А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Секрет зеленой обезьянки" (страница 12)

   Глава XI
   СЛЕЖКА НЕОБХОДИМА

   Мы еще погуляли, а потом Митька сказал, что ему пора. У него еще есть работа. Он проводил меня до дому и убежал.
   – Асюта, тебе тут Валерик обзвонился, – сообщила тетя Липа.
   – Ладно, я ему звякну!
   И тут же зазвонил телефон. Это был Валерка. Я пошла с телефоном к себе в комнату.
   – Аська! Я ничего не понимаю!
   – Подожди, Валер, ты ни в чем не виноват!
   И я изложила ему Митину версию происшедшего.
   – То есть ты считаешь, что они выследили меня и сумели разгадать шифр?
   – А почему бы и нет? Вдруг у них какой-то прибор есть, дальнего видения? Или просто очень сильный бинокль?
   – Это мне в голову не пришло... Но почему они пошли за мной?
   – Вероятно, видели тебя со мной как-нибудь...
   – Да, похоже на то... Но ты ведь не думаешь, что я их взял, эти деньги? – дрожащим голосом спросил Валерка.
   – Да ты что, с ума сошел?
   – Спасибо, Аська!
   – Не за что, чудак-человек! Еще не хватало своих подозревать.
   – Тогда ладно, мне легче стало!
   – Ну и хорошо!
   Простившись с Валеркой, я позвонила Степаниде и попросила сказать Мотьке, чтобы позвонила мне, как только придет?
   – А шо случилось?
   – Ничего не случилось, просто хотела с ней поговорить.
   – А... Ладно, передам.
   На меня вдруг навалилась такая усталость, как будто я одна разгрузила вагон бревен. Я пошла к тете Липе и сказала, что хочу поспать.
   – И хорошо! У тебя усталый вид. Ты, Асюта, не вались на диван, а разденься и ляг в постель. Вот это будет отдых.
   – Правильно, тетя Липочка! – согласилась я. И вправду, я разделась и легла в постель. Ох, какое блаженство. Я закрыла глаза в надежде заснуть, но не тут-то было! Мысли в голове жужжали, как пчелиный рой. И вдруг я подумала – а ведь мы сами предопределили судьбу этих денег. Мы притворились, будто их у нас украли, и их украли взаправду. Недаром говорят, нельзя притворяться больным – заболеешь! То же самое случилось и с нами. Через час мне позвонила Матильда.
   – Привет, ты меня искала?
   – Да. Ты уже дома?
   – Нет, я в театре, просто я позвонила домой, а Степанида мне сказала, что я тебе нужна. Аська, что у тебя с голосом?
   – Матильда, деньги пропали!
   – Какие деньги? – не поняла она.
   – Твои! То есть не твои, а эти... Из камеры хранения!
   – Как пропали? – опешила Матильда. – Куда?
   – Мотька, я сегодня встречалась с Митькой, и мы решили, что...
   – Подожди... Их что, больше нет?
   – Нет. Понимаешь...
   – Слава Богу! Я счастлива, Аська! Это такое облегчение! На нет и суда нет! Все!
   – Матильда, я хочу объяснить...
   – Ты дома? Никуда не уходишь?
   – Нет.
   – Тогда жди, меня сейчас Журик к тебе подбросит. И ты мне все спокойно расскажешь. Господи, вот радость-то!
   Странная Мотька. Еще утром она собиралась купить на эти деньги компьютер для Степаниды, а сейчас...
   Вскоре она явилась. Открыла ей тетя Липа.
   – Здрасьте, тетя Липа!
   – О! Мотечка! Как дела?
   – Лучше не бывает!
   – Рада слышать! Ты небось голодная?
   – Пока нет, спасибо.
   – Ладно, вы болтайте, а через полчаса у меня будет готов пирог.
   Мы закрылись у меня в комнате, и я все выложила Матильде.
   – Значит, вы придумали спрятать эти денежки у меня, под самым носом у Степаниды? Ничего не скажешь, светлая мысль. Но Господь не допустил! И Митька, конечно, прав, они уперли у нас эти бабки умно и тихо. Я так рада, Аська, ты себе даже представить не можешь... У меня все время было ощущение, будто это не Степанида, а я их уперла...
   – А я сначала так огорчилась, ужас просто, но потом Митька меня убедил. А вот Валерка жутко расстроился. Ему кажется, что его могут заподозрить.
   – Глупость какая! А знаешь, Аська, давай на радостях в нарды сыграем. Так давно не играли...
   – Давай! – обрадовалась я.
   Мы поиграли в нарды, потом попили чаю с лимонным пирогом.
   – Хорошо, завтра мне в театр не надо, – сказала Мотька.
   – Выходной? – спросила я.
   – Нет, просто Меркулов считает, что мне надо денек передохнуть... Я завтра к маме съезжу, а то уже целую неделю ее не видела, на Игорька погляжу, а потом еще дома кое-что сделать надо, я же целыми днями в театре, запустила все... Ну ладно, я пойду. А то там Степанида одна и вообще...
   – Я тебя провожу с Лордом!
   – Отлично!
   Когда мы вышли на улицу, Мотька вдруг сказала:
   – Ой, я совсем забыла тебя спросить... Ты не помнишь, вот когда на нас красная машина летела...
   – И что?
   – Ты тогда не заметила, висела там на лобовом стекле зеленая обезьянка?
   – Я не помню!
   – А вот мне кажется, что висела...
   – Ну и что?
   – А то... Я видела нынче возле театра эту обезьянку и сразу даже не поняла...
   – Матильда, ты что, заговариваешься? Как ты могла разглядеть тогда какую-то обезьянку?
   – Думаешь, не могла?
   – Конечно, нет! Я вот ничего не заметила...
   – Ну, может, мне приснилось...
   – Где же ты эту обезьянку видела?
   – В красной «Мицубиси».
   – А номер не заметила?
   – Почему, заметила. У-232 ка.
   Это был номер машины, принадлежащей Додоновой. Вот уж поистине, покой нам только снится!
   – Аська, ты чего побледнела?
   – Я не знаю... Разве я побледнела?
   – Еще как! Тебе что, эта машина знакома?
   – Номер знаком, а вот обезьянку я не замечала...
   – А чья это машина?
   – Мотька, это машина... Додоновой.
   – Что? – ахнула Матильда. – Додоновой?
   – Да.
   – Ты уверена?
   – Уверена!
   Мотька подавленно молчала. Потом произнесла каким-то неживым голосом:
   – Я думала, такое только в кино и в книжках бывает... Господи, Аська, неужели она так меня ненавидит, что хочет убить?
   – Мотька, но ведь с тех пор ничего не было... Скорее всего это случайность... Знаешь, как бывает... На нас чуть не наехала красная машина, и у Додоновой красная... Вот и все. В Москве, знаешь, сколько красных иномарок.
   – Нет. Теперь я твердо знаю, это она... Сводит счеты. Как страшно, Аська...
   – Моть, погоди паниковать, про нее все неплохо говорят, и мама, и Митька.
   – При чем тут Митька?
   – При том, что Додонова близкая подруга его тетки. Он ее хорошо знает.
   – Это еще ничего не значит. А вот что ты скажешь... У нас в театре сегодня тоже кое-что случилось, и теперь я, кажется, понимаю...
   – Что случилось? – холодея, спросила я.
   – Мы репетируем в декорациях... И там на заднем плане есть мостик, такой красивый кружевной мостик. И по ходу спектакля я на нем стою, а потом начинаю танцевать...
   – И что?
   – А то, что он подломился. Хорошо, я успела спрыгнуть. Меркулов так орал на рабочих сцены... Дядя Леша, это один из них, сказал, что... кто-то, видимо, подпилил доску. А Меркулов сказал, что это бред, что они просто хотят оправдать свою нерадивость...
   – Я тоже думаю, что это бред. Неужто ты считаешь, что Додонова пробралась в театр и подпилила доску? Да еще и машину возле театра оставила? Да если б она это сделала, никто бы ее машину не увидел!
   – А если она именно на это и рассчитывала. Мол, если я оставлю машину, никто меня не заподозрит!
   – Ну, это уж слишком... Матильда, помнишь, когда мы ходили на «Бешеные деньги», ты тоже приметила эту машину?
   – Ну?
   – Обезьянка была?
   – Не помню. Но я тогда не обратила внимания...
   – Ладно, я узнаю!
   – Как ты это узнаешь?
   – Валерку спрошу. Он наверняка ее заметил, если бы она была.
   – Понимаешь, я как ее увидела, меня будто что-то стукнуло... И я вспомнила. Ладно, подруга, я пойду. Мне и вправду надо отдохнуть, выспаться, может, все и пройдет. Наверное, я так боюсь премьеры и вообще... Мне уже невесть что мерещится. Ведь в жизни из-за роли не убивают, правда же?
   – Конечно! А я что говорю!
   На этом мы расстались. Дома я первым делом позвонила Валерке. И спросила, была ли на лобовом стекле зеленая обезьянка.
   – Была! – твердо ответил он. – Такая смешная, с длинными руками... А ты ее не заметила?
   – Я? Нет. А вот Матильда утверждает, что заметила ее еще тогда, когда машина мчалась прямо на нас. Я, правда, не знаю, как там можно было что-то заметить, но...
   – Знаешь, говорят, что в момент большой опасности человек невольно многое замечает, но потом просто не помнит. А вчера Матильда увидела обезьянку и вспомнила. Аська, мы должны заняться Додоновой. Пока не поздно!
   Я рассказала ему о происшествии в театре.
   – Ну, что я говорил! Мы обязаны спасти Матильду!
   – Валер! Ты случайно горячку не порешь?
   – Я? Неужели ты сама не видишь? Для меня как будто последняя картонка в паззл легла на место. Понимаешь, что я хочу сказать?
   – Да, но...
   – Никаких но! Завтра с утра встречаемся...
   – Погоди, завтра же понедельник, тебе в школу...
   – Школа без меня не зачахнет. А Матильда – может!
   – Валерик, Додонова же на машине ездит, – напомнила я ему.
   – Это, конечно, хреново... Слушай, а помнишь этого вашего знакомого, с машиной? Сыщика-любителя?
   – Михал Михалыча?
   – Ну да! Может, брякнешь ему? Вдруг он согласится помочь?
   – Но он же работает... Нет, Валерка, я позвоню Олегу! В конце концов, судьба Матильды ему не может быть безразлична! У них же любовь! Да и вообще... Да, я сейчас же ему позвоню.
   – А потом мне, хорошо?
   – Обязательно! – пообещала я и положила трубку. Затем набрала номер Олега.
   Он, к счастью, был дома.
   – Аська? – обрадовался Олег. – Ну, как московская жизнь?
   – Плохо!
   – Почему? – испугался он. – Что-нибудь с родителями?
   – Нет, у родителей, слава Богу, все в порядке, а вот у Мотьки...
   – Что? Что у Мотьки? – всполошился Олег.
   – Олежек, тут такое... Нужна твоя помощь!
   – Да в чем дело, ты можешь не говорить загадками?
   – Хорошо. Тогда слушай – похоже, что Мотьке грозит опасность. Серьезная опасность! На нее уже покушались...
   – Как покушались? Кто? Почему?
   – Есть подозрение, что это актриса, у которой Мотька, так сказать, отбила роль...
   – Как?
   – Вот так. Два случая еще можно считать бредом, но два уже почти не оставляют сомнений. Один раз на нас с ней чудом не наехала машина, а второй раз – сегодня утром мостик на сцене, где по ходу спектакля Матильда пляшет от радости, подломился, и рабочие сцены утверждают, что доску кто-то подпилил...
   – Аська, но тогда надо просто обратиться в милицию!
   – Нет, Олег, рано! Ты же знаешь, как бывает, все улики против кого-то есть, а потом выясняется, что он ни при чем. Мы должны сами во всем убедиться!
   – Ты так считаешь? А кто эта женщина?
   – Одна актриса...
   – Ты ее знаешь?
   – Лично? Нет. Мама с ней снималась. И еще Митя хорошо ее знает.
   – И что они говорят?
   – Да ничего плохого... Но это же еще ничего не значит!
   – Согласен. Так что я-то должен сделать?
   – Олег, надо бы последить за этой дамой, а без машины это невозможно!
   – Понял! Значит, завтра с утра мы с тобой займемся слежкой?
   – Ну, еще Валерка собирался...
   – Нет, пусть идет в школу!
   – Он обидится!
   – Не беда. Я сам с ним поговорю. Вот сейчас позвоню и все скажу. Он рад прогулять, а потом простудится, сляжет... Он же так часто простужается. Не беспокойся, я ему тактично все объясню.
   – Ну, если тактично...
   – Во сколько завтра за тобой заехать? В половине девятого не рано? А то можем упустить объект!
   – Отлично. В полдевятого я спущусь!
   – Договорились!
   И тут я вспомнила, что не знаю адреса Додоновой. Вот корова! Организовала слежку, а где живет объект, не знаю. Как же быть? Позвонить Мите? Ему это не понравится. И тут я вспомнила, что мама снималась вместе с Додоновой, значит, вполне возможно, у нее записан хотя бы телефон. Я взяла старую толстую записную книжку, которая всегда лежит у телефона, и принялась ее листать. На букву Д ничего не было. А вот на букву М было записано: Маша Додонова. И два номера. Один был зачеркнут. Очевидно, это был старый номер. Новый начинался на 242. Можно, конечно, позвонить и спросить почтовый адрес, якобы из какой-то газеты или учреждения, но сегодня – воскресный день. А утром на это уже не будет времени. Однако ничего не поделаешь. У Олега есть сотовый телефон, в крайнем случае позвоним из машины. И вдруг я отчетливо припомнила обрывок разговора, который слышала в театре, когда Додонова сидела впереди нас с Матильдой. Она говорила своему соседу: «Да, сейчас каких только идиотских названий нет! Вот у нас в доме внизу продуктовый магазин, который называется „Барон Мюнхгаузен“. Вот это да! Значит, судя по номеру, это где-то недалеко от Олега... Я немедленно ему позвонила.
   – Олег, скажи, у вас там неподалеку есть магазин «Барон Мюнхгаузен»?
   – Есть, бабушка там обычно отоваривается, – засмеялся он. – А что?
   – А то, что она живет именно в этом доме!
   – Отлично!
   – Понимаешь, я сообразила, что не знаю ее адреса, а потом вспомнила...
   – Я с Валеркой договорился.
   – Он расстроился?
   – По-моему, нисколько.
   – Ну и хорошо!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация