – Вы их увидите в школе. Но появление малышей на свет все еще сопряжено с определенным риском. Мы смонтировали небольшую гравитационную камеру, в которой принимаются роды. Будущие матери должны находиться неподалеку от нее, особенно когда родные на работе. Мы за этим тщательно следим. Но если у женщины начинаются преждевременные роды и ее не успевают доставить в камеру, это уже опасно.
   Ахерн понимающе кивнул. Он слушал очень внимательно. Мисс Гриа, отметил он, – образцовый гид. Миловидна, приятна в обращении да к тому же необидчива и скромна – не то что другие колонисты Картера, с которыми ему довелось разговаривать. Она рассказала много такого, о чем он сам никогда бы не догадался.
   Теперь он должен все тщательно взвесить, чтобы решить: достойна ли жизни колония на Марсе?

   Школа порадовала Ахерна. Он наблюдал, как двадцать с лишним маленьких смышленых мальчуганов с похвальным прилежанием учили арифметику и грамматику, а после звонка веселыми жеребятами выскакивали в коридор. Казалось, среди них не было ни одного несчастного, избалованного или некрасивого ребенка. Психологи, отбирая будущих колонистов, потрудились на славу.
   В школе учились дети от трех до десяти лет, но пяти-семилетних среди них не было. Да это и понятно: колонию основали пять лет назад, и беременным женщинам, а также малышам, не достигшим двух лет, путь на Марс был закрыт. Отсюда и возрастной разрыв. Детям, которые приехали на Марс с первым кораблем, было не менее восьми лет, а рожденным в колонии – около четырех.
   Ахерн отметил, что мальчики держались увереннее и спокойнее взрослых. Ничего удивительного: дети выросли на Марсе, их мышцы не знали земных условий, поэтому они лучше приспособились к низкой гравитации. «Адаптация», – подумал Ахерн.
   После школы они отправились в городскую библиотеку, потом в типографию, где печаталась единственная на Марсе ежедневная газета. Там Ахерну с гордостью показали еще не сброшюрованный экземпляр истории марсианской колонии, написанной доктором Картером: она охватывала пятилетний период. Бросив взгляд на страничку с содержанием, Ахерн заметил многообещающую надпись: Том первый.
   Приятная, любезная мисс Гриа живо, с юмором рассказывала о колонии. Она проводила Ахерна на центральную телефонную станцию, к генератору искусственной атмосферы и затем в крошечный театр, где группа актеров-любителей репетировала «Двенадцатую ночь» Шекспира. Спектакль был назначен на вечер.
   «Шекспир на Марсе? А почему бы и нет», – думал, сидя на репетиции, Ахерн. Колонисты читали звонкие строки с редким мастерством. Они проникали в самую суть шекспировской поэзии. Ахерн как завороженный просидел больше часа в маленьком театрике с жесткими креслами, затем попросил познакомить его с режиссером.
   Им оказался высокий актер с сочным грудным голосом, который играл Мальволио.
   – Пэтчфорд, – представился он.
   Ахерн похвалил его за искусную игру и режиссуру.
   – Спасибо, сэр, – поблагодарил колонист. – Пожалуйста, приходите вечером на наш спектакль.
   – Спасибо, непременно приду, – ответил Ахерн. – А вы часто ставите Шекспира?
   – К сожалению, нет. – Погрустнел Пэтчфорд. – Собрание сочинений Шекспира пропало при перелете с Земли, а другого нам пока не прислали. К счастью, незадолго до своего отъезда на Марс я выступал с маленькой труппой, которая ставила «Двенадцатую ночь». Я запомнил текст, по нему мы и играем.
   – А я-то думал, это настоящий Шекспир.
   – Мы очень старались, – улыбнулся Пэтчфорд. – Мы ждем от ООН всего Шекспира в микрофильмах, а пока довольствуемся тем, что есть.
   – Непременно приду вечером на ваш спектакль, – еще раз пообещал Ахерн, покидая театр вместе с мисс Гриа.
   Они побывали в мэрии, осмотрели ее неказистый, еще недостроенный зал. Потом перешли на противоположную сторону улицы к фабрике, где беспочвенным способом выращивали овощи. Ахерн побеседовал там с двумя молодыми колонистами. Заметив, что мисс Гриа прямо-таки потрясена его эрудицией, он не стал подрывать ее веру в себя и признаваться в том, что до поступления на службу в Организацию Объединенных Наций специализировался в области гидропоники.
   Фабрика, по мнению Ахерна, была превосходно сконструирована, и он попробовал ее продукты – редис, несколько пресный на вкус, и неплохие помидоры.
   Наконец, мисс Гриа решила, что на сегодня впечатлений достаточно, и проводила Ахерна к дому Картера, где их ожидал обед, а вечером ему предстояло побывать на спектакле Пэтчфорда. Ахерн устал, но был доволен и взволнован, ибо у него оставалось все меньше сомнений относительно будущего колонии.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация