А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наблюдатели" (страница 8)

   9

   Сигнал бедствия, посланный гибнущим кораблем, был принят одновременно всеми дирнанскими разведчиками, так как их широкополосная система связи не ограничивалась прямым распространением волн и не нуждалась в отражении их от ионосферы. Об аварии узнали 20 Наблюдателей над Китаем, 18 – над территорией СССР, 19 – над Северной Америкой и прочие, несущие службу над Индией, Бразилией, африканскими государствами, Антарктикой, Японией и другими технологически высокоразвитыми узловыми регионами Земли, над которой в ту ночь патрулировало около 4000 кораблей-разведчиков.
   В то же мгновение сигнал достиг четырех кораблей, находившихся на стационарных окололунных орбитах; одиночных кораблей, регулярно проверяющих запущенные земными государствами искусственные спутники на предмет обнаружения какого-либо смертоносного оружия; кораблей, размещенных в окрестностях Марса и Венеры. И, конечно, привлек внимание дирнанской постоянной базы на Ганимеде, спутнике Юпитера, не уступавшем по величине планетам, на которых находились стоянки, рассчитанные на 90 кораблей-разведчиков, чтобы экипажи их могли насладиться предоставляемыми по жребию отпусками. Он был услышан более чем пятьюдесятью транспортными кораблями, находившимися в пути с Ганимеда к другим постам солнечной системы, которые занимали экипажи, ожидающие отпуска. Сигнал добрался не только до кораблей, расположенных около Нептуна, но даже и около Плутона. Через определенное время – и очень-очень немалое – этот незатухающий вопль умирающего корабля достигнет Дирны.
   Краназойцы, которые тайно настраивались на длину волны дирнанцев, также не остались в неведении.
   И, кроме того, сигнал бедствия активировал приемники в штабах дирнанцев на Земле.
   Вообще-то на Земле не должно было быть дирнанских штабов. Дирна и Краназой подписали соглашение, одним из условий которого было абсолютное запрещение каких-либо физических высадок на планете как дирнанского, так и краназойского персонала – не говоря уже о постоянном там присутствии. Но соглашение иногда ставило под угрозу всеобщую безопасность. Поэтому дирнанцы сочли необходимым, в целях самозащиты, все же внедрить на поверхность планеты агентов. Их база была тщательно замаскирована, не столько от землян, сколько он краназойцев. Земляне просто не поверили бы, не успели бы поверить, что среди них живут инопланетяне, так быстро были бы заметены дирнанцами следы. Но краназойцы… Галактический мир мог бы оказаться на грани войны.
   Сообщения хлынули в дирнанский бункер сплошным потоком, и в течение нескольких минут вся система связи была фактически выведена из строя, захлебнувшись информацией. Затем центральному пункту управления на Земле удалось овладеть ситуацией, заглушить галдеж, и сообщить всем, что намечается предпринять в связи со сложившейся ситуацией. Корабли на орбитах продолжили обсуждение катастрофы, но перестали беспокоить земную базу.
   Тем временем вычислительный центр лихорадочно определял возможные траектории приземления членов экипажа.
   – Выпрыгнули все трое, – сообщил один из агентов. – Перед самой катастрофой, за несколько секунд до нее.
   – Я познакомился с Глэйр на Ганимеде. Замечательная девушка!
   – Они все замечательные! Были замечательными…
   – Я думаю, остались в живых. И мы их отыщем.
   – Что слышно от станции слежения?
   – Все трое приземлились в штате Нью-Мексико. Но коммуникаторы вышли из строя.
   – Как это могло произойти?
   – Им пришлось прыгать с необыкновенно большой высоты, чтобы избежать неприятностей, поэтому приземление должно быть очень тяжелое. От кого-то из них поступают сигналы, но настолько слабые, что мы даже не можем определить местонахождение передатчика. Двое других пока молчат.
   – Будем надеяться на живучесть наших тел. Экипаж, конечно, получил очень тяжелые повреждения, но вряд ли смертельные.
   – То есть эти тела настолько крепкие, что в состоянии пережить катастрофу, в которой ломается коммуникатор?
   – Коммуникатор – штука твердая. Не то, что кости и плоть. Уверен, что они живы.
   – В любом случае, нам необходимо их найти.
   – Конечно! Если хотя бы одного из них подвергнут вскрытию…
   – Молчи, высокомерный болван!
   – Ну, ладно. Предположим, что они живы, если от этого тебе будет легче. Их найдут и отправят в больницу. На рентген. Вот тогда начнутся настоящие неприятности. Да что с тобой? Ты влюблен в Глэйр?
   – Если начистоту, то он влюблен в Ворнина.
   – А кто в него не влюблен? Покажите мне того идиота, который не влюблен в Ворнина! Послушай, сколько агентов мы сможем отправить на этой неделе в Нью-Мексико?
   – С десяток.
   – Уже отправляй. Как ученых, ищущих обломки метеорита, как газетчиков, которые будут опрашивать людей, видевших огненный шар. И постарайся как можно более точно определить траекторию корабля перед взрывом.
   – А ты знаешь, где мы можем получить наиболее точные данные?
   – Где?
   – В ВВС Соединенных Штатов. Бьюсь об заклад, ИАО записывает все подряд.
   – Неплохая мысль. Надо выйти на связь с нашим человеком в ИАО.
   – Они наверняка уже рыщут в районе катастрофы в поисках обломков.
   – Но им ничего не известно об экипаже. Поэтому мы найдем их раньше.
   – Это будет нелегко. Как говорится в земной пословице – иголка в мусорной яме?
   – В стогу сена.
   – Вот-вот! Иголка в стогу сена!
   – И ты уверен, что они живы?
   – Не сомневаюсь.

   10

   «Уснул, кажется», – облегченно вздохнула Кэтрин.
   Уверена, однако, она в этом не была. За эти четыре дня ей удалось точно узнать о своем неожиданном ночном госте только одно – что она ни в чем не может быть уверена, когда дело касается его.
   Глаза закрыты. Глазные яблоки под веками неподвижны. Дыхание глубокое, ровное. Все признаки сна. Но иногда ей кажется, что он только делает вид, что спит, потому что именно этого она от него ожидает. Временами Ворнин погружался в сон вовсе непостижимым образом, как бы выключая себя, будто он – машина. Щелк! Но чего еще ждать от существа с другой планеты?
   Кэтрин привыкала к этой мысли долго и мучительно. Но сомнений быть не могло. Все, связанное с этим человеком, ошеломляло ее. Оранжевый оттенок крови. Дивный костюм в шкафу. Странные инструменты, выпавшие из него – взять хотя бы тот маленький фонарик, оказавшийся на поверку дезинтегратором! А температура кожи! А непонятные слова неземного языка, которые он произносил в бреду! Бред без жара! Легко вправляемые кости! И еще эта удивительная легкость тела…
   Как можно было относить такое к разряду просто странностей?
   За четыре дня он ни разу не воспользовался «уткой». Как мог мужчина не мочиться такое долгое время? Ел регулярно, пил очень много. И, тем не менее, не испражнялся и не потел. Куда же деваются продукты выделения? Какой у него обмен веществ? По натуре своей Кэтрин никогда не задумывалась о других планетах, формах жизни. Но теперь она вынуждена была признать, что они существуют.
   Даже его имя – Ворнин! Что это означает? Фамилия? Или просто кличка? Он запинался на каждой букве, когда она попросила повторить, словно для него было непривычным мышление, включающее в себя алфавит. Кэтрин старалась не расспрашивать его особенно. Боялась задавать вопросы. Наступит время, и он сам расскажет все, что посчитает нужным.
   Все эти ночи Кэтрин спала на неудобном диване в гостиной, хотя Ворнин весьма прямо предлагал ей разделить с ним ложе. «Кровать достаточно большая для двоих, не так ли?» Неужели же он умышленно притворяется невинным, будто не знает, что происходит обычно, когда мужчина и женщина спят рядом? Неужели не имеет понятия о том, что такое секс? Видимо, имеет, но представляет невозможным заниматься этим с существом с другой планеты.
   Тогда она отвернулась и покраснела, словно девственница, и ее саму удивила такая реакция. Вот уже год, как она вдова, и могла бы спать, где хочет, как это было в 19 лет, еще до замужества. Однако последнее время Кэтрин часто ловила себя на том, что стала загадочно стыдливой. Даже мысли о возможных связях с другими мужчинами пугали ее. Она полностью отошла от окружающего мира, свив здесь теплое гнездышко для себя и дочки, редко выходила дальше ближайшего супермаркета… Хотя и понимала, что так нельзя. Ребенку нужен отец. Человек, упавший с небес, вряд ли мог бы стать кандидатом в мужья, но даже при всем этом причин, по которым она не могла бы позволить себе близость с ним, даже самую тесную, не было. Разве что сломанная нога могла бы помешать ему заняться этим требующим немалых усилий делом. Но она заживала фантастически быстро, опухоль спала, и при последней перевязке Кэтрин не заметила никаких признаков боли.
   Так в чем же дело?
   Ей показалось, что она знает, в чем. В силе своего собственного вожделения. Что-то в этом невероятно красивом мужчине физически влекло ее с самого первого момента. Кэтрин не верила в любовь с первого взгляда, но ведь желание с первого взгляда – совсем другое дело! И она была охвачена желанием! И если произойдет так, что барьер, разделяющий их, чуть пошатнется, то может случиться что угодно!
   Что угодно!!!
   Кэтрин поправила покрывало и взяла лежащий на ночном столике блокнот.
   «Я вернусь через несколько часов. Съезжу в город за покупками. Не волнуйтесь».
   Она положила записку на свободную подушку рядом с Ворнином, на цыпочках вышла из спальни и прошла в детскую. Девочка творила нечто жуткое и тягучее из пластилина. Оно корчилось, как осьминог. Или как марсианин, если марсиане существуют. Ей уже повсюду начали мерещиться внеземные существа!
   – Смотри, мамочка, какая змея! – похвасталась Джил.
   – У змей не бывает ног, дорогая, – покачала головой Кэтрин. – Но все равно красиво. Дай-ка, я надену на тебя пальто.
   – А куда мы пойдем?
   – Мне нужно съездить в город. А ты поиграешь у миссис Уэбстер, ладно?
   Джил безропотно позволила себя одеть. У нее была быстрая приспособляемость трехлетнего ребенка к переменам окружения и обстоятельств. Она еще помнила своего дорогого папочку, но очень смутно. Скорее, помнила, как называла когда-то кого-то «папочкой». И если бы Тэд вошел неожиданно в эту дверь, она не узнала бы его. Таким же образом поблек в ее памяти пропавший котенок, причем за еще более короткий срок. Что касается внезапного и необъяснимого появления в их семье Ворнина, то это, казалось, ее вообще нисколько не обеспокоило. Она восприняла это, как природное явление – закат солнца или приход почтальона. У Кэтрин хватило проницательности не предупреждать Джил о том, что нельзя упоминать о Ворнине в разговорах с чужими, так как тогда девочка точно бы сделала это. И уже на третий день у нее пропал всякий интерес к этому человеку в кровати.
   У соседки, с которой Кэтрин поддерживала отдаленно приятельские отношения, было четверо детей в возрасте до 10 лет, и лишний ребенок не был для нее особой обузой.
   – Присмотрите, пожалуйста, за Джил часов до пяти, – попросила Кэтрин.
   – Мне нужно в город.
   Девочка серьезно помахала ей вслед ручкой.
   Через пять минут Кэтрин уже приближалась к Альбукерку со скоростью 130 километров в час, а еще через двадцать пять оказалась в городе.
   Движение на улицах было небольшим. По зимнему небу чередой неслись серые тучи, горизонт окутывала сизая дымка.
   Поставив автомобиль на большой городской стоянке под путепроводом, ведущим к мосту через Рио-Гранде, Кэтрин пешком пошла на восток, к старому городу. Нашла в телефонной книге адрес Церкви Контакта. Разумеется, название это пришпилили общине газеты, и члены ее искренне возмущались, когда о них говорили, как о приверженцах веры. Официально они именовались «Обществом Братства Миров», но адрес был помещен в разделе «Религиозные организации».
   Полированная бронзовая табличка, прикрепленная на фасаде полуразвалившегося старого здания, гласила, что местное отделение Общества находится именно здесь. Кэтрин немного задержалась у входа. Щеки ее неожиданно вспыхнули. Она вспомнила, как язвительно отзывался Тэд об этой организации с ее внешней помпой, собраниями в Стоунхендже и на Столовой горе, о ханжеском смешении древних обрядов с современной наукой. Он считал, что по крайней мере половина ее членов – жулики, а другая – доверчивые простаки, и что Фредерик Сторм, руководитель – самый большой жулик из всех.
   Но мнение Тэда не имело теперь никакого значения, и она пришла сюда не для того, чтобы стать приверженцем культа, а для того, чтобы что-нибудь выведать.
   Роскошно оборудованный интерьер резко контрастировал с обшарпанным фасадом здания. Небольшую переднюю с высоким потолком украшала сверкающая бронзой статуя, которая являлась непременным атрибутом культа Контакта. Обнаженная женщина с закрытыми глазами распростерла руки, вытянув их в приветственном жесте к звездам. Прежде Кэтрин считала эту эмблему чрезвычайно глупой, но сейчас, к своему собственному беспокойству, уже не была в этом столь уверенной.
   Роскошные двери из красного дерева вели в другие помещения. Через несколько секунд одна из них открылась, в прихожую вышла женщина примерно сорока лет с профессиональной улыбкой на устах. Волосы ее были гладко зачесаны назад, воротник модного, но строгого платья украшала небольшая стилизованная эмблема в виде летающего блюдца, служившая опознавательным знаком культа Контакта.
   – Добрый день. Чем могу служить?
   – Мне… – нерешительно начала Кэтрин, – нужна… кое-какая информация.
   – Пройдите, пожалуйста, сюда, – жестом пригласила женщина, и Кэтрин оказалась в кабинете, который привел бы в восторг председателя любого банка.
   Женщина уселась за массивный стол. Над ним висела стереофотография самого Фредерика Сторма, взирающего на посетителей с напускной таинственностью. «Фюрер, да и только, – подумала Кэтрин. – Хайль!».
   – Вы пришли несколько рано. Вечерняя служба в честь благословенного вселенского единения начнется в восемь. Выступление Фредерика Сторма с экрана обещает быть весьма вдохновляющим. А пока мы можем пройти предварительное ознакомление. Вы принадлежали к какому-либо аналогичному обществу?
   – Нет. Я…
   – Не волнуйтесь. Это простая формальность. – Женщина подтолкнула к ней куб диктофона. – Ответьте на несколько вопросов, и мы тут же начнем вовлекать вашу душу в гармонию вселенной. Как я полагаю, вы знакомы с нашими целями и воззрениями? Читали книги Сторма о его контактах с нашими братьями из космоса? Он замечательный писатель, не так ли? Не понимаю, каким образом любой мыслящий человек может прочесть его книги и не увидеть…
   – Извините, – в отчаянии прервала ее словесный поток Кэтрин, – но я не читала этих книг. И пришла сюда не для того, чтобы присутствовать на службе. Я только хочу получить кое-какую информацию.
   Выражение профессионального участия исчезло с лица женщины.
   – Вы из прессы? – раздраженно поинтересовалась она.
   – Вы имеете в виду, что… Нет, нет. Я… – Кэтрин на мгновение умолкла, обдумывая, с чего лучше начать. – Я – простая домохозяйка. Меня беспокоят эти космические предметы… летающие блюдца и прочее… Понимаете, мне хочется узнать, какие они, существа из космоса, что они хотят от нас. Я давно хотела обратиться к вам, а несколько дней назад, увидев огненный шар, наконец решилась и при первой же возможности приехала. Но я ничего не знаю, совсем ничего. Вам придется начать для меня с самого начала.
   Женщина облегченно вздохнула, убедившись, что ей не надо держать ухо востро перед сующей всюду свой нос прессой.
   – Пожалуй, вам лучше всего начать с нашей литературы. Вот вводный курс. – Она протянула Кэтрин толстый конверт. – Здесь вы найдете все основополагающие материалы. Затем рекомендую прочитать последнее издание «Наших друзей из галактики» Фредерика Сторма. Очень вдохновляет!
   Кэтрин взяла тяжелую, толстую книгу в мягком переплете.
   – Я обязательно прочитаю!
   – Цена два доллара.
   Кэтрин изумилась. Обращающие в новую веру обычно не начинают с извлечения выгоды из процесса обращения с первых же шагов. Она поджала губы и вручила женщине два доллара.
   – Также можете посмотреть пятнадцатиминутный информационный фильм. Мы демонстрируем его в зале на втором этаже каждые полчаса. Начало через пять минут. – Быстрая улыбка. – Вход свободный.
   – Обязательно посмотрю, – пообещала Кэтрин.
   – Прекрасно. Впоследствии, если вы почувствуете, что учение Фредерика Сторма заинтересовало вас, приходите еще. Мы снова побеседуем и, возможно, занесем в список кандидатов, что позволит вам посещать вечернюю службу.
   – Понятно, – кивнула Кэтрин. – Но мне хотелось бы спросить вас еще кое-о-чем.
   – Пожалуйста.
   – Огненный шар. Это был не метеор, правда? Это было летающее блюдце, потерпевшее бедствие?
   – Фредерик Сторм абсолютно уверен в этом, – строго произнесла женщина, сделав почтительное ударение на имени руководителя. – Вчера он сделал по этому поводу краткое заявление, и намерен более полно обнародовать свои мысли на одной из служб в начале будущей недели.
   – Значит, он уверен… А как же экипаж блюдца?
   – В отношении экипажа Фредерик Сторм никаких заявлений не делал.
   – Предположим, – неловко начала Кэтрин, – что экипаж выбросился, используя что-то вроде парашютов. Предположим, они благополучно достигли земли. Возможно ли это? Может ли случиться так, что их кто-либо увидит? Случалось ли когда-либо что-нибудь подобное?
   И сама испугалась своей откровенности. А вдруг эта женщина сейчас набросится на нее с расспросами, потребует немедленно отвести к раненому галактическому гостю. Но на лице женщины не отразилось заинтересованности.
   – Безусловно, галакты множество раз высаживались на Земле и ходили среди нас в облике людей. Потому что они люди! – важно заявила она. – Просто более развитые, более приблизившиеся к тому, чтобы стать богами, а это и наша конечная цель. Фредерик Сторм не сомневается в этом. Но бояться не надо. Вы должны понять, что они настроены к нам благожелательно. Ну, идите. Вы можете опоздать к началу фильма. В следующий раз, вне всяческого сомнения, вы придете сюда с другим настроением!
   Кэтрин поняла, что ее мягко выпроваживают, и попрощалась. Стрелки указателей привели ее в большой зал, украшенный привычными атрибутами культа Контакта – портретами Фредерика Сторма, картами звездного неба, эмблемами. Зрителей было всего четверо, и те – женщины преклонного возраста. Кэтрин заняла место в последнем ряду, и почти тут же свет начал гаснуть.
   «Из неизмеримой бездны космоса, – раздался из динамиков сочный напыщенный голос, – через непостижимо огромные глубины галактического пространства к нашей бедной страдающей планете спешат дружественные гости».
   На экране – звезды, Млечный путь. Камера приближает группу звезд. Затем неожиданно – вид нашей Солнечной системы. Планеты рассыпаны на черном фоне, словно бусинки. Сатурн, Марс, Венера, Земля с неестественно четкими очертаниями материков. Съемка безусловно не с натуры, ничего общего вообще не имеющая с подлинным видом космоса. А затем – летающее блюдце, сначала очень маленькое, но все более увеличивающееся в размерах по мере приближения к Земле. Кэтрин с трудом удержалась от смеха – таким комичным, со всеми иллюминаторами, перископами и вспыхивающими огнями оно казалось. Пока что фильм ничем не отличался от стандартного научно-фантастического боевика, отснятого с обычной степенью умения.
   «Существа божественных качеств, сверхлюди в своих способностях, благожелательные, все понимающие, умудренные длительной жизнью, страшно огорчаются, наблюдая нашу раздираемую противоречиями цивилизацию…»
   На экране возникло внутреннее помещение летающего блюдца – компьютеры, качающиеся стрелки приборов, пощелкивающие механизмы. А вот и владельцы тарелочки – превосходные образчики сверхлюдей, мускулистые, величественные, с выражением несказанной мудрости на лицах. Вот корабль совершает посадку на Землю, опускаясь легко, словно перышко. События разворачиваются бурно: фермеры стреляют в инопланетян из охотничьих ружей, люди в военной форме с суровыми лицами идут на блюдца в атаку, истеричные женщины прячутся за деревьями. Галакты демонстрируют полное спокойствие, отражая пули и бомбы, и печально улыбаются, призывая перепуганных землян к переговорам.
   «И вот является Фредерик Сторм, предлагая себя в качестве моста между человечеством и пришельцами…»
   К блюдцу с бесстрашной улыбкой на устах приближается высокий мужчина. А вот он уже на борту летающей тарелочки. Галакты оказываются ростом не менее двух с половиной метров. Они важно обмениваются с земным послом рукопожатиями.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация