А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наблюдатели" (страница 14)

   18

   «Немного ума и упорства – вот, что для всего этого нужно. Разве так уж трудно выследить нескольких дирнанцев? Надо держать открытыми уши, почаще улыбаться и задавать вопросы».
   Бриджер был совершенно уверен, что напал на след одного из них. Возможно, этот приведет его к остальным. В любом случае, уже одно это – большое достижение.
   Краназойский агент ухмыльнулся и самодовольно погладил свою массивную челюсть. Чуть позднее он выйдет на связь с кораблем, и тогда Бар-79-Кодон-заз придется долго извиняться, когда она узнает, что он все же добился успеха!
   Из окна взятого напрокат автомобиля дом полковника Фолкнера просматривался, как на ладони. Путь сюда был нелегким. Составить цельную картину из разрозненных фактов помогла сплетня, подслушанная Бриджером в коктейль-холле: о том, как странно повел себя некий офицер ИАО, которому удалось что-то (или кого-то!) найти в пустыне, но, вместо того, чтобы сдать находку правительству, он скрыл ее. Единственного свидетеля происшедшего – водителя вездехода – офицер немедленно перевел на отдаленную северную базу, но тот все же успел кое-что выболтать.
   Это вполне могло оказаться правдой, поэтому следующим шагом Бриджера было выяснение фамилий офицеров ИАО, принимавших участие в поиске. Это было нелегко, но все же возможно, и в ходе нескольких дней расследования он узнал, что поиск возглавляли местные старшие офицеры ИАО – полковник Фолкнер и капитан Бронштейн. Адреса Бриджер добыл без особых хлопот – по телефонному справочнику. Затем взял напрокат автомобиль и принялся следить за подозреваемыми.
   Несколько вахт у дома Бронштейна убедили его, что капитан не прячет у себя ничего, кроме взбалмошной жены и четверых детишек. Но Фолкнер…
   Этот человек жил в большом доме один. И это уже само по себе было подозрительным. А если приплюсовать сюда плотно зашторенные окна…
   Выходил полковник редко и только на короткое время, которое уходило на покупку продовольствия. Позвонив в ИАО, Бриджер выяснил, что Фолкнер болен и неизвестно, когда выйдет на службу. Однако выглядел он вполне здоровым.
   Только на пятый день наблюдения Бриджеру повезло – из-за приоткрывшейся на мгновение шторы выглянуло женское лицо.
   Дирнанка?
   На таком расстоянии определить это было невозможно. Оставалось одно – дождаться, когда Фолкнер покинет дом, проникнуть внутрь с помощью специальных отмычек, встретиться с женщиной лицом к лицу и, произнеся несколько ключевых слов, посмотреть на ее реакцию. Застигнутая врасплох, дирнанка не сможет не выдать себя, после чего ее со спокойной совестью можно будет арестовать по обвинению в нарушении договора. А затем…
   Дверь отворилась.
   На пороге появился Фолкнер. На этот раз он, похоже, отправлялся не за покупками – его плотное тело облегала военная форма, и Бриджер предположил, что отпуск по болезни закончился. Что же, прекрасно! Можно не торопиться во время проведения операции.
   Когда машина полковника скрылась из виду, Бриджер, рассовав по карманам необходимые инструменты, направился к его дому.
   – Дэвид! Дэвид, подожди!
   Краназоец от неожиданности замер, затем медленно повернулся. По телу прошла неконтролируемая судорога – к нему бежала девушка, глупое дитя, которое помогло ему в отеле узнать, какова она, человеческая любовь. Голос девчонки звенел от радости. В отеле ему приходилось мириться с тем, что она постоянно путается под ногами, но что привело ее сюда? Да еще в самый неподходящий момент?
   Лучезарно улыбаясь, она пошла с ним рядом.
   – Привет, Дэвид!
   – Здравствуй, Линор. Откуда это ты…
   – Я живу здесь. Ты приехал повидаться со мной? Как это мило с твоей стороны!
   – Я, по сути…
   – Что, Дэвид?
   – Извини, но я совсем не знал, что ты здесь живешь, и приехал по другому делу. Мы встретимся как-нибудь в другой раз. Обещаю.
   Линор обиженно надула губки.
   – Х-хорошо. Ты должен с кем-то встретиться?
   – А тебе не все ли равно?
   – Да так, просто из любопытства. Может, я знаю его?
   – Не знаешь. Я…
   Продолжать он не смог, ощутив прикосновение к спине чего-то холодного.
   – Забирайся в машину, краназоец, – раздался за спиной низкий мужской голос. – И без шума. Это – граната для уничтожения личности, поэтому сопротивляться не советую.
   Дэвид Бриджер – Бар-48-Кодон-адф – почувствовал, как тротуар уходит у него из-под ног.
   – Нет-нет, вы ошибаетесь! Я не кнана… извините, не понял. Я – Дэвид Бриджер из Сан-Франциско!
   – Мы почувствовали твою мерзкую краназойскую вонь еще за квартал отсюда. Так что кончай юлить. Полезай в машину, ну!
   – Это насилие! – хрипло произнес Бар-48. – Я просто проверял, не нарушается ли соглашение. Трое дирнанцев совершили противозаконное приземление и, видимо, это еще не все. Вам выжгут мозги! Вы…
   – В машину! Даю десять секунд! Раз! Два! Три!
   Бар-48 поспешно забрался в автомобиль. Не в свой, а в другой, появления которого не заметил, поглощенный наблюдением за домом Фолкнера. Рядом с ним, держа наготове гранату, сел крупный широкоплечий землянин, который, разумеется, никаким землянином не был. Девушка, которую он знал как Линор, заняла переднее сиденье. Она и сейчас выглядела молоденькой и невинной… Эта планета, пожалуй, кишит дирнанскими агентами! Будь у него малейшая возможность составить донесение, он немедля сообщил бы краназойским властям, что дирнанцы совершают вопиющие нарушения. Но Бар-48 не без оснований предполагал, что возможности отправить такое донесение ему уже никогда больше не представится.
   Третий дирнанец, маскирующийся под пожилую женщину, вышел из машины, пересек улицу, подошел к двери дома Фолкнера и нажал кнопку звонка.
   Бар-48-Кодон-адф уныло вздохнул.
   Да, он выследил одного из приземлившихся в ту ночь дирнанцев! Но только для того, чтобы потерять эту шпионку в толпе ее гнусных соплеменников!

   19

   Глэйр со страхом вслушивалась в мелодичные трели дверного звонка. Это явно не Том – он просто открыл бы двери своим ключом. Тогда кто? Почтальон? Налоговый инспектор? Полицейский?
   Стараясь производить как можно меньше шума, Глэйр подошла к смотровому экрану и включила его.
   Перед домом стояла земная женщина средних лет. В первую секунду ей захотелось выключить экран и подождать, пока женщина уйдет. Но приятные очертания лица гостьи показались смутно знакомыми. Она напрягла память…
   Тув? Неужели???
   Сартак, Тув и Линор составляли сексуальную группу, с которой Глэйр познакомилась несколько лет назад на Ганимеде, во время отпуска, причем о Сартаке у нее остались самые приятные воспоминания.
   Однако не стоит доверять черно-белому экранчику диаметром в десять сантиметров. Глэйр пригляделась внимательнее. Ошибиться нельзя. Могут возникнуть большие неприятности.
   Но и пренебрегать такой вероятностью…
   – Кто там? – решилась она наконец.
   – Глэйр, можешь открыть, дорогая! – небесной музыкой прозвучал в ее ушах родной дирнанский язык. – Мы разыскали тебя!
   – Иду, Тув!
   Она быстро проковыляла к двери, открыла ее и оказалась в объятиях женщины. Ноздри ее наполнил сладкий запах соплеменницы, и она затрепетала от радости, к которой примешивалась непонятная ей горечь.
   – У нас на улице автомобиль, – сказала Тув, когда Глэйр закрыла дверь. – Со мной Сартак и Линор.
   – Как вы меня нашли?
   – Это было нелегко. Но Линор догадалась пустить по твоему следу краназойского агента. Нам оставалось только проследить за ним. Неплохо придумано, а?
   – Краназойского агента?
   – Он с нами, в машине. Сартак припугнул его гранатой. Он, должно быть, специально приземлился, чтобы разыскать вас. И ему таки удалось узнать об офицере ИАО, который нашел что-то в пустыне. Здесь, под домом, мы шпиона и арестовали.
   Глэйр вздрогнула.
   – Значит, меня и Тома было так легко найти?
   – Тома?
   – Это его дом.
   Тув пожала плечами.
   – Если хорошо поработать, найти можно, что угодно. Не думай об этом. Скоро ты будешь в полной безопасности на Ганимеде. Я вижу, приземление было не очень удачным?
   – Сломала обе ноги. Но, знаешь ли, эти тела довольно быстро излечиваются. К тому же Том так хорошо заботился обо мне…
   – Ну, настоящий курс лечения ты пройдешь на базе. – Тув огляделась. – А где твой костюм?
   – Спрятан. Я могу его достать. Он в хорошем состоянии, только коммуникатор сломан.
   – Доставай. Я отнесу его в машину, а ты пока накинь что-нибудь, в чем можно выйти на улицу. Мы отвезем тебя в условленное место в пустыне, и уже через час ты будешь на пути…
   – Нет, – покачала головой Глэйр.
   – Что? Нет? Не понимаю…
   – Я должна дождаться Тома. С уходом можно не спешить, не так ли? А пока поговорим. Я ведь ничего не знаю. Ни о Миртине, ни о Ворнине…
   – Миртин уже на Ганимеде.
   – Замечательно! – облегченно выдохнула Глэйр. – Значит, он не пострадал?
   – У него была сломана спина. Но выздоровление идет быстро. Его коммуникатор, к счастью, работал, хотя и с искажениями. Группа, вышедшая из Санта-Фе, нашла его в одной из пещер в пустыне, поблизости от индейской деревни. Он шлет тебе наилучшие пожелания, Глэйр.
   – А Ворнин? Как он?
   – Живет на окраине этого же города, в доме женщины по имени Кэтрин Мэйсон.
   – Добрый старый Ворнин, – улыбнулась Глэйр. – Он на любой планете найдет себе женщину! Вы уже связались с ним?
   – Пока нет. Но за домом следим. Он еще хромает, но как будто вполне здоров. Так что никто из вас по-настоящему серьезно не пострадал. И пора как следует отдохнуть. После такой переделки…
   – Да, – прошептала Глэйр. – Отдохнуть… А как вы вышли на Ворнина?
   – Фактически – при посредстве местного отделения культа Контакта.
   – Ты имеешь в виду, что женщина, у которой он живет, исповедует этот культ? И она рассказала о нем остальным?
   – Нет. Мы просто просмотрели перечень посетителей, исходя из допущения, что нашедший инопланетянина придет в отделение за информацией. Подключились к их компьютеру, выявили всех, кто обращался к ним после катастрофы, и произвели проверку. Кэтрин Мэйсон была примерно сотой. Соседи сказали, что последнее время она ведет себя как-то странно, а одна сплетница предположила, что Кэтрин живет с мужчиной. Прошлой ночью мы просканировали окна ее дома…
   – А что вы узнали о самой женщине?
   – Она – молодая вдова с маленьким ребенком.
   – И все? А как она выглядит? И почему предоставила убежище пришельцу?
   – У нас нет необходимости вступать с ней в контакт, – отрезала Тув, демонстративно посмотрев на часы. – Когда же вернется твой землянин?
   – Не ранее четырех.
   – Но это…
   – Я все понимаю. Забирайте своего краназойца и делайте с ним что хотите, а за мной вернетесь после четырех. Я не могу уйти, не попрощавшись с Томом.
   Тув внимательно посмотрела ей в глаза.
   – Чтобы поблагодарить? Или по какой-то другой причине?
   – По другой. Гораздо более глубокой. Я, похоже, полюбила его.
   – Землянина???
   – Тув, будь хорошей девочкой и не задавай лишних вопросов, договорились? Просто уходи и возвращайся позже. В пять. К этому времени я буду готова уйти.
   – Ну хорошо. Тогда мы займемся Ворнином…
   – Не надо.
   – Это еще почему? – удивилась Тув.
   – Я бы хотела сделать это сама. Он ведь мой супруг, и я имею на это право. К тому же мне нужно переговорить с этой женщиной.
   – Я даже не знаю…
   Глэйр мягко подтолкнула ее к двери.
   – Это так замечательно, дорогая, что вы наконец нашли нас. Но есть кое-что, что мы сами должны уладить. Постарайтесь понять.
   Тув бросила на нее обеспокоенный взгляд, но ничего не сказала и быстро вышла.
   Глэйр заперла дверь, проковыляла в гостиную и упала не диван, дрожа от напряжения.
   Значит, это случилось. Ее нашли! Впереди – Ганимед. Прекрасно!
   Миртин и Ворнин живы. Великолепно!
   И последнее, что осталось сделать – попрощаться с Томом…
   Это будет мучительно. Прощанья всегда мучительны. Но он должен быть к этому подготовлен. Мост, который они возвели – мост между дирнанкой и землянином – по природе своей неустойчив, обречен на разрушение. Только вот… как быстро!
   Глэйр понимала, что через несколько недель будет вспоминать о нем просто как о добром человеке, который помог ей в беде. Любовь увянет, как только воссоединится сексуальная группа, связанная более глубокими и длительными узами.
   Но что будет с ним? С Томом, брошенным назад, в глубины отчаяния и сомнений? Ему, который не верил прежде в свою работу, теперь известно о Наблюдателях больше, чем какому-либо другому человеку Земли. Он узнал, что такое держать в объятиях дирнанку, слышал стоны наслаждения, вызванные его любовью… Как же ему можно будет вернуться к обычной жизни?
   Глэйр показалось, что она знает способ. Во всяком случае, попробовать стоило.
   Ждать пришлось долго. Но вот дверь наконец открылась, и он вошел, обнял ее, поцеловал. Снял пальто. Улыбаясь, рассказал о глупости и слепоте сотрудников ИАО. Она слушала, лучезарно улыбаясь. И, когда он замолчал, сказала ровным, спокойным голосом:
   – Том, сегодня за мной приходили мои соплеменники. Я должна собираться домой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация