А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хок и Фишер" (страница 7)

   Они вышли из комнаты, Хок прикрыл дверь. Осталась довольно широкая щель. Он покосился на изуродованный замок и расщепленную деревянную дверь.
   – Ты всегда делаешь все обстоятельно, – улыбнулась Фишер. – Теперь мы не можем запереть дверь.
   – Достаточно просто предупредить уважаемых гостей… В конце концов, особых вещественных доказательств в комнате все равно нет… А любая попытка проникнуть сюда станет признанием вины. Давай оставим дверь открытой – посмотрим, что произойдет.
   – Люблю, когда ты пускаешься на хитрости!
   Они рассмеялись и спустились в гостиную, слегка задержавшись в дверях. Чародей Гонт со спокойным лицом и печальными глазами стоял в центре комнаты у праздничного стола. Кэтрин Блекстоун по-прежнему сидела в кресле возле камина. Глаза ее покраснели и опухли от слез, она выглядела усталой. Рядом с ней находился как всегда спокойный и уверенный в себе Боумен. Возле стола с закусками лорд и леди Хайтауэр вели беседу и при этом держались настороженно, словно оберегая друг друга. Хок обратил внимание на руки леди Элен. Стараясь сдержать дрожь, она так сжала пальцы, что костяшки побелели. Что это? Гнев? Страх? Рядом с ними Доримант подкреплялся очередным бокалом фруктового пунша. Его обычно румяное лицо сейчас побледнело и осунулось. Возле него приютилась колдунья Визаж. Теперь она казалась испуганной и была похожа на ребенка. Доримант обнял ее за плечи. Она благодарно прислонилась к нему, словно силы оставляли ее. И только Адам Сталкер был спокоен и встретил стоявших в дверях стражей вопросом:
   – Ну? Что же случилось? Почему мы обязаны дожидаться вас так долго?
   – Я уже сообщил вам, что советник Блекстоун мертв, – быстро ответил Хок.
   Он немного помолчал, но никаких вопросов не последовало. Хок вошел в гостиную, Изабель шла за ним. Сталкеру пришлось посторониться, уступая им середину комнаты. Хок медленно обвел присутствующих взглядом, убедился, что все повернулись в его сторону, и объявил:
   – Вильям Блекстоун заколот в своей комнате. Пока у нас нет улик против убийцы. По моей просьбе хозяин наложил на дом заклятие, которое никому не позволит покинуть его до рассвета.
   Гости зашумели, но никто не решился протестовать. Хок заметил, что лорд Хайтауэр сильно побледнел и сжал кулаки, но через минуту взял себя в руки. Глубоко вздохнув, Хок продолжил:
   – Сейчас мы с моим напарником зададим каждому из вас несколько вопросов, которые, надеюсь, помогут прояснить картину происшедшего. Разумеется, к месту преступления ни одна душа не должна приближаться.
   – Подождите-ка, – вмешался Боумен. – Допрашивать нас? Не хотите ли вы сказать, что один из нас убийца?
   – Невероятно! – взорвался Хайтауэр. – Будь я проклят, если отвечу хоть на один вопрос этого нахала!
   – Отказ сотрудничать с нами сам по себе уже преступление, – спокойно пояснила Фишер. – Уверена, вы помните статью закона о препятствии стражам в выполнении их служебного долга.
   – Вы не посмеете…
   – Я не посмею?! – усмехнулся Хок.
   Его взгляд устремился на лорда, и Хайтауэр первым отвел глаза. Вперед вышел Сталкер.
   – Я имел дело с убийцами, – сказал он. – Поэтому, если могу быть вам полезен, только дайте знать.
   – Благодарю вас, сэр Сталкер, – ответил Хок. – Буду иметь в виду ваше предложение.
   Он повернулся к Гонту.
   – Сэр, нет ли у вас свободной комнаты, где мы с напарником спокойно побеседовали бы с вашими гостями?
   – Конечно, капитан. Моя библиотека, думаю, вам подойдет. Прямо напротив гостиной, через холл.
   Библиотека оказалась маленькой уютной комнаткой. Гонт провел стражей внутрь и легким взмахом руки зажег две масляные лампы. Стены заняты стеллажами с книгами. Около камина стояли два удобных кресла. Из библиотеки вели две двери.
   – Куда они выходят? – спросил Хок.
   – Дверь справа – на кухню, – объяснил Гонт, – а левая – в мою личную лабораторию. Обе заперты и защищены на долгое время.
   – Прекрасно. Библиотека подойдет нам как нельзя лучше. Итак, мы начнем с вас, сэр Гонт, раз уж вы здесь.
   – Разумеется, – согласился чародей. – Но нам понадобится еще одно кресло.
   Он резко взмахнул рукой, дверь распахнулась, и из гостиной в библиотеку въехало кресло. Дверь опять захлопнулась. Когда все удобно расселись, Хок заметил:
   – Весьма впечатляюще.
   – Ничего особенного, – махнул рукой чародей. – Итак, приступим, с чего начнем? Никогда не участвовал в расследовании убийства. О чем вы собирались меня спросить?
   – Сложных вопросов не будет. Вот первый: вы узнаете этот ключ?
   Хок кивнул Фишер, та, вытащив ключ из кармана, протянула его чародею. Гонт взял ключ в руки, повертел и вернул Изабель.
   – Похож на один из моих. Это ключ от комнаты Вильяма?
   – Об этом мы как раз и хотели узнать. Гонт пожал плечами.
   – Все ключи для меня одинаковы. С тех пор как я живу один, я редко пользуюсь комнатами наверху. Обычно ношу все ключи на одном кольце. Сейчас я их все раздал… Но нетрудно определить, чей это ключ. Где вы его нашли?
   – В комнате Блекстоуна, – ответила Фишер. – На полу около двери.
   Гонт удивленно взглянул на Хока.
   – Тогда почему вы спрашиваете, его ли ключ?
   – Мы должны быть твердо уверены, – терпеливо объяснил Хок. – Никогда не угадаешь, какая деталь окажется действительно важной, а какая пустяком. Если вы уверены, что ключ от комнаты Блекстоуна, сообщите нам. А теперь, сэр Гонт, расскажите, что вы делали, когда гости поднялись наверх?
   – Я прошел на кухню. Первое блюдо было почти готово. Мне оставалось только разлить его по тарелкам и в последний раз попробовать жаркое. Я так и сделал, а потом решил проверить сервировку стола. Выйдя в холл, я сразу ощутил – свершилось убийство.
   – Вы почувствовали, что произошло убийство? – переспросила Фишер.
   – Да, именно так, – подтвердил Гонт. – Я не могу объяснить, что я пережил. Я ощутил какое-то беспокойство, словно в доме случилось что-то ужасное. Я поднялся наверх узнать, все ли в порядке, и обнаружил, что вы собираетесь ломать дверь комнаты Вильяма. Остальное вам уже известно.
   – Да, – задумчиво кивнул Хок. – Скажите, сэр Гонт, возможно ли совершить телепортацию в вашем доме, но так, чтобы вы не знали об этом?
   – Телепортацию? Конечно, нет. Такие заклинания требуют огромной силы и большого мастерства. Малейшая ошибка в координатах точки назначения – и конец. Я понимаю, к чему вы клоните, капитан Хок, но в моем доме убийце не удалось бы телепортироваться в комнату Блекстоуна и выйти из нее. Моя защита направлена против этого. У меня ведь тоже есть враги. Даже я сам не в силах телепортироваться в доме, не сняв заклятий.
   – Понимаю. Тогда давайте обсудим врагов советника. Как известно, он не пользовался популярностью в определенных кругах. Но кого-нибудь конкретно, кто был бы способен на убийство, вы можете назвать?
   – Не скажу вам определенно, – нахмурился чародей. – Многие в Хейвене вздохнут с облегчением, узнав о случившемся, но не назову сумасшедшего, решившего расправиться с Вильямом в моем доме. Всем известно, я воспринял бы это как личное оскорбление.
   – Понимаю вас.
   – Вот только… – Гонт замялся.
   Хок терпеливо ждал. Чародей нерешительно взглянул на него.
   – Я не утверждаю, имеется ли здесь связь… Я чувствую себя идиотом, даже просто упоминая об этом… Но Вильям недавно поссорился с Адамом Сталкером. Не берусь уточнять суть дела, но, по-видимому, что-то серьезное. Они почти месяц не разговаривали друг с другом.
   – Вы совершенно правильно поступили, рассказав нам об этом факте. Не думаю, что ваше сообщение важно, но все необходимо проверить. Полагаю, пока у нас больше нет к вам вопросов, сэр Гонт. Вы можете присоединиться к гостям. И попросите Визаж зайти к нам.
   – Конечно, я сейчас же пришлю ее. Гонт поднялся с кресла и направился к двери, которая сама распахнулась перед ним. Он обернулся к Хоку.
   – А что делать с обедом?
   – Накрывайте, если хотите, – ответила Фишер. – Правда, ваши гости, наверное, потеряли аппетит.
   Гонт, усмехнувшись, вышел из библиотеки. Дверь захлопнулась, Хок взглянул на жену.
   – Ну и как?
   Неплохо. Такая своеобразная смесь вежливости и властности. Ты поверил рассказам о заклятиях?
   – Скорее да, чем нет, – буркнул Хок. – У каждого чародея есть враги. К тому же мы легко проверим его слова у колдуньи. Если в доме наложены такие заклятия, она должна быть в курсе.
   – Правильно. А насчет ключей? Гонт утверждал, что дубликатов у него нет, но правда ли это? Если дубликаты существуют, он легко мог воспользоваться ими, убить Блекстоуна и запереть дверь, выйдя из комнаты.
   – Нет, это исключено. Уж слишком тривиально.
   – Ну и что? Посмотри, в его рассказе есть явный пробел. Он заявил, что во время убийства вышел вместе с гостями из гостиной и направился на кухню. Он разлил суп по тарелкам, проверил мясо и только потом ощутил непонятное беспокойство. Это не стыкуется, Хок. После того как все ушли из гостиной и появилась Кэтрин, прошло по крайней мере минут пятнадцать – двадцать. Я посмотрела на часы на камине. Неужели он разливал суп и проверял мясо так долго? А что еще он успел сделать?
   – Да, ты права. Но я все еще не верю, что Гонт – убийца. Если бы он хотел убить Блекстоуна, неужели он не мог выбрать способ получше, нежели убивать его в собственном доме? Вспомни Дьявольскую западню: две с половиной сотни трупов – и никаких улик против Гонта. Судебный маг не нашел против него ни одного доказательства, и совсем не потому, что плохо искал.
   – Я понимаю, что ты хочешь сказать. – Фишер поудобнее устроилась в кресле. – Но вдруг это ложный след, чтобы ввести нас в заблуждение. Вспомни, как он продемонстрировал нам свой трюк с креслом. То же самое он мог проделать и с кинжалом. Или открыть без ключа замок, как он открыл двери библиотеки, одним взглядом. Если Гонт – убийца, нам придется действовать весьма осторожно. Начни мы приближаться к разгадке, он и для нас что-нибудь придумает.
   – Чудненько, чудненько, – сказал Хок. – Дельце становится веселее с каждой минутой.
   Раздался нерешительный стук, и в дверях появилась колдунья. Она осторожно прикрыла за собой дверь и робко посмотрела на стражей. Хок кивком указал ей на свободное кресло, и Визаж уселась напротив них. Ее лицо все еще оставалось смертельно бледным, глаза по-прежнему опущены.
   – Я хочу задать вам несколько вопросов, – начала Изабель.
   – Слушаю вас, – тихо, почти шепотом ответила колдунья.
   – Где вы были в момент убийства?
   – В своей комнате, наверное. Я не знаю точно, когда умер Вильям.
   – Гонт сказал, что он почувствовал убийство, – вмешался Хок. – Вы говорите, что не ощутили ничего подобного?
   – Да. – Визаж подняла глаза, взглянув прямо на него. – Гонт гораздо сильнее меня. Он чародей.
   – Итак, вы находились в своей комнате, – продолжила беседу Фишер. – Кто-нибудь видел вас?
   – Нет, я была одна.
   – Значит, никто не подтвердит ваше алиби?
   – Нет, не подтвердит.
   – В начале вечера вы говорили, что Блекстоуну грозит опасность. Не расскажете ли поподробнее? Например, нам показалось странным поведение Кэтрин Блекстоун, – сказал Хок.
   – Почему бы вам не спросить о Кэтрин у Боумена?
   Хок и Фишер быстро переглянулись.
   – Почему у него? – спросил Хок.
   Визаж пренебрежительно улыбнулась. Ее зеленые глаза стали ледяными.
   – Вы, конечно, заметили, что их взаимоотношения зашли так далеко, что сплетни их уже не беспокоят.
   – Кажется, они очень дружны, – постарался быть деликатным Хок.
   – Они любовники уже по крайней мере полгода, – брезгливо произнесла Визаж. – Вот почему она все время смеется или улыбается. Нашла себе нового дурака.
   – Блекстоун знал об этом?
   – Не думаю. У Вильяма было прекрасное качество не замечать то, что ему не хотелось замечать.
   – А сколько времени вы работаете с Блекстоуном?
   – Четыре года. Со времени его первой избирательной кампании в районе Хэйтс. Я защищала его от магического влияния. У него всегда имелись враги. У хороших людей их хватает.
   – Это вы дали ему амулет, который он носил?
   – Да. И пока он с ним, никакая другая магия не действовала на него.
   – Вы упомянули врагов, – вновь вступила в беседу Фишер. – Могли бы назвать их имена?
   Визаж резко мотнула головой.
   – Вильяма они не могли убить. В доме их не было, только свои. Никого из посторонних.
   – Вы уверены? – уточнил Хок.
   – Да. По крайней мере… – Визаж слегка нахмурилась. – В этом доме существует закрытая для меня зона. Я не могу ручаться за то, что происходит там.
   – Где? – подалась вперед Фишер.
   – Лаборатория Гонта. – Колдунья покосилась на левую дверь. – Она закрыта мощным заклятием. Гонт всегда ревниво охраняет свои тайны.
   – Там мог кто-нибудь скрываться?
   – Да, но выйти оттуда незаметно для меня нельзя.
   – Тогда почему вы упомянули о лаборатории? – спросила Фишер.
   – Потому что она меня беспокоит.
   В комнате наступило молчание. Слова Визаж будто повисли в воздухе. Хок откашлялся – у него запершило в горле.
   – Гонт упомянул, что дом защищен от заклинаний телепортации. Это правда?
   – Разумеется, – кивнула колдунья. – Это первое, что я проверила, когда попала в дом. Для вас тут нет ничего интересного: все чародеи защищают свои дома подобным образом. Зачем вы тратите понапрасну время? Вильяма убил Эдвард Боумен, разве не очевидно? Он хотел заполучить Кэтрин, а Вильям никогда не согласился бы на развод – это могло повредить его карьере.
   – Интересная версия, – согласился Хок. – Но мы не можем арестовать человека без доказательств его вины. Поэтому пока под подозрением все присутствующие.
   – Включая меня?
   – И вас тоже.
   – Я бы ни в коем случае не навредила Вильяму…
   Хок задумчиво взглянул на нее.
   – Несколько минут назад Гонт при помощи магии перенес в библиотеку кресло из гостиной: он лишь взглянул на него – и оно уже здесь. Он мог подобное проделать и с кинжалом?
   – Через запертую дверь? Конечно, перемещение предметов довольно простое заклинание, правда, при этом требуется визуальный контакт с объектом перемещения.
   – Хорошо, а замок вскрыть подобным образом можно?
   – Нет. Заклятия, наложенные в этом доме, не дают такой возможности.
   – Разумеется, – проворчал Хок. – Выглядит правдоподобно, черт подери.
   – Думаю, настал момент закончить дискуссию, – сказала Фишер. – Пожалуйста, подождите в гостиной и пригласите сюда Эдварда Боумена.
   Визаж яростно посмотрела на стражей.
   – Вы не собираетесь ничего предпринимать, да? Боумен слишком влиятелен. Но я предупреждаю вас – он отсюда так просто не уйдет, я сама убью его раньше!
   Она вскочила с кресла и выбежала из библиотеки, хлопнув дверью. Фишер подняла брови.
   – Кажется, она способна совершить убийство.
   – Похоже на то, – согласился Хок. – Внешне спокойная – она настоящий вулкан страстей. По-моему, Визаж была очень привязана к Блекстоуну… Может, даже любила его. Здесь и надо искать разгадку. Она требовала, чтобы он развелся, а он отказался, и Визаж в отместку убила его. Есть и другой вариант: она мечтала стать его любовницей, а он пренебрег ею, тогда она убила его из уязвленной гордости.
   – Вариантов много, не так ли?
   Хок пожал плечами.
   – Еще рано делать выводы.
   – Нет, все это чепуха. Если бы у Блекстоуна и Визаж были напряженные отношения, он не стал бы ее держать в качестве телохранителя. Кроме того, Визаж – колдунья, уж если ей потребуется кого-нибудь убрать, она не станет прибегать к кинжалу.
   – Сначала побеседуем со следующим гостем. Дверь открылась, и в библиотеке появился Эдвард Боумен. Он улыбнулся и без приглашения уселся в свободное кресло. Боумен выглядел чересчур спокойным для человека, только что потерявшего близкого друга и хозяина. Впрочем, он всегда был таким.
   – Вы исполняли обязанности первого помощника Блекстоуна? – спросила Фишер.
   – Да, исполнял.
   – Расскажите, пожалуйста, где вы находились в момент убийства?
   – Я был в своей комнате, переодевался к обеду.
   – Вас кто-нибудь видел? – задал вопрос Хок.
   Боумен повернулся к нему.
   – Нет.
   – Значит, алиби у вас нет?
   – А разве оно мне необходимо? – улыбнулся Боумен.
   – Как долго вы были знакомы с Блекстоуном? – спросила Фишер.
   – Лет семь-восемь.
   – А с Кэтрин Блекстоун?
   – Столько же.
   Хок и Фишер внимательно наблюдали за политиком, но его вежливая улыбка осталась неизменной. Воцарилось молчание.
   – Как вы думаете, кто мог убить Блекстоуна? – наконец спросил Хок.
   – У него было много врагов.
   Вам известно, что отказ от сотрудничества со стражами уголовно наказуем? – вмешалась Фишер.
   – Разумеется, – ответил Боумен. – Я сделаю все, чтобы помочь вам, капитан Фишер. И по-моему, ответил на все вопросы.
   – Ну хорошо, – сказал Хок, – на этом закончим. Подождите, пожалуйста, в гостиной и пригласите сюда Дориманта.
   Боумен попрощался, легко поднялся с кресла и вышел из библиотеки, аккуратно прикрыв за собой дверь.
   – Политики, – процедил сквозь зубы Хок. – Прямо ответить на вопрос для них муки адовы. Но фактически Боумен прав – он ответил на все вопросы, но к сожалению, мы не задавали ему нужных. У нас нет оснований обвинить его в том, что он спит с женой босса. Во-первых, он не сознается, а во-вторых, если мы ошибаемся, то нас быстренько вышвырнут из стражи.
   – Ты прав, – согласилась Изабель. – Но я не изменю своего мнения. Ты же видел их вместе, наблюдал за их поведением. И дурак поймет… Не поверю, что Блекстоун не знал… Уж наверняка подозревал…
   Хок пожал плечами.
   – Ты же слышала, что сказала Визаж. Вероятно, он просто не хотел знать. Он не мог рисковать с разводом, да и Боумен был для него полезен…
   – Только до тех пор, пока сохранял благоразумие, а по-моему, он не слишком благоразумен с женщинами…
   – Да? А с тобой сегодня он был благоразумен?
   – Конечно. Я постояла за себя. Объяснила, что как мужчина он меня не интересует, и он ретировался.
   И все?
   – Конечно. Я растолковала ему, что ты убил бы его медленно и мучительно, а я просто всажу ему кинжал в живот, вот он…
   – Ну и дела, – вздохнул Хок. – Ты умеешь убеждать.
   – Спасибо за комплимент. Вернемся к нашим баранам. Если Боумен не соблюдал достаточной осторожности в своей связи с Кэтрин и до Блекстоуна дошли слухи…
   – Ни одному мужчине не понравится, когда любимая женщина ему изменяет. Пожилой мужчина и молодая женщина – старо, как мир. Возможно, Кэтрин и Боумен действительно были любовниками, но разве из такого предположения следует, что они решились на убийство?
   – Конечно нет. И ведь именно Кэтрин позвала нас.
   В дверь постучали – в библиотеку вошел Доримант. Он нерешительно задержался в дверях. Хок указал ему на свободное кресло. Доримант пересек комнату и сел. Лицо его было бледным, движения неуверенными, он вел себя так, словно силы покинули его. Но когда он наконец поднял глаза на Хока, взгляд его стал твердым и губы не дрожали.
   – Вы немногого добились от Боумена? – поинтересовался он.
   – Да.
   – Голову даю на отсечение, что в одном-то он солгал, – горько усмехнулся Доримант. – Вы задали вопрос, где он находился во время убийства. И он ответил, что у себя, верно? Но он был не один. Я видел: Кэтрин зашла в его комнату сразу же, как только мы поднялись наверх. Я выходил из ванной комнаты, и она меня не заметила.
   – Спасибо за сообщение. При надобности мы воспользуемся вашей информацией. А вы, сэр Доримант, где были в момент убийства?
   – В своей комнате.
   – Один?
   – Нет, со мной была Визаж.
   – Странно, – поднял брови Хок. – Она утверждала, что находилась у себя в комнате, причем одна. Почему же она солгала?
   – Визаж старалась магически защитить меня, – ответил Доримант, опустив глаза. – Я не живу со своей женой, хотя формально мы не разведены. Расстались мы далеко не по-дружески, и она рада устроить мне скандал по любому поводу.
   – Но почему вы тогда так откровенны с нами?
   – Чтобы доказать, что скрывать мне нечего.
   – Вы были политическим консультантом Блекстоуна, – продолжал Хок. – Я не раз слышал утверждения, будто у него есть враги, но никто не называет конкретных имен. А вы, сэр Доримант, можете назвать?
   – Это не секрет, – пожал плечами Доримант. – Например, Джеффри Тобиас. До Вильяма он представлял Хэйтс в Совете. Еще братья де Витт. Если предложение Вильяма станет законом, они потеряют уйму денег, поскольку владеют доками – грязным злачным районом, куда они никогда не вкладывали своих денег для улучшения жизни тамошних обитателей, чего требует новый закон. Еще Хью Кэрнелл, глава крыла консерваторов. Он стар и в принципе ненавидит всякие реформы, в том числе и реформы Вильяма. Я могу продолжать, но к чему?… Вы же сами сказали, что в дом не мог проникнуть никто посторонний. Убийца – кто-то из нас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация