А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алмазный Меч, Деревянный Меч. Том 1" (страница 13)

   – Вот так, – тихо сказал священник.
   Лицо Тави осталось непроницаемым.
   – Можешь идти.
   – Но, Алия… – заикнулся было Кан-Торог.
   – Он пойдёт с нами, – отрезала девушка.
* * *
   – Меня готовили. И я сам готовился. Мало, кто истинно верует в Спасителя. А ведь нужно всего-навсего быть честным и чистым…
   – Красивые слова. А кто жёг Дану? Кто распинал их на ваших крестах вдоль дорог, кто вешал вниз головой? Кто отдал приказ перебить всех схваченных в Деалмоте детей, потому что, дескать, они никогда не смогут приобщиться к Истинной Вере? – Тави ощетинилась. – Не твои ли братья по вере, святоша?
   Человек в белой ризе опустил голову.
   – Грехи, совершаемые именем Церкви…
   – Не могут пасть на Спасителя? Ну уж нет. Каждый отвечает за всё! – Глаза Тави горели, щека судорожно дёргалась, и девушка прижимала её ладонью. – Каждый отвечает за каждый грех своей веры. Своего дела. Своего знамени!
   – Не будем спорить, – примирительно поднял руку священник. – Я пришёл, чтобы помочь. Я уже сказал, меня специально готовили к этому дню – дню, когда пробудится сила Погребённого Под Храмом.
   – Какого такого погребённого? – подозрительно осведомилась Тави.
   Разговор шёл только между ней и священником. Кан-Торог и Сидри молчали, только и успевая поворачивать головы от одного из спорщиков к другому. Рассказ священника Тави всё время перебивала язвительными репликами. Видно было, что случившееся в лесу задело её по-настоящему. Этот нелепый, невесть откуда взявшийся человек, ворвавшийся в тщательно продуманный (правда, уже начавший трещать по швам) план, человек без имени (он отказался его назвать, сказав, что мирское своё имя давно забыл, а церковное он откроет лишь на Суде Спасителю) – он повелевал странными силами. Но Тави не чувствовала в нём ни малейшей магической искры…
   «Зато чувствую я. Вот ещё одна загадка!..»
   …Однако он и в самом деле способен был на многое. И ему не требовалось для этого ничего. И волшебство его – если только это можно было назвать волшебством – не имело ничего общего как с колдовством магов Радуги, так и с тем, которым пользовалась сама Тави.
   – Я долго готовился. Я знаю, что настанет день, когда то, что открывается в видениях нашим братьям, станет явью. Спаситель явится на грешную землю…
   – Слышим эти сказки уже сколько лет, – проворчал Кан-Торог.
   Они сидели на крошечном островке. Позади остался первый болотный рукав – ничего особенного, обыкновенное северное болото, с чёрными зеркалами стоячей воды, камышом, зыбкой травяной сеткой под ногами, кувшинками на водной глади, чахлыми деревцами… Тут не чувствовалось ничего странного, ничего потустороннего, никаких спящих теней или хотя бы самых заурядных чудищ, вроде болотных упырей или бродячих вислюгов. Вольный уже начал с иронией поглядывать на Сидри – однако тот сидел, не обращая никакого внимания на эти взгляды, и это при знаменитой обидчивости гномов!
   Спускалась ночь. Погоня наступала им на пятки, но идти глубже в болота Сидри наотрез отказался.
   – В темноте тут никто не ходит. Дня дождёмся.
   – И попадём под Ливень? – подбоченилась Тави.
   – Выйдем с рассветом. Если нас до того времени не прикончат.
   Огня они разжигать не стали. Священник так и сидел в своей перепачканной рясе, и казалось, ему нипочём и холод, и пробирающая до костей сырость. Он торопился, он старался рассказать как можно больше…
   – В Хвалине есть храм Хладного Пламени. Мои братья по вере не любят чтящих Древних Богов, я же не вижу в этом ничего странного или предосудительного, ибо Спаситель пришёл в мир, чтобы спасти его целиком, дать всем шанс, неважно, кому ты поклоняешься и кому молишься. Древние Боги когда-то властвовали на этой земле, и, клянусь верой, тогда времена были честнее и праведника можно было найти куда проще, чем сейчас… Так вот, в Хвалине есть такой храм. В его подвале живёт старик, живёт уже невесть сколько лет. Наш собор построили много позднее храма Хладного Пламени, но кафедральный хронограф ясен и недвусмысленен – уже давным-давно в подземной келье там живёт некто, владеющий великой силой. Его преосвященство епископ несколько раз пытался поговорить с отшельником… как и многие его предшественники. Увы, старец никого не захотел видеть. Ни в прошлом, ни сейчас.
   – А откуда ты всё это знаешь? – подозрительно спросила Тави.
   – В своё время нам рассказали о нем маги Радуги. Потом подтвердил настоятель храма Хладного Пламени. Потом некоторые наши братья, находясь в духе, приближались к таинственной келье и чувствовали силу. Так вот, эта сила пробудилась сегодня. Она явила свой лик… или личину… почтенному гному. И он должен был ответить. Пустить в ход Силу Гор, не так ли?.. И вот – у вас на плечах висит погоня! – священник с победоносным видом оглядел слушателей.
   – Ну и что? – Тави нетерпеливо наморщила нос. – Ты рассказал нам забавную сказку. Почему мы должны тебе верить? Да, деревья ты двигать умеешь. Не спорю. Ловко. Но у нас своё дело. И нам вовсе не интересно, почему какой-то выживший из ума колдун…
   – Он не из Радуги, – покачал головой священник. – Они сами сказали нам.
   – Ну, им и соврать недолго, – бросил Кан-Торог.
   – Не спорю. Частенько оскверняет уста их недостойная ложь…
   – А тогда какой смысл говорить? И почему этот маг, колдун или кто он там, почему он так важен для истинно верующих в Спасителя?
   – Ха-а-рошие разговорчики ведём, – пробурчал Сидри. – Сейчас маги явятся нам локти вязать, а мы тут про веру да про спасителей… Я вот так скажу – топор мой главный спаситель! И всего моего рода!
   – Оружие не спасло ваши царства, достойный гном, – покачал головой священник.
   – А об этом мог бы и не вспоминать! – обиделся Сидри.
   – Я буду молить Спасителя простить мне эту невольно нанесённую тебе обиду, достойный, – священник покаянно наклонил голову.
   – Ну так и что? В десятый раз уже спрашиваю – что он вам, этот старик? – Тави теряла терпение.
   Священник глубоко вздохнул.
   – Почему, как вы думаете, в Хвалине такой роскошный собор?
   – Только нам про это и думать, – не слишком вежливо проворчал Кан-Торог, однако священник пропустил насмешку мимо ушей.
   – Потому что многие в нашей Церкви верят, – голос его упал до неожиданно задрожавшего шёпота, – многие, и я в том числе – верят, что этот старик и есть… Спаситель!
   Сидри фыркнул. Кан-Торог усмехнулся. Тави ограничилась тем, что скорчила гримаску.
   – Почему же тогда вы не это… ну, хороводы свои вокруг него не водите?
   – Если Его желание – пребывать в одиночестве, как могут смиренные Его служители навязывать Ему что-то иное? И как может Церковь пройти мимо тех, на кого пал Его взгляд? Мы все ощутили толчок. Он шёл из подземелий храма Хладного Пламени. И как можем мы мешать тем, на кого Он взглянул, делать своё дело? Мы лишь просим позволения…
   – Шпионить за нами! Ну уж нет! – Тави вскинулась разъярённой кошкой.
   Из сгустившейся за их спинами тьмы, из лежащего над болотами непроглядного покрывала донёсся долгий переливающийся не то стон, не то плач, перемежающийся короткими сдавленными всхлипами.
   – У-у-у-у… – тянуло существо в ночи. И снова: – У-у-у-у…
   Кан-Торог немедля вскочил на ноги. Оба меча наготове. Священник и Тави остались сидеть, только оцепенели на мгновение; Сидри же с неожиданной ловкостью подхватил чудовищного вида боевой топор с длинным серповидным лезвием; вытянутым его концом можно было колоть. Обух и пяту украшали внушительного вида шипы.
   – Начинается, – спокойно сказал гном. Куда только подевался весь его страх! – Ты, парень, зови давай своего Спасителя… нам он всем сейчас пригодится.

   Глава седьмая

   Остаток ночи после покушения Император уже не спал. Все семь Орденов стояли на ушах, как сказал бы уличный мальчишка. Имперские дознаватели уже трясли схваченного хозяина трактира, были доставлены служанки, поварихи и подавальщицы, иные прямо из постелей, от мужей и дружков. Трясясь от ужаса, они пытались вспомнить вышедшего среди ночи запоздалого гуляку. Сежес и Реваз отправились к Патриархам Серой Лиги; вернулись быстро, нахмуренные и разочарованные. – Я, признаться, подумал – не их ли кто купил? – покачал головой маг Красного Арка. – Но – нет.
   – Можем ручаться, – холодно подтвердила Сежес, и Император невольно представил, как они с Ревазом безжалостно вламывались в сознание заправил Лиги, потрошили, выворачивали наизнанку их души, тщетно пытаясь отыскать следы лжи. – В головах у них немало любопытного, но, поскольку Серая Лига пользуется известной независимостью, думаю, нет смысла обсуждать то, что мы узнали, – изысканно выразилась Сежес. – Мы продолжим поиски… а повелителю советовали бы предаться сну. Очень желательно – не в одиночестве.
   «О нет, нет!» – заглушая, мягко говоря, не слишком вежливое «с тобой, что ли, Сежес?!», успел подумать Император.
   – Женская ласка необходима в таких случаях, – настаивала волшебница.
   – Лучше я пойду помашу мечом, – отказался Император.
   Воинские упражнения считались священными. Уже давным-давно правители Империи не выходили перед строем войска, чтобы поединком начать сражение, но обряд соблюдался. Сежес ничего не могла возразить.
   Холодное осеннее утро могло располагать разве что к неге под тёплым одеялом, никак не к забавам ристалища. Император сбросил плащ. С бронёй он расставаться и не думал.
   При дворце испокон веку существовала Гильдия Воинов – лучших мастеров меча (и не только меча), каких только могли отыскать имперские вербовщики.
   Сейчас ещё очень рано. Но ждать Император не мог. После бурной ночи ещё кипела кровь, сила требовала выхода. Схватиться с оборотнем так, как дóлжно, ему не удалось. Подземный червь был опасен, но не слишком поворотлив. Сейчас же хотелось другого – предельной усталости, чтобы заглушить мысли.
   Император не сомневался, что покушение подстроила Радуга. Дать с самого начала понять, чего ты стоишь, ты, наша кукла, пусть даже и разряженная, что ты бессилен без нашей магии – откуда, вспомни-ка взялось спасшее тебя колечко с чёрным камнем?
   Он весь закаменел от ненависти.
   «Клянусь Огнём и Ветром. Вы заплатите. Я сотру вас с лица земли, я избуду саму память о семи Орденах! Мне плевать, кто вы для мира – добро или зло, вы – зло для меня! А следовательно, и для моей Империи. Государство не может стоять, если на троне – марионетка магов в дурацких разноцветных плащиках».
   Арена прибиралась и выравнивалась каждую ночь. Песок для неё привозили с морского берега; пропитавшись за день кровью, он выбрасывался. А сейчас… сейчас он ещё чистый, ровный и мягкий, сейчас он ещё не вобрал в себя даже осеннюю хмарь.
   Над овалом арены высоким амфитеатром поднимались ступени. Зрителей всегда хватало. Обитатели Мельина, вне зависимости от голубизны крови, любили воинские потехи.
   У Императорских Ворот, откуда только и должен выходить на песок ристалища сам повелитель, в стенной нише висел шнурок. Точно червь-камнеточец, он нырял в крошечное отверстие; шнур вёл к колоколу в покоях Мастеров.
   Император дёрнул дважды. На бой вызывались двое противников. Неважно каких. В этом крылась одна из прелестей игры.
   Повелитель Мельина решительным шагов вышел на середину арены, обнажил меч – средней длины, нетяжёлый, со здоровенным шаром противовеса на рукояти, он был сработан так, чтобы держать его и обычным образом, и «пером», когда острие смотрит в землю.
   Бой будет до крови, но не до смерти.
   Теперь немного подождём.
   Император часто менял учителей, стараясь взять от каждого всё самое лучшее. Он не обманывал себя – как боец он неплох, но не более того. Непобедимых же и вовсе не существует, это сказка, которую очень любят в тавернах.
   Из Ворот Мастеров появились двое. Одного из них Император знал – бритый наголо Эйарах, южанин, с того берега Внутренних Морей, сражается двумя мечами, очень ловок и подвижен. Несколько уроков Император у него уже взял и остался доволен. Хороший выбор для такого дня, Эйарах сильный противник. Может статься, он и победит.
   Таких поражений Император не страшился.
   А вот кто второй? Новый мастер? Очень хорошо…
   Гильдия пользовалась известными свободами. Испрашивать высочайшего разрешения на приглашение нового бойца ей отнюдь не требовалось, так что Император мог ещё и не знать о нём. Ничего странного.
   Тем не менее с Эйарахом они шли, вполне дружески переговариваясь.
   Новый воин удивлял своим ростом и худобой. Он отнюдь не выглядел силачом, но раз он здесь – значит, испытания преодолел успешно. Тогда, если он берёт чем-то помимо грубой силы, сразиться с ним будет вдвойне интересно.
   Приблизившись, воины преклонили колена. Они опускались только на одно, что дозволялось лишь высшему дворянству – ещё одна из привилегий Гильдии.
   Император отдал им честь, как воин – правый кулак прижимается к груди, там, где сердце.
   – Представь мне нового мастера, Эйарах.
   – Мастер Н'дар, с востока, мой Император.
   Молодой повелитель пристально смотрел на склонившегося перед ним человека.
   Длинные чёрные волосы увязаны в «конский хвост» и падают на спину. Щёки впалы настолько, что хочется спросить человека, сколько же он голодал. Кожа нездорового, серого цвета, вся в мелкой алой сыпи. Глаза глубоко посаженные, тёмные. Очень длинные руки с очень длинными пальцами. На правой руке средний и безымянный – сросшиеся.
   Приметный человек. Такого не отправят совершать покушение. Не в традициях Серой Лиги.
   «Но почему ты решил, что и другие станут придерживаться той же традиции?»
   – Мой повелитель, – мастер Н'дар склонился ещё ниже.
   – Чем ты владеешь, воин?
   – Мечами разными, топорами большим и малым, боевым молотом, алебардой, глефой, боевыми вилами, цепом и бердышом.
   Список внушал почтение. Мало кто из воинов Гильдии владел более чем двумя-тремя видами оружия – то есть владел так, чтобы считаться в этом Мастером.
   – Твоё любимое из всего этого?
   – Нет предпочтений, – коротко ответил человек.
   – Хорошо! Мастер Эйарах, мастер Н'дар, начинаем! До первой крови, как обычно!
   Сражения шли без правил. Они могли длиться весь день, всю ночь и весь следующий день – соперники друг другу не уступали.
   Эйарах захватил с собой длинный двуручный меч; Н'дар же, как оказалось, явился с целым арсеналом. Но, наверное, из уважения к Императору он сражался парными прямыми мечами; держал он их тоже «пером».
   Собственно говоря, сам поединок не заслуживал многих слов. По условиям Эйарах и Н'дар вдвоём нападали на Императора; серолицый и впрямь оказался мастером, устоять против него было нелегко.
   Они сражались долго. Солнце успело пробиться сквозь холодный утренний туман; привлечённые звоном мечей, на каменных скамьях появились первые зрители. Краем глаза Император успел заметить несколько одноцветных плащей в орденских ложах. Нет, не приближённые маги вроде Сежес или Гахлана; кто-то из орденских миссий, тоже чародеи высоких рангов. Обещанное Сежес «прикрытие»?..
   Эйарах неожиданно охнул, схватившись за левое предплечье. Финтом обведя его клинок, меч Императора пробил доспех, оставив кровоточащий порез. По условиям игры Эйарах выходил из боя.
   – Не печалься, мастер! – крикнул Император. Эйарах и в самом деле был хорошим бойцом. – Ты славно бился! Приходи сегодня на пир! И вспомни, в прошлый раз тебе удалось меня зацепить!
   Эйарах осклабился и поклонился. К нему уже спешил служитель с холстом и целительными снадобьями.
   – Продолжим, повелитель? – проскрипел Н'дар.
   Странно, воин с серым лицом казался совершенно свежим, словно и не было за спиной долгого перезвона мечей.
   – Продолжим, мастер.
   В одиночку Н'дар сражался даже лучше, чем рядом с Эйарахом. Мечи его вспарывали воздух с такой быстротой, что Императору поневоле приходилось уходить в глухую защиту; повелитель Мельина заметил, что такая техника скорее годится для кривых коротких сабель-кацаев, излюбленного оружия южных пиратов. Тем не менее Н'дар, несомненно, был истинным мастером.
   …А потом Император внезапно заметил, что начавшие было заполняться зеваками ступени амфитеатра вновь пусты; пусты и орденские ложи магов, да и сами стены вокруг как-то странно изменили цвет – с песчано-серого на красно-алый.
   Однако чёрный камень в перстне оставался холодным… даже слишком холодным. Леденяще-холодным.
   – Защищайся, повелитель, – проскрежетало над самым ухом.
   Великие силы, да что же это?
   Мир вокруг стремительно терял чёткость очертаний. Запоздало полыхнул предостерегающим жаром магический перстень.
   Покушение, вот что это.
   С серого лица врага каплями стекала расплавившаяся кожа, обнажая чёрные кости. Лопнули глаза, сверкнули бесчисленные грани фасет, словно у насекомого. Длинные многосуставчатые руки взмахнули мечами – Император сблокировал удар, сталь заскрежетала о сталь, полетели искры; его отбросило назад, и только теперь он понял, что его окружают уже не камни арены, пусть даже сменившие цвет; нет, они бились на ровной поляне посреди девственного леса, совершенно не похожего на привычную Императору чащу. Пальмы, вроде растущих на дальнем юге, только куда выше и пышнее. Полыхающие всеми цветами радуги цветы на тёмно-зелёных кустах. Над вершинами к самому небу взлетали изумительно-прекрасные шпили – кажется, из сказочного хрусталя, прозрачные, полные играющим в них живым солнцем.
   А вокруг поляны стеной стояли Дану. Живые и здоровые, в великолепных своих Daemmuru, торжественных платьях, одинаковых и у мужчин и у женщин, сшитых из громадных острых треугольников, вершинами смотрящих в землю.
   Темноволосые Дану весело смеялись.
   «Этого не может быть, – подумал он. – Они давно истреблены. Это просто наваждение».
   Новый выпад серой твари, что состояла теперь из лишь кое-как скреплённых сухожилиями чёрных костей, блеск столкнувшихся мечей у самых глаз – левую щёку резануло болью.
   Если это и наваждение, то уж очень хорошее.
   Он зарычал. Чёрный доспех, единственное, если не считать костяной твари, тёмное пятно среди радостного, светлого, зелёного мира, среди серебряных, голубых и солнечных одеяний Дану…
   Ах, нет. Ещё чёрными были волосы смотревших на поединок.
   Чёрный доспех – пятно тьмы, испоганившее не принадлежавший ему, всем его сородичам мир. Чёрные волосы Дану – напротив, словно благодатный ночной покров.
   «Ага! Решили отомстить! Ну что ж, это мы ещё посмотрим, костяной демон, кто кого!»
   Он атаковал – отчаянным финтом, открывая голову и часть груди, сам напарываясь на вражий меч – железо проскрежетало по стали доспеха и сорвалось – рукоять ударила под подбородок врага, где, подобно змее, гнулись едва прикрытые плотью позвонки.
   Лязгая зубами, чёрный череп высоко подлетел вверх, закружился, грозно и бессильно сверкая фасеточными глазами. Тело постояло пару мгновений и, хрустнув, обратилось в облачко пыли.
   Только теперь Император ощутил боль ожога. Перстень раскалился до уже нестерпимого.
   Он стиснул зубы.
   – Ну, кто следующий?
   Его голос прозвучал, точно хриплый вой завалившего добычу волка.
   Дану уже не смеялись, они в упор смотрели на него, и в этих взорах было только одно – смерть. Хуманс должен умереть. Забава окончилась, приговор следовало привести в исполнение.
   – Nayvod phoynn! Nayvod! Koi nano!
   Молодая черноволосая – как и все здесь – девушка вышла из рядов. Со странным предметом в руках – Император сперва принял его за древесную ветвь, причём только что сломленную. Но вот – на зелёной листве сверкнул быстрый солнечный луч, и ветка неожиданно распрямилась, заблистала золотистая отполированная плоть дерева причудливым, точно у булата, узором, легли коричневатые волокна, два кривых сучка превратились… да-да, в гарду, и глазам изумлённого Императора в руках девушки предстал меч.
   Деревянный Меч.
   Император чуть было не рассмеялся. Он устоял против магии и стали, так неужели эта деревяшка?..
   Девушка молча отвела с шеи волосы, повернувшись вполоборота.
   Наискось, от уха к ключице, тянулся бугристый тёмно-багровый шрам. Очень знакомый шрам.
   «Ты узнаешь его, Император, – прозвучало в сознании. – Тогда у меня были связаны руки. Ты ударил, и потом меня, бесчувственную, с разорванной шеей, истекающую кровью, крючьями уволокли с арены. Меня тащили, зацепив за ребро. Там тоже остался шрам. Показать?.. Нет?.. Тогда защищайся. Видишь, я оставляю тебе больше шансов, чем в своё время ты оставил мне. Защищайся же!»
   Отступать было некуда. Перстень, хоть и раскалившийся, не отзывался. Воздух вокруг был весь пропитан магией Дану… сегодня был их день.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация