А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Будущие марсиане" (страница 1)

   Роберт Силверберг
   Будущие марсиане

   1

   Межпланетный челночный корабль «Бернадотт» вздрогнул, резко накренился и неотвратимо пошел навстречу холодным, уснувшим охристо-красным просторам Марса. Майкл Ахерн, инспектор Организации Объединенных Наций, впервые летел на красную планету. Он с волнением всматривался в обзорный кормовой иллюминатор, пытаясь отыскать хоть какие-нибудь признаки жизни.
   Тщетно. До купола, под которым располагалась колония, было еще далеко, и Ахерн различал лишь унылый, наводящий тоску песок. Он нервничал, как настоящий тайный агент, о мнимо секретной миссии которого известно там, куда он направляется. Ахерна неожиданно бросили на эту мерзкую работу, и он чувствовал, что ему предстоит нелегкое испытание.
   У входа в пассажирский отсек послышалось движение, Ахерн обернулся и увидел командира маленького корабля Джури Вэлоинена – высокого лысоватого финна, который раздражал его своими вечными насмешками; Джури провел у пульта межпланетного корабля гораздо больше дней, чем любой другой пилот космических трасс.
   – Осталось полтора часа лета плюс-минус пять минут, – сообщил Вэлоинен.
   – Скоро вы увидите наш купол. Сядем рядом. Боюсь, что когда-нибудь мы опустимся прямо на него, и тогда денежки ООН вылетят в трубу.
   Ахерн заставил себя улыбнуться, повернулся спиной к иллюминатору и подошел к командиру. Он был среднего роста, коренастый, рыжеволосый. Как инспектор ООН по особым поручениям повидал самые разные космические края, но так далеко, пожалуй, еще не забирался. Ахерн проделал путь в шестьдесят миллионов миль сквозь межзвездную бездну, чтобы все разузнать о марсианской колонии. Разузнать.
   «Жалкий шпик», – с грустью подумал он о себе.
   Потом взглянул на часы. Корабль шел точно по графику.
   – Им ведь известно о моем прибытии, не так ли?
   Финн кивнул и понимающе улыбнулся.
   – Конечно, известно. Больше того, им известно, зачем вы едете. Не сомневаюсь, что они расстелют перед вами ковровую дорожку. Надо же произвести хорошее впечатление.
   – Этого я и опасался, – сказал Ахерн. – Я предпочел бы незаметно для колонистов осмотреть поселение. Тогда мой отчет получился бы более правдивым.
   – А кому нужен ваш правдивый отчет? – язвительно спросил Вэлоинен. – Пора вам понять, дружище, что процветание ООН – в счастливом неведении о собственных ошибках. Факты – ее смертельные враги.
   Лицо Ахерна потемнело.
   – Не надо зря болтать, Вэлоинен, – отрезал он. – Организация Объединенных Наций отвечает за многие проекты, включая и финансирование вашей маленькой страны, и мы должны быть ей за это благодарны. Не говоря уже о той зарплате, которую вы получаете от ООН, гоняя эту посудину туда-сюда между Землей и Марсом.
   Командир космолета упреждающе поднял руку, желая остановить разгневанного Ахерна.
   – Не принимайте все так близко к сердцу, сынок. ООН в самом деле расчудесная контора. Но я достаточно сед, чтобы относиться к ней слишком всерьез.
   – Что ж, может, когда у вас еще поприбавится седины, вы в конце концов уразумеете, что к ООН просто необходимо относиться всерьез, – усмехнулся Ахерн и снова уставился в иллюминатор. Он прищурился, вглядываясь в трудноразличимый внизу во тьме купол цвета меди.
   Через мгновение он оторвался от обзорного окна; Вэлоинен все еще стоял позади, скрестив руки на груди и криво улыбаясь.
   – Ну как?
   – Наверно, мы у купола, – отозвался Ахерн.
   – Примите мои поздравления.
   – К чему эти шуточки? – Ахерн нахмурился, посмотрел в иллюминатор, желая удостовериться, что не ошибся, и почесал затылок. – Но почему я вижу два купола? Если не ошибаюсь, там, милях в десяти, второй купол. Откуда он? Я знаю наверняка: ООН построила только один.
   Вэлоинен усмехнулся, показав ровные белые зубы.
   – Вы правы, мой друг. Лишь один из куполов сооружен на средства ООН.
   – А другой?
   – Скоро узнаете. Я не хочу… э… чтобы у вас составилось предвзятое мнение. Пусть ваш доклад будет… э… правдивым. – Он повернулся на каблуках и направился к люку. – А теперь, с вашего позволения, я пойду присмотрю за грузом.
   Люк с лязгом захлопнулся, и Ахерн остался один, в недоумении разглядывая купола-близнецы.

   2

   – Отнесите гироскопы туда, – распорядился Вэлоинен, и три члена экипажа с готовностью выполнили приказ, переставив ящики в указанное место.
   – Порядок. Вот и все, – сказал командир космолета.
   Ящики, подготовленные к отправке, выстроились полукругом возле корабля. Вэлоинен бросил мимолетный взгляд на Ахерна, стоявшего в бездействии у борта. Представитель ООН чувствовал себя все более неуютно, отчасти потому, что не привык к громоздкому скафандру, который сковывал движения, а отчасти потому, что не знал, куда себя деть, в то время как пилоты возились с грузом.
   – Как настроение, Ахерн?
   Инспектор ООН неловко кивнул гермошлемом.
   – Просто великолепное, – ответил он.
   Регенератор воздуха давил ему на спину между лопатками, ощущение было отнюдь не из приятных, но он и не думал сознаваться в этом командиру корабля.
   – За вами прибудут с минуты на минуту, – проговорил Вэлоинен. – Я сообщил им, что доставил подъемный кран, и сюда движется целая армада пескоходов. Колонисты передали, что просто мечтают о встрече с вами.
   Ахерн собрался с мыслями. Похоже, его задание окажется не таким и простым. Он должен определить, оправданы ли огромные расходы ООН на марсианскую колонию. Ахерн твердо намеревался оставаться честным и беспристрастным до конца миссии. Он прибыл сюда, чтобы решить судьбу колонии – жить ей или умереть.
   В ООН поверят его докладу. Так случалось всегда: Ахерн уже не раз доказывал свою объективность. В жизни у него была лишь одна прочная привязанность, привязанность к многоглавому международному гиганту – Организации Объединенных Наций. Ахерн, ее служащий второго поколения, был идеальным инспектором.
   Он надеялся, что колонисты не усложнят его задачу. В глубине души он питал теплые чувства к марсианским пионерам и хотел увидеть их колонию жизнеспособной и процветающей. Ахерн был убежден, что человек должен покорять другие планеты, не ограничиваясь жизнью на Земле.
   Тем не менее, если он увидит, что колония неэффективна, плохо управляется и не приспособлена к местным условиям, он должен будет обо всем доложить ООН. Если колония влачит жалкое существование и у нее нет будущего, он также обязан сообщить об этом и… сообщив, обречь ее на ликвидацию.
   Он надеялся, что колонисты не станут злоупотреблять его добрым отношением и настаивать на том, чтобы он умолчал о недостатках; это породило бы в нем душевную раздвоенность. Он не мог приукрасить свой отчет, хотя и страстно желал, чтобы поселенцы, несмотря ни на что, остались на красной планете.
   Такой человек, как Ахерн, – цельный, преданный делу, твердый в своих убеждениях – не выдержал бы внутреннего разлада. Он это понимал и, когда колонна пескоходов, снабженных небольшими кранами для перевалки грузов, с ровным гудением показалась из-за холмов, ощутил, как страх тонкой змейкой подкрался к сердцу, гулко забившемуся в груди.

   Ахерн, не отрываясь, смотрел на ползущие к кораблю машины. Марсианский воздух был чист и прохладен, термометр на скафандре у левого запястья показывал довольно умеренную температуру: двадцать два градуса ниже нуля, а стрелка барометра остановилась, подрагивая, у отметки шесть фунтов на квадратный дюйм; давление же в скафандре, как с удовлетворением он отметил, равнялось земному на высоте пятнадцати футов над уровнем моря.
   Вэлоинен со своими помощниками сидел на ящиках, терпеливо дожидаясь пескоходов. Ахерн подошел к нему.
   – Купол находится вон там, – Вэлоинен показал в сторону приближающихся машин.
   Взгляд Ахерна уперся в гряду высоких темных остроконечных холмов, которые возвышались милях в четырех от корабля.
   – Он за теми холмами, – продолжал Вэлоинен. – Сразу за ними.
   – А второй?
   – Чуть подальше.
   Разговор оборвался – Ахерну не хотелось больше расспрашивать Вэлоинена о втором куполе, – и они стали ждать колонистов. Бледно-зеленое чахлое солнце зависло высоко над головой, и севший на корму «Бернадотт» отбрасывал большую неровную тень на расплавленный песок гладкой посадочной полосы.
   Надвигающиеся машины вырастали на глазах, и Ахерн уже их ясно различал. Это были длинные, приземистые гусеничные вездеходы; впереди на решетчатой раме помещалась двухместная кабина из пластика, похожая на раковину, сзади – кузов. Шесть машин, мягко покачиваясь из стороны в сторону, продвигались по расползающемуся песку. Шум их гусениц походил на шелест птичьих крыльев. Наконец, колонна преодолела последнюю дюну и замерла перед «Бернадоттом».
   С передней машины ловко соскочил человек и торопливо направился к ним. Через стекло гермошлема Ахерн разглядел проницательные голубые глаза и светлые волосы над высоким лбом, гладко зачесанные назад. В скафандре он казался очень высоким и длинноногим.
   – Салли Робертс, – назвал себя колонист.
   – Твой груз вон там, Салли. – Вэлоинен небрежно протянул ему пачку накладных.
   Робертс взял бумаги, старательно избегая встретиться взглядом с Ахерном, и быстро их просмотрел.
   – Хм… Что ж, с виду все в порядке. Я не могу поручиться за то, что в этих ящиках гироскопы, а не плюшевые мишки, но вскрывать их не стану.
   – Вы мне не доверяете? – вспылил Вэлоинен.
   – Напротив, – ответил Робертс. – Но ООН тратит на нас большие деньги, и не хотелось бы, чтобы и толика их выбрасывалась на ветер. Мы должны очень бережно расходовать выделяемые нам средства.
   – Конечно, – быстро согласился командир корабля.
   «Рассчитано на меня, – подумал Ахерн. – Уж так им не терпится показать, какие они пай-мальчики».
   – Простите, – спохватился Вэлоинен. – Вот невежа. Забыл представить нашего гостя. Салли, это Майкл Ахерн из ООН. Он намерен немного погостить у вас.
   Робертс шагнул навстречу Ахерну и пожал ему руку.
   – Здравствуйте. Салливэн Робертс, управляющий одного из секторов колонии. Счастлив познакомиться с вами, мистер Ахерн, надеюсь, мы еще не раз увидимся, пока вы будете здесь, на Марсе.
   – Рад встрече с вами, Робертс.
   Робертс подал сигнал, и его команда спрыгнула с пескоходов. Вместе с людьми Вэлоинена колонисты быстро погрузили ящики.
   – Вы поедете со мной, мистер Ахерн, – сказал Робертс.
   – Хорошо.
   Ахерн забрался в кабину-раковину. Робертс сел позади него. Пескоход мягко тронулся, изнутри казалось, что он продолжает стоять на месте.
   Когда они отъезжали, Ахерн заметил, как Вэлоинен, иронично улыбаясь, помахал ему рукой. Пескоход пополз вверх по склону. Вэлоинен взобрался на узкую площадку «Бернадотта» и исчез в корабле. За ним последовали остальные члены экипажа, нагруженные почтовыми сумками, доставленными из колонии, и люк закрылся.
   Оборвалась последняя нить, которая связывала Ахерна с Землей. Он был на Марсе, впереди ожидала работа.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация