А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 1" (страница 34)

   Тьму разгонял слабый свет одного-единственного факела. Их следовало экономить, хотя Сидри и Кан тащили на спинах изрядный запас. Но кто знает, сколько ещё блуждать в потёмках, прежде чем они доберутся до цели? И кто – или что – встретит их там?
   – Тысяча, – вздохнула Тави. – Тысячу ступенек прошли. Сидри, куда ведёт этот ход?
   – Наконец-то соизволила спросить, – гном ухмыльнулся в бороду. – Я уж думал – не снизойдёшь.
   – А без дурацких шуток нельзя, гноме? – тотчас взорвался Кан.
   – Ежели без шуток, доблестный, тогда останется только лечь да помереть от страха. Так вот, красавица, мы сейчас идём по старой жиле… очень старой и странной жиле, тут находили алмазы, хотя это место ничуть не похоже на их гнездо. Лестница ведёт с Перемычки в старые залы, первый уровень над копями. Нам вниз. Пройдём через копи, потом спустимся ещё ниже.
   – Куда же это? – невозмутимо полюбопытствовал Кан-Торог.
   – Через Горячую штольню к плавильням. Оттуда через Узкий штрек… и всё.
   – И всё? – не поверил Вольный.
   – Всё, – недобро ощерился гном. – И пусть все твои вольные боги помогут нам пройти!
   – Ха! Я-то думал… – Кан пренебрежительно махнул рукой.
   – А вот погоди, дойдём, тогда и посмотрим, как ты запоёшь, – посулился гном. – Там, знаешь ли, не всё так просто. Это ведь только кажется – раз, два, и ты у копей. Три, четыре – в плавильной. А потом – оба! – и уже на месте. Так не бывает, – снова повторил он.
   – Сидри, послушай, дорогой, – необычно ласковым голосом сказала вдруг Тави. – Для чего тебе эти пикировки? Завидуешь Кану? Или просто отводишь душу? Мы с тобой в одной лодке. Зачем тебе злить нас? Я не понимаю, прости.
   – Не понимаешь? – глаза гнома недобро блеснули. – Или прикидываешься? Что ж, тогда скажем по-другому. Ты, красавица, – магичка, да не из простых, куда как не из простых, а не в Радуге. И, сдаётся мне, патента Семицветного у тебя тоже нет. Значит, по закону милостивого государя нашего, следует тебя сперва осиновым колом проткнуть – только так, чтобы не умерла! – а потом поджарить на медленном огне. Или отдать тебя Радуге, она ещё что-нибудь позаковыристее придумает. Так? Или нет?
   – Предположим, что так, – спокойно сказала Тави, беря за локоть разъярённого Кана. – Не пойму только, к чему ты клонишь, Сидри?
   – К чему клоню? А вот сейчас поймёшь, – лицо гнома, и без того с потемневшей, обветренной, прокалённой и горнами и солнцем открытых карьеров кожей, стало густо-багровым. – К тому, что рабы вы все, и рабами останетесь, в ошейнике позорном сдохнете, красивыми речами прикрываясь, чтобы страх свой да позор от самих же спрятать!.. – глаза его дико выпучились, громадные кулачищи сжались. – Под Империей вы сидите, штаны обмочив, даже колдовать в открытую боитесь, всё стараетесь, как бы и яблочки поворовать, и от садовника ускользнуть…
   – Пусть говорит, Кан, – ледяным голосом сказала Тави. Пальцы её с неожиданной силой сдавили локоть воина; вздувшиеся от бешенства мышцы ослабли. По лицу Кана тёк пот; оно сделалось совершенно бешеным, однако Сидри всё это, похоже, ничуть не пугало.
   – Собралось бы побольше, таких, как ты, Тави… и таких, как ты, Кан… и таких, как я, и Дану, и эльфов, и кобольдов бы подняли, и с орками договорились бы, и троллей из каменного плена вызволили… Небось Империя бы недолго простояла. И никакая Радуга им бы не помогла. Экое кощунство – Семицветье священное только в небе и должно обретаться, а не… – он взмахнул рукой. – А мы только и знаем, что по мелочам пакостим, редко-редко когда из-за угла дерзнём стрелу пустить, или мальчишку-подмастерья орденского по голове огреть. Тьфу! – Сидри сплюнул. – Потому меня Каменный Престол сюда послал. А вы… только о деньгах и думаете. Всё рядились, что, мол, делать станем, что – не станем… Да всё вы должны были делать! – в бешенстве заорал он. – Всё понятно вам, чистоплюи?! Разозлить я вас хочу, посмотреть, есть ли в вас что настоящее или один только гонор пустой! Эх, Кан, вижу, ты меня уже убить готов… Кан, да я за тебя любому имперцу глотку не то что перережу – зубами перегрызу!.. Вместе нам надо, вместе, не порознь, всем навалиться, чтобы, как на Берегу Черепов… только теперь мы уже не проиграем.
   Гном задохнулся. Глаза его горели мрачным, кровожадным огнём.
   Тави чувствовала, как гнев Кан-Торога уходит, точно вода в песок.
   – Вот что я тебе отвечу, Сидри, коль пошёл у нас такой разговор, – прозвучал в полутьме её спокойный голос. – Я, скажу тебе, вовсе…
   – Вовсе не Вольная, это я и так знаю, – проворчал гном. – Хумансов обманывай, не гномов. Мы-то завсегда в корень зрим…
   – Правильно, – Тави и глазом не моргнула. – Я человек. Подобрана Вольными. Ими воспитана, ими взрощена, их золотом выучена. А знаешь, Сидри, почему я попала к Вольным? О Шаверской резне что-нибудь слышал?
   Гном опустил голову.
   – А то нет… слышал, конечно… наших там тоже немало полегло…
   – Так вот, там была одна девчонка… совсем ещё несмышленыш, годика три, наверное. Родители в недобрый час выскочили на улицу, лавку пытались спасти… Но куда там – против Радуги не выстоишь. Сожгли их прямо у окон, когда отец трех мародёров положил. Железным шкворнем… – голос Тави зазвенел. – Маги Арка там наступали, они-то как раз и сожгли. Меня соседка подхватила, да не успела вытащить. Тогда всех детей подряд шерстили, искали со скрытыми способностями… Кого находили, убивали сразу. Даже себе не брали. Очень боялись чего-то. Меня тоже… в общую кучу. Малышей… их собрали в садок, как котят. Все плачут, маму зовут… А мам-то уже и не было ни у кого… – Она хрипло выругалась, настолько заковыристо и витиевато, что Сидри аж крякнул. – Потом пришел маг… фиолетовый плащ, Орден Кутул, инквизиторы… На площади костёр развели, большой такой – утварь жгли, из тех домов, где сопротивлялись, хотя кто ж там мог чего разобрать… Так вот, маг этот, фиолетовый… брал малышей за шкирку, не на руки, смотрел эдак вот в глаза… и бросал в огонь. Пламя низкое было… чтобы умирали не сразу.
   – А что же… что дальше было? – голос гнома срывался.
   – Потом… потом сама-то резня как раз и началась. Потому что добрые жители города Шавера на такое злодейство смотреть не смогли. В оцеплении стояли наёмники… каменные сердца, руки по плечи в крови, они перстни вместе с пальцами рубили, серьги из ушей вырывали… но такого даже они не выдержали. Смял их народ, в один миг смял, обезоружил, и вот тут… мага фиолетового в камни втоптали. Медленно так втаптывали, чтобы смерти просил, как милости великой…
   – А почему же он не колдовал? – задыхаясь, спросил Сидри.
   – Потому что в толпе нашелся один маг не из Радуги. И сковал его. Мой учитель… Детей уцелевших расхватали. Дальше я плохо помню… заклятье неважно сработало. В общем, только когда меня Вольные подобрали, снова что-то вижу. Так что не за что мне Радугу любить, Сидри. И Империю, Радугой созданную, Радугой пестуемую – тоже. И знаю я, что идём мы с тобой, гноме, за кое-чем не простым. Реки крови прольются… нет, не реки. Моря. Океаны. Города пеплом рассыплются, горы в песок обратятся… – Тави раскачивалась, точно в трансе. – Война! Войну замышляете, Сидри, так ведь? Не простой ведь ты купец, правда, гноме? Идем мы за чем-то, что Каменный Престол скрыл перед бегством… что не сумели захватить с собой. Лежало оно тут, лежало, часа своего дожидалось. И дождалось. А мы его должны добыть… Что потом, Сидри? Хирд, ломающий имперскую пехоту на мельинских полях? Штурм Хвалина? Штандарт Камня над Хребтом Скелетов?.. Вы этого хотите?
   Гном ответил не сразу. А когда наконец заговорил, голос его уже звучал совершенно спокойно.
   – Я понял, Тави, Империю ты не любишь. И Радугу тебе как будто бы любить не за что тоже. Ты должна быть с нами. Каждый чародей на счету. Тем более – боевой маг. И Вольные…
   – Глупости! – резко бросил Кан-Торог. – Если вы, гномы, все как один спятили, то у нас, Вольных, капелька разумения всё-таки осталась. Империя может выставить пятнадцать легионов. Не считая военного набора рекрутов и наёмников. А вы? На что вы рассчитываете? Четыре боевых хирда полного состава… ну, от силы – пять, да и те – в две трети легионного числа. Ты думаешь, с вами грудь в грудь биться станут, прочностью брони меряться? Как бы не так. Вас расстреляют на подходе. Думаешь, зря Империя столько лет пестовала арбалетчиков?.. А что не сделают они, докончит Радуга…
   Отсветы факела упали на внезапно подавшегося вперёд гнома. Лицо его исказила дьявольская усмешка.
   – Если только мы выполним волю Каменного Престола, – еле слышно прошептал он, – Радуга уже ничего не сможет сделать.
   Гном свято веровал в то, что говорил сейчас. И веру эту не смогли бы поколебать никакие доводы рассудка.
   – Будьте с нами, – вновь горячо зашептал Сидри. – Тави! Каменный Престол не пожалеет никаких богатств, ни золота, ни самоцветов, чтобы только твой учитель встал на нашу сторону. Когда мы… гм… отступали с Хребта Скелетов, мы бросили половину наших сокровищ, но вывезли всё, поколениями наших магов накопленное! Артефакты, эликсиры, рецепты, аппараты… камни из самого сердца земли, пышащего вечным жаром, впитавшие её кровь… Если ты, его ученица, способна на такое – каков же предел сил твоего Наставника? Тави, он нужен нам. Если он возглавит наше воинство… И притом, что магия Радуги будет отсечена…
   – Сидри… – тихо сказала девушка. – Мой учитель никогда не выйдет на поле брани. Он – человек. Он никогда не станет сражаться против Империи, сколь бы плоха она ни была. Или против Радуги. Он учит нас, потому что считает – запрет на магию есть большее зло, чем… – она осеклась, словно сообразив, что выдала слишком много. – Но воевать против людей вместе с гномами, Вольными, эльфами, Дану и прочими – не станет. Это так же верно, как и тот факт, что меня зовут Тави-Алия, а его – Кан-Торог.
   Гном обхватил голову руками.
   – Почему, почему, почему? – донёсся из тьмы его горячий шепот. – Почему вы так говорите? Почему все ищут, как бы приспособиться, как бы повыгоднее договориться со Злом, вместо того чтобы его ниспровергнуть? Ведь твой учитель, Тави, – он ведь уже убивал людей. И магов Радуги. Я слышал о Шаверской резне. В погромах погибло немало гномов. Но выжившие говорили о… о странных вещах. Теперь я понимаю смысл этих рассказов. Твой учитель! Мы знали, мы подозревали… собственно, с того самого момента, как наняли тебя, с того мига, когда Круг Капитанов уведомил нас, что плата возрастает вдвое, потому что вторым бойцом пойдет волшебница. Великая Глубь, о чем я!.. Твой учитель уже воюет с Радугой, Тави! И эта война никак не может закончиться миром!.. Так почему же…
   – Потому что браки людей и Вольных обречены на бесплодие. Как и сожительства людей с гномами, – внезапно вмешался Кан-Торог. – Или с эльфами. Или с Дану.
   – Не понимаю… – вырвалось у Сидри.
   – Мой добрый гном, если ты склонишь к постельным утехам эльфийку, у вас может родиться дитя. Могут быть дети от браков Вольных и Дану, гномов и кобольдов, орков и троллей… и даже – бррр! – орков и эльфов, хотя эти друг друга ненавидят люто. Но детей от браков людей и Старших Рас не бывает. Теперь ты понял, гноме? Люди – они воистину Другие. Чужие. Пришельцы. На Берегу Черепов дрались не просто старые хозяева земли и те, кто хотели просто стать новыми. Такое случалось, и не раз. Эльфы теснили Дану, Дану воевали с гномами, вы, Подземный Народ, дрались с гоблинами, орками и кобольдами, те толкались за лесные угодья с горными троллями. Но… На Берегу Черепов решалось не просто – кому владеть, а – кому жить. И жить выпало людям. Быть может, они – дети иного мира. Иных богов. Может, им в самом деле покровительствует неведомый Спаситель… одного из служителей которого мы… – Кан-Торог осекся. – Теперь ты понял, почему учитель Тави никогда не поднимет меч против своего племени?
   – Но сама Тави…
   – Откуда ж мне было знать, за чем мы идём в бездны? – холодно ответила волшебница. – Боевые маги продают свои услуги за деньги. Каменный Престол дал хорошую плату. Мы скрепили договор. Но мы не подряжались драться со всей Империей. Я не упущу случая щёлкнуть Радугу по её слишком уж длинному носу, но…
   – Всё понятно, – гном совсем скрылся во тьме. – Всё понятно. Ну что ж… хорошо, что мы поговорили. По крайней мере, теперь я знаю, что от вас ждать.
   – Что от нас ждать? – прежним, не сулящим Сидри ничего хорошего голосом проронила Тави. – Мы верны слову. Мы подрядились помочь тебе достигнуть цели и невредимым выбраться наружу. Мы сделаем это. У тебя есть сомнения в слове Вольных?
   – У меня есть сомнения в слове людей, притворяющихся Вольными.
   – Ничем не могу помочь, – зло сказала волшебница. – У тебя нет выбора, гноме. И у нас тоже. Потому что мы либо пробьёмся все вместе, либо умрём. Тоже все вместе. Если бы ты не задержал крыс, я не успела бы сплести заклятье обвала. Если бы я не сплела заклятье обвала, твой круг не продержался бы долго. Они всё равно бы тебя достали.
   – Ладно, – вновь вмешался Кан. – Мы тут все наговорили… много чего. Сидри! Мы идём дальше. Никто не отказывался от своих клятв. Давай поменьше думать о великом и высоком. У нас есть дело. Выполним его достойно. Вот и вся моя правда. Нехитрая, но действенная. Отдохнём ещё немного, друзья, и, как только Тави скажет, что готова, двинемся дальше.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34] 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация